Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Графиня де Люз просит герцогиню де Монморанси за бедных влюбленных. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают с неведомыми целями. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном.

По заслугам да воздастся. 6 декабря 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез приходит в гости к кардиналу.
Белые пятна. Январь 1629г.: Шере задает другу необычные вопросы и получает неожиданные ответы.
Что плющ, повисший на ветвях. 5 декабря 1628 года: Г-н де Ронэ возвращает чужую жену ее мужу.

"Ужас, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором Лаварден плывет в Новый свет, происходит нечто странное.
Anguis in herba. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы недозволенного. 17 января 1629 г.: Г-н де Корнильон знакомится с миледи.

В монастыре. 29 ноября 1628 года.: Г-жа де Бутвиль продолжает изучать обитель св. Марии Египетской.
Любовник и муж. 15 декабря 1628 года, вторая половина дня: Вернувшись в Париж, д'Артаньян приходит к Атосу с новостями о его жене.
Крапленые карты человеческих судеб - 13-27 февраля 1629 г.: Похищение дочери капитана де Кавуа лишает покоя множество людей.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа в обществе Шере и Барнье отправляется на поиски капитана.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Любимые развлечения двух интриганов. 29 ноября 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез и маркиз де Мирабель выясняют отношения.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » На те же грабли... 20 ноября 1628 года


На те же грабли... 20 ноября 1628 года

Сообщений 1 страница 20 из 42

1

Через неделю после эпизода О чем говорят женщины. 13 ноября 1628 г, после полудня, который завершился совместной пьянкой двух дам

0

2

Мадам де Бутвиль никогда не отличалась терпением. Нет, еще год назад она была довольно терпелива и не позволяла себе капризов, но кто сказал, что ей это нравилось? И то, что не могла себе позволить Эмили де Кюинь, для графини де Люз было сущей ерундой. Поэтому сейчас она стояла напротив особняка Монморанси. Да, одна. Потому что ей хотелось быть одной. И да, в мужском. Потому что в мужском удобнее. А если Ронэ будет ругаться — и пусть себе!
Эмили отчаянно тосковала по мужу, в последние же дни было вовсе невмоготу... Ведь она оставила письмо для него уже давно, и он должен был уже приехать! А может, он действительно не хочет ее видеть, а послушался мадам д'Ангулем? Или с ним что-то случилось?
Выходя из дома, мадам де Бутвиль хотела только немного пройтись, но ноги привели ее сюда сами...

+1

3

Проведи мадемуазель де Кюинь чуть больше времени, выполняя поручения своего дяди — и сегодня она, быть может, заметила бы, что до особняка Монморанси она дошла не одна. Впрочем, сопровождавшая ее тень в человеческом облике не слишком привлекала внимание, хотя торговцы, чьи лавки были расположены поблизости от нового жилища госпожи де Бутвиль, заметили, сколь прибавилось в квартале уличных мальчишек. Один из этих сорванцов, от которых столь настороженно оберегали свой товар соседские лавочники, и направился по пятам за молодой женщиной, в то время как его напарник, также не вызывавший доверия в квартале, со всех ног понесся за подмогой. Столь успешно была организована эта уличная почта, что к тому времени, когда добыча достигла своей цели, к мальчишке присоединились трое взрослых. И если одного из них еще можно было принять за мастерового или мещанина средней руки, то двое других в гораздо меньшей степени поддавались столь простому описанию. Одеты они оба были как слуги, но ножи, которые они носили на поясе, предназначались явно не для хлеба и даже не для мяса.

Обменявшись несколькими словами, из которых очевидно было, что у них был уже заготовлен некий план действий, они разошлись. Один остался наблюдать за юной графиней, один поспешил обогнать ее на пути к Сене, а третий, пухленький, кругленький, как ватрушка с творогом, не то перебежал, не то перекатился на другую сторону улицы и неторопливо побрел в направлении, противоположном первому. Едва завернув за угол, он остановился, и к нему тут же подлетели выполнившие свое поручение мальчишки.

