Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, приняв последнюю за герцогиню де Монморанси. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном. Бывшая графиня де ла Фер меняет брата на мужа, а мужа на новые надежды. Г-н де Ронэ снова прибывает под Ларошель.

По заслугам да воздастся. 6 декабря 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез приходит в гости к кардиналу.
Белые пятна. Январь 1629г.: Шере задает другу необычные вопросы и получает неожиданные ответы.
Что плющ, повисший на ветвях. 5 декабря 1628 года: Г-н де Ронэ возвращает чужую жену ее мужу.

"Ужас, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором Лаварден плывет в Новый свет, происходит нечто странное.
Anguis in herba. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы недозволенного. 17 января 1629 г.: Г-н де Корнильон знакомится с миледи.

В монастыре. 29 ноября 1628 года.: Г-жа де Бутвиль продолжает изучать обитель св. Марии Египетской.
Найти женщину. Ночь с 25 на 26 января 1629г.: Шере и Барнье пытаются разговорить кучера, который помог похитить г-на де Кавуа.
Крапленые карты человеческих судеб - 13-27 февраля 1629 г.: Похищение дочери капитана де Кавуа лишает покоя множество людей.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа в обществе Шере и Барнье отправляется на поиски капитана.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Любимые развлечения двух интриганов. 29 ноября 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез и маркиз де Мирабель выясняют отношения.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » И все же - была ли девушка? Весна 1628 г,


И все же - была ли девушка? Весна 1628 г,

Сообщений 21 страница 40 из 52

1

После эпизода Была ли девушка? Весна 1628г.

0

21

– Покажу, обязательно покажу, – пообещал г-н де Пейрен, – я же сразу к госпоже де Пейрен человека моего отправил, чтобы она ему письмо отдала, а он бы принес, но так до поместья, как ни крути, а несколько лье будет, а он пешочком…

Почтенный дворянин умолчал о том, что его собственная смирная кобылка вряд ли проделала бы тот же путь хоть сколько-нибудь быстрее, и в свою очередь попытался отвлечь внимание молодой женщины на вещи, по его разумению, куда более увлекательные для столь юной особы.

– Но вы, сударыня, не волнуйтесь, Клер наша, она только хорошее и писала! Мы с госпожой де Пейрен, по чести, очень надеемся, что ее светлость для нее достойного мужа найдет, потому как девушка она премиленькая, и не без приданого, опять же, а в нашей местности для нее я никого подходящего не вижу… Вот вы, сударыня, вы же супруга тоже при дворе ее светлости нашли? Такой очаровательной даме это должно быть несложно!

+1

22

«Конечно, хорошее,»- подумала мадам де Бутвиль. - «Кто бы мог плохое сказать о милой Марии-Фелисии, которая со всеми так добра и внимательна. Еще бы только знать, что это за Клер. Которая Мари». Тем не менее, старичку надо было отвечать, не сбежишь же просто так...
- Ах, что вы! - Эмили мило улыбнулась и скромно потупила глазки. Искусству этому она вполне уже обучилась и даже пробовала перед зеркалом. Только краснеть нарочно не получалось. - Во мне нет ничего особенного... А с графом мы познакомились в Париже, в доме другой его родственницы, герцогини Ангулемской...
Теперь, если господин де Пейрен клюнет — а по всему, должен бы, - можно было поговорить о родственных связях и улизнуть потом...

+1

23

Г-н де Пейрен резко выпрямился, словно его вдруг насадили на вертел.

– С графом? – переспросил он – и тут же дал понять, что недурно разбирается в генеалогии. – Позвольте…  у другой его родственницы… Прошу прощения, сударыня, но вы не назвались, и я… Госпожа графиня де Люз? Ах, ну конечно же! Чрезвычайно рад познакомиться, сударыня, наслышан о вас премного… Нет, не от моей дорогой внучки, разумеется…

Г-н де Пейрен умел поддержать беседу, не давая собеседнику вставить ни слова, но вместе с тем не позволяя ему чувствовать себя исключенным из разговора, и потому, когда, несколько минут спустя, хозяйка дома принесла вино с водой для него и молоко для г-жи де Бутвиль, та успела узнать, что г-н и г-жа де Пейрен состояли в переписке со своими друзьями из Тулузы, которые, к сожалению, не были вхожи в столь высокое общество, чтобы узнать что-либо о м-ль де Ранглье, но о браке г-на де Бутвиля слышали; что оная мадемуазель весьма восхитилась примером обоих братьев младшей ветви Монморанси; что ее дед и бабка этого не одобряли – несмотря, поспешил вставить старик, на все очарование юной графини и прочие ее качества, несомненно, делавшие ее исключением из всех правил – и что, принадлежа к весьма знатному роду… Тут в комнате появилась матушка Мишо, и разговор перешел на другие темы, а затем входная дверь распахнулась, пропуская поток солнца, струю горячего воздуха и белокурого молодого человека в запыленных сапогах, который, едва возникнув на пороге, отвесил г-ну де Пейрену низкий поклон.

