Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Графиня де Люз сталкивается с загадкой, герцогиня де Монморанси беседует со священником. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Лапен сопровождает свою госпожу к источнику. Мари-Флер впутывается в шантаж.

Как дамы примеряют маски. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Мондиссье с помощью гг. Портоса и «де Трана» устраивает ее величеству посещение театра.
Трудно быть братом... Декабрь 1628 года: Встретившись после многих лет разлуки, братья де Бутвиль обнаруживают, что не всегда сходятся во взглядах.

Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года: Герцог Ангулемский знакомится с г-жой де Бутвиль. Прибыв в охотничий домик в роли Немезиды, герцог примеряет уже маску Гестии.
Годы это не сотрут. Декабрь 1628 года, Париж.: Лишь навеки покидая Париж, Лаварден решается навестить любовь своей юности.

Полуденный морок. 29 ноября 1628 года: Маркиз де Мирабель пытается помириться с г-жой де Мондиссье.
О милосердии, снисходительности и терпимости. 29 октября 1628 года: Завершив осаду Ларошели, кардинал де Ришелье планирует новую кампанию.

Итак, попался. А теперь что делать? 20 ноября 1628 года, вечер: кардинал де Ришелье расспрашивает Лавардена и д'Авейрона об интриге, в которую те оказались впутаны: кто нанял королевского мушкетера, чтобы затем сдать всех дуэлянтов городской страже? И что важнее, зачем?
Без бумажки ты - букашка... 3 декабря 1628 года: Пользуясь своим роковым очарованием, миледи убеждает Шере оказать ей услугу, которая может ему еще дорого обойтись.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Absens heres non erit. Сентябрь 1628 года


Absens heres non erit. Сентябрь 1628 года

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Продолжение эпизода «De mortius aut bene aut nihil».

0

2

«Что это значит?»

Вопрос Винтера, казалось, повис зримым вопросительным знаком в сгустившемся от напряжения и запаха крови воздухе.

Человек, которого лорд Винтер принимал за священника, невесело усмехнулся и брезгливо отступил от тонкого багрового ручейка, слишком близко подползшего к краю сутаны.

– Что это значит? Если бы я знал, – отозвался он устало, вновь возвращаясь к прежнему мирному тону, однако в его голосе уже не слышалось былой смиренности служителя божия.

В отличие от англичанина, державшегося настороже, лже-священник казался совершенно спокойным, но, возможно, этому спокойствию помогало присутствие Дандена, не спускавшего с Винтера зоркого взгляда и готового в любой момент издать предупреждающий окрик.

– Вам требовалось кое-что разузнать. Что ж, мне надо было того же. Но подобного, – «отец Ансельм» кивнул на тела, – я не предполагал. Очевидно, у вас есть враг, милорд, но этот враг не я. Вспомните, если бы я хотел вам зла, мне достаточно было бы просто уйти через заднюю дверь, как вы сами предложили, – он церемонно поклонился. – Я был необычайно тронут вашим великодушием.

Шпага, расслабленно удерживаемая в руке, с дребезжащим звоном упала на пол.

+1

3

Лорд Винтер перевел глаза на раненого наемника. Который тоже дернулся при неожиданном звуке и тут же повернул голову, явно измеряя расстояние до своего отброшенного клинка.

– Даже не вздумай, друг мой, – процедил англичанин. Но опустил шпагу к земле. Не торопясь, однако, возвратить ее в ножны. Или даже вытереть лезвие. – Вам требовалось разузнать… У меня?

В последний момент он заменил «Или у моей невестки?» на:

– И что же?

К отцу Ансельму его отправил мэтр Мейе… Где тогда настоящий отец Ансельм? Или его никогда не было и судейский послал его к этому… Кому? И своей ли смертью умерла убийца Бэкингема? Если возмездие Господне настигло ее таким образом…

+1

4

Уловив движение раненого, «отец Ансельм» вздохнул разочарованно и нетерпеливо. Этого скупого знака недовольства оказалось довольно Дандену: он укоризненно цыкнул зубом и отлепился от стены, которую подпирал с самым ленивым видом. Подобрав брошенную шпагу, он обрушил ее эфес на голову наемника, и тот мешком повалился на пол. Удовлетворясь содеянным, Данден отступил назад к стене, по пути вогнав клинок в одну из досок перевернутого набок стола.

Все эти действия его патрон не удостоил и мимолетного взгляда, который не спускал с англичанина.

– Вы желаете продолжить нашу беседу здесь, милорд? – вежливо осведомился он.

Отредактировано Рошфор (2017-02-10 17:09:14)

+1

5

Лорд Винтер дернулся было вперед, но ни помешать Дандену, ни остановить его возгласом не успел. И выругался, когда раненый наемник тяжело осел на земляной пол. Мнимый писец как будто не заметил. А его господин словно не придал значения. И лорд Винтер, мысленно признав правоту мнимого отца Ансельма в том, что касалось угрожавшей его жизни опасности, усомнился однако в чистоте его намерений. И – в его проницательности.

