Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Графиня де Люз сталкивается с загадкой, герцогиня де Монморанси беседует со священником. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Лапен сопровождает свою госпожу к источнику. Мари-Флер впутывается в шантаж.

Как дамы примеряют маски. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Мондиссье с помощью гг. Портоса и «де Трана» устраивает ее величеству посещение театра.
Трудно быть братом... Декабрь 1628 года: Встретившись после многих лет разлуки, братья де Бутвиль обнаруживают, что не всегда сходятся во взглядах.

Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года: Герцог Ангулемский знакомится с г-жой де Бутвиль. Прибыв в охотничий домик в роли Немезиды, герцог примеряет уже маску Гестии.
Годы это не сотрут. Декабрь 1628 года, Париж.: Лишь навеки покидая Париж, Лаварден решается навестить любовь своей юности.

Полуденный морок. 29 ноября 1628 года: Маркиз де Мирабель пытается помириться с г-жой де Мондиссье.
О милосердии, снисходительности и терпимости. 29 октября 1628 года: Завершив осаду Ларошели, кардинал де Ришелье планирует новую кампанию.

Итак, попался. А теперь что делать? 20 ноября 1628 года, вечер: кардинал де Ришелье расспрашивает Лавардена и д'Авейрона об интриге, в которую те оказались впутаны: кто нанял королевского мушкетера, чтобы затем сдать всех дуэлянтов городской страже? И что важнее, зачем?
Без бумажки ты - букашка... 3 декабря 1628 года: Пользуясь своим роковым очарованием, миледи убеждает Шере оказать ей услугу, которая может ему еще дорого обойтись.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » На те же грабли... 20 ноября 1628 года


На те же грабли... 20 ноября 1628 года

Сообщений 21 страница 40 из 42

1

Через неделю после эпизода О чем говорят женщины. 13 ноября 1628 г, после полудня, который завершился совместной пьянкой двух дам

0

21

Сразу три грубые красные лапищи протянулись, чтобы помочь г-же де Бутвиль: одна, принадлежавшая наемникам, говорившему с немецким акцентом, и две – его товарищу.

– Тшьорт, – бормотал при этом первый, – простит, о я, простит.

– Прощения, стало быть, просим, – не то перевел, не то добавил второй, – сударь. Разрешите, отряхнуться, может?

И он с недвусмысленными намерениями протянул руку к самому большому пятну.

– Кабак, я, – внес свою лепту его приятель, хватая его за рукав в последний момент. – Сохнуть об, надо. Валится от.

– Да щеткой его, щеткой, – не согласился француз. – Прошу вас, сударь.

Не то неуклюже поклонившись, не то просто взмахнув рукой, он обозначил направление, в котором повлек тут же их промокшую и грязную жертву.

+1

22

- Идите к черту! - дернулась Эмили, безуспешно пытаясь вырвать руку и проклиная себя за то, что сдуру попросила о помощи - кого?! - Я не... я обойдусь...
В голову ее стало закрадываться смутное сомнение, что все это случилось с ней неспроста. Конечно, трудно было заподозрить в происходящем чей-то злой умысел, но разве не происходили с ней вещи не менее невероятные? И не менее зловещие, потому что физиономии и вообще внешний вид ее обидчиков назвать распологающим уж никак было нельзя.
- Да пустите же! - она дернула руку сильнее. - Я никуда не пойду!

+1

23

Изумление на физиономиях наемников было непритворным: ни у того, ни у другого в голове не укладывалось, как это мальчишка – а в тайну того, с кем они имеют дело, они посвящены не были – отказывается от их великодушного предложения. Кем надо было быть, чтобы, вымокнув до нитки и напоминая при этом ком грязи, идти затем куда-то через зимний Париж?

– Тщистить, грязь, – попытался объяснить опомнившийся первым эльзасец, – кабак, ну? Тьепло, тщисто?

– Мы заплатим, – пояснил его приятель, решив, что у юнца вряд ли хорошо с деньгами, но свою хватку при этом не разжимая, – и за выпивку тоже, ну куда вы в этаком виде пойдете-то, сударь?

Он снова взмахнул свободной рукой, указывая мнимому пажу на вывеску винного погребка неподалеку.

