Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, Лапен пытается их спасти. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле. Г-н Шере и г-н Мартен хотят вершить правосудие. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"На абордаж!" 14 января 1629 года, открытое море: «Сен-Никола» встречается с английским капером.
Similia similibus. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.
Кольцом сим. 7 февраля 1629 года: Миледи соблазняет Шере.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: У шевалье де Корнильона желают отнять доверенное ему письмо.
Как вылечить жемчуг. 20 ноября 1628 года, утро: Г-жа де Бутвиль приходит к ювелиру.
Between the devil and the deep blue sea. 14 января 1629 года: На борту английского капера встречаются два пленника - испанец и француз.

Ищу сестру, нашедшему - не возвращать. 14 ноября 1628 года: В поисках исчезнувшей сестры Арман д'Авейрон является к шевалье де Ронэ.
Sed libera nos a malo. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Вейро знакомится с кавалером рыцарского ордена.
Порочность следственных причин. 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.
Я приду к тебе на помощь. Ночь на 26 января 1629 года: Г-жа де Кавуа и ее союзники спасают капитана.

"Годы это не сотрут". Декабрь 1628 года, Париж.: Г-н де Лаварден находит любовь своей юности и ее мужа.
О том, что подслушивая, можно узнать многое. Сентябрь 1628 г., Париж: Мари-Флер и Веснушка крадут дубинку.
Sentiment du fer. 3 декабря 1628 г: Капитан де Кавуа и г-н де Ронэ встречаются в фехтовальном зале.
Все счастливые семьи несчастливы по-своему. 5 декабря 1628 года.: Г-н де Бутвиль с братом приходят к жене первого и г-же де Вейро.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года.


Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года.

Сообщений 1 страница 20 из 78

1

После эпизода Debes, ergo potes. 21 ноября 1628 года

0

2

- Тоени, постучите ещё раз, - раздражённый голос герцога Ангулемского раздался в нескольких шагах от двух дворян, всем видом своим призванных давать понять окружающим, что ни с ними, ни с теми, кто находится под их защитой, не стоит искать ссоры. - Возможно, здешние обитатели  глуховаты.

Проклиная про себя собственную опрометчивость, заставившую его пообещать жене вмешательство в родственные дела и поторопиться с исполнением обязательства, Шарль плотнее укутался в плащ, не спасавший от промозглой сырости после трёх с лишним часов езды до Шантийи.

- Ваша светлость, закрыто, - растерянный, Сен-Ло выглядел, словно большой ребёнок, искренне не понимавший, что происходит. Разум его, подобно крепко сбитому телу, и в самом деле, был приспособлен для схваток, во всём прочем вызывая искреннее недоумение у окружающих, а у особо добрых христиан - и сожаление. - Может...

- Там... дверь в кухни... откры... - сперва из-за угла послышался голос пажа, после чего появился и сам его обладатель, радостно размахивая несоразмерно длинными руками.

- Да не кричите вы! - прошипел герцог в сторону Ареваля, вмиг притихшего. - Открыта? Там никого нет, вы проверили?

- Никого, - энергично замотал головой подросток, придерживая рукой берет, который в очередной раз грозил сорвать порыв противного ветра. - Тишина. С торца дверь.

- Слышали, господа? - обратился Ангулем к дворянам. - Вперёд.

Тоени и Сен-Ло, послушные воле хозяина, двинулись в указанную мальчишкой сторону. Штурм, на который рассчитывал Тоени, откладывался - дверь, и в самом деле, легко подалась, и оба нырнули внутрь, очутившись в кухнях. Не заметив ничего подозрительного, Сен-Ло выглянул наружу.

- Всё чисто, ваша светлость, - тихо позвал он герцога, не слишком охотно присоединившегося к ним. Впрочем, всё лучше, чем оставаться на ветру, да ещё и в надвигающихся потёмках.

Отредактировано Шарль де Валуа (2017-05-28 01:29:37)

+2

3

Вопреки мнению многих своих друзей, Теодор отнюдь не всегда сперва действовал, а затем думал. И остановился на полпути вниз по лестнице, где его застиг донесшийся даже сквозь закрытые ставни звонкий юношеский голос. И пускай первым его порывом было переменить планы и выйти через главную дверь, второй был более разумен.

– Ни звука, мадам, – предупредил он шепотом.

Если новоприбывших было только двое, он знал что делать. Если больше… то все зависело от того, зачем они прибыли.

