Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, приняв последнюю за герцогиню де Монморанси. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"Прямо страх, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором в Новый свет плывут Лаварден, Дюран, Мартен и Морель, происходит нечто странное.
Similia similibus. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Из рук в руки. 15 декабря 1628г.: Маркиз де Мирабель дает поручение шевалье де Корнильону.
Как вылечить жемчуг. 20 ноября 1628 года, утро: Г-жа де Бутвиль приходит к ювелиру.

Разговор или договор? 4 декабря 1628 года: Г-жа де Бутвиль получает аудиенцию у Ришелье.
Найти женщину. Ночь с 25 на 26 января 1629г.: Шере и Барнье пытаются разговорить кучера, который помог похитить г-на де Кавуа.
Порочность следственных причин 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа расспрашивает священника Сен-Манде.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Туда, где вас не любят. 2 декабря 1628 г.: Капитан де Кавуа узнает много нового о себе и о г-не де Ронэ.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года.


Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года.

Сообщений 61 страница 78 из 78

1

После эпизода Debes, ergo potes. 21 ноября 1628 года

0

61

Эмили поначалу даже не поверила. С ее мнением считаются? Хотя... муж с ее мнением считался, а это все же его родственник... Не кровный, правда... Или герцог просто испугался бретера? Втроем против одного, или даже вчетвером, упомянул же его светлость какого-то пажа... Она едва удержалась от смешка. Как бы там ни было, обстоятельства сложились в ее пользу.
- Я бесконечно благодарна, ваша светлость, - графиня снова улыбнулась Ангулему, а потом обвела взглядом всех присутствующих. - Значит, мы можем уезжать отсюда, господа? Ну и где моя одежда?
Последний вопрос адресовался Жанне.

+2

62

Взгляд графини, верно, был весьма выразительным. Жанна съежилась на глазах.

– На-на-на чердаке, – пробормотала она.

Теодор не без издевки глянул на двух телохранителей его светлости.

– Помогите гм, даме. Вам ближе. – Получилось двусмысленнее, чем он ожидал. Но ему было откровенно не до того. – Господин герцог. Эта встреча состоялась, потому что она была кому-то очень нужна. Я готов поверить, что не вам. Но если я услышу о ней от других, я буду знать, кого в этом винить.

Угроза в его голосе была так же очевидна, как и клинок в его руке. И если его беспокоило то, что угрожает он почти принцу крови, по его лицу этого было не понять. Впрочем, на свой лад Теодор был почти тактичен. Не сказав ни слова о том, чья признательность его беспокоила в последнюю очередь.

+1

63

- Ваше бесконечно ценное мнение лучше оставить при себе, сударь, - огрызнулся герцог. Теперь ему самому хотелось навсегда избавить мир от язвительности де Ронэ и его абсолютного незнания чувства меры, хотя бы в понимании его светлости. - И если вы вздумали мне угрожать, то слишком много на себя берёте.

Каких бы демонов в душе Ангулема ни вызывала своим появлением фигура бретёра, равно как и его речи, в прозвучавших словах сохранялась доля правды. И супруг был готов назвать имя вверенной ему Господом женщины, чтобы наконец распутать клубок дамских интриг, мужского тщеславия и светских предрассудков, замешанных за злословии. Для одного дня их оказалось слишком много.

- Если бы мне была нужда причинять мадам вред, вы бы уже не разглагольствовали здесь, господин поэт, а ваша подопечная вновь стала бы мадемуазель де Кюинь, - зло прошипел герцог, пока Сен-Ло, повинуясь приказу, лез на чердак. - Если уж вы, в свои годы, не видите преимуществ, которые даёт моя защита, то здесь я лишь могу посочувствовать своему племяннику.

Отредактировано Шарль де Валуа (2017-09-15 00:27:34)

+3

64

– Мой бог, – пробормотал Теодор. Которого предположение, что господин герцог, пожелай он того, мог бы превратить замужнюю даму в девственницу, позабавило настолько, что он сумел даже не прокомментировать его вслух. – Я тоже сочувствую вашему племяннику. Но не очень, сам виноват.

При всех недостатках бретера, подозрительность была ему несвойственна. То, как легко его светлость отверг наветы Жанны, и настойчивость, с которой он отрицал свою причастность к похищению, возымели свое действие. И Теодор вернул, наконец, шпагу в ножны.

– Это правда, мадам, – признал он, – господин герцог – лучший защитник чем я.

+2

65

Эмили куснула нижнюю губу и исподлобья глянула на бретера. Только не хватало, чтобы он заставил ее ехать с герцогом!
- Я поеду с вами, - упрямо сказала она.
Как он может заставить? Да никак! Не станет же применять силу при его светлости, это было бы неприлично, а господин де Ронэ (тут мадам де Бутвиль хихикнула про себя) — известный поборник приличий.
Она снова повернулась к герцогу.
- Мы ведь уже все решили. Ваша светлость, правда? Я подожду графа у мадам де Вейро, и обещаю никуда не выходить одна, пока он не приедет. Не беспокойтесь, я всегда держу слово, господин де Ронэ подтвердит.

