Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, приняв последнюю за герцогиню де Монморанси. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном. Бывшая графиня де ла Фер меняет брата на мужа, а мужа на новые надежды. Г-н де Ронэ снова прибывает под Ларошель.

По заслугам да воздастся. 6 декабря 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез приходит в гости к кардиналу.
Белые пятна. Январь 1629г.: Шере задает другу необычные вопросы и получает неожиданные ответы.
Что плющ, повисший на ветвях. 5 декабря 1628 года: Г-н де Ронэ возвращает чужую жену ее мужу.

"Ужас, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором Лаварден плывет в Новый свет, происходит нечто странное.
Anguis in herba. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы недозволенного. 17 января 1629 г.: Г-н де Корнильон знакомится с миледи.

В монастыре. 29 ноября 1628 года.: Г-жа де Бутвиль продолжает изучать обитель св. Марии Египетской.
Найти женщину. Ночь с 25 на 26 января 1629г.: Шере и Барнье пытаются разговорить кучера, который помог похитить г-на де Кавуа.
Крапленые карты человеческих судеб - 13-27 февраля 1629 г.: Похищение дочери капитана де Кавуа лишает покоя множество людей.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа в обществе Шере и Барнье отправляется на поиски капитана.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Любимые развлечения двух интриганов. 29 ноября 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез и маркиз де Мирабель выясняют отношения.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » О том, что подслушивая, можно узнать многое. Сентябрь 1628 г., Париж


О том, что подслушивая, можно узнать многое. Сентябрь 1628 г., Париж

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Трактир "Сыч и сова"

0

2

Господин Мулинье, четвертый месяц занимавший угловую комнату на втором этаже в трактире «Сыч и слова», имел все основания быть довольным собой, о чем и поведал своему собутыльнику, известному в квартале под кличкой Тополек. Прибыв в Париж из Беарна, Мулинье разделил было с тремя соотечественниками квартирку в Латинском квартале, однако неуживчивый характер не позволил ему задержаться надолго в этом обществе, и он переселился на улицу Тампль, к двум другим беарнцам, которые, в отличие от первых троих, на дворянское происхождение не претендовали. Эти вытерпели его каких-то жалких два месяца, а затем Мулинье вынужден был искать новое жилище, что и вынудило его осесть в «Сыче и сове». Сэкономив тем самым на общем слуге, он потерял, однако, на стоимости жилья и оттого, верно, полагал, что платить в срок не обязан. Пудовые кулаки и длинная шпага позволяли ему до поры до времени пребывать в этом заблуждении, к вящему недовольству старшей мадам Дюбуа, но, по крайней мере, за обеды свои господин Мулинье вынужден был платить наличными, что несколько примиряло с ним старуху.

- Распотрошил, что ли, кого? - с сомнением полюбопытствовал Тополек.

- Бери выше, - ухмыльнулся Мулинье. - Слыхал про брата Огюста?

Отредактировано Провидение (2017-07-12 16:03:25)

+3

3

Господин Мулинье был из тех постояльцев, от которых хлопот было больше, чем прибыли. Будь на то воля Мари-Флёр, он и подобные ему никогда бы не переступили порог трактира. Однако у господина Дюбуа было по этому поводу собственное мнение, отнюдь не совпадающее с мнением дражайшей супруги. Госпожа Дюбуа-старшая была так же от постояльца не в восторге, но пока тот оплачивал обеды звонкой монетой, предпочитала поддерживать сына, а не невестку.

Вот и сегодня господин Мулинье, плотно отобедав, спросил уже третий кувшин вина. Собственно, это вино и привело Мари-Флёр к дверям угловой комнаты. Трактирщица, тяжело вздохнув, подняла было руку, что бы постучать, но долетевший из-за двери обрывок фразы заставил её замереть тихой мышкой, приложив ухо к замочной скважине. Ведь подслушивая, можно узнать так много интересного. Грех небольшой, но такой занятный!

Не то что бы Мари-Флёр так уж часто грешила подобным образом, но сами посудите – жизнь молодой женщины была бедна развлечениями, а что-нибудь пикантное о новом постояльце позволило бы почесать язычок в компании свекрови, которая сплетни обожала всем сердцем и расположение которой, пусть даже ненадолго, можно было получить, подслушав что-то новенькое.

+3

4

– Это который живьем сгорел, что ли? – полюбопытствовал Тополек и, получив в ответ кивок и ухмылку, заинтересованно наклонился к собутыльнику. – Ты что, клад евойный нашел, что ли?

