Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, приняв последнюю за герцогиню де Монморанси. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"Прямо страх, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором в Новый свет плывут Лаварден, Дюран, Мартен и Морель, происходит нечто странное.
Similia similibus. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Из рук в руки. 15 декабря 1628г.: Маркиз де Мирабель дает поручение шевалье де Корнильону.
Как вылечить жемчуг. 20 ноября 1628 года, утро: Г-жа де Бутвиль приходит к ювелиру.

Разговор или договор? 4 декабря 1628 года: Г-жа де Бутвиль получает аудиенцию у Ришелье.
Найти женщину. Ночь с 25 на 26 января 1629г.: Шере и Барнье пытаются разговорить кучера, который помог похитить г-на де Кавуа.
Порочность следственных причин 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа расспрашивает священника Сен-Манде.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Туда, где вас не любят. 2 декабря 1628 г.: Капитан де Кавуа узнает много нового о себе и о г-не де Ронэ.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года.


Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года.

Сообщений 21 страница 40 из 78

1

После эпизода Debes, ergo potes. 21 ноября 1628 года

0

21

- Ещё раз повторю: к вашему похищению я не имею ни малейшего отношения, - пожал плечами Ангулем, следуя за новоявленной родственницей. Уверенности в столь юной особе оказалось достаточно, чтобы разговаривать с ним наравных, и это немного сбивало с толку. Впрочем, виду он не подал. - Я случайно узнал, что вы здесь, и, поверьте, подобное положение не доставляет мне удовольствия. Однако у меня и в самом деле есть разговор к вашей светлости...

Оглянувшись, герцог обнаружил табурет, чьи лучшие времена давно миновали, однако ножки его казались достаточно крепкими, чтобы позволить гостю усесться напротив Эмили. Окажись он рядом с ней на лавке, это придало бы их беседе оттенок доверительной симпатии, совершенно неуместной, учитывая вопрос, который, с подачи жены, намеревался задать Шарль.

- Значит, господина де Ронэ нанял ваш дядя? - переспросил он, вглядываясь в лицо девушки. - И мой племянник знает о его существовании? Дело в том, что до меня дошли, как бы это сказать... нелицеприятные слухи. Слухи, которые вашей светлости показались бы оскорбительными, а этого головореза наверняка бы сподвигли на какую-то выходку с кровопролитием, раз уж он считается человеком шпаги. Именно они, эти слухи, и заставили меня явиться сюда.

Отредактировано Шарль де Валуа (2017-06-19 00:32:25)

+2

22

Если бы господин герцог знал, как дрожат поджилки у графини де Люз, он, наверное, был бы доволен... Эмили было страшно. Вся эта история была очень, очень странная...
- Простите, ваша светлость, но как эти слухи до вас дошли? Я ведь в Париже инкогнито... Я приехала,  мужа в городе нет... Я решила, что незачем кому-то о моем приезде знать. И как вы узнали, что я здесь? Я ведь сама даже не знаю, где точно... Господину де Ронэ сказали, что я его зову. А люди, которые меня привезли, куда-то делись, когда он приехал. Но успели перерезать подпругу на его лошади, - она беспомощно посмотрела на герцога. - И тут вы... Что же я должна думать?

+1

23

- Мне передал человек, мнению которого я могу всецело доверять, что видел вас в Париже. С вашего позволения, я обойдусь без имён, - Шарль лёгким поклоном отогнал от себя грозный призрак герцогини Ангулемской, незримо присутствовавшей нынче в скромных кухнях. - Более того, он весьма недвусмысленно сообщил, что присутствие в вашем обществе господина де Ронэ вызывает множество вопросов, что задевают честь моего племянника.

Чем дальше, тем сложнее становилось придерживаться задуманного. Герцог не мог объяснить это доводами рассудка, но внутреннее чутьё, особенно обострившееся после долгих лет в Бастилии, услужливо подсказывало, что девушка отличалась от портрета, выписанного его недовольной супругой. "Либо это настоящая лицедейка. Тогда неудивительно, что она поймала этого простака на крючок".

- Боюсь, господину графу придётся не по душе всё случившееся. Его жена, в мужском платье, рядом с мужчиной с сомнительной репутацией, в загородном доме...

+1

24

- Да, ему все это не понравится, - вздохнула Эмили, думая о том, что Луи-Франсуа уж конечно будет и огорчен и недоволен... - Но больше всего ему не понравится способ, которым я сюда попала. Ну подумайте, вам бы такое понравилось? Что же до господина де Ронэ — граф прекрасно знает, что его присутствие моей репутации ни капельки ничем не грозит, напротив — будь господин де Ронэ моей дуэньей, он не мог бы быть бдительней и строже. Сейчас вот злится оттого, что я вышла одна из дома, и из-за мужского платья тоже...
Она посмотрела на герцога и мягко улыбнулась.
- А вы не знаете, когда вернется граф?

