Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, приняв последнюю за герцогиню де Монморанси. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном. Бывшая графиня де ла Фер меняет брата на мужа, а мужа на новые надежды. Г-н де Ронэ снова прибывает под Ларошель.

По заслугам да воздастся. 6 декабря 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез приходит в гости к кардиналу.
Белые пятна. Январь 1629г.: Шере задает другу необычные вопросы и получает неожиданные ответы.
Что плющ, повисший на ветвях. 5 декабря 1628 года: Г-н де Ронэ возвращает чужую жену ее мужу.

"Ужас, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором Лаварден плывет в Новый свет, происходит нечто странное.
Anguis in herba. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы недозволенного. 17 января 1629 г.: Г-н де Корнильон знакомится с миледи.

В монастыре. 29 ноября 1628 года.: Г-жа де Бутвиль продолжает изучать обитель св. Марии Египетской.
Найти женщину. Ночь с 25 на 26 января 1629г.: Шере и Барнье пытаются разговорить кучера, который помог похитить г-на де Кавуа.
Крапленые карты человеческих судеб - 13-27 февраля 1629 г.: Похищение дочери капитана де Кавуа лишает покоя множество людей.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа в обществе Шере и Барнье отправляется на поиски капитана.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Любимые развлечения двух интриганов. 29 ноября 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез и маркиз де Мирабель выясняют отношения.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Послеполуденные встречи, весна 1628 года, городок Брам


Послеполуденные встречи, весна 1628 года, городок Брам

Сообщений 1 страница 20 из 44

1

Из эпизода И все же - была ли девушка? Весна 1628 г,

0

2

Комната, отведенная под спальню герцогини, была обставлена скромно, однако опрятно; белые стены, свежие белоснежные простыни, ставни, прикрытые так, чтобы воздух  проникал в помещение, а солнечный свет не мешал - все это создавало отличные условия для отдыха,  и Мария-Фелисия, предполагавшая лишь ненадолго прилечь, крепко заснула на целый час. Проснувшись и увидев над собою беленый потолок с темными балками, она не сразу вспомнила, где находится.  Но потом все стало на место: ах, этот милый городок Брам, на который она, быть может напрасно, возлагает такие надежды...   
         - Вы проснулись? - встрепенулась камеристка, дремавшая вполглаза на раскладной кроватке у стены. - Или будете еще почивать?
         - Довольно спать. Я очень хорошо отдохнула. - Герцогиня провела рукой по голове и поняла, что прическа ее пришла в беспорядок. - Причеши меня, подай умыться!
         Прохладная вода в серебряном кувшине, свежее полотенце, зеркало и дорожная шкатулка с туалетными принадлежностями - все было уже приготовлено расторопной   прислужницей на маленьком столике у окна. Через четверть часа  герцогиня, коротко взглянув в зеркало убедилась в том, что выглядит скромно и прилично,  отправила камеристку посмотреть, что делается в доме.
          - Если кто-то спит, будить не надо. Но если графиня де Люз бодрствует, пригласи ее сюда!

+1

3

Эмили  довольно давно уже вернулась и даже прилегла, но долго лежать не смогла. Ее деятельная натура требовала действия, а делать было совершенно нечего. Она умылась, велела себя снова причесать. Разгладила складки платья, покрутилась по комнате. Делать было нечего. Слова горничной о том, что ее светлость ожидает графиню де Люз прозвучали для последней ангельской песней, и она поспешила на зов.
- Вы меня звали, ваша светлость? - графиня де Люз вошла, может быть, быстрее, чем позволяли приличия, но тотчас присела в почтительном реверансе.

0

4

Придворные условности в этой простой обстановке были явно излишними, и герцогиня, сидевшая на единственном стуле у туалетного столика, приветливо улыбнувшись, указала родственнице на кровать, застеленную полосатым покрывалом:
         - Как хорошо, что вы не спите! Этот городок, право, какое-то сонное царство, здесь так легко предаться лени и забыть о собственных намерениях... Прошу вас, Эмили, оставим церемонии для дворцов! Устраивайтесь поудобнее и расскажите мне, есть ли какие-то новости? Разведал ли что-то ваш слуга?