– Почитай и клад, – ответствовал Мулинье, опрокидывая кувшин, чтобы последние капли вина  стекли к нему в кружку. – Я тебе вот что скажу, земляк: не зря про него болтали, будто он все про всех знает и обо всяком мог что дурное рассказать. О как!

– Это все знают, – отмахнулся Тополек. – Только она ж вместе с ним и сгорела, книга евойная колдовская, где он все вычитывал. А то разве ж народ не поживился бы?

– Ну, книга-то, может, и сгорела, – Мулинье вальяжно откинулся на спинку стула, всем видом выражая снисходительное долготерпение, – да не в книге дело! Я к милашке его зашел… ага, а ты и не знал, что у него милашка была? Клодин это, она уже давно ко мне клеится, да кому она нужна, старуха!

Ответом было короткое «Гм!», как если бы Тополек сомневался в правдивости собеседника, но вслух это сомнение выразить не решался. Впрочем, могло быть также, что он всего лишь ждал продолжения.

– Так вот, оказывается, она у этого Огюста как-то сверток вытащила, что он не заметил, а там одни только бумажки и были. Ну, она решила, что лучше она ему потом это дело вернет, будто сам он обронил у ней, а только он сразу не вернулся, а потом сгорел, а она об этих бумажках напрочь забыла и нашла вот только вчера, когда с жилья ее поперли. Так я тоже эти бумажки полистал, она спросила – мож, чего ценного есть.

– Ну? – не сдержался Тополек, когда пауза затянулась.

– А и то, что письма это, дамочки одной, которая хахалю своему в неземной любви клянется и через слово силу его мужскую поминает. Сразу видно, ублажил бабу, аж на рифмы пробило!

– И?

– Чего – и? Иго-го, одно слово! – Мулинье все еще похохатывал. – Написал я дамочке, что мол, у меня ее каракульки хранятся, а коли не хочет она, чтоб я и с мужем ее поделился законным, пусть сама добром своим поделится. Ха-ха-ха! А еще поглядел на нее – смачная баба, сам бы потискал!

– И чего? Поделилась?

– А ты как думал? Кто за наш обед платит, по-твоему? Она, родимая – эх, и заживу я теперь!

+2

5

Мари-Флёр слушала, затаив дыхание и боясь пропустить хоть одно слово. К счастью, за дверью болтали, как заведенные – уж очень господину Мулинье не терпелось похвастаться своей нечаянной удачей. Когда рассказчик умолк, трактирщица едва слышно вздохнула, поскольку то, что для кого-то источник прибыли, для другого – горючие слезы. Однако бесконечно торчать под дверями было нельзя, посему Мари неслышно отошла от двери, а затем, уже не скрываясь, подошла и громко постучала.

Господин Мулинье ждать себя не заставил, так что вино нашло своего адресата, а Мари, бросив полный презрения взгляд на обоих собеседников (что, впрочем, не помешало забрать причитающуюся плату), поспешила в свою комнату. Господин Дюбуа, традиционно, отсутствовал, поэтому можно было некоторое время поразмышлять над услышанным. А так как Мари-Флёр до определенного предела была добросердечной, то даму, попавшую в лапы к такому мерзавцу, как Мулинье, ей было искренне жаль.

И чем дольше трактирщица думала об сложившейся ситуации, тем больше приходила к мнению, что ей следует помешать гнусному шантажисту. По всему выходило, что не обойтись без помощника. Врядли Мулинье оставит свою добычу на видном месте, а если пошарить в его комнате, когда тот уйдет по своим гадким делам, то в первую очередь подозрение падет на нее. Что же делать?

И поскольку собственные размышления не привели пока ни к чему подходящему, Мари поспешила спуститься вниз – время близилось к ужину, и нужно было поторапливаться.

+1

6

Это был один из тех дней, когда мэтра Серро охватывала жажда деятельности. Последний раз такое с ним случалось, дай бог памяти, на Пятидесятницу. Он не только сам выходил к посетителям, но даже отбирал у Венсана тряпку и собственноручно смахивал с полок пыль. Заодно, правда, смахнул и банку с притираниями от ломоты в костях, но Веснушка успел ее поймать.
- Ты, сынок, погуляй пойди, я сам справлюсь, - великодушно изрек мэтр Серро в этот раз.
Веснушка мигом перебрал в памяти всех своих знакомцев, о дружбе с которыми достопочтенному хозяину лучше было бы и не догадываться. Кажется, никто не собирался наведываться к нему именно сегодня. Вот и славно. Тогда Венсану самому было куда отправиться. И таким местечком, разумеется, был трактир.
"Сыч и сова" был не из самых дешевых трактиров, но Венсан не упускал возможности туда заглянуть. Там и кормили вкусно, и поболтать было с кем. Весело насвистывая, он взбежал на крыльцо и толкнул дверь.