+1

24

- Домой пойду, - ответила Эмили, прекрасно понимая, как глупо это звучит. Она с сомнением глянула на вывеску винного погребка. Ко всему прочему, денег у нее действительно было мало. Благодаря Эжени она ни в чем не нуждалась, но вырученные за шпагу деньги бретер не отдал, и было у нее с собой всего два ливра. Хватит ли? Некстати вспомнилось, как граф и д'Артаньян отбили ее у незнакомцев, как она, вся в крови и грязи, хотела уйти от Луи-Франсуа, а тот объяснял ей, сколько внимания она привлечет на парижских улицах. Но сейчас же совсем другое дело! Сейчас она никому не мешает... Мадам де Бутвиль посмотрела на того, кто держал ее руку и почти спокойно спросила: -  Вы знаете Охотника?.

+1

25

– Кого? – растерялся наемник. Из всех вопросов, которые мог бы задать мнимый паж, этот был, несомненно, самым неожиданным. – Какого охотника?

Он озадаченно покосился на приятеля, но тот ответил ему столь же недоуменным взглядом. И хотя эльзасец появился в Париже всего лишь год назад, а француз там родился, ни тот ни другой не вращались в тех кругах, где им могли бы назвать это имя.

– Jäger? – для верности переспросил эльзасец и натянул тетиву несуществующего арбалета. – Фьють-фьють? Паф-паф?

+1

26

- Нет, не совсем, - отмахнулась Эмили. Похоже, эти двое не имели никакого отношения к прошлогодней компании. С другой стороны, стали  бы  они об этом кричать... Мадам де Бутвиль, пожалуй, все же не пошла никуда с незнакомцами  и собиралась было поднять крик, если француз ее не отпустит, не вспомни она ни с того ни с сего про Ронэ. Эмили представила себе его презрительно-насмешливую гримасу и прикусила губу. Нет, надо  все же почиститься... - Черт с вами, идемте.
Мысль о том, что у подобных типов, кем бы они ни были (а похожи были на бывших военных, и явно не из благородных), вряд ли принято заглаживать свою вину перед теми, кого они невольно обидели, как-то не пришла ей в голову.

+1

27

Эльзасец хмыкнул и совсем по-дружески ткнул мнимого пажа кулаком в плечо.

- И верно, и правильно, куда ж в таком виде? – поддержал его приятель, подхватывая г-жу де Бутвиль под локоть и увлекая ее следом. Ни тому, ну другому не нравилось полученное ими поручение, но это не мешало им выполнять его со всем тщанием. – Надеюсь, у них и чего покрепче вина найдется.

Погребок, вывеску которого француз заприметил издалека опытным взглядом солдата, оказался небольшим, но чистеньким, и отворившая дверь хозяйка тут же заохала при виде плачевного состояния юной графини.

- Ой, да что же это, в такую погоду! Бедный мальчик! Снимайте, снимайте камзол!

- Наливочки бы какой, - предложил француз, и хозяйка нетерпеливо кивнула.

- Будет, сейчас все будет. Но плату вперед. То есть… то есть принято так у нас, сударь. Отец велит.

Наемник ухмыльнулся, но полез за кошельком.

+1

28

Эмили снова растерянно куснула губку. О чем она только думала, когда согласилась сюда идти?! Да, по случаю холодной погоды, ее любимый кожаный колет, так хорошо скрывающий фигуру, был надет поверх шерстяного камзола, но, сколь ни было и то, и другое перепачкано, снять это она никак не могла! Также, как и мокрые насквозь штаны...
- Щетку дайте, и так сойдет,  - пробормртала она и добавила: - Я спешу.

+1

29

Хозяйка поджала пухлые губы и пожала плечами, отворачиваясь от мнимого пажа.

– Та что там снимать, – поддержал свою жертву эльзасец, – что тут чистьить? Изнутри надо греться и наружу – сохнет пусть, та.

– Вашей братии лишь бы насосаться, – неодобрительно буркнула хозяйка, но все же выставила на дощатый прилавок оплетенную соломой глиняную бутыль и три помятых оловянных стаканчика. – Нет у меня наливки, только яблочная.