+1

25

Лжёт и пытается убедить в несуществующем? Или же говорит правду, будучи до странного простодушной?
С виду сама невинность, хотя ему ли не знать, что в тихом омуте может скрываться легион самых отъявленных чертей.

Мысли родились в голове Шарля, всё сильнее сомневавшегося в собственной правоте. А это, стоило заметить, всегда его раздражало. Эмили откровенно сообщала, что  одноглазая "дуэнья" никоим образом не могла опорочить юную графиню перед мужем. Но стоило ещё раз попытаться настоять на своём и припугнуть девчонку разоблачением.

- Не имею ни малейшего представления, - недовольно фыркнул герцог, озираясь по сторонам. Про себя он в который раз нелестно отозвался о Бутвиле, похоже, нашедшем себе пару под стать. - Значит, вы не боитесь слухов, что этот... де Ронэ является вашим любовником? Простите, я вовсе не желаю показаться грубым, но именно подобные высказывания и привели меня сюда.

+1

26

- Боюсь, - откровенно призналась Эмили. - Но не потому, что муж станет ревновать — он не станет. Только люди отчего-то верят дурному, и мне бы не хотелось, чтобы о нем говорили плохо. Однако я не знаю, кто мог бы распространять такие слухи — вы же не будете? Наверное, тот, кто вас послал сюда...
Наверняка это был Клейрак, только он и знал... Решил так отомстить бретеру?..
- Но вы, раз вы родственник Луи-Франсуа, должны знать — это полная ерунда. Господину де Ронэ в голову не придет посмотреть на меня, как на женщину, он считает меня ребенком. А я... ну судите сами, если поставить рядом господина де Ронэ и графа де Люз — кого выберет любая женщина?

+1

27

Червь сомнений глодал герцога изнутри, разрастаясь до размеров гигантского змея. Он злился уже не столько на Эмили, сколько на собственную неспособность распознать ложь и притворство. Уж в них-то он разбирался получше многих, но сейчас словно был окутан непроглядным туманом.

Либо графиня говорила правду. Она не стала картинно заламывать руки и возмущаться людской злобой, как это сделала бы на её месте едва ли не любая. И подобная непредсказуемость также сбивала с толку.

- Вы можете быть сколь угодно правы, но людская молва жестока, - холодной иронии в голосе визитёра поубавилось, хотя он так и не определился со своим отношением к юной пленнице. - Вы так уверены в чувствах моего племянника, что вам всё равно, что станут сплетничать о вас с этим невоспитанным господином?

+1

28

- Он не невоспитанный! - искренне заступилась за друга юная графиня. - Любой на его месте был бы зол.
И все же она смутилась. Уверена ли она в чувствах мужа? До недавнего времени была уверена, но после письма герцогини... Супруги человека, который сидел сейчас перед ней... Если бы не то письмо, Эмили не приехала бы в Париж. Скучала бы, но не решилась... Она неожиданно жестко глянула на герцога.
- Ваша светлость, вы тоже считаете, что графу больше подходит мадемуазель де Брольи?

+1

29

Сперва герцог не понял, о чём вопрошает Эмили.

- Какая?..

Затем в памяти зазвучали слова супруги о более удачной партии для её взбалмошного родственника. Но видит Бог, как в данный момент самому Шарль было всё равно, кто станет делить постель и титул с Бутвилем.

- Не знаю, мадам, я не задумывался об этом, - резко ответил он, отворачиваясь. Про себя он проклинал женские переживания и интриги, равно как и то, что позволил герцогине втянуть себя в эту сомнительную историю. - Давайте говорить начистоту. Безусловно, племяннику подошла бы невеста из семьи с обширными землями и громким титулом, под стать Монморанси. Я ничуть не пытаюсь вас оскорбить, моя дорогая, но вы сами понимаете это. И всё же ваш брак совершился, перед Богом и людьми. Есть те, кто желал бы его аннулировать, предложив вам компенсацию за утрату титула и положения. Что бы вы ответили на подобное предложение? Подчеркну, оно исходит вовсе не от меня. Мы всего лишь беседуем о происходящем.

