Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+


В предыстории: Труппа Лапена дает представление. Графиня де Люз и герцогиня де Монморанси знакомятся с дворянством Брама. Граф де Люз желает взглянуть на даму, пославшую ему анонимное письмо. Гг. де Жискар и Никола де Бутвиль намереваются пробраться в осажденный голландский город. Лорд Винтер вступает в переговоры с графом де Рошфором. В Доле доктор Пиду делится своими горестями с приезжими.

Осень 1628 года: Герцогиня де Шеврез оказывается в центре ограбления. Мари Дюбуа беседует со своим постояльцем. Веснушка, Шере и Барнье навещают воровской притон. Г-н де Жискар принимает заказ. Гг. де Корнильон и де Тран приходят в зал Мендосы. Д'Авейрон и Лаварден рассказывают Кавуа про загадку заказной дуэли. Арамис советуется с Атосом по тому же поводу. Его величество навещает Марион Делорм. Братья де Бутвиль встречаются через многие годы разлуки. Рошфор и Клейрак пытаются обхитрить друг друга. Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро беседуют с г-ном де Ронэ о греческой мифологии. Шере знакомится со старым другом Барнье. Г-н д'Артаньян получает выволочку. Миледи знакомится с неаполитанским обществом. Шере расследует поклеп на Александра. По следам исчезнувшего капитана гвардейцев идут Барнье и г-жа де Кавуа.

Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Я заберу тебя на край света. 13 ноября 1628 года, позднее утро


Я заберу тебя на край света. 13 ноября 1628 года, позднее утро

Сообщений 41 страница 60 из 69

1

Из эпизода Встреча плана с действительностью. 13 ноября 1628 г., утро

Отредактировано Теодор де Ронэ (2016-12-20 21:38:46)

0

41

- Эжени! - вскочив, Эмили радостно бросилась к мадам де Вейро. - Слава Богу! Господин де Ронэ вполне успешно меня увез, только он никогда не может ничего нормально объяснить. Он считает, что если он что-то там решил, то этого и довольно, а молодым дамам вроде меня следует молча подчиняться.
Она бросила ехидный взгляд на бретера и снова повернулась к подруге.
- Садитесь же, вы, верно, ужасно устали! Но что это за история?! Кому вдруг понадобилось сжить вас со свету?
Всякий, кто хорошо знал мадам де Бутвиль, заметил бы искрящийся в синих глазах неподдельный интерес. Авантюра? Прекрасно! Опасная авантюра? Что может быть лучше?! Сама юная графиня этого своего интереса не осознавала и искренне недоумевала, кому может мешать милая Эжени, к тому же только что приехавшая в Париж. Разве только Клейраку, с этой его тайной вокруг болезни жены и сумасшедшими монашками.

+1

42

Ни порадоваться внезапной уступчивости молодой графини, ни испытать вину за свою настойчивость Теодор толком не успел. Появление мадам де Вейро вызвало на его губах привычную его лукавую улыбку, во взгляде вспыхнул теплый огонек. Почти тут же сменившийся вспышкой гнева.

– Когда вы делаете по-своему, мадам, выходит много хуже. Для всех.

Он отдал кружку любовнице, мимоходом нежно сжав ее пальцы в своих.

+2

43

- Ах, ну конечно! - тут же вспыхнула в ответ мадам де Бутвиль. Когда мадемуазель де Кюинь появилась в Париже прошлым летом, она была испуганным ребенком. Но год удачного замужества превратил вспыльчивую и своенравную от природы девушку в довольно капризную юную даму, чего сама она, разумеется, за собой не замечала. - Прошу простить меня, шевалье, за то, что продолжаю докучать вам своими глупостями. Не смею больше вам надоедать. Соблаговолите отправить мои вещи к Монморанси.
Подхватив свой плащ, Эмили быстро шагнула к двери. Разумеется, она ни за что бы не созналась, что обиделась на Ронэ не из-за того, что он ее бранил — когда было по-другому? - но из-за того, что для нее у бретера не находилось ни улыбки, ни доброго слова...

+2

44

- Эмили, ради бога, - окликнула ее мадам де Вейро. - Не уходите без меня. Я еще не успела поблагодарить вас за вашу смелость. Шевалье, - она повернулась к Ронэ, еще не зная, не придется ли выскакивать за подругой. Той никак нельзя было являться к родственникам в одиночку.

- Это несправедливо, правда же, - мягко укорила южанка бретера. - Если бы не мадам, кто знает, как сегодня повернулось бы все дело!

Эжени все еще было неловко, что она вообще втянула графиню де Люз во всю эту историю. С Ронэ было легче, он был мужчиной, к тому же мужчиной с уже сложившейся и вполне определенной репутацией, а Эмили... При здравом размышлении, графине вообще нельзя было в этом участвовать, но это при здравом. Хорошая мысль всегда приходит с опозданием! И ведь никто не предполагал, что дон Хосе их заметит...

+2

45

Выйти мадам де Бутвиль не смогла бы при всем желании. Пусть Теодор находился дальше нее от двери, ему не нужно было возвращаться за плащом. И путь он ей преградил, не колеблясь.

