Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, приняв последнюю за герцогиню де Монморанси. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"Прямо страх, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором в Новый свет плывут Лаварден, Дюран, Мартен и Морель, происходит нечто странное.
Similia similibus. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Из рук в руки. 15 декабря 1628г.: Маркиз де Мирабель дает поручение шевалье де Корнильону.
Как вылечить жемчуг. 20 ноября 1628 года, утро: Г-жа де Бутвиль приходит к ювелиру.

Разговор или договор? 4 декабря 1628 года: Г-жа де Бутвиль получает аудиенцию у Ришелье.
Найти женщину. Ночь с 25 на 26 января 1629г.: Шере и Барнье пытаются разговорить кучера, который помог похитить г-на де Кавуа.
Порочность следственных причин 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа расспрашивает священника Сен-Манде.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Туда, где вас не любят. 2 декабря 1628 г.: Капитан де Кавуа узнает много нового о себе и о г-не де Ронэ.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » "Приключения!" - подумали испанцы. Сентябрь 1622 года


"Приключения!" - подумали испанцы. Сентябрь 1622 года

Сообщений 1 страница 20 из 45

1

Из эпизода: Кто ищет - тот дождется... Сентябрь 1622 года

Отредактировано Провидение (2016-08-24 17:16:16)

0

2

Лодку удалось заполучить без особых хлопот. Хуторянин поначалу попробовал изобразить на физиономии разочарование при виде протянутой монеты. Жискар продемонстрировал свои представления о дипломатичности, намекнув, что вообще-то на войне принято забирать все даром. Он, к слову, так и собирался поступить, но Сандоваль заявил, что плата убедит хозяина держать язык за зубами. Ни к чему было лишним ушам слышать, что троим кабальеро из испанского лагеря вздумалось на ночь глядя прокатиться на лодке. Поняв, что вместо скудной монеты вполне можно получить полновесную зуботычину, хуторянин принял быстрое и мудрое решение. И вот вся троица медленно приближалась по воде к погруженному в сон осажденному городу.

Отредактировано Жан де Жискар (2017-02-25 22:50:53)

+1

3

Днем время тянулось до изумления медленно, а сейчас на реке оно словно вообще остановилось. Юноше казалось, что лодка плывет, едва покачиваясь на волнах.

Да, с заброшенного хутора лодку кто-то позаимствовал, но Бутвиль вовремя вспомнил, что неподалеку есть еще один. К лодке, правда, прилагался хозяин, но особой проблемы это не составило.

Чем ближе становилось гнездо еретиков с названием, которое с первой попытки не выговоришь, тем сильнее колотилось сердце. Наконец, лодка ткнулась в камыши на берегу неподалеку от городской стены. Никола первым поднялся со своего места:

- Лодку здесь оставим?

+1

4

Жискар огляделся. Камыши поднимались высокой стеной и могли послужить неплохим убежищем. Из воды торчали ветви поваленного дерева. Жискар нашарил свернутую веревку, лежавшую под сиденьем, и, закрепив один ее конец на носу лодки, начал привязывать второй к изогнутому корню, похожему на заскорузлый палец. Веревка скользила, отсыревшая кора расползалась под руками.
— Тише, — буркнул за спиной Сандоваль, и Жискар только тогда сообразил, что, видимо, выругался вслух.
— Не думаю, что в этом болоте поставили часовых, — шепотом проворчал он. Узел наконец затянулся. Жан пару раз дернул веревку для проверки. — Все, готово.

+1

5

- Разве что голландцы с местными жабами договорились. Успокаивает одно – голландские жабы вряд ли понимают испанскую речь, - усмехнулся Никола. - И кажется мне, мы успеем добраться до места раньше, чем они туда допрыгают.

Молодой человек тут же представил в красках жабу, по всей форме явившуюся на доклад к голландскому коменданту и рассмеялся. А после вопросительно взглянул на старших товарищей.

+1

6

Бутвиль веселился, но Жискару оказалось не до смеха. При упоминании о жабах ему так явственно примерещилось прикосновение чего-то склизкого и холодного к шее, что он передернулся. Мысль о предстоящем нырянии в ледяную воду отравляла жизнь похуже любого еретика.
Жискар все-таки взял себя в руки. Не хватало еще, чтобы его нервозность заметили товарищи. Он хлопнул себя ладонью по шее.
- Еще голландское комарье не забудьте! - пошутил он, заставив себя улыбнуться. - Ну что, Сандоваль? Ведите,  пока комары нас тут не заели.
Сандоваль, не говоря ни слова, перебрался из лодки на берег и зашлепал по зарослям. Сапоги на каждом шагу вязли в топкой жиже, но его это явно не смущало. Жискар жестом позвал Бутвиля за собой и зашагал за приятелем следом.

