Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Графиня де Люз сталкивается с загадкой, герцогиня де Монморанси беседует со священником. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Лапен сопровождает свою госпожу к источнику. Мари-Флер впутывается в шантаж.

Как дамы примеряют маски. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Мондиссье с помощью гг. Портоса и «де Трана» устраивает ее величеству посещение театра.
Трудно быть братом... Декабрь 1628 года: Встретившись после многих лет разлуки, братья де Бутвиль обнаруживают, что не всегда сходятся во взглядах.

Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года: Герцог Ангулемский знакомится с г-жой де Бутвиль. Прибыв в охотничий домик в роли Немезиды, герцог примеряет уже маску Гестии.
Годы это не сотрут. Декабрь 1628 года, Париж.: Лишь навеки покидая Париж, Лаварден решается навестить любовь своей юности.

Полуденный морок. 29 ноября 1628 года: Маркиз де Мирабель пытается помириться с г-жой де Мондиссье.
О милосердии, снисходительности и терпимости. 29 октября 1628 года: Завершив осаду Ларошели, кардинал де Ришелье планирует новую кампанию.

Итак, попался. А теперь что делать? 20 ноября 1628 года, вечер: кардинал де Ришелье расспрашивает Лавардена и д'Авейрона об интриге, в которую те оказались впутаны: кто нанял королевского мушкетера, чтобы затем сдать всех дуэлянтов городской страже? И что важнее, зачем?
Без бумажки ты - букашка... 3 декабря 1628 года: Пользуясь своим роковым очарованием, миледи убеждает Шере оказать ей услугу, которая может ему еще дорого обойтись.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Послеполуденные встречи, весна 1628 года, городок Брам


Послеполуденные встречи, весна 1628 года, городок Брам

Сообщений 21 страница 32 из 32

1

Из эпизода И все же - была ли девушка? Весна 1628 г,

0

21

Мадам де Бутвиль не очень понимала, как омовение в каком-то ручье может противоречить законам веры и церкви. Ездят же люди в Форж, и купаются, и воду пьют, и ничего... Нет, конечно, наверное, какой-то источник может быть и проклят Врагом рода человеческого, но тогда в округе ходили бы страшные истории, а не наоборот. Она даже хотела посвятить в свои умозаключения ее светлость и господина кюре, но благоразумно промолчала, опасаясь  какой-нибудь душеспасительной речи.

+1

22

Отец Бернар оглядел скромную комнатку, как бы в поисках вдохновения; на самом деле он искал, чем бы промочить горло, ибо речь ему предстояла длинная, но, ничего не обнаружив, со вздохом приступил к разъяснениям:
        - Могу вас заверить, сударыня, что наш источник, в отличие от имеющихся в других местах,  никоим образом не связан с  такими бесовскими сущностями, как феи, лесные духи и тому подобное.  Нет ни слухов, ни сказок, ни песен об этом в наших окрестностях. Что касается пользительности сей воды, в этом можете не сомневаться: для суставов, для гладкости кожи, для некоторых других недугов нет ничего лучше!
        На этом месте кюре сделал многозначительную паузу и как бы случайно бросил взгляд на столик, на октором не было никакого угощения.

+1

23

Для Марии-Фелисии взгляд кюре так и остался случайным - ей и в голову не могло прийти, что служитель божий может думать о столь суетном предмете, как вино, ведя серьезный разговор. Тем более что отец Бернар, судя по цветущему виду, отнюдь не был изможден постами и, без сомнения, недавно пообедал, как и все здешние жители, а герцогиню сейчас занимал вопрос куда более важный.
       - Недуги?.. Да, это хорошо, но я хотела бы... узнать кое-что другое... - герцогиня запиналась, словно маленькая девочка, не выучившая заданный урок, - вы понимаете, бывает ведь так, что никакого недуга нет, а просто не случается то, чего ждешь, на что надеешься...
       Она так и не сумела прямо объяснить, что ее волнует, но кюре, отлично знающий местные предания, догадался и без слов.   
       - Ах, сударыня,  вот вы о чем! - воскликнул он, тоже деликатно избегая прямых слов. - Для того, чтобы вы поняли, как с этим вопросом дело обстоит, извольте послушать местное предание. В давние времена, как вам, надо полагать, известно, случилась на нашей земле беда, развелось тут множество еретиков, и пришло крестоносное воинство, дабы их укротить. Беда только, что воины эти слишком привыкли мечами махать, не хотели они ждать, пока ученые мужи определят, кто впал в ересь, а кто нет, косили всех подряд. И от этого довелось жестоко пострадать тогдашним обитателям нашего милого Брама...

