Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Графиня де Люз сталкивается с загадкой, герцогиня де Монморанси беседует со священником. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Лапен сопровождает свою госпожу к источнику. Мари-Флер впутывается в шантаж.

Как дамы примеряют маски. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Мондиссье с помощью гг. Портоса и «де Трана» устраивает ее величеству посещение театра.
Трудно быть братом... Декабрь 1628 года: Встретившись после многих лет разлуки, братья де Бутвиль обнаруживают, что не всегда сходятся во взглядах.

Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года: Герцог Ангулемский знакомится с г-жой де Бутвиль. Прибыв в охотничий домик в роли Немезиды, герцог примеряет уже маску Гестии.
Годы это не сотрут. Декабрь 1628 года, Париж.: Лишь навеки покидая Париж, Лаварден решается навестить любовь своей юности.

Полуденный морок. 29 ноября 1628 года: Маркиз де Мирабель пытается помириться с г-жой де Мондиссье.
О милосердии, снисходительности и терпимости. 29 октября 1628 года: Завершив осаду Ларошели, кардинал де Ришелье планирует новую кампанию.

Итак, попался. А теперь что делать? 20 ноября 1628 года, вечер: кардинал де Ришелье расспрашивает Лавардена и д'Авейрона об интриге, в которую те оказались впутаны: кто нанял королевского мушкетера, чтобы затем сдать всех дуэлянтов городской страже? И что важнее, зачем?
Без бумажки ты - букашка... 3 декабря 1628 года: Пользуясь своим роковым очарованием, миледи убеждает Шере оказать ей услугу, которая может ему еще дорого обойтись.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Поэт и царь. Ночь на 20 ноября 1628 года.


Поэт и царь. Ночь на 20 ноября 1628 года.

Сообщений 21 страница 23 из 23

1

Королевская площадь.
Сразу после событий эпизода Частная жизнь господина Ле Бона.

0

21

Ссора, как и поединок, начинается не тогда, когда оба противника способны трезво оценить доводы друг друга. Не будь шевалье де Бензак в таком отчаянии или найди он, кого винить в своем конфузе, возможно, он и осознал бы, что ставит Сен-Симона в заведомо безвыходное положение. Вряд ли, впрочем, это заставило бы его сменить точку зрения – если бы, конечно, в этих иных обстоятельствах он вообще испытывал бы желание затеять дуэль.

– Не бойтесь, – с отчетливым высокомерием бросил он, – никому не нужды знать, из-за чего мы повздорили; если вы уцелеете, вас никто не обвинит.

Что при этом он воспользуется промахом или великодушием короля, не спросившего у него его имя, молодой человек не подумал, как и о том, что фаворит мог предпочитать, напротив, чтобы у него был секундант, беспристрастный или пристрастный – но свидетель.

+1

22

Сен-Симон был тех же лет, что и его противник, а значит, свойственная юности порывистость и неспособность задумываться всерьёз о последствиях давали о себе знать в самых неподходящих случаях.

- У меня нет ни малейшего желания объясняться с кем бы то ни было из-за нашей стычки, будь то его величество или апостол Пётр, - сердито отозвался он, понимая, что обратного пути у него более не оставалось. - Но раз вы так настаиваете, то завтра после полуденной мессы вы сможете найти меня у Сен-Жерменских ворот.

В это время король намеревался присутствовать на Совете, а значит, фаворит мог свободно распоряжаться теми несколькими часами, что будут обсуждаться дела государственной важности. Ежели Господь смилостивится, то Клод даже узнает, удачно ли они складываются для Франции.

Отредактировано Людовик XIII (2017-05-18 02:54:45)

+1

23

Гвардеец поклонился, обретая вновь всю учтивость благородного кавалера.

– Я не заставлю себя ждать, – ответил он. Как ни странно, теперь, когда противник согласился скрестить с ним шпаги, на смену бешенству и отчаянию пришло поверхностное спокойствие – словно бочку оливкового масла выплеснули на разбушевавшиеся волны, и поэтому тихий его голос не дрогнул, и его величество, если бы мог разглядеть в темноте лица двух говорящих и расслышать интонации, запросто мог бы даже не заподозрить, о чем они говорили.

Шагнув, однако, прочь, в ночь, которая одна могла сравниться своей темью с пучинами горя, поглотившего молодого человека, он тотчас же вернулся, чтобы чуть слышно добавить:

– И можете положиться на мое молчание, сударь.

Сопровождаемый лишь эхом своих шагов, подобно Эринниям спешившим за ним не отставая, шевалье столь глубоко погрузился во мрак безнадежности, что не подумал – да и как мог он подумать? – проклиная злой рок и раз за разом представляя себе свою смерть, что, случись ему выжить, сохранение тайны пойдет ему только на пользу.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Поэт и царь. Ночь на 20 ноября 1628 года.