+1

5

- Ох, и правда, такое ощущение, что здесь все спят!  - ответила Эмили, усаживаясь на край кровати. - Я прошлась по улице — словно все вымерли, а ведь не очень и жарко. Лапен еще не возвращался, но это ничего, он парень ловкий и наверняка принесет много интересного.
Она покачала ножкой, посмотрела в окно и притворно смиренно произнесла:
- А я, кажется, ненароком разбудила того смешного старого господина, что приходил к нам.
Искорки в глазах мадам де Бутвиль и рвущаяся с ее губ озорная улыбка ясно показывали, насколько мало она раскаивается.
- Я нашла его обиталище и хотела было поболтать, но потом устыдилась и не стала тревожить его покой. Однако наверняка он вскоре сам придет.

0

6

- Разбудили?  О, это нехорошо! - герцогиня не удержалась и улыбнулась в ответ. Эмили была так заразительно весела и легка, что Мария-Фелисия чувствовала себя помолодевшей, общаясь с нею. - Но я думаю, что выспаться он еще успеет, раз уж он обратился ко мне, пусть потрудится довести разговор до конца. Очень надеюсь, что всё сведется к простому недоразумению. Вам удалось узнать какие-нибудь подробности об этой семье?

+1

7

- О да! - рассмеялась юная графиня. - Здесь всем так скучно, что слуги готовы болтать часами. Приготовьтесь, мадам, я вам сейчас расскажу историю, услышанную мной от одной весьма разговорчивой девицы.
Она деловито расправила юбку и принялась рассказывать.
Как выяснилось, господин Антуан-Огюст де Пейрен был в здешних местах личностью весьма примечательной, и не только потому, что его младшая дочь сбежала лет пятнадцать тому назад с протестантским пастором - по слухам, в Акадию, хотя некоторые говорили, что в Женеву. Господин де Пейрен решил после этого, что его дочка все одно, что умерла, и говорил о ней как о покойнице, и так, что многие верили, и даже внучка его тоже верила, а поскольку ее отец вскорости скончался, так и поправить было некому. Про мадемуазель де Ранглье служанка говорила с восторженным придыханием, и успела только поделиться еще, что обожающий ее дедушка считал, что его любимая красавица (а мадемуазель и вправду была чудо, как хороша!) годится в жены не меньше, чем графу, которых в их краях, как известно, нет ни одного, и потому был счастлив, когда госпожа Мари-Клер получила приглашение от ее светлости.
- От вас то есть, мадам, - заключила Эмили.
Да, она узнала и еще кое-что, но зачем тревожить герцогиню раньше времени? Вот когда все окончательно выяснится...

0

8

По своему характеру, да и по воспитанию, полученному под родительским кровом, Мария-Фелисия не была склонна к досужим пересудам и сплетням, но семейные истории её  интересовали, - из них часто можно было  извлечь  поучительный опыт. Вот и сейчас, внимательно выслушав сообщение графини де Люз, она пришла к определенному выводу:   
          - Судя по всему, сам господин де Пейрен и его семейство отличаются способностью к сильным страстям: и  бегство  дочери , и реакция отца на её поступок - необычны по сравнению с другими подобными случаями. Если бы вам рассказали, что женщина бросила мужа ради какого-нибудь красавца-офицера или богатого титулованного повесы, эта история не стоила бы внимания. Но жизнь супруги протестантского пастора - отнюдь не сладка, насколько мне известно, тем более, если пастор намеревался уехать в столь далекий и необжитый край, как Акадия. О банальном соблазне тут и речи быть не может... А господин де Пейрен, видимо, очень любил дочь  и перенес это чувство на внучку. Но если мадемуазель де Ранглье унаследовала характер своей матери, то и она могла совершить  что-то неожиданное и безрассудное. Какое приглашение она могла получить? В штате моей свиты нет вакансий, она и так, на мой взгляд, слишком многочисленна, более того, со мной никто и не заговаривал о девушке с таким именем, никто не рекомендовал  её, и уж тем более не мог ни мой секретарь, ни кто-либо из дам приглашать кого-то от моего лица! Скажите, есть ли у вас какие-то предположения, догадки насчет того, что все это значит?

