Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+


В предыстории: Труппа Лапена дает представление. Графиня де Люз и герцогиня де Монморанси знакомятся с дворянством Брама. Граф и графиня де Люз с помощью Лапена ищут, кто послал им подметные письма. Гг. де Жискар и Никола де Бутвиль намереваются пробраться в осажденный голландский город. Г-жа де Бутвиль и г-н де Ронэ пишут письма. Гг. де Ронэ и де Жискар принимают участие в дуэли. Лорд Винтер избегает смерти помощью Божьей и графа де Рошфора. В Доле два путешественника встречаются с доктором Пиду.

Осень 1628 года: Мари Дюбуа беседует со своим постояльцем. Веснушка, Шере и Барнье навещают воровской притон. Г-жа де Мондиссье обращается за помощью к королю. Г-н де Жискар пожинает плоды своего великодушия. Гг. де Корнильон и де Тран приходят в зал Мендосы. Д'Авейрон, Арамис и Лаварден разгадывают загадку заказной дуэли. Ее величество посещает монастырь Валь-де-Грас, его величество навещает Марион Делорм. Братья де Бутвиль встречаются через многие годы разлуки. Рошфор и Клейрак пытаются обхитрить друг друга. Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро находят много тем для разговора. Шере знакомится со старым другом Барнье. По следам исчезнувшего капитана гвардейцев идут Барнье и г-жа де Кавуа; г-н Атос ищет его у миледи.

Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Пошли мне, Господи, терпение, но только очень, очень быстро. 1627 г


Пошли мне, Господи, терпение, но только очень, очень быстро. 1627 г

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

Отсюда: Одной колодой карт играть и с дьяволом, и с Богом… Декабрь 1627 г.

0

2

Солнце еще толком не встало, когда возле "Красной Голубятни" появились двое гвардейцев кардинала. Один из них был, несомненно, гасконцем - достаточно было взглянуть на его физиономию; вторым был никто иной как капитан де Кавуа. Оба выглядели хмуро, чего можно было ожидать от людей, вставших ни свет, ни заря.
Гвардейцы оставили лошадей у коновязи и л'Арсо затянутым в перчатку кулаком постучал в дверь трактира. Обменявшись невнятными ругательствами со слугой, он добился скрежета засова и пару минут спустя они стучали уже в одну из дверей на втором этаже.

+2

3

Пресловутое проклятие одноглазого католика было тому виной или просто оному католику так повезло, в «Красной голубятне» нашлась накануне вечером свободная комната, которую Теодор и занял. Мог бы и не тратиться – даже после перемены белья в постели осталось такое количество блох и клопов, что в ней не заснул бы и камень. Оттого бретер провел ночь в кресле, со все тем же томиком месье де Гарроса и свинцовым карандашом, и открыл так быстро, что последний удар по филенке не встретил сопротивления.

– О!

Первым движением он глянул на перевязь со шпагой, свисавшую со столбика кровати. Затем отступил на шаг, жестом приглашая гвардейцев внутрь.

+2

4

- Доброе утро, - вежливо поздоровался Кавуа, входя в комнату. Взгляд бретера подсказал ему, что у того есть повод опасаться, и почему-то разозлил гвардейца еще сильней. Хотя казалось бы, куда сильней? Тем не менее, внешне он был спокоен. Больше по привычке, чем из необходимости. Вряд ли Ронэ не понял уже, зачем они явились.
Л'Арсо только кивнул, приветствуя Ронэ. А Кавуа сразу перешел к делу.

- Витерб мертв, - сообщил он, прямо глядя на Теодора. И после исчезающе короткой паузы уточнил: - Зачем?

Изумление, мелькнувшее на миг на лице бретера, сменилось его обычной легкой усмешкой.

– Спросите у него, – предложил он. – Или у Создателя. Почему, о Боже, мы все смертны?

