Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+


В предыстории: Труппа Лапена дает представление. Графиня де Люз и герцогиня де Монморанси знакомятся с дворянством Брама. Граф де Люз желает взглянуть на даму, пославшую ему анонимное письмо. Гг. де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Лорд Винтер вступает в переговоры с графом де Рошфором. Герцогиня де Шеврез избавляется от поклонника.

Осень 1628 года: Веснушка, Шере и Барнье навещают воровской притон. Гг. де Корнильон и де Тран приходят в зал Мендосы. Г-н де Жискар обращается с просьбой к г-ну де Ронэ. Д'Авейрон и Лаварден рассказывают Кавуа про загадку заказной дуэли. Его величество навещает Марион Делорм. Братья де Бутвиль встречаются через многие годы разлуки. Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро беседуют с г-ном де Ронэ о греческой мифологии. Шере знакомится со старым другом Барнье. Миледи входит в неаполитанское общество. Шере расследует поклеп на Александра. Г-жа де Бутвиль попадает в ловушку. Герцогиня де Шеврез узнает новости. Король расспрашивает Тревиля. По следам исчезнувшего капитана гвардейцев идут Барнье и г-жа де Кавуа.

Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Диагноз по портрету. 13 ноября 1628 г., позднее утро


Диагноз по портрету. 13 ноября 1628 г., позднее утро

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

Отсюда: Встреча плана с действительностью. 13 ноября 1628 г., утро

0

2

Эжени привела себя в порядок и написала несколько писем, а потом явился слуга шевалье де Ронэ. Поиски жилья отняли больше времени, чем она рассчитывала, а все потому, что советом мадам Пети южанка воспользовалась только отчасти. У пожилой нормандки, к которой отправила ее добрая женщина, Эжени попросила совета снова, потому что комната ей "не подошла". Мадам де Вейро хотела что-нибудь поменьше, попроще... И за небольшую плату, которая скрасила старушке отказ, отправилась по ее рекомендации к почтенной семейной паре. Эта комната тоже ей не подошла, потому что ожидаемо оказалась слишком маленькой для нее и служанки, но семейная пара рекомендовала ей другую квартирную хозяйку и в конце концов Эжени нашла, что искала. Кто-нибудь мог проделать тот же путь, но для этого нужно было большое желание и огромные запасы терпения.
К концу этой эпопеи южанка смертельно устала, ей хотелось есть, пить и спать, конечно, потому что прошлую ночь никак нельзя было назвать спокойной, но оставалось еще одно незаконченное дело. И она, справившись у Паспарту, не знает ли тот кого из врачей, направилась к дому мэтра Дарлю.
Слуга Теодора отзывался о нем как о мушкетерском враче и Эжени совсем не была уверена, что он сможет помочь захворавшей даме, но в таком случае мэтр Дарлю наверняка мог направить гостью к кому-нибудь из своих коллег по ремеслу. С этими мыслями мадам де Вейро постучала в двери обиталища почтенного лекаря и попросила сообщить о своем визите, немного переживая и о своем не слишком подобающем костюме, и о том, согласится ли врач навестить больную на дому, и о том, что как раз в это время где-то в Париже ее ищет неизвестный убийца, и никто не знает, найдет или все-таки нет.
Париж еще с первых шагов показался Эжени очень большим городом. А сейчас он казался еще и страшным. Бледная и усталая южанка выглядела так, что легко было предположить, будто врач нужен ей самой, но темные глаза горели решимостью.
Она написала брату о том, что кто-то хотел ее убить, не упоминая Ронэ во всей этой истории, но ответить Арман не мог, потому что в письме не было обратного адреса, а посланный Паспарту мальчишка уж точно не знал, где мадам удалось отыскать жилье. Нужно было назначить брату встречу, но мадам де Вейро хотела сделать это после того, как соберет нужные сведения, большую часть которых должно было составить врачебное мнение мэтра. И теперь она нервно комкала перчатки в ожидании известий, окажется ли господин Дарлю дома, захочет ли принять странную посетительницу и возьмется ли вообще помогать в таком, скажем прямо, неприятном деле.