+1

9

- Нет, совершенно никаких! - чистосердечно призналась Эмили. - Потому что если девушка убежала с любовником, или ее похитили, хотя кому она нужна, или был несчастный случай и она где-нибудь, не дай Бог, погибла — ни одна из этих версий не объясняет письмо от вас, полученное господином де Пейреном!
Продолжить глубокомысленные рассуждения графине помешал стук в дверь. Она сама бросилась открывать — ведь ее светлость пожелала оставить церемонии.
- О, вот и Лапен! - радостно воскликнула молодая женщина. - Заходи! Ты что-нибудь узнал? Рассказывай!

0

10

Лапен низко поклонился обеим дамам и принялся рассказывать, глядя  между ними - так, чтобы его слова были адресованы обеим:
- Я беседовал с местными жителями. Все бурно расхваливают источник, но мне показалось, что они просто стараются, извините за столь прозаическое сравнение, показать свой товар лицом перед приезжими. Когда я просил их назвать имена исцеленных источником людей, они начинали путаться и явно врать.
Хоть Лапен и не пялился ни на графиню, ни на герцогиню, но короткие, быстрые взгляды он себе позволял. И успел разглядеть на прелестных личиках разочарование. Ну, конечно - неужели зря приехали?
Лапен почувствовал себя причиной их разочарования. Его послали за сведениями интересными, увлекательными, вселяющими надежду. А он что принес? Скуку...
Бывший актер продолжил чуть глуховато, таинственно:
-И очень жаль, что добрые жители Брама забыли тот секрет, что с древних времен связан с их удивительным источником...
А вот теперь обе заинтересовались! И смотреть на лица не надо. Артист умеет чувствовать публику!
- Знавал я одного поэта, уроженца здешних мест. Была у него поэма "Источник Брама", в ней он стихами изложил подлинную историю семьи, которую прокляла злобная ведьма. В семье было семь дочерей. Они выходили замуж, одна за другой, но ни одна не родила ребенка. Героиня поэмы, прелестная Батильда, была младшей сестрой. Она вышла замуж по любви. Но на свадьбе ревнивая соперница крикнула ей: "Не выносишь ты мужу сыновей! Бесплодна ты, как все твое семейство!" Батильда затосковала. Но мудрая старая женщина рассказала ей... погодите,  кажется, помню тут кусочек наизусть...

...Но ей открыла древняя старуха
Ту тайну, что еще жива в народе:
Источник в силу полную вступает
Лишь в полночь полнолуния, когда
свет лунный растворится в черных водах.
Коль ночью происходит чудо брака,
Коль ночью в теле завязь возникает,
То от бесплодья избавляет ночь...

Дальше поэт описывает ночное путешествие Батильды к роднику... ну, тут он перехватил, прямо страхи-ужасы - и филин ухал над головой, и чьи-то тени колыхались меж дерев, и волчий вой разнесся в отдаленьи... откуда тут волки, да еще летом? Это поэт приврал, чтоб звучало красиво. А дальше так:

В сорочке тонкой робкая Батильда
В ночную воду, вся дрожа, вступила.
А с неба проливался свет полночный,
В воде холодной ясно отражаясь.
Играли нежно и переливались
Лучи Селены на девичьей коже...

Ну, поэт клялся, что все так и было. Героиня - его бабушка, только звали ее Нанеттой, а Батильду он для красоты присочинил. И нарожала она потом мужу детей, уж это-то правда, иначе откуда у нее потом внук взялся? А стало быть, источник Брама самую силу имеет ночью в полнолуние, зачем бы ей врать, этой самой Батильде-Нанетте?

+3

11

Мадам де Бутвиль завороженно слушала лакея. Замечательный все же парень графу попался, вон как интересно рассказывает! Как по писаному! К концу речи Лапена глаза юной графини светились восторженным воодушевлением.
- Ваша светлость! - почти умоляюще обратилась она к герцогине. - Ведь как раз полнолуние!
Дело было даже не в чудесных свойствах источника, хотя, разумеется, Эмили очень хотелось зачать ребеночка. Потому что это было правильно и необходимо, а что она этого немного боялась — ну что с того? Но главное, путешествие к чудодейственному источнику ночью в полнолуние — это было Приключение!