+1

7

Мари выполняла привычную работу, но мысли её то и дело крутились вокруг услышанного. И по всему выходило, что прежде чем пытаться каким-либо образом заполучить любовные послания, следует узнать, кто же из дам попал в переплет. Вряд ли любительница эпистолярного жанра подписалась собственным именем, ведь это был бы верх неосторожности! Впрочем, о какой неосторожности может быть речь, если письма и так попали в чужие руки? Уж коль не уверена, что твои послания останутся в тайне, так не пиши их. Примерно в таком ключе размышляла Мари, и вскорости пришла к выводу, что в этом смутном деле без помощника не обойдешься. Но где же его взять?

Тем временем желающие скоротать вечерок за небоугодным делом все прибывали, и вскоре в трактире яблоку негде было упасть. Мари приходилось внимательно следить за тем, что бы никто не ушел не расплатившись, иначе господин Дюбуа расстроится. А поскольку свою печаль господин Дюбуа зачастую вымещал на супруге, то стоило поберечь душевное спокойствие мужа и собственную спину. Наконец, улучив свободную минутку, Мари только присела на высокий табурет, как вновь открылись двери, и госпожа Дюбуа с трудом сдержала готовое сорваться с губ проклятье. Однако, узнав новоприбывшего, улыбнулась – а вот он и ответ на молитвы. С господином Венсаном они были знакомы по одному давнему дельцу, а поскольку молодой человек проявил себя в нем наилучшим образом, то можно попробовать обратиться к нему снова.

- Господин Ромбо, - поспешила приветствовать посетителя Мари, сопровождая слова ласковой улыбкой. – Вы очень кстати, сегодня есть отменная рыба, я помню, что она Вам понравилась в прошлый раз! И красного, так ведь? – Мари старалась запоминать, что из блюд предпочитают постоянные посетители, и при случае демонстрировать эти знания, как маленький знак внимания к клиенту.

+1

8

Веснушка радостно просиял при виде госпожи Дюбуа. Вот почему еще, помимо вкусных блюд, он предпочитал именно это заведение. Миловидная, приветливая хозяйка, с которой они некогда весьма успешно провели некое деликатное дело.
- Мое почтение, госпожа Дюбуа! - весело откликнулся Веснушка. - Помню, помню эту рыбу. Если еще одна такая рыбешка доплывет вот до этого стола, можно будет сказать, что я не зря прожил этот вечер.
Из-за стола, который присмотрел Веснушка, как раз выбралась маленькая, слегка пошатывающаяся компания. Венсан с довольным видом плюхнулся на освободившееся место и вытянул ноги.

+1

9

- Сию минуту распоряжусь, - вновь ласково улыбнулась молодому человеку Мари. Как известно, доброе слово и кошке приятно, а если к доброму слову прилагается искренняя улыбка – то вдвойне.

Однако не следовало забывать и о деле, посему Мари, вернувшись с подносом и выгружая перед Веснушкой на стол рыбу и все, что прилагалось к рыбе, улучила минутку и, наклонившись будто бы для того, что бы переставить половчее тарелку, шепнула:

- Мне нужно видеть Вас по одному маленькому, но очень деликатному дельцу. Встретимся через час на том же месте, - после чего, одарив посетителя еще одной улыбкой и забрав причитающиеся деньги, поспешила вернуться к своим обязанностям.

Место возле ограды позади трактира было неприметным и не особо любимым для прогулок, поскольку именно в этом месте обычно выливались помои. Зато ни муж, ни свекровь туда носу не сунут, а это главное. Теперь нужно было сохранять невозмутимый вид и продолжать заниматься обычными делами, что бы никто ничего не заподозрил.

