Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, приняв последнюю за герцогиню де Монморанси. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном. Бывшая графиня де ла Фер меняет брата на мужа, а мужа на новые надежды.

По заслугам да воздастся. 6 декабря 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез приходит в гости к кардиналу.
Белые пятна. Январь 1629г.: Шере задает другу необычные вопросы и получает неожиданные ответы.
Что плющ, повисший на ветвях. 5 декабря 1628 года: Г-н де Ронэ возвращает чужую жену ее мужу.

"Ужас, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором Лаварден плывет в Новый свет, происходит нечто странное.
Anguis in herba. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы недозволенного. 17 января 1629 г.: Г-н де Корнильон знакомится с миледи.

В монастыре. 29 ноября 1628 года.: Г-жа де Бутвиль продолжает изучать обитель св. Марии Египетской.
Любовник и муж. 15 декабря 1628 года, вторая половина дня: Вернувшись в Париж, д'Артаньян приходит к Атосу с новостями о его жене.
Крапленые карты человеческих судеб - 13-27 февраля 1629 г.: Похищение дочери капитана де Кавуа лишает покоя множество людей.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа в обществе Шере и Барнье отправляется на поиски капитана.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Любимые развлечения двух интриганов. 29 ноября 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез и маркиз де Мирабель выясняют отношения.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » В каждой клетке есть дверца. 21 ноября 1628 года


В каждой клетке есть дверца. 21 ноября 1628 года

Сообщений 21 страница 32 из 32

1

После эпизода Попала птичка в клетку. 20 ноября 1628 года

0

21

Вряд ли г-жа де Бутвиль полагала, что сжимавшие её локти руки разожмутся по первому же её слову, и, разумеется, ничего подобного не случилось.

- Ну что вы, сударыня, - укоризненно отозвался француз, - уж как мы все за вас тревожились, ну куда же это вы в самом деле побежали, замёрзли...

Эльзасец принялся расстегивать свою куртку.

- По-хорошему пойдёте? Или тащить? Влечь?

Вопрос был явно обращен к французу, показывая скорее, сколь неуверен был его товарищ в выборе слова - хоть и не в выборе действия.

- Волоком, - подтвердил тот.

+1

22

Графиня де Люз смерила француза возмущенным взглядом.
- Когда вас повесят, - мстительно заметила она, - а случится это скоро, я улыбнусь.
Эмили посмотрела на эльзасца, который, казалось, был добрее.
- Пойду. Уберите руки.
На самом деле она пыталась придумать, что делать. Убежать не получится. У нее был стилет, однако вряд ли она смогла бы серьезно повредить своим мучителям. Но было обидно, что страдала она зря, и побег не удался.

+1

23

Француз только пожал плечами и разжал пальцы.

– Нам приказали, мы делаем. Погоди, – он удержал руку товарища и взялся за завязки плаща. – Вам что больше по нраву, сударыня, куртка или плащ?

Несколько шагов спустя он наклонился, чтобы подобрать оброненную домашнюю туфлю.

+1

24

- А все равно повесят!- буркнула Эмили, забирая у француза плащ и кутаясь в него. И неважно, что он был довольно грязным — зато теплым. - Спасибо.
Она двинулась по дороге обратно, слегка прихрамывая, и непонятно, на какую ногу — пока бежала, камешков и сучков, валяющихся на дороге, не чувствовала, зато теперь чувствовала, что было больно ступать.
- Кто вам приказал?

+1

25

Француз неприязненно глянул на молодую женщину.

– Кто платит, тот и приказывает, разумеется.

Эльзасец прибавил шагу и почти сразу издал триумфальный возглас, высоко поднимая в правой руке вторую туфлю, больше похожую сейчас на ком грязи.

+1

26

- И сколько платит, так? - Эмили с сожалением посмотрела на туфлю. Надеть раскисшую тряпичную обувь не было никакой возможности, а она почти уже не чувствовала замерзших ног. Зато было уже не так больно... - Мой муж заплатит больше, если вы отвезете меня обратно.
Муж... Но он вернется же когда-то! А Эжени ссудит ей денег...

+1

27

Француз глянул на г-жу де Бутвиль с ничуть не скрываемым пренебрежением, которое было в равной степени вызвано сомнением в ее способности сдержать такое обещание и верностью своему слову, а эльзасец, также услышавший ее предложение, откровенно фыркнул.

- Если ваш муж вас в мужском виде выходит, - скептически проговорил он, - то есть выходить позволяет, и жить где ни попадя, и с кем ни попадя шашни крутить...

Узнав прошедшим вечером, что в охотничий домик они привезли даму, два наемника сперва изумились, а потом провели весь вечер за сплетнями. Что их жертва могла быть замужем, им при этом и в голову не пришло.