0

12

Герцогиня отнюдь не испытывала того простодушного восторга, который виден был во взгляде госпожи де Люз. Конечно, старания слуги заслуживали похвалы, и  Мария-Фелисия слушала с улыбкой, но какие сделать выводы из услышанного?  Она провела полжизни во Франции, но так и не смогла привыкнуть к удивительной способности здешнего народа, причем во всех сословиях,  набрасывать покров легкомыслия на самые серьезные предметы. Скажите на милость, как понимать сообщение этого разбитного слуги: это театральная реприза, простонародные пересуды или древнее предание об истинном чуде? И если источник действительно чудодейственный,  то какие силы определяют его свойства? Какие-то природные явления? Не язычеством ли отдают эти рассказы?
        - Вы хорошо потрудились, Лапен, - сказала она после минутного раздумья (обращаться на "вы" ко всем служащим было одним из ее принципов). - Но было бы неплохо еще узнать, как относится к этому явлению местный священник. Право, я не знаю, как лучше поступить. Правильнее было бы мне вместе с вами, Эмили, сходить в церковь, но так  не хочется привлекать к себе лишнее внимание...  Если вы не против, я бы попросила вашего слугу разыскать здешнего пастыря и пригласить его сюда.
        Чтобы не расстраивать юную родственницу, она добавила:
        - До ночи еще далеко, мы все успеем. В крайнем случае, полнолуние будет еще и завтра.

+1

13

На личике мадам де Бутвиль живо отразилось разочарование, но почти сразу исчезло — до ночи действительно было еще далеко. Правда, она отнюдь не жаждала познакомиться с местным кюре, богоспасительные беседы каждый раз навевали на нее смертельную скуку, за что она сама себя ругала — графине де Люз подобает быть доброй христианкой. И брать пример с ее светлости, а для того сейчас же исполнить ее желание.
- Приведи сюда местного священника, - обратилась она к слуге.

+1

14

Всех желающих посвятить себя священному служению учат одинаково, внушают одни и те же правила. Но когда доходит до дела, когда юный кюре получает приход и остается один на один со своей паствой - и живой жизнью, в которой столько соблазнов и радостей,  что как-то не хочется называть ее "юдолью скорби" - вот тогда верх берут не полученные от наставников внушения, а природные свойства характера. И если один священник считает своим долгом не пить ничего, кроме воды, соблюдать все посты и запугивать прихожан посмертными карами, то другой предпочитает есть и пить в свое удовольствие, вникать во все мирские дела и охотно отпускать людям грехи.
         К этому второму типу и принадлежал кюре Брама, отец Бернар. Он, разумеется, знал о прибытии в городок высокопоставленной особы, знал и о том, что её слуга расспрашивал местных жителей о чудодейственном источнике. (Своим поведением и странными речами этот слуга произвел неизгладимое впечатление, в частности, на экономку кюре, пожилую вдову, которая сразу все рассказала хозяину, как только вернулась с корзиной припасов к обеду.) Сытно подкрепившись и выпив пару стаканов вина, отец Бернар задумался - ложиться ли ему отдохнуть или, исполняя пастырский долг (а также поддавшись любопытству) самостоятельно нанести визит госпоже герцогине?  Задумчивость его уже почти совсем перешла в сладкий сон, когда явился тот самый удивительный слуга, и сон немедленно покинул отца Бернара. Проверив, все ли пуговки сутаны застегнуты, кюре нахлобучил широкополую шляпу, почти совсем затенявшую его круглое румяное лицо, и не без волнения зашагал к дому, где остановилась благородная гостья.
         То, что супруга губернатора оказалась отнюдь не ослепительной красавицей и одета была весьма скромно, кюре воспринял с удивлением, которое, однако, постарался не выказать и поспешно задал первый вопрос:
          - Мне сказали, сударыня, что вы желали меня видеть.  Уж не случилось ли чего плохого с вами по дороге сюда, упаси боже?

+1

15

Внешность явившегося пастыря тоже несколько удивила герцогиню - она ожидала увидеть кого-то более почтенного, вроде г-на де Пейрена; с пожилым священником говорить о деликатных вопросах было бы проще. Но ничего не поделаешь...
       - Ничего страшного ни со мной, ни с моими спутниками не случилось, - поспешила она успокоить кюре. - Но я решилась приехать сюда  по весьма важному для меня делу, и хотела бы посоветоваться с вами.  Прошу вас, присаживайтесь, мне придется отнять у вас некоторое время...
       Она указала ему на единственный в комнате стул, а сама присела на кровать,   аккуратно расправив складки платья.