+2

4

Ответом ему был испуганный выдох за спиной. Мадам де Бутвиль на несколько мгновений задержалась — сначала в кухне, чтобы натянуть снятый чулок, потом у чердачной лестницы, чтобы этот чулок поправить. Стук в дверь раздался громом небесным, и сердце ее ушло в пятки — это были ОНИ. Кто «они» Эмили не знала, но тем было страшнее. Еще раз глубоко вдохнув и выдохнув, чтобы унять охватившую ее дрожь — раскисать можно будет потом, -  она для надежности уцепилась сзади за камзол бретера и еле слышно шепнула:
- У вас есть пистолеты?

+2

5

- Сен-Ло! - зло процедил сквозь зубы герцог, когда сопровождавший его дворянин случайно задел ногой малоприметное ведро возле самой двери. Назвать его болваном было бы слишком оскорбительно для человека шпаги, однако мысленно Шарль наградил несчастного всеми подходящими к случаю эпитетами.

Происходящее нравилось ему всё меньше. Визит в охотничий дом напоминал ограбление, а опуститься до подобного после попыток выдать сестру за короля Франции было слишком унизительным падением. К тому же окружавшая визитёров тишина казалась зловещей, а упомянутый супругой одноглазый бретёр силой воображения постепенно превращался в отряд наёмников, приготовивших для незадачливых путников смертельную засаду. Впрочем, последние были всё ещё живы, и это давало некоторую надежду.

- Идите наверх, да, Тоени, вы, - недовольно приказал его светлость, когда его небольшая свита миновала пустой коридор, а впереди показалась лестница. Мысленно чертыхнувшись, дворянин вытащил шпагу и направился вперёд. - Да что вы медлите?! Так мы здесь застрянем до второго пришествия!

+2

6

– Руки! – чуть слышно прошипел бретер. И для верности хлестнул ладонью по вцепившимся в его камзол пальцам. Надеясь, что бить по-настоящему не придется. Вопрос о пистолетах был настолько же глуп, как и он сам: спешившись, он и не подумал взять их с собой. И что с того, что он всегда был человеком стали?

Два голоса, две фамилии. И знакомый больше чем его собственное имя шелест покидающего ножны клинка. Трое или больше?

Дага появилась в его руке так же естественно, как змея выпускает жало.

Ждать, пока невидимый еще Тоени ступит на лестницу, бретер не стал. И перепрыгнул через остающиеся ступени, в одно мгновение оказавшись лицом к лицу с незнакомцем. Так близко, что шпага тому не помогла бы. И сразу сменил диспозицию, отпрянул в гостиную, несколько стремительных шагов. Вспышка обнаженной аялы.

+2

7

Тоени сперва показалось, что перед ним мелькнул призрак. Впрочем, это заблуждение владело им не дольше резкого взмаха рукой. Явившийся словно из ниоткуда человек был из плоти и крови и, судя по ловкости перемещений, умел недурно драться. Кидаться вперёд или нет - решая это, дворянин не сводил взгляда с противника. Риск представлялся неоправданным, ведь незнакомец мог убить его ещё подле самых ступенек и сейчас так же занял выжидающую позицию.

- Вы... - Сен-Ло успел встать плечом к плечу с товарищем, держа в руке обнажённый клинок. - Сударь, прошу вас воздержаться от ненужной суеты.

Он обратился к бретёру, попутно оценивая обстановку и приходя к выводу, что в засаде их не поджидает кто-то из его подручных. Между тем ещё один гость приблизился к небольшой группе готовых в любое мгновение кинуться друг на друга.

- Господа, я бы попросил всех вас избавить меня от зрелища вашего поединка, - потянул герцог, вглядываясь в лицо незнакомца. - Я пришёл поговорить с мадам графиней. На правах родственника, а если быть совсем точным, родственника графа де Люз.

+2

8

Эмили, которая старательно кусала кулак, чтобы не вскрикнуть ненароком и не отвлечь Ронэ, спустилась все же достаточно низко, чтобы наблюдать за происходящим, и прикидывала, чем бы тяжелым запустить в противников. И увидев последнего подошедшего, на какое-то мгновение опешила. Память у нее была превосходная, и герцога, которого она видела лишь однажды и тайком, она запомнила прекрасно. Первая мысль мадам де Бутвиль была вовсе не о ней самой, а о бретере — для него ссора с родственником короля могла окончиться плохо, в способности же ее друга поссориться с кем угодно она была свято уверена. Эмили пулей слетела вниз.
- Ронэ, стойте! Это герцог Ангулемский!

+2

9

Хладнокровие Тоени Теодор оценил. Так же как и браваду второго противника – Сен-Ло? И на господина их взглянул так же изучающе, как тот смотрел на него.

– Вас тоже сюда заманили, сударь? – прямо спросил он. Как будто не заметив возгласа мадам де Бутвиль.

Ему следовало испытывать облегчение. Не получалось. И, лишь уже спросив то, что спросил, бретер понял, что это был правильный вопрос. И, почти сразу – что мадам де Бутвиль назвала его по имени. И что это было ошибкой.