– Госпожа просила… – тут он обнаружил в комнате даму и поклонился снова. – Сударыня…

– Позвольте представить вам господина де Шасиньона, моего секретаря, госпожа графиня, – церемонно проговорил г-н де Пейрен. – Сын моих арендаторов, очень услужливый молодой человек.

Шасиньон склонился в новом поклоне, не сводя с молодой женщины внимательного взгляда черных глаз. Услужливым он отнюдь не выглядел, был весьма недурен собой, однако заметно прихрамывал, что, как видно, и заставило его отказаться от военной карьеры.

Отредактировано Провидение (2017-06-25 01:15:37)

+1

24

Эмили сидела и радовалась. Старичок разговорился, как она и предполагала, и ей даже не надо было отвечать. Она тихонько потягивала прохладное молоко, в которое хозяйка добавила немного меда и корицы, и думала, что еще немного -и, пока господин де Пейрен отвлекся, можно будет вежливо откланяться. Секретарь явился совсем не вовремя. Опять же, год назад Эмили смутил бы пристальный взгляд молодого и привлекательного мужчины, сейчас же она вежливо кивнула и улыбнулась молодому человеку:
- Рада знакомству, господин де Шасиньон. Уверена, господину де Пейрену очень повезло с вами.
До дома, в котором остановилась герцогиня, было совсем недалеко, и мадам де Бутвиль совсем не хотела, чтобы кто-то набился ей в провожатые, что вполне могло статься... Но, может быть, секретарь и был тот человек, которого господин де Пейрен послал за письмами?

+1

25

- Не жалуюсь, сударыня, хотя… - снисходительно улыбнулся г-н де Пейрен, в то время как г-н де Шасиньон проговорил: - Вы слишком любезны, благодарю…

Обе эти реплики прервались, и г-н де Шасиньон некрасиво покраснел и поклонился своему господину.

- Госпожа де Пейрен приносит свои извинения, сударь, но письмо ее светлости она найти не сумела, только мадемуазель де Ранглье...

Договорить у секретаря не вышло и в этот раз. Г-н де Пейрен, вскочив на ноги, подался всем телом в его сторону с видом, который у человека менее преклонных годов можно бы смело назвать угрожающим.

- То есть как, не смогла найти? - вскричал он. - Разве даром я держу вас на службе, сударь, чтобы моя переписка пребывала в подобном беспорядке?!

Г-н де Шасиньон заметно побледнел, но бледность эта была вызвана, судя по вспыхнувшему в его глазах огню, не страхом, а гневом.

- Прошу прощения, сударь, - процедил он.

- Прощения! Прощения! Что мне делать с вашими извинениями? На хлеб намазать или вам же выплатить, вместо жалованья? Как могло такое получиться, сударь? Письмо от ее светлости... Нет, это возмутительно! И при чем здесь вообще госпожа де Пейрен? Это ваша забота, сударь, только ваша.

- Прошу прощения, сударь, - с усилием повторил секретарь, - но госпожа де Пейрен пожелала вновь взглянуть на это письмо третьего дня и...

Он замялся, и г-н де Пейрен вмешался вновь:

- Это ваша вина, только ваша! Что я скажу теперь ее светлости? Поверьте, сударыня, - в его голосе зазвучало нечто похожее на слезы, - это письмо, оно было, было! Его и соседи видели!

Отредактировано Провидение (2017-06-26 00:34:56)

+1

26

- Конечно, конечно! - Эмили чувствовала себя ужасно неловко. Ей было жаль молодого человека. Хорошо же он себя чувствовал, распекаемый, как ребенок, в присутствии посторонней дамы! И сам престарелый кавалер уже не казался ей таким милым и безобидным. Вредный сварливый старикашка! Но слезы, зазвучавшие в голосе пожилого человека, ее тронули. - Я верю, оно, разумеется, было. И ее светлость обязательно поверит! Наверняка это маленькое недоразумение, и письмо вскоре найдется. Прошу вас, не волнуйтесь!
Она поднялась.
- Прошу извинить меня, но мне пора. Боюсь, ее светлость станет беспокоиться. Я имела неосторожность отправиться прогуляться одна, но, пожалуй, поступила неосмотрительно... Не знаю, найду ли сразу дорогу обратно... Вы не будете против, если я попрошу господина де Шасиньона меня проводить?
Эмили мило улыбнулась старику. Господин де Шасиньон был обижен, зол, и наверняка много знал. Может, и ей повезет узнать что-нибудь интересное о всей этой странной истории?