– Как же еще я смогу расспросить этого мерзавца? – ответил он. Поднял с пола опрокинутый табурет, предложенный ему ранее. И сел, не убирая, впрочем, шпагу.

+1

6

– Гм, – на тонких губах француза мелькнула улыбка, такая быстрая, что заметить ее мог только очень внимательный взгляд. – Не беспокойтесь, милорд, этот мерзавец скорее жив, чем мертв. В самонадеянности своей я полагал, что вопросы, которые вы хотели задать мне, для вас важнее. Я ошибался?

Лорд Винтер заметно смешался, как человек, осознавший, что он допустил ошибку, но не вполне уверенный какую. Разговор с тем, кто пытался его убить, представлялся ему наиболее важным. Но явное несогласие, подразумевающееся в вопросе его странного собеседника, выбило его из колеи. Что важнее чем жизнь? Одни лишь душа и честь. Лорд Винтер понял, что не понимает. И даже не понимает, чего не понимает.

– Нет, сударь, – пробормотал он. – Но… мы уже здесь.

– Верно.

«Отец Ансельм» наклонился и за перевернутую ножку подтянул к себе второй стул, в пылу схватки отброшенный в сторону, как и первый. Опробовав ладонью сиденье и найдя  его крепким, он сел, случайно или нет оказавшись в пределах досягаемости воткнутого в столешницу клинка. Однако на него, казалось, француз обращал внимания не больше, чем на шпагу в руках англичанина.

– Прошу не держать на меня зла, милорд. Священнику становятся известными многие секреты, поверяемые в предсмертной агонии, это так, но его уста скованы тайной исповеди. Вряд ли вы многое узнали бы от духовника вашей невестки. К тому же, – улыбка вновь скользнула быстрой тенью по бледному лицу незнакомца, – о смерти леди Винтер я знаю не меньше.

+1

7

Лорд Винтер задумался, даже не пытаясь это скрыть. Сам он не собирался обсуждать со священником смерть невестки – только судьбу ее сына. Но теперь мелькнувшее было и отброшенное тут же подозрение возвратилось многократно усиленным. Что, если смерть миледи не была естественной?

– И кто же постарался, – резко спросил англичанин, – чтобы ее сын остался сиротой? Неужели я?

Сарказм вибрировал в последних его словах. Как гудит на Пасху и на Рождество бронзовый голос Эммануэля с колокольни Нотр-Дам.

– Из нас двоих не я это сказал, милорд, – голос француза вновь был мягок, под стать священническому платью. – Имей вы возможность, сами находясь по другую сторону пролива, простым движением пальца прервать жизнь женщины, приносящей одно лишь горе, вы бы колебались?

Лорд Винтер резко вскинул голову. Помедлил, чуть подавшись вперед. И ответил наконец так ровно, словно он хотя бы на миг допускал, что мнимый священник имеет право рассчитывать на его откровенность. Или, может, забыв, что тот не имеет прав на одеяние, которое носит.

– Видит Господь, у меня была возможность сделать это своими руками несколько месяцев тому назад. Я отсокрушался уже, что не пошел на это.

+2

8

– Потому что она сумела перехитрить вас? – вопрос был задан безразличным тоном.

Настолько безразличным, что становилось ясным, насколько собеседник понимал его опасную провокационность. По той же причине в черных глазах «отца Ансельма» не было ни грана насмешки, одно лишь сочувствие.

Рука лорда Винтера конвульсивно сжалась на эфесе. Который до сих пор он держал почти расслабленно.

– Потому что из-за нее был убит мой друг, – отрезал он. И вдруг замер, поднимая на собеседника потемневший взгляд. Осознав, как видно, чтó тот знает.

– Все мы не больше, чем орудие в руке господней, – пробормотал незнакомец, опуская глаза. – Смерть леди Винтер многое для вас переменила? Что было бы, не умри она так скоро? Вы стали бы мстить? Женщине?

– Какое вам дело? Она умерла. Вы знаете, где она оставила своего сына, наследника моего брата? Да или нет?

– Да, – угол рта француза на миг обозначился легкой тенью. – Или нет. Зависит от вас, милорд.

+2

9

Перехватив удобнее шпагу, лорд Винтер принялся рисовать на полу несложный узор. Треугольник. Второй треугольник. Такой же неровный как и предыдущий. И не образующий с ним печать царя Соломона.

– Каким же образом, сударь?

Теперь он знал, что надо быть настороже. Уверился, что мнимый священник относится к числу людей кардинала. Как относилась к ним покойница. Которая, верно, попросила своего покровителя помочь ей спрятать ребенка. И теперь эти сведения можно было на что-то обменять. На другие сведения? На какую-то услугу?