+1

4

Можно было, конечно, зайти в особняк. Мадам де Бутвиль там никто еще не видел, и можно было узнать новости о графе. Но потом, когда граф вернется, слуги же ее узнают...
Эмили стояла и глядела на окна, на вход, воображая, как из дверей выйдет Луи-Франсуа. Но он не выходил. Тогда она представила, как к особняку подъезжает карета, а из кареты выходит граф и... мадемуазель Клод-Эме де Брольи. Интересно, какая она? Конечно, юная и красивая... И что тогда бы сделала Эмили? Если бы это был какой-то роман, или пьеса, она должна была бы убить мужа... или ее... или обоих... Или себя. Вот она выскакивает из подворотни, печально глядит в глаза мужа... Ни слова упрека не срываются с ее уст! Она выхватывает кинжал, тот самый, что подарил ей Ронэ, вонзает его себе в грудь и падает к ногам Луи-Франсуа. Луи-Франсуа, забыв о мадемуазель де Брольи, падает на колени и, обливаясь слезами, умоляет свою любимую жену не умирать, но она испускает последний вздох у него на руках. А он потом уходит в монастырь и вскоре умирает там, мучимый тоской и угрызениями совести...
Умирать мадам де Бутвиль не хотелось. А потом, вдруг он не станет плакать?! Она хмыкнула, вздохнула и пошла домой.

+1

5

Муки, испытанные г-жой де Бутвиль, остались для ее незаметных спутников тайной за семью печатями. Наблюдавшему за ней наемнику тонкие движения женской души были недоступны по причине грубости характера, его ушедший вперед приятель был обращен к страдалице спиной, мальчишки по младости лет думали об ином, а их наниматель, во-первых, стоял за углом, а во-вторых, был занят расчетами. Едва покончив с этим утомительным делом, он вынужден был отвлечься на попытку одного из своих шпионов лишить его кошелька, и потому, вернув наконец все свое внимание г-же де Бутвиль, услышал только хмыканье, с которым она направилась прочь, несправедливо заключив потому, что граф де Люз сделался своей супруге в высшей степени безразличен. Этот ошибочный вывод и определил его дальнейшую тактику. Догнав неторопливо удалявшуюся от него молодую женщину, он стащил с головы подбитую собачьим мехом шапку и заискивающим тоном проговорил:

- Прощения, стало быть, просим, ваша милость, а только не знаком ли вам такой господин де Ронэ будет?

Один из двух его спутников, тот, что ушел вперед, но продолжал то и дело оглядываться, оглядел между тем оживленную улицу и замер, как натянувшая поводок охотничья собака, устремив все свое внимание на остановившийся неподалеку наемный портшез, из которого выбиралась постепенно тучная дама.

+1

6

Эмили резко остановилась и в недоумении уставилась на мужчину.
- Допустим...
Останавливаться не стоило и разговаривать с незнакомцами — тоже, мадам де Бутвиль это знала. Но откуда этот тип знает Ронэ? И знает, что она как-то связана с последним? Что-то случилось с бретером? И он прислал этого человека? Который знает, кто она, хотя пока еще маскарад Франсуа де Кюиня так сразу никто не раскрывал... Откуда он знает и как нашел ее здесь, на улице? Эмили огляделась. Улица не была особенно людной, но и пустынной не была... Вон в конце ее зеленщик с тележкой, и дама из портшеза вылезает, а у лавки булочника подмастерье подметает улицу... Что может случиться среди бела дня? «Все, что угодно», - напомнил внутренний голос.

+1

7

Собеседник г-жи де Бутвиль поклонился ей снова. В отличие от двух своих спутников, до сих пор успешно остававшихся в тени, он казался человеком сугубо мирным, и если худощавость его гладко выбритого лица несколько не вязалась с выдающимся из-под кургузой куртки брюшком, то эта несуразность не бросалась в глаза и, если он и вызывал своим видом безотчетную тревогу, вряд ли кто-либо сумел бы объяснить, отчего, а речь его, какой бы она ни была сбивчивой, звучала на редкость успокаивающе, столь очевидно подчеркивала она всю его незначительность.

– Не извольте гневаться, стало быть, сударь, а только вот, ежели будет у вас времечка самая малость, так госпожа моя о вашем господине поспрошать хотела, будучи, стало быть, хоть и вдова, а все ж таки в сомнениях, потому как… – тут он явно замялся и скороговоркой закончил. – А ежели в деньгах нужда у вас, так моя госпожа женщина щедрая.

Расчет его был до крайности простым – упоминание о женщине, любопытствующей о бретере, должно было разом пробудить в г-же де Бутвиль ревность и до некоторой степени утишить страхи, кои г-н Палье надеялся пробудить упоминанием ее любовника.

+1

8

Мадам де Бутвиль занимало совсем иное: почему все же этот человек обратился именно к ней? Вроде считает мальчиком.. Видел вместе с Ронэ? Но где и когда?
- Отчего ваша госпожа решила спросить меня?
Ревности графиня не испытывала, ей даже в голову не пришло, что дело в любовной истории. Скорее, неизвестная дама — новая заказчица бретера. Вдова, что странно... Эмили поморщилась. Менее всего в господине де Ронэ ей нравился род его деятельности. Потому что она твердо была уверена, что ее друг — хороший человек. Но хороший человек не может же быть убийцей...