+1

7

- Забудешь его, пожалуй… Только забудешь, сразу о себе напомнит, - констатировал молодой человек, прихлопывая очередного нахального кровососа.

Его спутники к дальнейшим беседам на тему местной живности, похоже были совершенно не расположены. Так что какое-то время тишину нарушал лишь заунывный писк комаров, да грязь чавкала под ногами. Но молчать у Никола получалось плохо, и вскоре он поинтересовался у Сандоваля:

- Далеко еще до вашей ямы?

+1

8

— До ямы, дружище, столько же, сколько и до решетки, — сказал Сандоваль. — Уже скоро.
Он остановился, вглядываясь в темноту, а потом заговорил снова, изрядно понизив голос:
— Так близко, что уже и поостеречься пора. Вот что, друзья мои. Трое — это, конечно, не рота пехотинцев, но шумим мы погромче, чем здешние лягушки. Давайте-ка я тихонько пойду вперед, погляду, что там и как. Если тихо, спою по-местному. Вот так.
Он поднес руки ко рту и изобразил трескучее лягушачье кваканье, да так похоже, что Жискар едва сдержал смешок.
— Ждите, — велел Сандоваль и нырнул в камыши, тянувшиеся выше человеческого роста. Его фигура быстро затерялась во мраке, а вскоре и тихое шлепанье по воде слилось с возней невидимых ночных тварей.
Уход одного из спутников и молчаливое ожидание в темноте повлекли совершенно ненужные фантазии. Эискар изо всех сил старался отвлечься, но как вода в рассохшуюся лодку, в мысли лезли давным-давно услышанные рассказы о русалках, об утопленниках, уволакивающих неосторожных путников в холодные глубины реки. У Жана вырвался вздох облегчения, когда из-за плотной завесы камышей донеслось долгожданное раскатистое кваканье.
— Пошли! — шепнул Жискар, устремляясь вперед.
Уже продираясь через камыши, по щиколотку проваливаясь в слякоть, он спросил себя, не слишком ли быстро он кинулся на зов. Вот окажется, что это и впрямь пела лягушка...
Довести мысль до конца он не успел. Завеса камышец расступилась, и перед Жискаром возникла новая стена. Теперь уже из камня.
— Пришли, — произнес голос Сандоваля у него над ухом.

+2

9

Ох и неуютно же выглядела темная вода впереди… А лезть туда придется, ничего не поделаешь… Никола даже вздрогнул, вспомнив о том, что придется не просто лезть, а еще и протискиваться под решеткой. Но это совершенно недолжное проявление слабости вполне можно было списать на ночной холод. Свой камзол Бутвиль оставил в лодке – чтобы не мешал в воде, и сейчас был в одной рубашке.

Правда, воображение тут же нарисовало юноше удивительно приятную картину взлетающего на воздух гугенотского порохового погреба, и пакостные мысли вмиг отступили. К тому же, где-то в камышах громко заквакала жаба, любезно предоставляя повод для очередной шутки:

- Жабы, кажется, уже подходят. И нам стоит поторопиться...

+1

10

Сандоваль казался таким спокойным, что Жискар даже почувствовал легкое раздражение. Человек, который приволок их с Бутвилем в этот вязкий колодец, мог бы хотя бы выразить сожаление по поводу того, что им сейчас предстоит.
Но Сандоваль не выражал вообще никаких чувств. Он флегматично зашлепал по воде, время от времени отталкиваясь рукой от решетки. Когда вода была ему по грудь, он остановился... и исчез в темной глубине реки. Даже сигнала своим не подал. Несколько мгновений, показавшихся целой вечностью, Жискар стоял неподвижно, гадая, точно ли они дошли до нужного места или же с его приятелем приключилась какая-то беда. На мгновение показалось, что что-то коснулось его колена.... И одновременно рядом громко плеснула вода. Жискар едва не выпрыгнул из реки.
- Ныряйте, все в порядке, - проговорил Сандоваль из-за решетки. И затряс головой так, что брызги попали Жискару в физиономию.
Тот стиснул зубы, шагнул вперед, потом еще раз... И понял, почему Сандоваль исчез без предупреждения. Ноги попросту соскользнули в треклятую яму, и Жискар пару раз судорожно взмахнул руками прежде чем осознал, что все идет по плану, пусть даже и не самому приятному.
Беда была в том, что на несколько мгновений он потерял ориентацию. Страх, что он очутился в водяной западне, сдавил горло. Он в отчаянии зашарил руками вокруг себя и чуть не захлебнулся от радости, когда пальцы нащупали скользкую, покрытую водорослями решетку.
Каким бы склизким не был металлический прут, Жискар вцепился в него намертво, как в пресловутую соломинку. Согнул колени, коснувшись дна, и двинулся вперед. Решетка, по идее, осталась позади, и он кое-как оттолкнулся, пытаясь вынырнуть, и тут крепкая рука ухватила его за плечо и резким движением подняла наверх. Жискар был так благодарен Сандовалю, что даже не стал делать вид, будто легко справился бы сам. Он не умел настолько хорошо притворяться.