+1

16

Графиня де Люз скромно стояла у окна. Ей внешность священника понравилась: наверняка местный кюре, обладатель такой свежей и румяной физиономии. Не окажется очень уж занудным! Однако подобные свои соображения в присутствии Марии-Фелисии Эмили не высказывала, опасаясь обидеть искренне благочестивую герцогиню. И часто юная графиня даже ругала себя, обещая себе самой брать пример со старшей родственницы. Получалось, правда, это у нее плоховато... Сейчас же она не знала даже, уместно ли ее присутствие.
- Прошу прощения, ваша светлость, прикажете вас покинуть?

0

17

Герцогиня, конечно, догадывалась, что супруга кузена Луи не испытывает такой потребности в общении с богом, а следовательно, и со священниками, как она сама, но не в ее правилах было укорять других людей за подобные недостатки; видимо, Эмили не терпелось заняться чем-то более для нее интересным, и следовало бы ее отпустить, но сейчас, испытывая неловкость из-за предстоящего деликатного разговора, Мария-Фелисия предпочитала не оставаться наедине с кюре.
      - Если вы не возражаете, дитя мое (будучи вдвое  старше, герцогиня иногда так обращалась к  юной родственнице), я просила бы вас остаться - думаю, наша беседа будет полезна и вам!

+1

18

Отец Бернар, сосредоточившись на приветствии знатной дамы, не сразу заметил, что в комнате имеется и другая особа, гораздо моложе и миловиднее, а поскольку герцогиня назвала ее "дитя мое", то добрый пастырь несколько растерялся: если у нее имеется такая взрослая дочь, то зачем же тогда чудодейственный источник? Но тут же кюре сообразил, что ведь обращение это и он иногда применяет к своим прихожанкам, не являясь, к счастью, их отцом, и, прежде чем сесть, галантно поклонился юнице.
          - О да, сударыня, беседы о предметах божественных  всегда полезны для молодежи! - воскликнул он и опустился на стул с некоторой осторожностью, не доверяя незнакомому предмету мебели. - Ведь дело, ради которого вы прибыли, наверняка касается высших сил, раз уж вы призвали меня?

+1

19

Мадам де Бутвиль послушно присела в реверансе перед ее светлостью, мягко улыбнулась священнику и скромно опустилась на табурет у окна.
- Не сомневаюсь, что этот разговор окажет на меня благотворное воздействие...
Эмили терпеть не могла, когда ее называют «дитя мое», и только в устах мужа эти слова не казались ей обидными. Но разве можно сердиться на милую Марию-Фелисию? Графиня де Люз была значительно моложе (хотя не вдвое, конечно), но иногда ей казалось, что она взрослее и должна заботиться о ее светлости — ведь герцогиня была так добра со всеми, кто ее окружал!

0

20

Уже достаточно знакомая с характером графини де Люз, Мария-Фелисия усомнилась в том, что  беседа со священником всерьез на нее повлияет, но, конечно, высказывать свои сомнения не стала. И медлить с объяснениями больше нельзя было.
        - Возможно, вы уже догадываетесь, что именно привело меня в ваш приход... о, простите, я ведь еще не знаю вашего имени...
        - Ах, это моя оплошность, сударыня, - поспешно вставил  кюре. - Бернар Кастель, к вашим услугам. Я действительно догадываюсь, ибо, как говорится, слухами земля полнится. Насколько я понимаю, вас заинтересовал наш прекрасный источник?
       - Да, именно так, - не стала скрывать герцогиня. Кюре представился как-то слишком по-светски, но она была рада, что об источнике он упомянул первым.  Продолжать стало легче. - Мне уже известно, что в народе эта вода считается чудодейственным средством... - Она все-таки не решилась прямо сказать, каким именно. - Однако прежде, чем я воспользуюсь ею, мне хотелось бы увериться, что это не противоречит законам нашей веры и церкви.

**

Совместное творчество

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Послеполуденные встречи, весна 1628 года, городок Брам