Отредактировано Эжени де Вейро (2016-12-28 20:00:07)

+2

3

В приходе возможного пациента, как в таковом, ничего странного не было: мэтр Дарлю никогда не отказывался от практики. Несколько странным было то, что это оказалась женщина в мужском платье, но юноша, в котором почти любой мушкетер роты де Тревиля моментально опознал бы подающего надежды ученика полкового лекаря, видел и не такое. Молодая и красивая, но, как показалось Тео, изрядно взволнованная – впрочем, это тоже было объяснимо. Мужской костюм не мог замаскировать фигуры, да она, кажется, и не пыталась притвориться…

- Мэтр Дарлю вас примет, - без колебаний сообщил Тео, на всякий случай избегая обращения «сударыня», - прошу, вот сюда.

Проведя посетительницу в небольшую, но светлую и опрятно убранную комнату, Тео предложил ей сесть и отправился за своим патроном, по пути усиленно перебирая в уме то, что успел разглядеть. Бледна, осунулась, заметно возбуждена. Маловато для диагноза. Мэтр Дарлю любил устраивать своему ученику внезапные экзамены, так что вполне мог поинтересоваться его мнением, но, к некоторой досаде юноши, ни в какую картинку перечисленные признаки не складывались. Быть может, она просто явилась пригласить лекаря к больному или раненому?

- Переодетая? И не просила поспешить? – Дарлю невозмутимо отложил фолиант в потрепанном переплете. – Хорошо, я сейчас буду.

Чем гадать, проще взглянуть.

- Вы хотели меня видеть… мадам, - в тоне переступившего порог приемной лекаря прозвучал не вопрос, но утверждение. – Чем могу быть полезен?

+1

4

Эжени порывисто поднялась навстречу врачу. Она волновалась и считанные минуты ожидания показались ей настоящей вечностью, хотя запах лекарственных трав, которым, казалось, был пропитан этот дом, немного ее успокаивал. Напоминал, что она делает важный шаг к цели.

- Меня зовут мадам де Вейро.

Она вовремя вспомнила про мужской костюм и не стала делать реверанс, поприветствовав доктора кивком.

- Прошу прощения, мэтр, за визит без предупреждения, но вы, может быть, моя первая и последняя надежда, - на открытом лице южанки сейчас без труда читалась тревога. - Понимаете, моя сестра... О, простите, - Эжени спохватилась. - Мне придется начать по порядку. И мой рассказ наверняка покажется вам странным. Но прежде скажите... если бы я описала вам больного, его внешний вид и то, что знаю о том, как его лечат, вы могли бы предположить, что за болезнью он страдает?

Мадам де Вейро понимала, что вопрос не из тех, на которые легко ответить "да". Но если Клейрак вообще откажется впускать врача, ему не останется ничего другого. Или ей. Кроме как пытаться гадать.

+1

5

Если Дарлю и был удивлен подобным вступлением, то не подал виду. Одно то, что дама явилась к нему сама, да вдобавок в мужском платье, да при этом совершенно не пытаясь выдать себя за мужчину – а для чего, спрашивается, еще может переодеться женщина? – уже подсказывало, что он услышит нечто не вполне обычное. Поставить диагноз, не видя больного, его просили не раз, хотя до сих пор в основном ради того, чтобы не платить за визит. Здесь, пожалуй, дело было в чем-то ином. 

- Предположить, не видя больного, можно многое, сударыня, - мягко сказал он, - но нельзя быть уверенным, что эти предположения окажутся верны, и уж тем более я бы не стал ничего советовать, не убедившись в диагнозе… Но не волнуйтесь, каким бы странным мне не показался ваш рассказ, я постараюсь вам помочь. Присядьте, прошу вас, и рассказывайте.

+1

6

Эжени присела на край стула и сложила руки на коленях. Наверное, не надо было рассказывать доктору про то, что она влезла ночью в дом зятя. Это было... Это было скандально.

- Я не из Парижа, - начала она, как будто это не было понятно по ее выговору. - Приехала повидать сестру. Она начала писать мне письма с рассуждениями о смерти, о встрече с Господом, и все такие...

Эжени не сразу смогла подобрать слово.

- ...грустные. И когда я приехала, узнала, что сестра больна. Ее муж лечит ее монашками... Ой, это неправильно, так говорить. Говорят, монашки готовят какие-то отвары, но Катрин так ужасно выглядит. Они ей совсем не помогают, эти отвары. Может быть, если бы вы согласились ее навестить... Только я боюсь, что ее муж вас не впустит. Но если вы хотя бы попробуете, я все равно вам заплачу и часть даже вперед, если вы захотите, - она с мольбой уставилась на врача.