- Вам и не идет совсем, - перебил француз и вновь окинул молодую женщину оценивающим взглядом, хотя грубый плащ и скрыл как ее достоинства, так и урон, нанесенный ее наряду и внешности пешей прогулкой по грязной зимней дороге. - В платье куда как лучше.

Не сказав ничего прямо, он однако сально подмигнул.

+1

28

Если бы взгляд мог испепелять, француз тотчас бы вспыхнул смоляным факелом и рассыпался в прах.
- Мужское платье для того, чтобы такие, как вы, не пялились. А до того, что мне позволяет муж, вам дела нет! - отрезала мадам де Бутвиль. Они не знали, кого увезли? Хоть бы узнать, зачем... Если не для выкупа... Или все же для выкупа?
- Вам деньги не нужны? Какие еще шашни? - презрительно бросила Эмили. - Вы в самом деле не знаете, кого украли?

+1

29

– Деньги всем нужны, – пожал плечами француз и подмигнул товарищу, – да только вам, не сочтите за обиду, в первую очередь.

- Отчего же в первую очередь мне? - отозвалась Эмили, изо всех сил стараясь не подать виду, как тяжело ей идти. - Вы серьезно считаете, что я беднее вас?

- Оттого, что их у вас нет, - ухмыльнулся наемник, - чтобы мне заплатить, чтоб я вас отпустил. Золотые горы наобещать всякий может, а у вас и сережек каких завалящих нет.

- Хороша бы я была в мужском платье и сережках! - хмыкнула Эмили. - А вы отнесите весточку, куда я скажу - и увидите. Если вы знаете, кто я есть, то знаете также, что горы - не горы, а средства в семье есть.

Эльзасец пожевал губами, поглядывая то на г-жу де Бутвиль, то на молчавшего товарища.

- Можно, - решил он, наконец. - А, Шельм?

Кличкой было прозвание француза или фамилией, он, похоже, принял его как должное:

- А куда передать-то?

- Сначала определитесь с суммой. Сколько вам за меня заплатить обещали?

- Сотню пистолей каждому, - француз глянул на явно оторопевшего товарища и пояснил: - Что обещали нам, мы не получим, снова нас не наймут, да еще и искать начнут, чего доброго, а значит, надо будет ноги делать.

Эльзасец, понимая, согласно кивнул.

Отредактировано Провидение (2017-05-19 01:27:44)

+1

30

- По сотне пистолей каждому? - насмешливо фыркнула мадам де Бутвиль, и только она одна знала, чего стоила ей веселость - ей казалось, еще несколько шагов - и она просто умрет от холода. - Кто же дает за меня столько денег? Ужасно любопытно!
Понятно было, что француз ляпнул наобум, надеясь, что она совсем ничего не понимает... Могла ли Эжени ссудить ей столько? Возможно,  и могла, но вряд ли сразу. И она уже задолжала Эжени триста ливров, они же выкупили ожерелье. А Луи-Франсуа пришлось бы обратиться к кузену... Хотя, может ему удалось продать должность в Санлисе... В любом случае они вряд ли станут платить наемникам, зато придумают какой-нибудь способ... Или станут платить? Все равно она не останется без помощи. Но сначала надо исхитриться послать весточку Ронэ, он наверняка знает, как поступить лучше. С этими мыслями Эмили немного приободрилась.

+1

31

- Никто, - припечатал француз. Эльзасец укоризненно глянул на товарища, и тот смягчился. – Ну что вы, сударыня, как маленькая. Кому надо, тот и платит. И не по сто пистолей на брата, конечно, но ведь нужно же еще наши убытки посчитать. Прибавьте лучше шагу, быстрее дойдем.

Ясно показав тем самым, что неудобства, испытываемые г-жой де Бутвиль, он заметил, и так же ясно обозначив, что не считает их своей заботой, он первым подал пример, к которому присоединился эльзасец, взявший, однако, молодую женщину под руку — то ли полагая, что может тем самым ей помочь, то ли добиваясь, чтобы она не пренебрегла советом его товарища.

+1

32

Эмили обиженно надулась и замолчала. Первым ее порывом было вырвать руку, потому что незачем ее всяким там под руку брать и тащить, к тому же, она не до конца оставила мысль о побеге. Но убежать сейчас не было никакой возможности, а без поддержки она, пожалуй, упала бы. Поэтому, когда за поворотом показался охотничий домик, мадам де Бутвиль невольно выдохнула с облегчением.

Эпизод завершен

Продолжение в эпизоде
Debes, ergo potes

0


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » В каждой клетке есть дверца. 21 ноября 1628 года