+2

10

"А вот и наша пташка запела", - хладнокровно подумал герцог, оборачиваясь на вскрик Эмили. Он вновь отметил, что выбор племянника мог быть продиктован лишь весьма причудливыми чувствами, которым при заключении брачных союзов столь высокородных лиц обычно не отводилось никакого места. "И правильно. До добра эти страсти никогда не доводят. И здесь ещё одно тому подтверждение".

- Мадам, - Ангулем коснулся шляпы и лёгким кивком поприветствовал ту, кого убеждённость Шарлотты превратила в отъявленную прелюбодейку. - Досадно видеть вас в столь не подходящем для графини де Люз месте...

Он подкосился на бретёра. Повязка не оставляла сомнений в том, что именно её обладателя прочили в любовники прыткой девицы. Что ж, так это или нет, но ловушка захлопнулась, пускай сама жертва ещё не осознала сего прискорбного обстоятельства.

- ...и в невероятно интересном обществе. Не уверен, что ваш супруг одобрил бы и первое, и второе. Нет, сударь, не заманили, - наконец соизволил он ответить на вопрос Ронэ. - Но ваше присутствие здесь ложится тёмным пятном на репутацию дамы и, как следствие, моего родственника.

+2

11

Год назад Эмили умирала бы от смущения при мысли, что ей надо спорить с герцогом. Но год замужества доказал ей, что все эти высокопоставленные особы — такие же люди, и она им нынче ровня.
- Так это вы устроили?! - подбородок графини  де Люз высокомерно вздернулся. - В неподходящем месте, ваша светлость?! Меня схватили на улице, ударили в живот, запихнули в карету и привезли сюда какие-то жуткие люди! Я чуть не умерла от ужаса и неизвестности. И это уж точно не понравится моему супругу.
Она спустилась с последней ступеньки и прошла так, чтобы оказаться между бретером и дворянами.
- Что же до интересного общества, я еще не слышала, чтобы общество телохранителя ложилось пятном на репутацию дамы. Или ее мужа, который об этом человеке, естественно, прекрасно осведомлен. Опустите же шпаги, господа, вы же, надеюсь, не собираетесь меня еще и заколоть?

+2

12

Оружие Теодор убирать и не подумал. Но отступил вбок на несколько шагов, оказавшись тем самым у окна. Что позволило ему увидеть, сколько лошадей было привязано у коновязи.

– Вы ошибаетесь, мадам. Эти господа приехали в это уединенное местечко по тому же делу, я уверен, в котором подозревают нас. Мне только любопытно – господин герцог привез с собой какого-нибудь пажа или лакея, или намеревался выступать в роли наблюдателя?

Из двух спутников его светлости один казался не слишком умным. И оттого оскорбление не отличалось изысканностью. Драться со всеми тремя – а то и четырьмя – одновременно бретер не хотел. Но так у него был шанс на честный поединок. Хотя бы на первый.

Отредактировано Теодор де Ронэ (2017-06-10 14:13:12)

+2

13

- Вы перешли все грани приличий, - побледнев, прошипел герцог в сторону Теодора. С языка рвалось возражение, уж не перепутал ли нахал его с принцем Конде, но, увы, нынче сам господин принц отсутствовал, а колкости в адрес бретёра его оскорблённое сознание упорно отказывалось выдавать на-гора. - И об этом мы побеседуем позже.

Спутники Ангулема, до сих пор не опустившие оружия, готовы были в любое мгновение броситься на незнакомца, однако, несмотря на горячее желание Тоени размозжить тому голову, приходилось сдерживаться до поры.

- Мадам, даю слово, я не причастен к вашему появлению здесь, тем более при столь возмутительных обстоятельствах, что вы описали. Однако ваш... телохранитель слишком много на себя берёт. Для телохранителя, - Шарль смерил одноглазого остряка взглядом, в котором читалась сложная гамма чувств. - Для его же блага было бы дать нам возможность спокойно побеседовать, избавив от низкопробных острот.

+2

14

- Господин де Ронэ сердит, - пояснила мадам де Бутвиль. - А когда он сердит, бывает весьма несдержан. Но его можно понять, ваша светлость — его заманили сюда самым гнусным образом.
Эмили толком не поняла, зачем бретер говорил все эти глупости — наверное, у него был какой-то план, но она твердо решила по возможности не допустить кровопролития. И на всякий случай еще немного подвинулась, загораживая собой Ронэ.
- Однако, ваша светлость, если вы непричастны к моему появлению здесь и вас сюда не заманили, а прибыли вы сюда, чтобы поговорить со мной — то как вы узнали, что я здесь? И почему избрали такой странный способ для встречи?