+2

66

- Если вашему... сопровождающему угодно оставаться поблизости, тогда я буду хоть и не уверен в верности вашего и своего решения, но забрезжит некая надежда, что вы не угодите в очередной переплёт до возвращения в Париж его светлости, - герцог смерил взглядом хрупкую фигурку Эмили и не мог не отметить, что, при всём раздражающем его нежелании следовать советам, он не мог питать к ней неприязни. Действительно, она вызывала желание уберечь от напасти, так что он мог понять племянника в скоропалительности его капитуляции перед Гименеем. - Если же господин де Ронэ будет занят сочинением поэмы о греках и их забавах, то я бы охотно поделился своими телохранителями, дабы вы точно сдержали своё слово и не пришлось вновь выручать вас из какого-нибудь охотничьего домика.

Шарль нарочно не смотрел на Ронэ, словно того не было рядом, и досадовал, что в присутствии дамы не может ввернуть несколько более живописных метафор, которые бретёр, возможно, и не оценил бы по достоинству.

- Мадам, это? - раздался голос Сен-Ло, свесившегося над люком. В руках у него был свёрнутый кулем грубый домотканый плащ.

Отредактировано Шарль де Валуа (2017-09-15 00:29:02)

+2

67

Жанна, съежившаяся в углу, по-гусиному вытянула шею.

– Да, ваша милость, оно, ваша милость. Завернула я, на всякий случай…

Теодор поморщился. Нынешний наряд мадам де Бутвиль устраивал его куда больше мужской одежды. Но спорить было и глупо, и бесполезно.

– Соглашайтесь, мадам, – посоветовал он. – Вашей добродетели эти господа, судя по словам господина герцога, не угрожают.

+2

68

Эмили снова хмуро глянула на бретера.
Я. Поеду. К мадам. Де Вейро. - медленно произнесла она. - Не хотите провожать — пусть будут эти господа.
Она подхватила сверток и, выходя из комнаты, кивнула Жанне.
- Идите, помогите мне.
Через несколько минут графиня де Люз появилась в полном великолепии своего мужского костюма. И если ее немного смущала возможная реакция герцога, для поездки она все же предпочитала сапоги домашним туфлям.

+2

69

Удивительно, как одно существо могло одновременно вызывать желание приласкать - и влепить хорошую затрещину. Эмили заставляла чувства герцога вступать в противоречие друг с другом, а его самого даже немного понимать собственную супругу. Но Ангулем уже принял решение и менять его не намеревался.

- Мадам, лошади готовы, - он оглядел переодевшуюся графиню с головы до ног, задержав оценивающий взгляд на последних. - Мадам де Вейро, безусловно, будет рада лицезреть вас даже в таком наряде. Я же буду счастлив, если вы не только станете блюсти осторожность...

Весь вид его светлости говорил, что вера в это была весьма не крепка.

- ...но и удержите в узде вашего штатного острослова. Он так усердно поминает всяческий разврат, что, похоже, мечтает о всех тех мерзостях, что безостановочно срываются с его уст.

+1

70

Губы Теодора дрогнули в новой усмешке. За время отсутствия мадам де Бутвиль он не сказал ни слова. Предпочитая скептически изучать стоявших напротив троих мужчин. И обдумывать свое положение – просить коня у господина герцога он не собирался. Что было для него еще одной причиной советовать молодой графине принять услуги его телохранителей. Пусть и в форме, которая явно не понравилась ни ей, ни их господину.

– Мой бог. Добродетель сделалась мерзостью? Мадам, у моей лошади перерезана подпруга. Поезжайте с его светлостью, я найду вас позже.

Он глянул при этом на окно. За которым уже сгущались ранние зимние сумерки. Прикидывая. Дойти до ночи до замеченной по дороге деревушки он мог. Обзавестись новой подпругой или найти кого-то, кто быстро починил бы старую – вряд ли.

Его улыбка стала ироничнее. Жанна будет в восторге, узнав, что он остается на ночь.

+1

71

- Ага, найдете в очередном охотничьем домике. Если найдете, - язвительно ответила Эмили. Не то, чтобы она не верила герцогу — все же должно что-то значить его слово! - но оставлять Ронэ одного было бы несправедливо. - А сами пойдете в Париж пешком.
Она шагнула к бретеру, неожиданно мягко коснулась его руки, и голос ее зазвучал примиряюще:
- Полно вам... Паж господина герцога готов уступить мне лошадь, а я вполне могу вытерпеть пару часов у вас за спиной — чай, не впервой.

+2

72

- Мадам, вы уверены? - с нескрываемой иронией отозвался герцог. Он по-прежнему не смотрел на бретёра, делая вид, что того вовсе нет рядом. Впрочем, речи его, вальяжные и неторопливые, выдавали уязвленность и ярость. - Я бы предпочёл проделать путь в спокойствии и не выслушивать низкопробные мерзости, которые в притонах, допускаю, весьма ценятся, но сомневаюсь, что в приличном обществе их автору были бы рады. А вы теперь графиня де Люз, и подобная компания уже скверно отразилась на вашей репутации. Вы же помните, с чего началась наша беседа.