+1

10

Настроение Веснушки, и без того приподнятое, улучшалось с каждой минутой. Приветливая хозяйка, аппетитная рыба, доброе вино - что еще было нужно для того, чтобы приятно скоротать вечер? Разве что надежда на скорый заработок - манящая, согревающая душу так же хорошо, как камин с весело пляшущим огоньком согревал тело.
Именно эта надежда и зародилась у Венсана при словах госпожи Дюбуа. "Маленькое, но очень деликатное дело". У Веснушки было достаточно опыта, чтобы предпочитать такие дела шумным заварушкам. Хотя и в драки ввязываться тоже случалось, не монах же он, кротости в семинариях не обучался.
Веснушка не торопясь разделался с рыбой и вином, посидел еще немного, глазея на людей, набившихся в трактир, а потом неспешно вышел на улицу. До условленной встречи еще оставалось время, и Венсан огибал трактир неспешным шагом, будто прогуливался.
Свернув за угол, он обнаружил, что заветное место оказалось занято. У ограды самозабвенно целовалась какая-то парочка. Судя по тому, что парень с девушкой уединились в таком неприглядном уголке, ни на церковное, ни на родительское благословение не рассчитывали. Венсан подождал пару минут, но наконец потерял терпение и, шагнув обратно за угол, закричал на всю улицу:
- Да вот она, ваша дочурка, не ее ищете?
Выглянув из-за угла, он увидел, как девица, подобрав юбки, со всех ног удирает по улице, а парень сигает через забор на другой стороне. Веснушка с довольным видом прошествовал на освободившееся место и принялся ждать госпожу Дюбуа.

+1

11

Мари-Флёр не заставила себя долго ждать. Улучив минутку, когда госпожа Дюбуа-старшая занялась внуком, а муж пересчитывал за стойкой выручку, трактирщица поспешила к назначенному месту встречи, рассчитывая, что Веснушка уже будет там.

Поспешно поздоровавшись, Мари кратко изложила суть дела:
- Мне понадобится сонное зелье, которое способно усыпить достаточно крепко. Я добавлю его в вино, но мне еще нужен кто-то достаточно ловкий, кто проникнет в комнату к этому… господину и поищет у него некие письма. И если все пройдет гладко, я уверена, мы сможем рассчитывать на благодарность дамы, оказавшейся в столь затруднительном положении. Вы возьметесь за это дело?

Собственно, от Веснушки требовалось приготовить зелье, передать его Мари, и найти повод выпить с господином Мулинье. Последнее было осуществить, по мнению Мари-Флёр, достаточно просто, поскольку вряд ли этот субьект откажется от дармовщинки. Ну а затем, пока Мари будет стоять на страже, поискать в вещах этого проходимца письма. Правда, могла возникнуть еще одна проблема, но о ней Мари-Флёр пока не думала. Ведь если госпожа не подписала письма, как они узнают, кому они принадлежали?

Отредактировано Мари-Флёр Дюбуа (2017-08-14 11:11:53)

+1

12

Веснушке проще всего было с теми людьми, с которыми он обстряпал достаточно дел, чтобы разговаривать без обиняков. Не сказать, что таких особ было слишком много. Но госпожа Дюбуа относилась именно к их числу.
За то время, что трактирщица излагала суть дела, на подвижной физиономии Венсана успели смениться самые разные выражения, от оживления при первых словах до озадаченности при последних.
- В комнату проникнуть? - переспросил он, почесав в затылке.
Заведение госпожи Дюбуа было местом многолюдным, и Веснушке совсем не улыбалось оказаться застигнутым в чужой комнате. Но отказываться от выгодного дела, к тому же, предложенного давней хорошей знакомой, не хотелось, и Венсан быстро придумал выход.
- Давайте-ка так сделаем, матушка Дюбуа, - сказал он. - Вдруг какая-нибудь крыса меня там учует - скажете, что это вы не смогли добудиться своего гостя так долго, что на всякий случай кликнули аптекаря. Ну а что этот ваш господин храпеть будет так, что иерихонские трубы заглушит - это я вам обещаю.

+1

13

- Прекрасно, - план Веснушки пришелся Мари-Флёр по душе. Так будет даже лучше, а уж в вино подсыпать зелье она и сама сможет. Главное, сделать все максимально осторожно.
- В пятницу мой муж уедет по делам. Его не будет день-два, так что будьте готовы. А за снадобьем я сама зайду послезавтра, Вы же успеете управиться?
Госпожа Дюбуа-старшая иной раз отправляла Мари-Флер в лавочку, где работал Веснушка, то за тем, то за этим.
Покупки эти были на первый взгляд совершенно невинные, однако в умелых руках из принесенного составлялись отнюдь не безобидные снадобья, способные причинить немалый вред. Или принести неоспоримую пользу, смотря с какого угла посмотреть.
Обсудив еще кое-какие детали, Мари-Флер поспешила вернуться в общий зал. Убедившись, что никто не заметил её отсутствия, она принялась за привычную работу. Сердце трактирщицы так и пело – предчувствие очередной авантюры всегда вызывало душевный подъем. А без авантюр было никак нельзя – уж слишком беспросветными были будни в трактире.