+1

10

Вместе с движением клинка в руке англичанина Данден качнулся вперед. Казалось, что знаки, выходящие из-под острия шпаги, так же внятны блеклому взгляду писца, как и буквы, начертанные на бумажном листе. Он криво усмехнулся, наморщил длинный нос и почесал за ухом оттопыреным мизинцем.

Незнакомец слегка дернул бровью, выражая сдержанное неудовольствие, но головы не повернул.

– Каким образом? В зависимости от ваших намерений в отношении мальчика, – он словно удивился вопросу лорда Винтера. – Я должен быть совершенно убежден, что ненависть к матери не распространится на ее сына. Дети странные существа, милорд, не замечали? Внешне хрупкие и уязвимые, но при этом чрезвычайно живучие.

Лорд Винтер задумчиво наморщил лоб. Не то осознавая, что его собеседник имеет право на сомнения, не то прикидывая, были ли эти слова прелюдией к началу торга.

– И как же вы собираетесь это определять?

– Мне придется полностью положиться на вас, – вздохнул француз, но без чрезмерной сокрушенности, в которой можно было бы заподозрить притворство. Скорее в его голосе слышалась усталость человека, обременного словом чести. – Любой жест, знак, по которому я мог бы заключить, что вы согласны оставить прошлому всех его мертвецов.

+1

11

Лорд Винтер нахмурился снова. Первый его порыв – рассказать мнимому священнику о первом браке леди Винтер – он вовремя подавил. Вспомнив, что сам еще не уверен. Что ему нужно еще переговорить с д'Артаньяном.

Он помолчал, обдумывая выбор слов.

– Я не питаю к нему ненависти, – буркнул он наконец. – Не стану мстить за то, в чем нет его вины. И выполню свой долг, Господь мне свидетель. Долг христианина, я хотел сказать. И свой долг перед моим братом.

Мрачность англичанина легко было объяснить. Он был уверен, что дело этим не ограничится.

+1

12

Незнакомец склонил голову, словно принимая обещание лорда Винтера.

– А, но долги наши бывают столь разнообразны и противоречивы, – вкрадчиво проговорил он. – И толкают нас в самых разных направлениях. Долг христианина, долг дворянина, долг перед братом, долг перед Англией это не совсем одно и то же, милорд. Точнее, совсем не одно и то же.

Если бы у лорда Винтера оставались хоть малейшие сомнения в том, что он говорит с посланцем кардинала Ришелье, то при этих поистине иезуитских словах они бы развеялись. И он помедлил с ответом, пристально разглядывая то своего собеседника, то его сообщника. И собираясь с мыслями.

– Верно, – сказал он наконец. – И однако я не знаю такого долга, который требовал бы от дворянина убить ребенка. Но поверьте, сударь, если я его не найду, я не огорчусь.

В этих играх он чувствовал себя новичком. И с трудом подавил порыв сердца. Требовавший предложить незнакомцу отбросить увертки и говорить напрямую.

– Упаси боже, – казалось, француз искренне огорчен предположением лорда Винтера. – И в мыслях не держал подобного подозрения. И прошу простить, милорд, если дал хоть малейший повод подумать... Нет, – темные глаза мнимого священника смотрели ясно и твердо. – Я скорее имел в виду, что забвение это та же смерть. Различий между ними намного меньше, чем сходства.

+2

13

– Я вас не понимаю, – буркнул раздосадованный лорд Винтер. – И назовитесь, наконец. Не отцом же Ансельмом мне вас звать!

Искра неясного чувства мелькнула в глубине глаз француза: родившееся и тут же умершее смущение, насмешка, обращенная к себе самому, или шутка, которую оценит собеседник, в данную минуту отсутствующий.

– Граф де Рошфор, – просто сказал он, за короткие мгновения придумав и отвергнув несколько подходящих случаю вступлений.

– Винтер, – механически отозвался англичанин. Привычно опуская не принадлежавший ему титул. И вместе с тем задумываясь над этим умолчанием. Если ребенок миледи так и не найдется… Что, черт его побери, француз имел в виду под забвением? – Теперь, может быть, вы объясните мне причины этого маскарада?

+1

14

Тонкие губы графа сжались, но это было единственным признаком недовольства, который он себе позволил. Несмотря на внешнюю невозмутимость, Рошфор тяготился и нечаянным разоблачением, и ловко сидевшей на нем сутаной священника, явившей вдруг неприглядную изнанку платья ряженого.