- То есть вам за него не платили, - сделал вывод Кавуа, который сильно подозревал, что Ронэ не взял бы подобный заказ, но последняя реплика бретера чуть не заставила его в этом усомниться. Убивать людей своего патрона и ерничать по этому поводу - отличный повод получить хороший удар сталью, почему нет? Хотя хватило бы и первого.

+1

5

Теодор ответил не сразу, глядя попеременно то на капитана, то на гвардейца. Вызывая в памяти алое пятно на камзоле Витерба. Как убийство это бы никуда не годилось. Он вообще не должен был умереть!

– Нет. Но другого ответа вы бы от меня не услышали. Зачем вы здесь?

- Это очевидно, - Кавуа усмехнулся. - Отбить у вас желание убивать людей монсеньора. Узнать, собираетесь ли вы драться и с другими свидетелями вашего поражения. Вийе? Почему нет, он тоже вас конвоировал. Может, и Атос?.. - пикардиец усмехнулся.

Л'Арсо пока молчал, с интересом делая выводы из услышанного.

- Не стоило заходить так издалека, мы всегда можем просто продолжить то, что не успели закончить на дороге.

– Вы рехнулись, – заключил бретер. И снял перевязь со столбика кровати. – Помешались с горя, не иначе. Мне даже неловко как-то вам напоминать, что я не проиграл этот поединок. Нет, если вам это так важно, можете рассказывать что угодно. Но я вижу, что вы и в этот раз пришли не один.

+1

6

- Не стану спорить, - улыбнулся Кавуа той сдержанной улыбкой, за которой скрывалось что-то очень нехорошее. - Утешайте себя этой мыслью, я не против.

- Кто бы ни победил, - заметил гасконец, - потом ему потребуется свидетель. Я бы с большим удовольствием поучаствовал, но вас, шевалье, может не хватить на всех. Поэтому поприсутствую в роли болтливого наблюдателя. Или секунданта, если хотите, и даже для вас обоих. Мне не трудно, я так уже делал.

– Я постараюсь вас не разочаровать, сударь, – пообещал бретер. Но далее уточнять не стал – то ли из благоразумия, то ли потому что и вправду не верил в то, что Кавуа позаботился обзавестись союзником. Надел плащ и взял свою шляпу. – Вы уже подобрали подходящую дорогу, Кавуа? А то окрестности Ларошели отчего-то полны желающих помешать мне убивать людей монсеньора.

- У меня есть любимый уголок, - задушевно признался капитан. - Вряд ли нам кто-нибудь помешает, кроме ворон.

"Даже не надейтесь на это",  - говорил его взгляд.

- Но придется взять лошадь, это не очень близко.

+1

7

– Чудесно. Тогда я успею перекусить, пока ее седлают. Вы уже завтракали, л'Арсо? Или Кавуа слишком спешил сразиться с драконом-пожирателем гвардейцев? В последнем случае я с удовольствием угощу вас обоих. Последняя трапеза приговоренного, здесь недурно готовят.

+1

8

- Когда это я отказывался от завтра... - гасконец осекся и вопросительно глянул на Кавуа. - Капитан, а может?.. Зачем спешить, это ж дело такое, тот свет никуда не денется.

Пикардиец исподлобья смотрел на этих двоих. Чертов Ронэ. Тут и не захочешь, а прибить попытаешься. Ухмылка сама лезла на лицо, давила изнутри, как пар на крышку котелка.

- Вы в большинстве, - наконец буркнул он, изо всех сил пытаясь не скалиться. Получилось так себе, и он шагнул к двери, торопясь повернуться спиной к будущему врагу.

+1

9

Теодор, не ожидавший от Кавуа согласия на сделанное в шутку предложение, невольно приподнял брови, взглянув на л'Арсо. И в очередной раз остро пожалел, что не сумел в свое время не то смолчать, не то наоборот сказать то, что думал. А затем сбежал вниз по лестнице следом за капитаном.

– Завтрак на троих! И мою лошадь! И не перепутайте, милейший.