+1

7

Дарлю вздохнул. Если бы все болезни – особенно те, при которых больной ужасно выглядит – можно было вылечить… Монахи зачастую умели лечить куда лучше, чем многие известные ему врачи, и не факт, что сестре мадам де Вейро можно было помочь хоть чем-нибудь, но почему же она опасалась, что муж больной не допустит к ней лекаря?

- Я не беру денег за несделанную работу, сударыня, - пожал он плечами. – Ужасно выглядит, говорите вы? А на что жаловалась ваша сестра? Может быть, боли? Давно ли она больна?

+1

8

Эжени попыталась собраться с мыслями. Мэтр Дарлю выглядел очень представительно, как раз так, как, по ее мнению, должен был выглядеть хороший врач. И вопросы задавал дельные, это тоже успокаивало.

- Я не знаю, как давно она больна. Она ни на что не жаловалась. Меня насторожили только письма. Понимаете, наша семья довольно жизнерадостна, - она немного виновато улыбнулась. - А тут... Я приехала, но мне не позволили даже увидеть сестру. Зять сказал, что все в порядке. Что она слегка занемогла, но нет причин для беспокойства. Я все равно заглянула к ней...

Южанка едва заметно порозовела, припомнив ночную вылазку.

- Только никому не говорите об этом, пожалуйста. Она ужасно исхудала, господин доктор. И у нее в спальне совсем нет лекарств. Мне показалось, что ее лечат только мятным настоем. И кровопусканиями, там стоял таз. И она говорила о смерти, звала детей. Я хотела бы, чтобы с ней побеседовал кто-нибудь, кроме монашек. Врач. Может быть, что-то еще можно сделать...

+1

9

- Кровопускания, ну разумеется… - проворчал мэтр Дарлю. Монашки нравились ему все меньше и меньше.

Для того, чтобы предположить хоть что-то, описания мадам де Вейро было маловато. Карцинома… весьма вероятно, хотя женщина не упоминала боли, впрочем, случается, что смертоносная опухоль убивает и безболезненно, и это счастье для больного, и распознавший это лекарь не стал бы мучить обреченную бесполезными снадобьями. Чахотка? Навряд ли сестра не заметила бы кашля. И в обоих случаях столь излюбленное многими медиками кровопускание сводило больного в могилу куда быстрее, чем сама болезнь. Грудная жаба… тоже возможно… хотя тут еще можно будет побороться… Спохватившись, что чересчур увлекся предположениями, не видя пациента, Дарлю поднял взгляд на мадам де Вейро.

- Сударыня, всего этого мало, чтобы делать выводы, - сказал он. – Я должен осмотреть больную, только тогда смогу что-нибудь сказать. Далеко ли отсюда живет ваша сестра?

+1

10

Эжени замялась немного, потому что Клейрак был человеком влиятельным. Может быть, услышав его имя, доктор вовсе не захочет иметь с ней дело.

- Это не очень далеко, - вздохнула она. - Дом господина де Клейрака, гардеробмейстера Его Высокопреосвященства. Моя сестра - мадам де Клейрак. И я боюсь, что я не смогу пойти с вами. Но вы, конечно, можете действовать от моего имени.

+1

11

Дарлю недоуменно вздернул брови. Будь г-н де Клейрак всерьез обеспокоен здоровьем своей супруги, он  вполне мог бы обратиться за помощью к мэтру Ситуа, не полагаясь на сомнительное умение неведомых монашек… Следом за недоумением мелькнула догадка: а что, если диагноз был уже очевиден? Тогда понятными становились и мысли о неизбежной смерти, и отсутствие лекарств… Вот только это все равно никак не объясняло, почему мадам де Вейро не могла идти вместе с ним. Равно как и ее предположение, что Клейрак не впустит в дом врача.

- Сударыня, - в некотором замешательстве проговорил он, - я могу, конечно, явиться от вашего имени, но если, как вы утверждаете, господин де Клейрак откажется допустить меня до больной, что я смогу поделать? Я не имею права настаивать… Разве вы не можете уговорить зятя, чтобы он позволил осмотреть его супругу, тем более, если речь идет о жизни и смерти?

+1

12

- Понимаете... - Эжени с трудом подбирала слова, смущаясь и чувствуя себя очень неловко. - Он даже меня к ней не пускал. Я не хочу сказать ничего плохого, я только боюсь, что... боюсь...