– Сядьте, мадам, и не будьте же дурой. Еще десять минут, и вы избавитесь от моей опеки. – Он бросил виноватый взгляд на мадам де Вейро. Не так он хотел просить ее об этом одолжении. И легко признал бы, что она тысячу раз права, сколь бы ни был с ней не согласен. Но наедине. – Мадам, умоляю вас, окажите мне услугу. Если бы вы согласились проводить мадам де Бутвиль. К ее родственникам, в особняк Монморанси… И позволили бы им верить, что она приехала в Париж с вами…

Он не знал, как продолжить и лишь развел руками. Что он мог ей предложить взамен? Избавить ее от кого-нибудь? Так вряд ли ей мешал кто-либо кроме Клейрака. А это было невозможно.

+2

46

- Как же мне не быть дурой, когда я дура и есть?! - графиня сверкнула на бретера полными слез глазами и прикусила дрожащую от обиды нижнюю губу. На табурет она все же опустилась, не дожидаясь, пока Ронэ ее усадит — а что он мог, она в том не сомневалась. Больше всего мадам де Бутвиль боялась сейчас самым глупым образом разреветься. Одна капля все же сползла по щеке, и Эмили, злясь, утерла ее рукавом, лелея планы мести. Один  был в том, что, чтобы там бретер ни думал, к Монморанси она не пойдет, а куда пойдет — не скажет. А если ее где-нибудь убьют, пусть тогда помучается...

+2

47

- Монморанси? - переспросила Эжени, переводя взгляд с Теодора на Эмили и обратно. Любовник просил ее о пустяке, за спасенную сегодня ночью жизнь она чувствовала себя обязанной, но он, судя по выбранному тону, так не считал; ей это понравилось.

- А что, граф вернулся?

Она знала, что нет. Успела услышать, подходя к двери. Но Эмили плакала, Ронэ обидел ее, зачем? Мужчины!
Эжени поднесла к губам кружку, вспомнив, что давно уже хочет пить, и заодно скрыв за опущенными веками блеснувшие от неожиданной идеи глаза. Нужно было немного подумать. Понять, хороша идея или плоха.
Мадам де Люз было жалко, ужасно хотелось ее обнять и сказать "Вот всегда они так!", но Эжени опасалась задеть ее гордость, утешая графиню при Ронэ.

+2

48

– Нет, – вздохнул Теодор. Слезы мадам де Бутвиль напрочь его обезоружили. Чего, в самом деле, он от нее требует? – Но я бы не хотел, чтобы она и дальше оставалась в этом доме. Не после вчерашней ночи.

Думал он при этом о покушении. И лишь с запозданием осознал, что едва не обвинил Клейрака.

– Мадам, – он перешел к табурету молодой графини. – Дон Хосе подумал… я уверен… Это моя вина, но вам от этого было бы не легче. Вам нельзя было там оставаться. Мои извинения, мадам. Это было непростительно.

Он убеждал Клейрака, что между ними ничего не было. И верил, что дон Хосе ничего тому не расскажет. Но теперь сомневался во всем.

Отредактировано Теодор де Ронэ (2017-01-04 16:07:35)

+2

49

- Да к черту вашего дона Хосе! - Эмили хотела презрительно хмыкнуть, а получился всхлип, отчего она еще больше разозлилась. - Что за беда, если он кому скажет, что вы любовники с мадам де Лавальян? Кому она нужна? Или ваш драгоценный Клейрак доложит графу? Так граф поверит мне...
В этом мадам де Бутвиль хотела бы быть уверенной, но если исходить из того, что сама же она рассказывала бретеру... Впрочем, второй гениальный план, который в данный момент обдумывала графиня, заключался в том, что она вот прямо сейчас сама поедет к мужу в Санлис или где он там... Надо только переодеться в мужское платье.
- Я и не собиралась там оставаться. С теми монашками, - вспомнив размахивающую крестом сестру Клару, Эмили невольно вздрогнула. И тут же развернулась к Эжени, вспомнив о самом главном: - Так что вы решили с сестрой? Вы нашли доктора и там были? Что он сказал? А ваш брат, он был с вами?

+2

50

- Я... - засыпанная вопросами Эжени смешалась. Хорошо, когда вопросов много. Можно выбрать, на какой отвечать.

- Я нашла доктора, - согласилась она, еще не решив, хорошо это или плохо, что они сменили тему. - И я не ходила к брату. Ко мне в гостиницу ночью кто-то приходил. Его спугнули...

Она сделала еще один глоток из кружки, собираясь с силами. И с мыслями.

- Я посоветовалась с шевалье де Ронэ. Мы думаем, что это был убийца. Но о том, что я живу в этой гостинице, знал только мой зять. Он же мне ее и посоветовал, и комнату эту снял. Так что я нашла новую комнату, в другом месте. Ужасно долго искала, но зато теперь никто не знает, где я живу. И к брату мне нельзя, кто-нибудь может ждать возле его дома. Это было бы так естественно, броситься к д'Авейрону за помощью!