+1

14

Снотворное средство в аптеке всегда водилось, ну а как сделать так, чтобы оно успокаивало не только болящего, но и тех, кому его крепкий сон шел на руку, Веснушка уже умел. "Да уже завтра поутру все будет!" - вертелось у него на языке. Но он решил, что придать своей работенке солидности будет нелишним, изобразил на физиономии глубокомысленные раздумья, и наконец заверил госпожу Дюбуа, что к назначенному времени будет готово.
Расставшись с приятельницей, он тотчас утратил напускную серьезность и, насвистывая, весело зашагал к своему дому, распугав по пути целую стаю кошек, рывшихся в объедках.

+1

15

Время до четверга тянулось мучительно-медленно, не смотря на все заботы и огорчения, что выпадали на долю Мари-Флёр. Ей уже начало казаться, что их дело не выгорит, но, к счастью, в четверг с утра свекровь припомнила о том, что неплохо было бы забрать кое-что из оплаченного заранее в лавке мэтра, и Мари поспешила предложить свои услуги по доставке купленного.
     Мадам Дюбуа-старшая смерила невестку подозрительным взглядом, в котором явственно читалось, что рвению Мари-Флёр грош цена, и невестка явно хочет улизнуть из дому что бы растратить так тяжело дающиеся деньги на Бог весть что, однако возражать не стала, предупредив, что бы та не задерживалась, поскольку перед отъездом господина Дюбуа у них крайне много дел. Мари, клятвенно пообещав вернуться так быстро, как только сможет, поспешила по поручениям.
     К тому моменту, когда хорошенькая трактирщица, чьи глаза в предвкушении авантюры ярко блестели, переступила порог лавки, в руках её была набитая практически до верху корзинка с разного рода покупками.
- Добрый день, мэтр, - приветливо поздоровалась Мари-Флер с аптекарем, не забыв улыбнуться, - матушка кое-что заказывала у Вас, надеюсь, что заказ уже готов? Ей нездоровиться нынче, эта сырая погода плоха для старых костей, так что без Вашего снадобья никак не обойтись.
     Мило воркуя с мэтром, Мари не забывала поглядывать по сторонам в поисках Веснушки. Основной-то заказ нынче зависел полностью от него!

+1

16

На лице мэтра Серро появилось озадаченное выражение, но он тотчас деловито насупил брови, надеясь, что замешательство примут за сосредоточенность.
- Одну минуту, любезная госпожа! - изрек он, извлекая из-под прилавка увесистую книгу. - Сейчас поглядим...
В последние годы он предпочел бы носить на плечах именно эту книгу, а не то, что на них красовалось от рождения. Фолиант с густо исписанными страницами хранил все, что природой велено беречь в голове: не только принятые и готовые заказы, но и краткие описания постоянных клиентов и их имена. Он уже пару раз едва не опростоволосился, попутав матушку Робер с молочницей Жерар и горничную маркизы де Витри с племянницей мясника.
Мэтр Серро подслеповато щурился и водил трясущимся пальцем по странице, как внезапно пронесшийся по аптеке вихрь едва не смел его с ног, заставив клюнуть книгу носом.
- Мое почтение, госпожа Дюбуа! - радостно воскликнул Веснушка, огибая прилавок и выбегая гостье навстречу. В руках у него был небольшой сверток. - Микстура от головной боли для вашей почтенной свекрови, да сироп для согревания крови, и еще настойка пижмы, простите мне дурные рифмы. Все, что вам было угодно заказывать.
Он едва заметно выделил слово "все", с веселой улыбкой протягивая сверток мадам Дюбуа. Мэтр Серро, вздыхая, все еще вчитывался в собственноручно накорябанные строчки, когда посетительница скрылась за дверью.

Отредактировано Венсан Веснушка (2017-10-16 21:39:31)

0


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » О том, что подслушивая, можно узнать многое. Сентябрь 1628 г., Париж