Ангулем многозначительно посмотрел на Эмили. Он уже было обрадовался, что небольшая месть, свершённая руками неизвестных злоумышленников, позволит немного поторжествовать над злоязыким поэтом, но девчонка снова показала зубки, возжелав прихватить одноглазого в Париж. Подозрительная привязанность. Однако в то, что Ронэ согревал постель мадам де Люз в отсутствие супруга, его светлость поверить никак не мог.

- Оставьте этого господина здесь, может, овцы и козы вдохновят его на новые подвиги и строчки.

Отредактировано Шарль де Валуа (2017-09-21 00:05:46)

+2

73

Теодор героически подавил желание полюбопытствовать, говорит ли господин герцог исходя из собственного опыта. Что было бы для него чересчур прямо. Да и предположение, что его не принимают, его неожиданно задело.

– Я и забыл, что вы любите пасторали, сударь, – отозвался он. – Но я не заменю вам Малерба. Госпожа маркиза была бы недовольна. Не тревожьтесь за меня, мадам. Я не заскучаю.

Рошфор, конечно, сообразил бы раньше – Жанна должна была что-то знать. А расспросить ее было проще без посторонних. И, потому что Рошфор не стал бы озвучивать эту мысль, бретер также промолчал.

+2

74

«Зато бараны и козлы поедут с нами». Мадам де Бутвиль нашла в себе силы не произнести это вслух. Это было грубо. Но она обиделась, что тотчас отразилось на выразительном личике. Обиделась едва не до слез, даже губы задрожали. На Ронэ, потому что... потому что она же заботилась о нем... Как он тут?..
- Ну и как хотите! - буркнула Эмили. - Можете веселиться. Ваша светлость, я готова.
Не глядя на герцога, она пошла к двери, но внезапная мысль остановила ее, заставила вернуться к бретеру и с тревогой взглянуть ему в лицо.
- Вы уверены, что здесь не опасно?
Господина де Ронэ очень часто хотелось стукнуть, но мадам де Бутвиль сильно горевала бы, если бы его убили. Или хотя бы ранили.

+2

75

Тревога в голосе мадам де Бутвиль не могла не трогать. И в глазах бретера на миг вспыхнуло ответное тепло. Потом он засмеялся.

– Ничуть, мадам. Ваша несостоявшаяся горничная не более угрожает моей добродетели, чем его светлость – вашей.

За приоткрытой дверью спальни что-то дернулось. И Теодор, поднося к губам руку мадам де Бутвиль, не задержал ее в своих и мгновения дольше необходимого. Прикидывая озабоченно, рискнет ли Жанна лезть из окна.

+2

76

Укол бретёра достиг цели. Герцог вновь сделал вид, будто шевалье де Ронэ не почтил этот свет своим появлением, однако глаза его метали молнии. Внук зачинщицы Варфоломеевской ночи не отличался святостью и всепрощением, зато грех мелочной мстительности за ним водился и время от времени проявлялся, всё больше в брюзжании и сплетнях, нежели действиях, но теперь он искренне жаждал крови. Крови в самом самом недвусмысленном виде, и сочиться она должна была из горла одноглазого наглеца.

- Мадам, вашему другу пойдёт на пользу одиночество, а мы же со всему удобствами доберёмся до Парижа. Мой бездельник паж отдаст вам своего коня, - его светлость протянул руку Эмили, приглашая её последовать за ним в темноту ноябрьского вечера. - Позже вы вновь услышите гениальные вирши и остроты господина де Ронэ. Удивительно, как они вас не утомили в таком избытке.

Герцог поймал взгляд Тоени. Понял ли тот, что получал индульгенцию на устранение  чересчур много позволявшего себе поэта? Шарль сомневался в умственных дарованиях своего телохранителя и мысленно обещал себе облечь намерения в слова, когда их скромный кортеж станет рассаживаться по сёдлам.

+2

77

- Я рада за вашу добродетель, - хмыкнула Эмили. - Не меньше, чем за свою.
Она вложила ладонь в протянутую герцогом руку, позволяя себя увести, но смолчать не сумела. Бретер был несносен, но мадам де Бутвиль не любила, когда обижают ее друзей. Даже тех, кто сам может за себя постоять.
- Остроты господина де Ронэ не могут утомить, - мило улыбнулась она его светлости. - Он такой разнообразный!

+2

78

Заступничества бретер от мадам де Бутвиль не ожидал. Что было более чем очевидно по его лицу, но графиня на него, похоже, не смотрела.

– Благодарю, мадам, – озадаченно откликнулся он. – Не умрите от скуки по дороге.

Sapienti sat. И Теодор не стал уточнять, что герцог явно надоедает своим дамам огорчительно скоро. И сдержался в последнюю минуту, даже не стал дразнить больше его телохранителей, одному из которых предстояло разделить лошадь с пажом. Хотя взгляд, который он бросил на них, был весьма говорящим.

Ни тени этого ехидства, однако, не читалось на его лице, когда он перешагнул порог спальни, где укрылась Жанна.

– Поговорим? – предложил он.

Эпизод завершен

0


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года.