Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+


В предыстории: Труппа Лапена дает представление. Графиня де Люз и герцогиня де Монморанси знакомятся с дворянством Брама. Граф и графиня де Люз с помощью Лапена ищут, кто послал им подметные письма. Гг. де Жискар и Никола де Бутвиль намереваются пробраться в осажденный голландский город. Г-жа де Бутвиль и г-н де Ронэ пишут письма. Гг. де Ронэ и де Жискар принимают участие в дуэли. Лорд Винтер инкогнито приезжает в Париж. В Доле два путешественника встречаются с доктором Пиду.

Осень 1628 года: Г-жа дю Фаржи получает аудиенцию у кардинала. Миледи получает выволочку. Ее величество мирится с мужем. Веснушка, Шере и Барнье обдумывают визит в воровской притон. Г-н де Ронэ, г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро делят жилплощадь, а последняя навещает врача. Арамис и г-н д'Авейрон требуют поединка от г-на де Пеншеро. Г-жа де Мондиссье обращается за помощью к королю. Г-н де Жискар пожинает плоды своего великодушия. Королева встречается с испанским послом. Исчезнувшего капитана гвардейцев ищут Барнье, Шере и г-жа де Кавуа. Гг. де Корнильон и де Тран приходят в зал Мендосы.

Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » De mortius aut bene aut nihil. Сентябрь 1628 года


De mortius aut bene aut nihil. Сентябрь 1628 года

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Продолжение эпизода «По ком звонит колокол»

Отредактировано Рошфор (2017-01-08 22:37:13)

0

2

Два всадника, спешившихся вечером 14 сентября 1628г. у ворот особняка леди Винтер на Королевской площади, были заляпаны дорожной грязью до самых бровей. И столь же грязные бока их лошадей ходили ходуном от усталости. Лорд Винтер торопился. В Англии его ждало множество неоконченных дел. И внезапная кончина невестки разрешала лишь одно из них. Быть может, два. В лучшем случае, три.

Смерть герцога Бекингема перевернула всю жизнь Винтера. Не потому лишь, что покойный был ему другом. И не из-за того, что убийца также им был. Но Винтер должен был расплатиться по их счетам. Рассчитаться с той, что лишила его обоих. И лишь ради этого он взвалил на себя часть обязанностей герцога – не тех, о которых все знали, но тех, с которыми тот не справился. Или не был бы в числе его ближайших соратников лорд Давенпорт.

Если бы лорд Винтер был помешан на мести, никаких писем его дражайшая невестка бы не получила. Но к тому времени, как он смог вновь задуматься о своих личных делах, первый порыв уже прошел. Самый благородный. Самый глупый. Он не мог ее убить. Ни своими руками, ни чужими. Второе было ему омерзительно, а первое… Первое было даже противнее. Она была женщиной. Но также – у нее был сын. Сын, Джон Френсис. Который носил имя его брата, не имея на то права. Который унаследовал все пороки своей матери. Который мог и вовсе не быть сыном его брата по крови, как не был им по закону. Ребенок, самое существование которого пятнало честь родового имени лордов Винтеров. И что с этим делать лорд Винтер не знал. Раскрыть правду было столь же невозможно, сколь и смириться с ложью.

Наконец, он написал ей. Обратившись к ней просто «сударыня», ибо не мог назвать ни одним именем. И поставил свои условия. Предложил выход, который представлялся ему допустимым. Он готов был забыть о ней. В обмен на то, что и она исчезнет. А ее сын перейдет в его руки.

Ответа не пришло. Зато пришло известие от Кумбса, дворецкого. И лорд Винтер бросился в дорогу. С одним лишь слугой и не под своим именем, пусть война и была закончена. Сомневаясь – но и не смея переложить это дело на чужие плечи. Потому что никому больше не мог открыть тайну своего племянника. И потому еще, что должен был переговорить с теми, кто эту тайну ему раскрыл.

Бросив поводья слуге, лорд Винтер взялся за дверной молоток. Ощутил под пальцами жесткую ткань черного крепа. И стук был оттого приглушенным.

+2

3

Прошло некоторое время – достаточное для испытания терпения человека, который ждать не привык, – прежде чем дверь тяжело приоткрылась на ширину ладони. В образовавшейся щели показалась половина бледного костлявого лица, освещенного слабым огоньком свечного огарка, отчего чудилось, что взору путешественника предстал лишенный плоти человеческий череп.

Однако призрак все ж обладал голосом и языком, поскольку гнусаво вопросил по примеру загробного лодочника:

– Чего нужно? – затем он сделал очевидное усилие над собой и принужденно добавил. – ...сударь.

Лорд Винтер нахмурился, не давая себе труда скрыть изумление, которое вызвал в нем столь негостеприимный прием. Или, может быть, подобный привратник.

– Кто вы такой? – высокомерно ответил он. Вопросом на вопрос. И не спеша назваться. – И где Кумбс?

Странный слуга поскреб указательным пальцем длинный подбородок с колючей щетиной и будто бы удивился вопросу.

– Я-то? – переспросил он и неизвестно чему ухмыльнулся, и его светлые, как рыбье брюхо, глаза моргнули. – Писец при господине поверенном. И знать не знаю никакого Кумбса, – выражение лица слуги говорило, что он ничуть не сожалеет о данном обстоятельстве.

Из глубины дома раздался еще один голос, с характерным парижским выговором и с торопливым придыханием, словно его владелец куда-то спешил.

– Эй, кто там пришел?

– Так чего нужно, сударь? Доложить как? – снова спросил слуга, назвавшийся писцом.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » De mortius aut bene aut nihil. Сентябрь 1628 года