+1

9

Г-н Палье несколько растерялся, что легко читалось на его физиономии. Не такого ответа он ждал и к такому вопросу был совершенно не подготовлен.

- Ну…  - пробормотал он, - ну откуда ж мне знать-то, ваша милость? Видела, может, где, или слугу его спрашивать не хочет.

На самом деле о том, что г-жа де Бутвиль знакома с г-ном де Ронэ, его госпоже было известно из двух разных источников, но г-н Палье в такие тонкости посвящен не был. Все, что он знал, это что его задачей было доставить его нынешнюю собеседницу по определенному адресу, не поднимая шума. Следивших за ее жилищем мальчишек он предупредил, конечно, как предупредили его самого, что дама может переодеться в мужское платье, но никак не ожидал, что первая ее вылазка в одиночестве будет именно в таком облике.

+1

10

- Ерунда, - фыркнула Эмили. Кто, где и когда мог ее видеть с бретером в таком виде? Только когда она только что приехала или когда ходила в фехтовальный зал. И какая-то дама ее увидела, запомнила, да еще и решила отчего-то, что она в курсе дел бретера? Паж в курсе дел господина де Ронэ? До такой степени, что может продать тайны бретера? Полная ерунда! - А как зовут вашу госпожу?

+1

11

– Госпожа… – г-н Палье осекся очень естественно, потому что спохватился он по-настоящему. Г-жа де Бутвиль продолжала вести себя, на его взгляд, возмутительно неправильно. Она должна была клюнуть, а тут! Мысленно проклиная всех баб на чем свет стоит, г-н Палье попытался выиграть время на раздумья. – Да разве я могу вам так просто сказать-то, ваша милость! Дело-то того, деликатное.

Вкупе со своими сообщниками г-н Палье придумал три плана похищения. Первый, самый простой, похоже, был обречен на неудачу, но кто же мог знать, что г-жа де Бутвиль так уверена в своих чарах? Сомнительных, с его точки зрения – что это за женщина, которую в мужское платье переодень, и она за юнца сойти может? Г-н Палье был, несомненно, предвзят – да и не мог он оценить собеседницу в полной мере, пока поспешно выбирал между двумя оставшимися вариантами.

Отредактировано Провидение (2017-04-01 02:39:21)

+1

12

- Ну скажите мне это сложно, - насмешливо посоветовала мадам де Бутвиль. - Или уйдите с дороги.
Деликатное дело? Интересно, о каких таких деликатных делах неизвестная дама могла говорить с пажом? Вряд ли... Молодая женщина едва не хихикнула вслух... Вряд ли та дама хотела сообщить, что господин де Ронэ вскоре станет отцом. А если хочет нанять бретера, то с какой стати это обсуждать с мальчишкой? Насколько Эмили могла себе представить, в подобных случаях лучше обходиться без лишних свидетелей.
- Деликатные дела с незнакомыми людьми не обсуждают.

+1

13

Г-н Палье быстро проникался к своей собеседнице глубоким отвращением, хотя по его заискивающей физиономии этого никак нельзя было определить. Что та с ним не пойдет, можно было считать делом решенным, и, однако, к насилию г-н Палье испытывал определенную неприязнь, и поэтому попытался снова.

- Ну что вы, ваша милость, - в его голосе проскользнула еле заметная снисходительность человека более опытного в отношениях с юнцом – совершенно ненамеренно с его стороны, но он и вправду считал, что только что услышал вопиющую глупость. – Некоторые дела как раз с незнакомыми-то как раз лучше всего и обсуждают. Но только вот госпожа моя, она не обсуждать хотела, а поспрашивать. Ну как вроде приглянулся он ей, вот и хочет побольше вызнать. Вы ж небось тоже, прежде чем камзол покупать, или сапоги там, со всех сторон обсмотрите?

Конечно, он мог и прямым текстом сказать, что его госпожа собралась за бретера замуж, но все-таки он решил пощадить скромность г-жи де Бутвиль. На всякий случай, впрочем, он незаметно сложенными за спиной руками подал знак одному из своих спутников, искренне надеясь, что тот заметит.

+1

14

Не удержавшись, Эмили коротко хихикнула, представив себе, как незнакомая дама «со всех сторон обсматривает бретера». Вот посмотрела с одной стороны, с другой, обошла кругом... Пощупала волосы, заглянула в зубы... Потрогала, крепки ли... Следующая мысль была настолько неприличной, что молодая женщина прикусила губу, а в глазах ее заплясали чертики. «Крепки ли мускулы...» - чопорно сказала сама себе мадам де Бутвиль и едва удержалась, чтобы не хихикнуть снова.
- Но все же, отчего ваша таинственная госпожа хочет поспрашивать именно меня? - Эмили впервые слышала, чтобы о приглянувшихся мужчинах дамы расспрашивали слуг... Хотя она — не слуга, но все равно... Тем более странно. - И что она надеется узнать?