+2

11

Оба его спутника были уже по ту сторону решетки, помедлишь сейчас – прослывешь трусом, причем совершенно заслуженно. Никола закусил губу, зачем-то мысленно сосчитал до трех и шагнул вперед.

А дальше все было как в дурном сне – когда земля под ногами вдруг исчезает, и ты летишь в темную бездну. Здравый смысл подсказал бы, что это всего лишь та самая яма, о которой говорил Сандоваль. Однако этот здравый смысл соизволил подать голос только после того как Бутвиль больно ударился рукой об ржавые прутья. И лишь тогда непонятный леденящий ужас отступил, вернулась способность осмысленно действовать.   

Согнувшись в три погибели пролезть под решеткой – это, кстати, оказалось проще, чем он думал. И вынырнуть наверх – исключительно на чистом упрямстве и фамильной гордости. Волнуясь теперь лишь об одном - только бы ничем не показать, как жутко ему было только что…

Отредактировано Илер де Корнильон (2017-04-30 12:36:24)

+1

12

Во рту стоял мерзкий привкус: похоже, Жискар все-таки глотнул воды. Он поморщился, сплюнул и вытер губы рукавом.
- Идемте, - прошептал Сандоваль и зашлепал к берегу, время от времени поглядывая наверх. Как будто в этой темноте можно было что-то увидеть. Оставалось надеяться, что если кто и торчал на стене, ему так же плохо было видно происходившее внизу. Зато, увы, могло быть слышно.
Жискар подавил желание побыстрее вскарабкаться на берег. Заставляя себя двигаться медленно, чтобы не поднимать брызги, он добрался, наконец, до ветвей ивы, свешивавшихся в воду, и осторожно выбрался на скользкий берег.
- Сюда, - позвал Сандоваль из-под ивы. Ветви образовывали подобие то ли пещеры, то ли шалаша, и Жискар охотно нырнул туда. В импровизированном убежище стало гораздо спокойнее, правда, теперь пробирала дрожь.

+1

13

Огромное дерево-шатер показалось Никола приветом из детства – мальчишкой он любил забираться в такие укромные уголки в поисках чудесного. Потому под пологом ветвей юноше было удивительно уютно, он даже сперва позабыл про мокрую одежду. Сначала Бутвиль молча растирал ушибленную руку, потом вспомнил про предусмотрительно захваченную с собой фляжку с весьма неплохим, кстати вином, и, сделав несколько глотков, протянул ее своим товарищам:

- После такого купания вино всем нам точно не помешает

Усмехнувшись добавил:

-Мы же не водяные крысы все-таки

И вдруг вспомнил, что в рыцарских романах, которых он перечитал превеликое множество, перед битвой по кругу шла чаша с вином...

+1

14

Мокрая одежда липла к телу, во рту отдавало тиной, и вину Жискар обрадовался, как настоящему спасению. Пара глотков слегка согрела его, да и ощущение, будто он пожевал лягушку, слава богу, пропало. Он передал фляжку Сандовалю, и, пока тот пил, огляделся по сторонам.
Они находились в городе, но домов пока было не видать: кроны деревьев загораживали обзор. И это вовсе не означало, что никакого жилья тут не находилось. Настало время, когда им всем следовало держаться особенно тихо.
Сандоваль, отпив свою порцию, возвратил фляжку Бутвилю и, придвинувшись к своим спутникам, прошептал:
- Сейчас я поднимусь по склону один, и если все тихо, дам вам знать.
И он начал медленно взбираться по скользкой траве. Двигался он на удивление плавно и бесшумно; Жискар даже не ожидал такого проворства от этого крепыша. И вот Сандоваль исчез из виду. Прошло несколько мгновений, показавшихся Жискару очень долгими. Потом над берегом пронеслось скрипучее кваканье лягушки, а еще через секунду ветви кустов раздвинулись. Сандоваль, видимо, не уверенный в том, что его сигнал помнят, уставился сверху вниз на своих спутников и прошептал:
- Все спокойно. Забирайтесь сюда.

+1

15

Покинув наконец гостеприимную ивовую сень, Никола быстро вскарабкался по склону. Трава скользила под ногами, но это казалось юноше мелочью, недостойной внимания. Сейчас он, наверное, легко поднялся бы и на отвесную скалу. Только сердце снова колотилось как сумасшедшее…

Гугенотский муравейник, раскинувшийся по речным берегам, мирно спал. И в лунном свете являл собой весьма пасторальную картину. Что же, если им все удастся, от здешней идиллии скоро не останется и следа...