Угодливо кланяясь, мэтр Кола протер липкую столешницу углом фартука и умчался на кухню. Бретер привычно шагнул к лавке у стены, встретился взглядом с подошедшим с другой ее стороны Кавуа. Мгновение колебания, и он сел, сдвигая шпагу, чтобы не мешала соседу.

И никаких приветов от братства святого Марка.

– Жаль, что вы не предупредили меня заранее о своем приезде, Кавуа. Терпеть не могу убивать бесплатно тех, за кого могли бы заплатить.

+1

10

- Вы ждете, что я раскаюсь и заплачу вам за свое убийство? - иронично осведомился пикардиец.

- А я знаю, кто и потом бы заплатил, - ухмыльнулся л'Арсо. - Если у каждого деньги взять, можно купить небольшое поместье в Гаскони.

- То-то вы до сих пор на службе, - остро глянул на него Кавуа. Теперь он начинал злиться и на гасконца. Но тот не знал, что Ронэ - человек Ришелье, что убил, по сути, кого-то из своих... Впрочем, кто для Ронэ был своим?

+1

11

– Потом никогда не платят, – не поверил бретер. – Разве только ударом кинжала. Или… Нет. Бывает, но редко.

Монсеньор никогда не платил вперед. Щедро сорил золотом – на расходы. Но за само убийство всегда платил после. И до сих пор Теодор этого не замечал.

– Так что чем черт не шутит, л'Арсо, не откажитесь огласить весь список. Или ту часть, которую еще помните.

Вернувшийся трактирщик поставил на стол три кружки, которые тут же наполнил. И вновь ушел, оставив наполовину опустевший кувшин в середине стола.

+1

12

- Бывает, - задумчиво повторил гасконец. И поднял на бретера заинтересованный взгляд. - Да вот д'Ангулем, к примеру.

- Первый скупец во Франции, - буркнул Кавуа, тоже слушавший не без интереса. Вдруг что новое всплывет.

-  Но ради такого случая, капитан!.. Ладно. Тревиль.

- М-м, - пикардиец задумчиво покачал кружкой в воздухе. - Нет. Это вряд ли.

- Герцогиня де Шеврез.

- Могла бы.

- Испанец?

- Скажет "но почему вы пришли ко мне?", - ухмыльнулся Кавуа, припомнив Мирабеля. - Нет, этот заплатил бы вперед.

- Герцог Монморанси?

- О, нет. Герцог не платит за убийства. Да и повода нет.

- Но Бутвиль?

- Он знает, что повода нет.

- Тогда Конде.

- Можно сходить.

- Графиня дю Фаржи.

- Бесспорно. Но платить будет Крамай.

-  Еще? - гасконец глянул на Ронэ.

0

13

– Я знаю Крамая, – заметил бретер, слушавший с откровенным любопытством. Которое даже не пытался скрыть. – Господь и мадам дю Фаржи ему судья, но поэт из него дерьмовый. Мне он не заплатит и денье.

Если он думал при этом, что Крамай ни с кем не скрестит шпагу сам – по возрасту ли, по другим ли причинам – вслух он этого не сказал.

– А до остальных мне не добраться. Кто еще?

+1

14

Кавуа выразительно приподнял бровь.

- Если бы вы двое перебирали моих предков, я бы сказал, слезьте с моего генеалогического дерева, - намекнул он. - А как быть с врагами, даже не знаю.

Л'Арсо о чем-то думал.

- Кто помельче, тех долго перечислять, - с сожалением заметил гасконец. - И много не дадут, разве что всех обойти. И у этих только вперед. Вот тут про кинжал вы верно заметили.

– Ну и черт с ними тогда, – Теодор чокнулся с л'Арсо и отпил глоток. Поморщился – вино было слишком сладким на его вкус. – Можете рассчитывать, что останетесь в живых, Кавуа. С поправкой на ветер, как прошлой ночью. Мне выгоднее сперва собрать плату, а потом заняться этим снова.

- Только не приходите в подштанниках, - попросил капитан. - Иначе мне придется сравнять шансы и кто-то из нас войдет в историю.