+1

24

Поначалу мадам де Бутвиль скучающе думала о том, что она не прочь бы повстречать какую-нибудь фею около источника, а насчет того, что это существо бесовское - так все равно ж его Господь создал, значит, зачем-то оно и нужно. Правда, Эмили не слишком верила в фей, в Нечистого же верила - как же иначе! Да и встречали они как-то с Луи-Франсуа "фею" в парке Шантильи - что-то теперь с бедной женщиной? Потом молодую графиню несказанно заинтересовал рассказ кюре. Очень любопытно было, как крестоносцы связаны с избавлением от бесплодия. (Эмили едва сдержала неприличный смешок, когда ей в голову пришел неподобающий ответ - как...) От занятного рассказа отвлекло слабое царапанье в дверь. Молодая женщина потихоньку переместилась к двери и чуть ее приоткрыла, и служанка  с поклоном протянула ей кружевной платочек. Сделав служанке знак молчать, мадам де Бутвиль быстро сунула платок за манжет и так же тихо вернулась обратно. Итак, мадемуазель де Ранглье здесь, пора начинать... Эмили прикусила нижнюю губку, ожидая подходящего момента.

0

25

- Уж не знаю, какими россказнями угощали наши простолюдины  вашего слугу, сударыня, - продолжал отец Бернар; довольный возможностью щегольнуть знаниями, он даже забыл о желании выпить. - Но я  вам поведаю подлинную историю -  о ней есть старинные записи, в нашей ризнице хранятся. Так вот, были тут тогда  и еретики, и добрые католики, но допускать сюда жестоких пришельцев с севера никому не хотелось, и стали они защищаться, как могли. Но Брам, увы, не крепость,  и вскоре враги ворвались на улицы города, и в необузданном гневе своем поубивали множество людей, ни в чем не повинных, а других покалечили. И кровь лилась, и слезы лились, и молитвы Господу возносились, но гроза налетела, ушла, и остался Брам наполовину сожженный и разоренный. А в те годы жила здесь юная девушка, дочь почтенных родителей, по имени Эрменгарда, и была она чиста душой и мечтала стать невестой Христовой. Чудом уцелело её семейство - еще до начала штурма уехали они на свою ферму в холмах, - но когда вернулись и увидела дева, что случилось,  решила она не уходить в монастырь, а посвятить жизнь пострадавшим согражданам - и лечила, и помогала всячески, и молилась, и с тех пор о ереси в Браме забыли. Пока испорченные врагом колодцы не прочистили, ходила она к тому самому источнику, о коем мы с вами речь ведем. И там, сидя над целебной его водою, частенько плакала, сокрушаясь о том, как умалилось число горожан, и  молилась о скорейшем даровании новых детей, чтобы забылось поскорее лихолетье.  От слез девы Эрменгарды и приобрел сей источник новое свойство, что и было вскоре замечено...

+1

26

- Какая удивительная история! - воскликнула герцогиня, дослушав речь кюре до конца. - Но если это правда, если есть подлинные записи, то это же чудо, истинное чудо!  Почему же слава вашего источника не разошлась по всей стране? Почему даже в Тулузе, совсем поблизости, мало кто слыхал о нем? Почему не воздвигнута хотя бы малая часовенка в честь этой святой женщины?
      - У нас, сударыня, в храме, в одном из приделов, есть уголок, где прихожане могут вознести молитвы за донну Эрменгарду перед статуей, её изображающей, - пояснил отец Бернар. - Но, видите ли, святейшему престолу в Риме недостаточно народной молвы и записей здешних скромных служителей церкви, чтобы признать её хотя бы блаженной подвижницей, а не то что святой.  Хотя такой донна Эрменгарда именно и была - всю жизнь посвятила Богу и добрым делам, замуж не вышла, сирот и одиноких стариков призревала, но, видите ли, нет официальных свидетельств о явленных чудесах! А какие могут быть свидетельства, ежели женщина, выпив чудодейственной водицы, возвращается домой, и подействовало ли это, очень не сразу выясняется? Посему не решаемся мы шум поднимать - дабы не обвинили нас в тщеславии и стремлении к наживе...   
       Кюре сокрушенно вздохнул: он не был жаден, но от приличного вспомоществования не отказался бы, поскольку церковь в Браме давно нуждалась в основательном ремонте, но прямо говорить об этому супруге губернатора все-таки не решался.