+1

27

Г-н де Шасиньон оторвал глаза от нитки, которую то выдергивал из своего явно потрепанного манжета, то пытался под него спрятать, и бросил обеспокоенный взгляд на г-на де Пейрена, который, гневно сдвинув брови, метался от стены к стене, время от времени шумно выдыхая воздух через ноздри.

– Ступайте, сударь, ступайте, – резко ответил он, даже не глянув на секретаря, – проводите госпожу графиню до дому и объясните ей заодно, как могло произойти такое непотребство! – Он остановился, наконец, и тут же сменил тон, обращаясь к молодой женщине: – Разумеется, сударыня, не смею задерживать… Вы же у мэтра Беррью остановились… Вы найдете дорогу, сударь, или вы только терять умеете?

Г-н де Шасиньон снова поклонился, становясь все скованнее с каждой новой выволочкой, и очевидно было, каких трудов стоит ему сдерживать себя.

– Всецело к вашим услугам, сударыня.

+1

28

Выйдя из дома, Эмили остановилась и подождала своего провожатого.
- Какой ужас! - она дружески улыбнулась Шасиньону. - Я ведь думала, это милый старичок. Вы ведь не обиделись на меня, сударь, за то, что я вас вынудила меня провожать? Но, право, я знаю таких людей... Когда я жила у одной из родственниц мужа... Не знаешь, что и делать, правда? Как ни стараешься, все равно все не так, и ты во всех бедах виноват!
Скорее всего, графине де Люз не стоило быть столь откровенной с незнакомым человеком, но Эмили, какие бы ни стоила планы, искренне сочувствовала попавшему под горячую руку секретарю.

+1

29

Шевалье де Шасиньон вновь залился краской до самых ушей и несколько мгновений явно не мог произнести ни слова, а потом неловко предложил даме руку, чтобы она могла опереться на нее.

– Господин де Пейрен бесконечно снисходителен к моим недостаткам, – проговорил он – с усилием, которого не сумел скрыть. – На самом деле, ему не нужен секретарь, однако он был так любезен, что принял меня на службу с тем, чтобы затем дать мне рекомендацию к кому-нибудь другому, и я не устану быть ему за то признателен.

Эта речь, небольшая, но выспренняя, носила следы некоторой искусственности, позволявшей заподозрить, что молодой человек так часто произносил ее, что успел выучить наизусть.

+1

30

Мадам де Бутвиль положила маленькую ладошку на предложенную ей руку и мягко улыбнулась молодому человеку.
- Мне так жаль, что я явилась невольной свидетельницей... Но вы ведь не сердитесь на меня, правда?.. Виной всему мое неуемное любопытство... Мне стало скучно, я решила погулять... Ну и узнать о мадемуазель де Ранглье... Вы ведь с нею знакомы?
Заученная речь шевалье де Шасиньона была ей понятна — порядочный человек не станет так прямо сплетничать с незнакомой дамой о том, кому служит, каким бы ни был его хозяин. Но Эмили очень хотелось, чтобы немного посплетничал...

+1

31

Г-н де Шасиньон заметно смутился.

- Мадемуазель де Ранглье... Она не такая. Она совсем другая. Она на свою матушку похожа, - объяснил он. - То есть я не хочу ничего дурного сказать, но мадемуазель де Ранглье...

Он замолчал, не то подбирая слова, не то не находя их, но восхищение в его голосе отразилось и в его взгляде.

+1

32

Графиня с интересом посмотрела на молодого человека.
- Какая «не такая»? Красивая? Добрая? А кто «такой»?
Неизвестная мадемуазель де Ранглье явно очень нравилась господину де Шасиньону. А может, он был в нее влюблен? О, это Эмили понимала! Но тогда он мог знать, где она теперь находится. Но как об этом спросить, чтобы не вызвать ненужную тревогу или подозрение?
- Видите ли, я матушку мадемуазель де Ранглье совсем не знаю...

+1

33

Шевалье де Шасиньон молча пожал плечами в ответ на первый вопрос, а затем только кивал при каждом следующем. Красивая. И добрая. И… тень сомнения набежала на его курносую физиономию, стерев с нее некоторую толику отличавшего ее простодушия.

– Да кто ж ее знает-то теперь, на самом деле? – удивленно переспросил он. – Она же… Я же… Я вот тоже мальчишкой был, когда она… Но она храбрая была, это все знают. Все говорят: храбрая.