Отвечать на шпильку в том же духе он не хотел, отвлекся. Это что получалось, прошлой ночью Ронэ... Ошибся?

– Фи, Кавуа. Без подштанников я не приду, не надейтесь. Какого черта, я займусь лошадью сам. Иначе мы будем торчать здесь до второго пришествия.

Гвардейцы не успели бы его остановить, даже если бы захотели, с такой стремительностью бретер поднялся и пошел к двери. И если его окликнули, он не услышал. Потому что слишком хорошо знал, как легко может сказать что-то непростительное.

Его не окликали, и если гвардейцы и обменялись парой фраз за его спиной, это было очень тихо.
Зато через несколько минут в конюшне послышались мягкие шаги, еще и приглушенные сеном, рассыпанным по полу.
Кавуа остановился возле стойла, оперся рукой на опорную балку. "Я не стану вас убивать", - мог бы сказать он... и не мог. Не хотел убивать, злился страшно, и все-таки не хотел, и даже говорить этого не хотел, хотя надо было.
Кони хрустели овсом, тепло дышали в проход, вкусно пахло упряжью.

- Поедем в аббатство, - сказал он вместо того, что собирался. - Руины, так что мы не застанем там никого...

Кроме Атоса, возможно. Но это было бы совсем уже редкое совпадение. Впрочем, в Бутвиля-дуэлянта Кавуа не очень верил, и он давно уехал, но нужно было что-то говорить, черт возьми. Иначе зачем он пришел? Седло подержать?

+2

15

– В аббатство? – Теодор подтянул подпругу. Напрасно грешил на конюха, тот уже почти закончил. – Здесь есть аббатство? То есть было? Пускай в аббатство. Там должно быть кладбище, я люблю драться на кладбищах. С вашего разрешения…

Он повел лошадь к выходу.

Кавуа понятия не имел, есть ли там кладбище. Если и было, то такое старое, что давно сравнялось с землей.

- Я видел там какие-то надгробия, - подумав, сообщил он спине Ронэ и конскому хвосту.
Кажется, видел. Только там было столько кустов и веток... Что за бред, драться возле могил.

Он вышел из конюшни следом за Ронэ, отвязал своего коня и поднялся в седло. Гасконец уже ждал, сидя на лошади с лицом человека, знать не знающего ни о каких дуэлях. Он даже что-то насвистывал.

Они уехали по большаку, но четверть лье спустя свернули на почти невидимую тропу. Дальше предстояло ехать через лес и Кавуа невольно вспомнил, как ехал здесь ночью в компании четы Бутвилей и Атоса. Отвратительная была ночь. И он до сих пор не был уверен в том, что поступил правильно, уступая благодушию мушкетера. Но думать об этом сейчас не хотелось.

Теодор тоже был занят своими мыслями. Вспоминая мэтра Кола, выбежавшего из дома с причитаниями о завтраке – и обещание вернуться и все съесть, кажется, его не очень убедило. При том, что денег-то как раз у бретера сейчас хватало, и это тоже было забавно. И монсеньор, кажется, даже не очень сердился на него за историю в Памье. Только сказал, что ему повезло с выбором Тревиля. Теодор и сам так считал. Хотя и не стал рассказывать, чем они скрашивали дорогу назад. И это тоже были дьявольски приятные воспоминания. И солнце светило так ярко, что легкий морозец – на траве еще лежал иней – почти не чувствовался.

Живописные руины, открывшиеся им после недолгого пути через болотце и чахлый лесок, действительно оказались местом столь уединенным, что посторонних глаз можно было не опасаться. И бретер, обмотав повод коня вокруг трепещущей на ветру осинки, не колеблясь прошел за капитаном сквозь пролом в наполовину обрушившейся стене.

– Вы хороший офицер, Кавуа? Ваши люди смогут обойтись без вас неделю-другую?