Отредактировано Шарль де Валуа (2017-06-22 09:35:10)

+1

30

Эмили куснула нижнюю губу и ответила печально:
- Я знаю, что граф де Люз оказал мне честь, женившись на мне. Но я всегда думала, что люди женятся навсегда, - она посмотрела на свои колени, пытаясь сдержать вдруг подкатившие слезы, сглотнула и вновь подняла на герцога влажно заблестевшие глаза. - Потому что как же иначе? Мы же Господу обет даем... Не знаю, какая там компенсация, только... только мне не надо. Если Луи-Франсуа так хочет, я уйду, я не буду мешать, и вы там как-нибудь аннулируете. Но только пусть он сам мне об этом скажет!

+1

31

Заслышав слёзы в голосе юной графини, Шарль поморщился. В подобных случаях он чувствовал себя беспомощным.

- Я всего лишь спрашивал... умозрительно, - смотреть на поникшую Эмили было невыносимо. Герцогу сделалось остро жаль её и стыдно собственных намерений выйти из охотничьего домика, заручившись согласием аннулировать брак с Бутвилем. - Ну полно, полно...

Не удержавшись, он дотронулся до руки девушки и ободряюще поглядил её. Он уже почти верил, что перед ним разыгрывается не спектакль, а самая настоящая душевная драма.

- Ничего он не скажет. Что сочетал на небе Бог, то на земле не разорвать. Но вы должны отныне и впредь быть осторожной.

+1

32

- Вы точно думаете, что не скажет? - Эмили неуверенно улыбнулась. - А как же мадемуазель де Брольи? Я так ее и не видела... Если бы не это, я бы не решилась приехать... наверное.
Мадам де Бутвиль знала, что лукавит. Немного, потому что она сама не знала, решилась бы покинуть Тулузу, если бы не нашла письмо герцогини Ангулемской. Она скучала по мужу. И, хотя ему, конечно, наверняка не понравится многое из того, что с ней здесь произошло, молодая графиня ни  о чем не жалела. Ну что бы она делала в Тулузе? Тосковала по мужу, ходила с герцогиней к обедне и вечерне, ждала писем... Конечно, при дворе Марии-Фелисии были и музыка, и танцы, и интересные беседы. Но такого приключения, как в доме Клейрака, наверняка бы не произошло. И знакомства с индейским вождем... Эмили вздохнула.
- У меня дурной характер... Быть осторожной получается плохо.
Все же герцог Ангулемский, строгостью которого ее пугала мадам де Миолан, оказался куда приятнее его супруги...

+1

33

- Тогда научитесь сдерживать его. Если не для себя, то для своего супруга.

Шарль вздохнул. С этого мгновения он пошёл против воли жены. Происходило это не впервые, но прежние случаи касались супружеской верности. Теперь же разошлись их взгляды на вопросы семейной чести, и это герцог полагал куда более серьёзным разногласием.

- Что же мне с вами теперь делать... - он задумчиво уставился на юную родственницу. - Где вы остановились в Париже? Вы и в самом деле прибыли сюда инкогнито, в мужском платье? Монморанси знают о вашем путешествии?

Ангулем задавал эти вопросы, не имея в голове никаких мыслей о дальнейшем, но надеялся обнаружить в ответах графини хотя бы небольшую зацепку и превратить её в нить Ариадны.

+1

34

- Нет, Монморанси не знают... - Молодая женщина смутилась, потому что это действительно было скользкой темой, и надо было быть осторожной. - Понимаете, я... сразу бы, конечно, явилась к мужу, только его в городе не было... И сейчас нет. А появись я в особняке... Ваша супруга узнала бы... Ее светлость меня не любит, и это понятно, я же ее обидела, о чем очень сожалею, честное слово! Но госпожа д'Ангулем меня бы не оставила без помощи,  и мне бы, наверное, пришлось ожидать мужа в какой-нибудь обители, а я... - она скромно потупилась, - к этому совсем не склонна...
Эмили, кусая губы, нервно сжала пальцы в замок, не решаясь взглянуть на герцога. Лгать она не любила и не слишком умела, но тут уж ничего нельзя было поделать.
- Но я приехала не одна и в вполне приличном виде. Мне посчастливилось, моей попутчицей оказалась мадам де Вейро. Она почтенная вдова и родственница господина де Клейрака. И у нее я сейчас живу.
Мадам де Бутвиль до боли прикусила нижнюю губу, сдержав неуместный смешок. Знала бы Эжени, что она - «почтенная вдова»! Хотя, кто осмелится сказать, что не почтенная?

+1

35

Герцог молча выслушал недолгий рассказ Эмили, после которого гостиная вновь окуталась молчанием. История казалась достойной пера романиста - и одновременно Шарль не находил её крамольной. Во времена его юности придворные повесы вытворяли такое, по сравнению с чем приключения юной графини казались забавной шалостью, не достойной даже порицания. Чем больше она говорила, тем слабее выглядели доводы его почтенной супруги относительно сердечного выбора Бутвиля. Более того, он внезапно ощутил редкое для себя желание помочь ближнему.