Неприкрытое уважение прозвучало в его голосе, но почти сразу он снова смутился, отводя глаза – сообразив, как видно, что невольно выдал своими словами не только свое знакомство с настоящей историей мадам де Ранглье, но и неподобающее отсутствие осуждения.

+1

34

И мадемуазель де Ранглье тоже, значит, храбрая... Интересно только, в чем это заключается. Дело становилось все любопытнее и любопытнее. Эмили задумалась. Раз мадемуазель де Ранглье писала деду письма, значит, была жива и здорова. Но при дворе герцогини ее не было, и письма господину де Пейрену ее светлость не писала. А письмо было... но куда-то делось. А этому господину де Шасиньону неведомая мадемуазель, похоже, очень нравится...
- Скажите, господин де Шасиньон, вы друг мадемуазель де Ранглье? Вам можно доверить секрет? Если да, поклянитесь, что вы ей друг и секрет не выдадите.

+1

35

Смуглое лицо шевалье де Шасиньона заметно помрачнело, и он выпрямился во весь рост – что, в конечном итоге, было не так уж много, роста он был среднего.

– У мадемуазель де Ранглье нет друга преданней меня, – твердо сказал он. – Любая ее тайна священна для меня, и я буду хранить ее так бережно, как только смогу, клянусь.

Поскольку, произнося эти слова, молодой человек остановился на самом солнцепеке, любой, кто решил бы пренебречь послеполуденным отдыхом и взглянул бы сейчас на него, без труда прочитал бы в его чертах, как он встревожен – что, при подобном предисловии от незнакомой дамы, было неудивительно.

+1

36

- Это делает вам честь, - серьезно ответила Эмили. - Мадемуазель де Ранглье может гордиться таким другом.
Она решилась спросить открыто. Господин де Шасиньон дал слово, мадемуазель де Ранглье повредить он не мог, а мадам де Бутвиль, хоть и вращалась целый год в высоком обществе, по-прежнему полагала, что самый короткий путь - прямой.
- Дело в том, что мадемуазель де Ранглье никогда не было при дворе герцогини де Монморанси. И господин де Пейрен вскоре об этом узнает.

+1

37

Шевалье де Шасиньон отвел взгляд и уставился на рыжую дворнягу, спящую в скудной тени от забора. Такое беспокойство читалось на его лице, что впору было предположить, будто он опасается, что дремлющая собака внезапно вцепится ему в горло.

– Сударыня… – пробормотал он. – Боже мой… Но как же? Сударыня… Он не должен узнать.

В серых глазах, вновь обратившихся на юную графиню, читалась уверенность. Но мгновение спустя она угасла, и молодой человек, заметно поникнув, облизнул губы.

– Такое потрясение… Он уже старый человек… Что же делать, что же делать?

Казалось, он вовсе забыл о своей собеседнице.

+1

38

Эмили с интересом наблюдала за собеседником. Без сомнения, тут была какая-то тайна, и тем было любопытнее. К тому же, молодой человек, только что подвергшийся столь несправедливым нападкам (а наверняка они были несправедливые, высказанные в такой-то форме!) вызывал сочувствие.
- Вы знаете, - осторожно начала мадам де Бутвиль, - ее светлость очень добра. И она наверняка не захочет тревожить пожилого человека... Но ее надо подготовить... Быть может, вы расскажете, в чем тут дело, и мы вместе подумаем, как быть?

+1

39

Если бы шевалье де Шасиньон не был мужчиной, по его лицу можно было бы заключить, что он испугался. Тем более что он отступил еще на шаг и вскинул обе руки, словно защищаясь.

- В чем дело? В чем дело? Почему вы думаете?.. Откуда мне знать, где мадемуазель де Ранглье? Я не… Я просто волнуюсь за своего господина. Может… может… может… если госпожа герцогиня так добра… Может… она может сказать… она может сделать вид… что мадемуазель осталась при ее дворе…

Произнося эти слова, он понизил голос до шепота и даже огляделся по сторонам, но все ставни оставались закрытыми, и вряд ли на них обращал внимание кто-либо, кроме собаки.

Отредактировано Провидение (2017-07-08 22:44:45)

+1

40

- Но как ее в этом убедить? Не будет же герцогиня лгать... Ну, или ее совершенно точно заинтересует, зачем ей это делать, - резонно заметила мадам де Бутвиль. - Ну, судите сами, если бы вы были на месте ее светлости?.. И я рада бы, честное слово, рада бы вам помочь, но как тут поможешь, когда не знаешь ничего? С другой стороны, я дам вам честное слово, что тайну, если тайна есть, никто не узнает. До той степени, до которой вы позволите.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » И все же - была ли девушка? Весна 1628 г,