+1

16

- Что вы, я совершенно незаменим, - съязвил в ответ пикардиец, припомнив, как валялся с раной не неделю-другую, а до конца октября. И еще долгое время чувствовал себя чуть сильнее новорожденного кота, мучаясь тошнотой в седле и головокружением на своих двоих.
Вспомнил, и его передернуло.

- Идите к черту, Ронэ. Давайте драться.

В стене остался догоревший факел, забытый кем-то из них во время прошлой дуэли. Кавуа мимоходом отметил эту подробность и тут же забыл про нее; поединок привлекал его больше. Хотя сейчас у него были основания испытывать некоторую неуверенность в своих силах, это он тоже выбросил из головы.

- Надеюсь, ваш наниматель тоже сможет без вас обойтись. Неделю-другую.

"Иначе я услышу про себя много не нового", - мысленно хмыкнул он.

+1

17

Теодор снял шляпу и плащ, пристроил поверх провалившейся и заросшей бледными пятнами лишайника каменной кладки. Будь они одни, он, может, и сказал бы Кавуа, что вряд ли монсеньор испытывает недостаток в курьерах. Война – люди убивают друг друга бесплатно. Но л'Арсо такой откровенности не позволял.

– Я не доставлю ему подобного беспокойства.

Он обнажил аялу. Достал дагу. Шпага осталась прежней, кинжал поменялся. Хорошая миланская работа, но за время путешествия он не стал еще так же естественно ложиться в руку бретера, как клинок, потерявшийся в Памье.

Глянув на свою тень, подобно часовой стрелке указывавшую на Кавуа, Теодор чуть поморщился и сместился на несколько шагов вправо. Оставляя солнце слева.

+1

18

Кавуа оценил и сделал то же самое, сместился на несколько шагов. Яркий свет он так и не полюбил и знал, что не полюбит никогда.
Вспоминался почему-то не бой на дороге, по пути из лагеря Бассомпьера, а дорога из поместья де Буази. Может быть, из-за присутствия л'Арсо.
В этот раз он не стал брать шпагу в левую руку. И кинжал-то в ней больше создавал антураж, чем был реально полезен - капитан разрабатывал руку и плечо уже больше месяца, но результат ему все еще не нравился. Впрочем, он мог быть слишком строг к себе.

- А какое планируете? - чуть заметно ухмыльнулся пикардиец, выходя в стойку и пытаясь навязать бретеру взаимное прощупывание на кончиках клинков. Люди меняются, даже за пару месяцев можно приобрести новые привычки.

- Недели три-четыре?

+1

19

Теодор также не спешил сокращать расстояние – и по сходной причине. Полтора месяца в тюрьме сказались на нем далеко не лучшим образом. И всей любезности Портоса, соглашавшегося скрещивать с ним шпаги по пути к Ларошели, было мало, чтобы это существенно изменить. На Витерба этого хватило. Но Кавуа он помнил слишком опасным противником, чтобы пренебрегать осторожностью.

– Я не оставлю вас без неприятностей, – нашелся бретер. Кавуа вел себя так, словно л'Арсо знал, кому он служит. Но один раз он уже так попадался и больше не хотел. – С кем вы разделите их – не моя печаль.

Что-то было почти неуловимо иначе. Словно капитан фехтовал в этот раз вполсилы. Щадил противника, обещавшего ему жизнь?

+1

20

Кавуа, никуда не торопясь, ушел в целую серию парирований, не переходя в атаку, но только проверяя, показалось или нет. Что это с Ронэ? Устал, болен, ранен? Да что за черт?
Нет, все было совсем не плохо. Более чем.
Но не так, как тогда, на дороге.

- Да с вами же, Ронэ, - отозвался он на выдохе перед тем, как мягко уйти в сторону от очередной атаки и на этот раз контратаковать в вооруженную руку бретера.

- Как полагается двум дуэлянтам, ага, - поддакнул гасконец, с живым интересом наблюдавший за поединком.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Пошли мне, Господи, терпение, но только очень, очень быстро. 1627 г