– Хоть яблочная, хоть сливовая. Не скупись, матушка, – гоготнул француз, протягивая ей монету. – Полней наливай.

Он вручил первый наполненный стаканчик мнимому пажу и уже протянул руку за следующим, когда его приятель опередил его, да так проворно, что даже облился.

– Доливать не буду, – предупредила хозяйка и, наполнив третий стаканчик, наклонилась за свалившейся на пол пробкой.

+1

30

Недавние события снова наглядно показали, что с алкоголем мадам де Бутвиль не дружит, и винопитие - не ее стезя. И если так худо ей было от доброго вина, то что будет от какой-то сомнительной яблочной? Эмили осторожно понюхала содержимое стаканчика... И какой счастье, что эльзазец облился! Не придется огорчать приятелей отказом... она поставила стаканчик на прилавок, будто бы для того, чтобы стянуть перчатки.
- Ай! - воскликнул "паж", неловко задевая стаканчик рукавом. Тот, разумеется, упал на бок, а содержимое его лужицей растеклось по прилавку. - Ну что за черт!

+1

31

– Тшьорт! – эхом откликнулся эльзасец, с искренним огорчением глядя на прозрачную лужицу. – Эхь, ну как же так!

Выпрямившаяся хозяйка также укоризненно покачала головой и выжидающе глянула на француза. Тот, покривившись так, будто у него рвали зуб, с обреченным видом кивнул, и хозяйка взялась за бутылку, вновь наполняя стаканчик.

– Будем, стало быть, здоровы! – провозгласил француз и одним махом выплеснул спиртное себе в рот. – Сдачу давай, мамаша, и щетку тоже.

– Поможет тут щетка, как же, – возразила хозяйка, отсчитывая монеты. – Вы пейте, молодой человек, пейте, а то ведь зима на дворе, не дай боже, простынете!

Определенный резон в ее словах имелся: в погребке было хоть и не так ветрено, как снаружи, но едва ли не холоднее, и промокшему человеку должно было быть весьма зябко.

Отредактировано Провидение (2017-04-12 01:40:51)

+1

32

Вот ведь пристали! Эмили в самом деле замерзла и рискнула бы выпить что угодно, не будь ее недавний опыт таким плачевным. Она чуть пригубила содержимое стаканчика и поморщилась.
- Слишком крепкое. Я... не могу. Я ... дал обет.

+1

33

Эльзасец откровенно заржал, а француз крякнул, широко ухмыляясь.

- Обет? Ну будьте же мужчиной, молодой человек! Одним глотком.

Эльзасец добродушно добавил что-то на своем наречии и протянул опустевший стаканчик хозяйке.

- Еще лей на! – свободной рукой он крепко взял мнимого пажа за шиворот и дернул вниз. – Промокрый весь. Плохо. Холод схватишь.

Приятель его неожиданно неприятно прищурился.

- Вы что ж себе думаете, сударь, что мы камзольчик с вас снять решили? Может, вы еще меня вором назовете?

+1

34

Эмили вздернула подбородок.
- Вором не назову, повода нет, а руки, - она смерила эльзасца взглядом, достойным племянницы Давенпорта и супруги Бутвиля, который иной раз бывал тоже пренеприятнейше высокомерным. Эффект портило то, что кидать высокомерные взгляды, когда тебя держат за шиворот, очень неудобно. - Руки уберите!
Молодой женщине было страшно. На улице еще можно было устроить скандал в надежде, что кто-нибудь вмешается, а здесь - что она против двоих взрослых мужчин? У которых явно имелись какие-то собственные цели - не будешь держать человека за шкирку из христианского милосердия. Голос графини де  Люз, однако, звучал твердо: в конце концов, графиня она или нет?
- Обет, господа, во славу Пресвятой Девы данный, - это для каждого доброго христианина важно.

+1

35

То, что производило большое впечатление на слуг, не возымело ни малейшего эффекта с двумя наемниками. И эльзасец пусть и разжал руку, но еще до приказа мнимого пажа – явно всего лишь попытавшись таким образом намекнуть, что, по его мнению, тому следует сделать.