Она отвела глаза, чувствуя, как смешно и нелогично могут прозвучать ее слова. Но этой ночью к ней приходил убийца. Кто-нибудь мог бы посмеяться и над этим рассказом, вздумай она поделиться.

- Когда мужчина не подпускает к жене родственников и врачей... - мадам де Вейро рискнула поднять глаза на мэтра Дарлю и в этом взгляде отчаяние спорило с сосредоточенностью. Ей очень нужно было его убедить!

- ...Что это может означать, господин доктор? Я не хочу сказать ничего плохого. Вы знаете, мы, женщины, все принимаем слишком близко к сердцу. Если он вас и не впустит, даже с моим письмом, я заплачу все равно, правда.

0

13

Пару мгновений Дарлю молча смотрел на свою посетительницу. Странным было все. Странный маскарад, странная просьба, странные обстоятельства. Если уж на то пошло, ему и самому хотелось бы понять, что это могло значить. Она была взволнована, растеряна, но отчаяние в ее глазах было неподдельным. Бывает, что к больному не подпускают врача. Бывает, что и родных. Но и тех и других? Даже сестру? Это наводило на определенные подозрения, не слишком лестные для г-на де Клейрака.

- Прежде всего успокойтесь, мадам, - очень мягко проговорил он, - я не отказываюсь, поверьте, я просто думаю, что я могу для вас сделать. Вам ведь нужно, чтобы я помог вашей сестре… если это возможно, конечно… Если я правильно вас понял, ваш зять не пускает к ней даже вас, и в таком случае вряд ли ваше письмо послужит мне пропуском. А ваш муж? Может быть, у вас в Париже есть еще влиятельные родственники или друзья, которые могли бы вам посодействовать?

+1

14

Эжени опустила голову. Влиятельные родственники, друзья... Ее друзья уже посодействовали ей, помогли как могли и чем могли. И чудо, что так вышло, потому что знакомы они были без году неделя!

- Мой брат военный, он в Париже, но он совсем не влиятелен, - призналась она. - И я не успела все ему рассказать. Я ведь могу говорить только о предположениях. Но если Клейрак и вас не впустит, вы ведь сможете сходить к моему брату и все ему... подтвердить?

Южанка осторожно подняла глаза.

- Он в таком квартале живет, где военные. А я здесь только со служанкой... - смущаясь, пояснила она. - Мой муж давно умер...

+1

15

- Мои соболезнования, - машинально откликнулся мэтр Дарлю.

Неожиданное благоразумие женщины, которая искушала судьбу, расхаживая по Парижу в мужском платье, его несколько удивило, но и только, в конце концов, должна же быть граница легкомыслию. А наличие брата-военного могло сильно упростить задачу. Дарлю усмехнулся углом рта, вообразив себе, что этот брат может обнаружиться в роте де Тревиля, и даже посочувствовал в какой-то мере г-ну де Клейраку: если солдаты короля желали куда-то войти, они входили, и должность гардеробмейстера его высокопреосвященства навряд ли послужила бы достаточной защитой… И кто посмеет упрекнуть брата, пожелавшего повидать занемогшую сестру?

- Тео! – позвал он, возвысив голос. – Перо, бумагу и чернила! Сударыня, - Дарлю вновь обратился к своей посетительнице, - я понимаю, что вам было затруднительно навестить вашего брата. Но вы можете написать ему подробное письмо, а мой ученик его отнесет. Или, если пожелаете, я отправлюсь к вашему брату сам, и тогда уже, вместе с ним… Кстати, в каком полку служит ваш брат?

+1

16

- О, спасибо, господин доктор! - обрадовалась Эжени, которой, то ли в силу усталости, то ли из-за переживаний, такой простой выход не пришел в голову. - Мы можем все-все совместить, правда? Я и письмо напишу, и отправиться вы могли бы вместе... наверное.

Она чуть не пропустила последний вопрос мэтра Дарлю мимо ушей, увлекшись его идеей и мысленно уже сочиняя письмо брату.

- Он гвардеец кардинала, - вздохнула южанка и тут же задумалась, может ли Клейрак устроить д'Авейрону неприятности по службе. Наверное, еще как может. Хотя у брата есть свой командир, и он на неплохом счету в роте, если верить его письмам. Но можно допустить, что Арман немножко слукавил, и что тогда?.. Нет, лучше думать, что писал правду.