+1

15

Г-н Палье проглотил грязное ругательство, которое никогда не осмелился бы произнести при своей госпоже. Вот упрямая баба попалась! Как будто ей похождения ее одноглазого любовника и вовсе безразличны! Бесстыдница, одно слово – бесстыдница!

– Да откуда ж мне знать, ваша милость? – резонно отозвался он. – Разве госпожа со мной откровенничать станет? Про женщин я бы его спросил, может, а может, и про здоровьишко, если вашей милости угодно понять, о чем это я. А только вот точно знаю, что госпожа моя – дама щедрая, скупиться не станет!

«Последняя попытка», – мысленно пообещал себе г-н Палье. Ни почти новехонькая одежда мнимого пажа, ни его нахальство не позволяли заподозрить, что у г-жи де Бутвиль худо с деньгами, но ведь попытка же не пытка, пришла она сюда пешком и живет тоже не бог весть где…

+1

16

Было бы забавно продать сведения о бретере. Особенно, если бы она что-то знала. Эмили ответила совершенно честно:
- Вы на самом деле обратились не по адресу. Я ничего не знаю о женщинах господина де Ронэ. А со здоровьем у него, кажется, все в порядке.
Может, эта дама приревновала бретера к Эжени? Но рассказывать незнакомцу о подруге мадам де Бутвиль, разумеется, не  собиралась.

+1

17

Если бы г-жа де Бутвиль могла услышать, какими эпитетами при этом ответе мысленно обозвал ее г-н Палье, она и пожалела бы, возможно, о своей честности. Но мысли г-на Палье остались при нем, а его физиономия не выразила ничего кроме уныния.

– Ну, как скажете, ваша милость, как скажете, – вздохнул он, и вновь стащил с головы шляпу, чтобы отвесить поклон мнимому пажу. Свободная его рука оставалась при этом у него за спиной, прищелкивая столь же отчаянно, сколь и беззвучно. Соль была, разумеется, в том, что сам он никак не мог знать, увидел ли его сообщник знаки, которые он так истово ему подавал.

+1

18

Ничего не подозревающая Эмили коротко кивнула в ответ на поклон незнакомца.
- Прощайте, любезный, прощайте...
Она направилась прочь, раздумывая, что все же встреча эта была очень странной. Почему он  обратился именно к ней? Но как узнать ответ на этот вопрос, она не могла придумать — ясно было, что расспрашивать бесполезно. Да и, возможно, опасно... Иногда благоразумие посещало даже мадам де Бутвиль, и в такой момент она могла вспомнить, что не стоит разговаривать на улице с незнакомцами.

+1

19

По-настоящему беспокоить г-жу де Бутвиль в нескольких шагах от особняка Монморанси было бы откровенно глупо, поэтому ее неприметные спутники торопиться не стали и проводили ее едва ли не до самого Нового моста. Улицы и здесь были многолюдны, но прохожие были одеты похуже, и никто не обратил внимания, когда два потрепанного вида наемника-простолюдина внезапно перешли с неспешного шага на бег. Почти обогнав уже мнимого пажа справа, один из них вильнул в сторону и, не то запутавшись в своих же ногах, не то поскользнувшись, так неловко подставил тому подножку, что не упал бы разве что уличный акробат. В тот же момент второй наемник разом налетел и наступил на жертву, одарив ту россыпью грязных пятен, придавших ее платью явное сходство с леопардовой шкурой.

– Der Teufel! – взревел он с сильнейшим акцентом, нависая над г-жой де Бутвиль. – Тшьорт, о тшьорт! Как неуклюж!.. Извинения, да, тысяч извинений!

Лужа, в которую эти двое по какому-то несчастному совпадению загнали юную графиню, была и глубокой, и на редкость вонючей.

Отредактировано Провидение (2017-04-05 22:15:15)

+1

20

- Идиот! - воскликнула, вскакивая, мадам де Бутвиль. Точнее, не вскакивая, а пытаясь вскочить - мерзкая лужа оказалась еще и скользкой, от резкого движения Эмили села обратно. Она снова попробовала встать, но ноги разъезжались. - Дай руку, идиот!
Она была вне себя от злости: приятно ли барахтаться, точно свинья, в грязной луже на потеху зрителям, да еще когда штаны сзади явно промокли насквозь!

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » На те же грабли... 20 ноября 1628 года