– Вы приняли бы приглашение в Пале-кардиналь, милорд? – вопросом на вопрос ответил он, приподнимая бровь. – Время путешественника дорого, и, скажем, я пожалел ваше. Вы можете предложить объяснение на свой вкус, и я приму его. Мне попросту нужно было переговорить с вами с глазу на глаз, без предубеждения и подозрений с вашей стороны, которое теперь, увы, неизбежны. Но сетовать на то, что уже произошло и что я изменить не в силах, не моих правилах, поскольку я питаю отвращение к пустому времяпрепровождению. Вы полностью вольны уйти или остаться, милорд, – произнес Рошфор с глубочайшей серьезностью.

Отредактировано Рошфор (2017-03-13 23:16:32)

+1

15

Губы лорда Винтера скривились в усмешке. Которую он не смог подавить. О, правила этой игры он, похоже, знал не хуже своего высокомерного собеседника. Чью должность при кардинале он не мог припомнить. Но на чей след уже натыкался. В Брюсселе.

– Уйти, сейчас, когда вы – единственная моя надежда напасть на след Джона-Фрэнсиса? – у него язык не поворачивался назвать ребенка племянником. Потому что теперь он сомневался даже в этом. – Вы хотели поговорить со мной. О чем же?

Он вернул шпагу в ножны. И лишь потом, вспомнив о Дандене, усомнился в своем выборе.

+1

16

– Что ж, – граф склонил голову, приветствуя английский здравый смысл. – В разговоре начистоту есть свои преимущества, милорд, – Рошфор чуть заметно усмехнулся и в упор посмотрел на Винтера. Следующие его слова были столь же прямы, как и его взгляд. – Поговорить я хотел о герцоге, точнее, о его делах, так и оставшихся незавершенными.

– Ах вот оно что, – задумчиво произнес англичанин. – И которое же из них вы имеете в виду? Другого ребенка?

Рошфор небрежным жестом отмел это предположение.

– Частные дела, пока они остаются сугубо частными, меня не интересуют. А вот когда лицо, особенно лицо, облеченное властью, смешивает частные дела с политикой... Волей-неволей приходится... вмешиваться. Меня интересует то наследство герцога, которое досталось вам, милорд.

+1

17

Не удержавшись, лорд Винтер бросил быстрый взгляд на Дандена. Гадая, в какой степени тот был посвящен в дела первого министра. Присутствие при таком разговоре третьего лица, притом лица, откровенно вульгарного, во всех смыслах этого слова, вызывало у англичанина подспудное раздражение. Что камешек, попавший в сапог.

– Частные дела его светлости, – сухо, проговорил он, – затрагивают меня как его друга. Иные же – забота его преемника. Я приехал в Париже как частное лицо, сударь, и буде вам или кому-либо другому пришла в голову столь странная мысль, я не имею ни малейшего желания следовать по стопам сэра Джорджа Давенпорта.

Уже сказав это, лорд Винтер осознал, что был слишком резок или чересчур прям. Однако в присутствии Дандена он в любом случае не смог бы сказать ничего иного.

Отредактировано Винтер (2017-03-23 18:33:59)

+1

18

Рошфор улыбнулся, как если бы услышал от лорда Винтера именно то, что ожидал. Так оно и было: после упоминания о Давенпорте, англичанин не мог делать вид, что не понимает суть разговора или языка, на котором он велся.

– Давенпорт мертв, – напомнил Рошфор с любезностью, контрастировавшей с резкостью собеседника. – Само собой, у меня нет ни малейшего желания направить вас по тому же пути, милорд.

Видимо, перехватив неприязненный взгляд Винтера или ощутив то же самое неудобство от присутствия третьего, граф посмотрел на Дандена. Тот мгновение смотрел на Рошфора, не мигая, затем осклабился половиной широкого рта, поклонился и вышел за дверь.

– Наследство, о котором я веду речь, – тем временем продолжил Рошфор, – вряд ли досталось преемнику герцога. А вот вам... как его другу – вполне вероятно. Есть такие услуги своему господину, о которых господин предпочитает не знать. Услуги, полученные в результате неприметных деяний людей самых незначительных. О них забывают, как только в них отпадает нужда. Но они так же необходимы, как черви, взрыхляющие почву для посевов.

+1

19

– Ах, – пробормотал лорд Винтер. Вспоминая невольно услуги, которые он оказывал в свое время своему другу – и за которые получил едва ли несколько слов благодарности. – Да, это хорошо сказано. Однако...

Взгляд, брошенный им на Рошфора, смягчившись было, вновь помрачнел.

– Эти люди, – носком ботфорта он указал, какие именно, – знали, кто я. Не могу поверить, что вам о них вовсе ничего не известно.

Правила этой игры лорд Винтер учил на ходу. И, будь он поопытнее, не стал бы, возможно, спрашивать так прямо. Или выбрал бы, что ему важнее: племянник или своя жизнь. Впрочем, научившись, он заключил бы, может быть, что в руках его противника обе эти карты.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Absens heres non erit. Сентябрь 1628 года