+1

17

- Это немало, - заметил Дарлю. Сгорающий от любопытства Тео поставил на стол письменный прибор, и лекарь придвинул к мадам де Вейро лист бумаги. – Пишите, сударыня. С вашего позволения, письмо отнесет все же Теодор, мы с вами не можем быть уверены, что ваш брат окажется дома… но вы можете указать ему мой адрес. Надеюсь, он не откажется зайти за мной, когда сочтет возможным.

Он выжидающе взглянул на молодую женщину. Что брат, живя в Париже, не знает, что происходит с его замужней сестрой… всякое бывает, конечно. В обязанности лекаря не входило разбираться в хитросплетениях сложных родственных отношений, но, если чутье его не обманывало, в доме г-на де Клейрака действительно происходило что-то неладное. Дай-то Бог, чтобы брат не оказался в это замешан.

+1

18

Эжени придвинула стул ближе к столу и взялась за перо. О чем писать, как? Она уже писала Арману, и про убийцу тоже, и о том, что собирается назначить ему (брату, не убийце!) встречу в условленном месте... Ну что ж, вместо встречи с ней его ждала встреча с мэтром Дарлю и визит к Клейраку. Как бы только потом узнать, чем у них все закончилось?

- Вы так добры, - повторила южанка и принялась писать, обдумывая каждую фразу. Ронэ в ее письмах брату вообще не появлялся, и она бы задумалась, справедливо ли это. Но письма иногда попадают в чужие руки, и если она хотела скрыть участие Теодора и Эмили во всей этой истории, лучше было молчать. Во всех смыслах.

"...условились с мэтром Дарлю. Прошу вас, проводите его к господину де Клейраку, чтобы господин доктор мог освидетельствовать состояние нашей дорогой сестры и облегчить ее участь, насколько это в силах человеческих, потому что о Божьей защите для мадам де Клейрак неустанно пекутся почтенные сестры-монахини, чью принадлежность к какому бы то ни было Ордену или общине я, к стыду своему, не смогла определить, но их усердие в вере и забота о нашей сестре не вызывают сомнений..."

- Разрешите мне навестить вас, мэтр? Потом, после того, как вы с господином д'Авейроном навестите господина де Клейрака? - Эжени, добавив несколько предложений и подписавшись, аккуратно посыпала песком чернильные строки. Брат наверняка уловит сарказм. А если нет, было же первое письмо.
Слуге Теодора она доверяла больше, чем слуге доктора Дарлю, и в первом письме написала все, как есть.

Отредактировано Эжени де Вейро (2017-01-13 01:17:41)

+1

19

- Разумеется, сударыня.

Дарлю, из вежливости отошедший к оконной нише и все время, пока мадам де Вейро писала, задумчиво созерцавший потемневший от осенней мороси фасад дома напротив, обернулся. Он не отказался бы узнать, отчего ей не пришло в голову присоединиться к их обществу – не потому ли, что г-н де Клейрак не желал подпускать к больной именно ее? Но спрашивать, разумеется, не стал. Его забота – пациентка. И ничего более.

- Я могу даже послать за вами, если дело окажется срочное, - предложил он, - и если буду знать, куда. Но вы, конечно, можете просто прийти ко мне. Надеюсь, все прояснится до завтрашнего вечера.

+1

20

Она поколебалась немного, не желая выдавать, где живет. Не потому, что не доверяла доктору, но только потому, что не хотела посвящать в это большой круг людей.

- Я приду, мэтр Дарлю, - пообещала Эжени, намеренно не сообщая, когда. Убедившись, что чернила просохли, она аккуратно сложила бумагу и положила на край стола мешочек с деньгами.

- Часть я заплачу вам вперед. Даже если ничего не выйдет, ваше беспокойство и потерянное время стоят этих денег и, прошу, не отказывайтесь их принять, мне будет ужасно неловко. Я не смогу придумать, чем еще вас отблагодарить. Не покупать же в книжной лавке какой-нибудь ужасно огромный труд по медицине, чтобы подарить его вам, вы наверняка их все читали...

Впервые за эту встречу она улыбнулась доктору по-настоящему, легко и открыто. Что-то получилось, он согласился, можно было вздохнуть спокойнее.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Диагноз по портрету. 13 ноября 1628 г., позднее утро