В следующее мгновение вдали послышались голоса. Причем было совершенно непонятно – или это местные любители ночных прогулок возвращаются из кабака, или сюда некстати решил наведаться голландский патруль.

Отредактировано Илер де Корнильон (2017-06-17 07:37:52)

+1

16

Голоса раздались в тот самый момент, когда Жискар взбирался по склону. Мокрая трава, смешанная с глинистой землей, и так скользила под ногами, и он едва не потерял равновесие. С трудом удержавшись от падения, он ухватился за плечо Сандоваля. Тот стоял совершенно неподвижно, видимо, надеясь, что их не заметят в темноте среди зарослей.
Голоса слышались все ближе. Жискар с трудом разбирал эту тарабарскую речь, звучавшую, по его мнению, еще невнятнее, чем английская. Но то, что ему удалось расслышать, заставило его похолодеть.
- Хотелось бы мне знать, какая жаба вздумала распевать весенние песни в такую пору, - проворчал сиплый голос. - Корнелис, фонарь-то ты не забыл?
Сандоваль тяжело втянул в себя воздух. Видно, тоже понял, о чем говорят голландцы, и проклинал теперь себя за неосмотрительность.

+1

17

Что жабы местным еретикам и вправду лучшие друзья и близкие приятели, и понимают они друг друга с полуслова, Никола убедиться не мог - испанский язык дался ему легко, а вот по-голландски он с трудом сумел запомнить десяток слов. Потому сейчас юноша оставался в большем неведении насчет ближайших перспектив, чем его спутники. Впрочем, из того, как замерли Жискар и Сандоваль, все было более чем понятно.

Все-таки патруль… И похоже, придется драться. Бутвиль до боли стиснул рукоять шпаги.

Отредактировано Илер де Корнильон (2017-06-08 17:50:38)

+1

18

В такие минуты Жискару казалось, что, сколько ни затаивай дыхание, враг все равно услышит, как стучит сердце. Но если такое и впрямь можно было услышать, то голландцам было не до того: их слишком занимала перебранка.
- Да взял, взял я твой фонарь, - раздраженно отозвался из темноты второй голос. - И на кой мы тебя послушались, Лукас, да потащились в эту сырость? Сам бы и шел, коли так хорошо в жабьих песнях разбираешься.
- Тебе бы тоже не помешало разбираться - с твоей-то женушкой, - огрызнулся первый.
В ответ раздался хохот. Жаль только, не удалось разобрать, из скольких глоток он грянул. Корнелис сердито заворчал в ответ, но кто-то шикнул и воцарилась тишина, нарушаемая только чавканьем увесистых подошв по грязи. Жискар скорее угадал, чем увидел, что рука стоявшего рядом Сандоваля тянется к эфесу шпаги, и последовал его примеру.

+1

19

Место для боя здесь было на редкость неудачное. Драться среди кустов на скользком берегу у края склона - то еще удовольствие… Стоит поскользнуться - и покатишься вниз по склону прямиком в речку, всем жабам на смех.

Значит, остается только одно… Что именно, Бутвиль понял в одно мгновение. Сказать об этом товарищам никакой возможности не было. Но он почему-то не сомневался, что Сандоваль и Жискар поймут, что он задумал. А сколько по их душу пожаловало этих голландских жаб, разберемся на месте…

Никола рванул из ножен шпагу и быстро вышел из зарослей. Оказалось, что от веселой гугенотской компании их убежище сейчас отделяет шагов двадцать, не больше.

- Сеньоры, вы случайно не меня ищете?

Прежде чем явно не ожидавшие такого поворота событий голландцы сообразили, что к чему, юноша успел сделать несколько быстрых шагов - в сторону от кустов, за которыми укрывались остальные. И патруль в полном составе, разумеется, кинулся туда.

Отредактировано Илер де Корнильон (2017-06-10 21:14:23)

+1

20

Фонарь, который нес Корнелис, видно, был укрыт плащом. Сгусток тьмы зашевелился, и на пару мгновений Жискар увидел отблеск мутного света на латах. И одновременно послышался задорный окрик Бутвиля.
Замысел приятеля был очевиден: по грязи тяжело забухали шаги, и патруль ринулся на голос. Жискар бросился вперед, как гончая, учуявшая добычу. В том, что Сандоваль бежит следом, он не сомневался.
Ударом в спину Жискар пренебрегал разве что на дуэли. Но если какие-нибудь знатоки этикета и надумали бы брезгливо кривиться, он заткнул бы их тем, что нанес укол вовсе не в спину: самый неповоротливый голландец, бежавший позади остальных, получил несколько дюймов стали в шею, прямо под шлемом.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » "Приключения!" - подумали испанцы. Сентябрь 1622 года