+2

15

Сам Теодор возразил бы, что телохранитель, которого надо куда-то – да и чем? – заманивать, чтобы он изволил заняться своим делом, немногого стоит. Но, в отличие от мадам де Бутвиль, он не питал ни малейших иллюзий – переубедить кого-то ей не удастся.

– Обращайте ваши страстные взгляды друг на друга, господа, – издевательски посоветовал он двум спутникам его светлости. – Что вы скажете на это, мадам? Оставить мне вас наедине с вашим родственником? Вряд ли он пойдет на насилие… по ряду причин.

Легким, почти незаметным движением подбородка он указал Тоени и Сен-Ло на окно. И двор, где им тоже ничто не помешает побеседовать в свое удовольствие.

– Помогите, – взвыл вдруг откуда-то сверху старушечий голос, – помогите, умоляю! Я скажу, я все видела!

Отредактировано Теодор де Ронэ (2017-06-10 14:12:51)

+2

16

Спутники герцога почти обрадовались возможности размяться и укротить острослова, благо тот сам не возражал против небольшой прогулки, но внезапный вскрик заставил всех присутствующих резко обернуться.

- Кто здесь? - спросил Шарль. - С вами кто-то ещё есть, мадам?

Впрочем, кто бы ни скрывался в доме, присутствие постороннего было хорошим поводом избавиться от лишних ушей и поговорить с новоявленной графиней с глазу на глаз.

- Господа, - обратился Ангулем к бретёру и своим дворянам, - окажите нам любезность и выясните, чем мы можем быть полезны почтенной даме. Да, все трое.

+2

17

Эмили вздрогнула. Про Жанну она совсем забыла. И теперь ей надо было решать, что делать, и очень быстро решать. Если отпустить Ронэ с дворянами, с него станется устроить драку. Не отпустить — кто знает, что расскажет старуха: правду или то, что ей велели. Да и толку думать «отпустить-не отпустить», будто его возможно удержать и будто он когда-то ее слушал! Разве что попробовать...
- Это местная служанка, - пояснила мадам де Бутвиль. - Она на чердаке застряла. Господин де Ронэ, вы ведь посмотрите, что там? Только... - она с сомнением посмотрела на Тоени и Сен-Ло, - не обижайте этих господ?.. Пожалуйста...

+2

18

– Я знаю, чем вы можете оказаться полезным почтенной даме, – не сдержался бретер. – Но вряд ли захотите.

Он иронично взглянул на двух телохранителей герцога. Они оба остались около лестницы – он стоял поодаль. И поэтому наверх им предстояло отправиться первыми, зная, кто идет следом. И весь разговор его светлости с графиней не останется тайной – так же, как и их собственная беседа со старухой. Первое ему подходило. Второе – не очень.

– После вас, господа.

На саму мадам де Бутвиль он и не посмотрел.

Отредактировано Теодор де Ронэ (2017-06-12 18:09:30)

+2

19

Герцог проводил взглядом сопровождавших его дворян и скрывшегося вслед за ними бретёра, что раздражал его всё сильнее. Дерзость последнего в присутствии графини де Люз могла свидетельствовать как о неподобающих отношениях между этими двумя, так и являться всего лишь малоприятным свойством характера одноглазого забияки. В отличие от супруги, Шарль не поручился бы за её правоту, но кого интересовала истина, когда на кону стояли фамильные интересы одного из древнейших родов Франции.

- Мадам, вы немало удивили меня, выбрав на роль телохранителя этого господина, - усмехнулся он, прикрывая дверь. Стены в доме, как он успел заметить, хорошо пропускали звуки, а потому голос его утих, по сравнению с недавними беседами в присутствии де Ронэ. - Позвольте полюбопытствовать, каким образом он сумел втереться к вам в доверие? Вид у него такой, что ночью в тёмном переулке я бы предпочёл не оказаться в его славном обществе.

Отредактировано Шарль де Валуа (2017-06-19 00:24:18)

+1

20

- Его выбрал мой покойный дядя, - пройдя мимо герцога на кухню и вынуждая его тем самым следовать за собой или остаться у лестницы и вести разговор оттуда, Эмили уселась на лавку, туда, где недавно демонстрировала бретеру свои раны. - Я была ребенком, когда впервые познакомилась с господином де Ронэ. Он не самый приятный человек, это правда, зато самый верный и надежный из всех, кого я знаю. За исключением моего супруга, конечно. И граф об этом прекрасно знает. Но зачем вы меня похитили, ваша светлость? Если вы хотели поговорить, это можно было сделать гораздо проще.
Она обвела взглядом кухню и пожала плечами.
- Как в дурной пьесе, право...

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года.