– Брешьете, сударь, – добродушно фыркнул он. – До обеда поди много время.

Его приятель, напротив, лишь пуще нахмурился и отставил свой стаканчик, даже не усмехнувшись ошибке.

– Никаких драк! – взвизгнула женщина. – Слышите!

– Пойдем-ка, голубчик. Побеседуем.

Без малейшего предупреждения он вдруг выбросил вперед руку. Хозяйка отчаянно пискнула, но наемник, похоже, поставил себе целью всего лишь напугать мальчишку и всего-навсего сбил с него шляпу, на которую тут же красноречиво наступил грязным сапогом.

+1

36

Молодая женщина резко отскочила в стене, прикрывая спину — все же уроки Бутвиля не прошли совсем даром. Волосы ее, разумеется, рассыпались по плечам, но в этом ничего страшного не было , хоть они и отросли, но еще не слишком. У ее супруга были длиннее. Того, что ее разоблачат, графиня де Люз не боялась. А вот шпаги не было. Во-первых, Ронэ ее сломал, а во-вторых, помогла бы шпага? После урока бретера Эмили не слишком в это верила. Она быстро огляделась в поисках того, что могло бы послужить оружием. В сапоге был спрятан стилет, но графиня не была уверена, что сумеет им воспользоваться. А значит, до времени не стоит и показывать.
- Что вам от меня надо?!
Голос молодой женщины звучал все так же ровно и высокомерно, но она заметно побледнела.

+1

37

Истинный пол мнимого пажа по-прежнему остался неизвестным его собеседникам, и от шляпы француз избавил г-жу де Бутвиль не потому, что подозревал, кто она на самом деле. Непотребство, учиненное ими над ее одеждой, преследовало вполне определенную цель, превращая юного дворянина в нечто куда менее приличное. А теперь, потеряв еще и шляпу, молодая женщина превратилась в замурзанного мальчишку, который вполне мог быть как равен по положению двум наемникам, так и, при некотором приложении воображения, уступать им в оном.

- Взбучку я вам хочу дать, сударь, - мрачно отозвался француз. – И раз уж не здесь, так на улице. Сами пойдете, или потащить вас?

Эльзасец, так же недовольно хмурившийся, шагнул навстречу молодой женщине, ясно показывая, что готов поддержать товарища в его намерениях.

+1

38

- С какого это перепугу? - опешила мадам де Бутвиль. - Никуда я не пойду!
Представить себе, что она попала в лапы к двум сумасшедшим, было нелепо. Каждый день сотни людей ходят по улицам Парижа, и ровным счетом ничего с ними не случается, и только ей вечно везет! Но сейчас у нее нет никаких тайных писем, и вообще о ней никто не знает. Кроме Ронэ, Эжени и... Клейрака. Ну, Портос еще, только невозможно себе представить, чтобы гигант-мушкетер мог замыслить какую-нибудь подлость... Да и не знал никто, куда она пойдет, она и сама этого не знала.
- Посмейте только прикоснуться!

+1

39

– Вором считаете? – набычившись, прорычал француз и угрожающе занес кулак. – Выпить, значит, со мной гнушаетесь? Пойдемте, побеседуем!

– Да не отказывается он, что вы! – воскликнула встревоженная хозяйка. – Разлилось просто, вот, сейчас!

Она торопливо наполнила стаканчик и протянула мнимому пажу – не подходя, однако, чересчур близко.

Отредактировано Провидение (2017-04-17 01:29:43)

+1

40

Надо было взять этот несчастный стаканчик и выпить вместе с наемниками. Ничего бы с ней не сделалось, не яд же там. И они бы отстали. Наверное...
Увы, благоразумие никогда не было сильной стороной мадам де Бутвиль. Она испугалась, конечно. Но еще внутри нее горячей волной поднялось нечто, что сэр Джордж Давенпорт именовал «гасконской дурью», нечто, которое заставляло Эмили совершать самые неожиданные и безрассудные поступки. Шагнув к хозяйке, она взяла стаканчик...
- Побеседуем...
Выплеснув содержимое стаканчика в лицо француза, молодая женщина что было сил бросилась к выходу.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » На те же грабли... 20 ноября 1628 года