+1

27

Эмили история донны Эрменгарды чрезвычайно заинтересовала. Правда, она совсем неблагочестиво подумала, сколько же слез должна была пролить святая дева, чтобы от них источник приобрел такие свойства. Да и странно: слезы невинной девы бесплодие лечат... Тут молодая графиня этих мыслей устыдилась — потому что грех глупости разные думать, помогает же источник! А ей следует подумать о совсем другой деве, и побыстрее. Тем более, священник — вот он.
- Ваша светлость! - решившись, обратилась она к герцогине. - Мне надо вам сказать!.. Очень-очень надо! Простите, святой отец, но вы сами поймете, что надо прямо сейчас! - повернулась она к доброму пастырю.

0

28

Герцогиня попыталась представить себе, почему рассказ кюре вызвал у мадам де Люз столь неожиданный вопрос, но тут же от этой попытки отказалась: уж больно прихотливо складывались мысли у её юной родственницы!  Очень надеясь, что каких-либо неприятных для священника вещей та все-таки произносить не станет, она улыбнулась и кивнула:
        - Конечно, говорите, милая Эмили! Вы же знаете, я всегда готова вас выслушать.

+1

29

- Ваша светлость! - уже начав говорить, Эмили не знала, как рассказать герцогине о мадемуазель де Ранглье, но надо было торопиться, и она ринулась, как в омут с головой. - Я знаю, что вы можете понять тех, кто искренне любит. Тому свидетельство то, как милостиво вы отнеслись ко мне. Но не все, увы, могут это понять! И что тогда делать любящим сердцам? Представьте себе девушку, которая ждет брака с возлюбленным вот  уже десять лет...
Сколько длилась любовь господина де Шасиньона и мадемуазель де Ранглье, Эмили не знала, но много ведь — не мало.
- И только потому, что родные девушки считают, что ее избранник недостаточно богат. Ведь это грех стяжательства, правда, святой отец? И гордыни? - она быстро повернулась
к кюре, а потом снова умоляюще глянула на герцогиню. - А годы-то идут... Что же делать бедной девушке?

0

30

Сбивчивость изложения была явлением привычным для отца Бернара: недаром он за сравнительно недолгий срок своего служения успел выслушать многие десятки исповедей, ничуть не более связно высказанных.  Он уловил суть дела и наскоро стал соображать, о ком толкует эта взволнованная дама. Девушек на выданье в Браме было не так уж много, кюре благодаря словоохотливой экономке знал все их имена и истории; часть из них уже просватали, но о десятилетнем ожидании брака и речи быть не могло: случается, конечно, что родители обручают своих детишек чуть ли не в колыбели,  но младенцы и несмышленые дети на любовные страдания, тем более столь длительные,  никак не способны, благодарение Господу, а среди присутствующих ныне в городке девиц ни одной не было более восемнадцати лет! Но может, госпожа Эмили ни с того ни с сего заговорила о ком-то нездешнем - ведь обратилась-то она сначала к герцогине? Да, наверно так - откуда бы ей, только приехав, знать местные истории?
        - Вообще говоря, желание старших выдать дочь за обеспеченного человека грехом никак не является, - аккуратно подбирая слова, чтобы ненароком не обидеть знатную даму, начал отец Бернар, как только в горячей речи графини обозначилась пауза. -  Если бы вздумали девушку насильно замуж тащить - это есть нарушение законов королевства. Но, судя по вашим словам, родители не сделали этого, ждут, пока девушка сама решит, не так ли?  Так что не вижу я тут ни стяжательства, ни гордыни, одни только житейские соображения, хотя, конечно, не самые красивые.  Но... уж меня простите великодушно, про каких влюбленных вы говорить изволите?

+1

31

Если бы не привитая с детства привычка к сдержанности, Мария-Фелисия сейчас, наверно, округлила бы глаза от изумления, а может, и приоткрыла бы рот: графиня де Люз, несомненно, "выудила" эту романтическую коллизию прямо здесь, в Браме, но как? Откуда? Ведь, кажется, она просто выходила погулять! А говорит с такой страстью, словно речь идет о ее старых друзьях... Может, и в самом деле так - случайная встреча на улице?
        - И в самом деле, - не зная, что и думать, подхватила она вопрос, так кстати заданный отцом Бернаром, -  объясните нам спокойнее и подробнее, будьте добры, что это за люди и как вам стало известно об их истории?

+1

32

- Но я никак не могу сказать, кто они, ваша светлость, если вы не пообещаете их защитить! - взмолилась Эмили. - Потому что тогда я их погублю. Конечно, должно слушаться старших, но если у жениха один лишь недостаток — он даже не то, чтобы беден, но недостаточно  знатен и богат, как того хотелось бы родным? А родные хотят видеть зятем не меньше, чем графа — это ли не гордыня? Между тем ни графов, ни баронов даже на примете нет, а есть благородный и честный юноша... Помогите, ваша светлость! Одно ваше слово...

0


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Послеполуденные встречи, весна 1628 года, городок Брам