- Мадам. Вероятно, вам придётся сменить резиденцию, - проговорил Ангулем, потирая подбородок. - Перебраться туда, где вас не знают, и постараться пореже бывать на людях, пока ваш муж не прибудет в Париж и вас не представят ко двору. Он же собирался это сделать, мой дражайший Луи-Франсуа?

+1

36

- Собирался, конечно, но не теперь, наверное, — я же должна была ждать его в Тулузе... Однако я и так живу там, где меня никто не знает... Мадам де Вейро — вдова, как я уже сказала, у нее не бывает гостей, да она и не вхожа в те круги, где бывает граф де Люз. И я не выхожу из дома... Собственно, господин де Ронэ и злится на меня так, потому что я его не послушалась — он считает, что я должна сидеть дома и ни с кем не общаться, а когда муж приедет, он мне скажет. Только скучно очень... - вздохнула Эмили, и тут же едва не подпрыгнула от пришедшей в голову мысли, тревожно взглянув на герцога. - Но ведь как-то меня выследили! И если это не вы приказали меня сюда привезти, то не ловушка ли это для вас, ваша светлость?

+1

37

- Какая ловушка, в самом деле... - поморщившись, отмахнулся герцог. Он не мог признаться, что за похищением стояла женщина, с которой он делил жизнь вот уже четвёртый десяток лет кряду, однако и жалоба Эмили на скуку заставила его удивиться. "Ох уж эти бабские дела", - подумал он и поднялся на ноги.

Возрасту, увы, были покорны не только простолюдины, но и особы королевской крови. После недолгого сидения на низеньком табурете болели колени и тянуло спину выше лопаток, отчего досада на супругу лишь усилилась, но от мыслей о превратностях женской мести и женской же тяги к приключениям его отвлекли планы на будущее графини де Люз.

- Я могу предложить вам убежище. Под охраной моих людей. И берусь написать вашему мужу, чтобы он поскорее возвращался. Но толк от этого будет лишь в том случае, если вы, мадам, смиритесь со страшной напастью - не покидать нового жилища.

+1

38

- Надолго? - вопрос сорвался с губ раньше, чем Эмили успела подумать. А думала она о том, что герцог отмахнулся от возможности ловушки, а значит, вероятно, что-то знал. И увезет сейчас куда-то, «под охраной его людей», откуда нельзя будет выходить — и чем это не тюрьма? - Вы так добры, ваша светлость. Я буду счастлива, если вы напишете Луи-Франсуа... Но, может быть, мне все же лучше оставаться под опекой моей подруги? Господин де Ронэ очень хорошо меня охраняет, а в том, что сейчас произошло, я виновата сама. Как только граф приедет в Париж, господин де Ронэ меня тотчас к нему проводит. А я буду сидеть тихо как мышка, и никуда больше не выйду...

+1

39

В способность юной графини следовать сказанному его светлость не верил - весь её недолгий жизненный путь являл собой яркое тому подтверждение. Ответный взгляд герцога был недвусмысленен и красноречивее иной отповеди оттенял недолгую паузу в беседе.

- Мадам... Хотя бы из любви к племяннику, я склонен вам возразить. Вы уже попали не в одно приключение, так позвольте уберечь вас от прочих, - Шарль сам удивлялся, как удавалось придать собственному голосу столь мягкое звучание, когда хотелось схватить легкомысленную девчонку за шиворот и выволочь её прочь, подальше и от греха, и от одноглазого головореза. Однако присутствие последнего сдерживало его н меньше привитых царственной бабкой манер. - Если вам так необходимо присутствие вашей... дуэньи, то так и быть.

+2

40

Подбородок юной графини упрямо вздернулся.
- Я попала в это приключение, ваша светлость, потому что это  приключение мне кто-то подстроил, - язвительно проговорила она, - и почему-то я склонна думать, что вы знаете, кто.
Правда, только что Эмили говорила, что сама виновата в своем нынешнем положении, но разве не было это правдой только отчасти? Если бы кто-то не подстроил это ее похищение, она могла бы просто погулять и вернуться. Ну и что, что в мужском платье, будто она до того в мужском не ходила, и кому-то было дело до какого-то пажа! Должна ли графиня де Люз слушаться дядю своего мужа? Что бы сказал Луи-Франсуа? Пожалуй, что должна, но как же не хочется!
- И мадам де Вейро мне не дуэнья!

Наверху что-то грохнуло, будто упало что-то тяжелое, и глухо раздававшиеся голоса стали громче, причем в бормотание мужских голосов вклинился визгливый женский.

+3


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года.