В дрогнувшем голосе южанки почти невольно прозвучала признательность. Ронэ ее уберег не только от ночного визитера, но и от нескольких опрометчивых поступков.

- Так что я попросила доктора сходить к Клейраку и к моему брату. И все рассказать.

+2

51

Теодор подавил вздох облегчения. Присутствие духа мадам де Вейро не переставало удивлять. А также ее благоразумие – или это мадам де Бутвиль приучила его сомневаться в женском уме? Рядом с ней он казался себе порой образцом осторожности. Как можно настолько не понимать?..

– Охотиться могли не на вас, – уточнил он. И не на него самого, в этом он был уверен. Но убийца мог искать – кого? Именно в этой комнате задвижку на двери легко было отпереть снаружи. Даже если в этой гнусной гостинице так было во всех комнатах, что за притон это тогда был? Мог ли Клейрак не знать?..

Не вор. Убийца.

– Но мне в это не верится, – неохотно закончил он. – Поэтому за вашей горничной могут следить. И за вашим кучером. И каретой.

А карета была ей необходима, чтобы привезти мадам де Бутвиль в особняк Монморанси. А горничная – чтобы прилично при этом выглядеть. Рошфор знал бы, как избежать слежки. Или Клейрак – но это было даже не смешно.

– Не будет он никому ничего рассказывать, – пообещал Теодор отвернувшейся от него кудрявой головке. – Но Париж – не такой уж большой город. А слуги болтают.

+2

52

- Но меня почти никто не видел и никто не знает, что я здесь. Кроме вас и Клейрака. И господина Портоса. - хмуро ответила мадам де Бутвиль, все так же не глядя на бретера. Счастливая Эжени: и сестра, и брат... Хотя, если вспомнить бедную мадам де Клейрак, какое уж там счастье! Однако, если бы у самой Эмили была сестра, Эмили бы уже пол-Парижа подняла на ноги... Но у нее только Луи-Франсуа... И еще, она думала, друг... Только этот друг, похоже, спит и видит, как бы избавиться от докуки... И она-то тоже, глупая, вообразила себе! Подумаешь, письма! Поэт развлекался от скуки...  - Если вы позволите мне побыть здесь еще полчаса, пока привезут мои вещи, я переоденусь и исчезну. Никто никогда не обращает внимания на пажей.
А Эжени хотели убить... Зачем?.. Графиня посмотрела на подругу.
- Вы ведь не наследуете сестре?..

+2

53

- Нет, - Эжени невольно улыбнулась. Но не стала ничего пояснять. Слова Ронэ почти убедили ее в том, что идея, пришедшая в голову немногим ранее, могла оказаться не так уж плоха.

- Знаете, шевалье, - задумчиво сказала она, глядя на Ронэ поверх кружки взглядом, в котором смешались лукавство и вдохновение. - Я думаю, что вы совершенно правы. За моей горничной, каретой и кучером будут следить. Поэтому кучер и карета останутся там, где они есть. В конце концов, место на каретном дворе оплачено и они неплохо устроены. Вещи и горничную можно пока оставить в гостинице. В конце концов, за комнату платит Клейрак, - она мимолетно улыбнулась. - Самое ценное я забрала с собой, вернуть себе пару нарядов я смогу без труда, если моя Колетта нынче вечером снесет их в лавку подержанного платья, откуда их, по договоренности с хозяином, кто-нибудь заберет. Например, муж хозяйки моего нового жилья. Очень милые пожилые люди. У них есть дочь, она сегодня очень любезно предложила побыть моей горничной, раз уж моя захворала и временно не может исполнять свои обязанности. А доставить Эмили к Монморанси мы сможем во всем блеске... - она сделала короткую паузу, еще раз обдумывая все это. - ...Если кучер в назначенный час просто подъедет за нами к церкви в этом квартале. Здесь же должна быть церковь? Не думаю, что кто-нибудь захочет кинуться на нас средь бела дня.

Она вспомнила недавнюю дуэль на парижской улице, и в голосе ее невольно прозвучало сомнение.

+2

54

– Сен-Жак-дю-О-Па, – кивнул бретер. Память, спавшая до поры, проснулась и ужалила. Как всегда, неожиданно. До сердца. И он бросил попытки понять, хорош ли план мадам де Вейро. Это был план. И что он мог придумать лучше? – Я позабочусь – назовите время. Откуда он знает – Портос?

Последние слова были обращены уже к мадам де Бутвиль. Едва бретер осознал, что у встретившихся в его комнате двух женщин нашелся и второй общий знакомый.

+2

55

- Ну... - мадам де Бутвиль наконец удостоила шевалье де Ронэ взглядом, и взгляд этот был внезапно смущенный и даже виноватый. - Мне же нужен был ростовщик. Вы не стали бы меня к нему провожать. А господин Портос оказал мне услугу. Я хотела попросить д'Артаньяна, но его не было дома...
Эмили потупилась, прикусив губу. Понимать, что она откровенно боится реакции бретера на свои слова, было неприятно. В конце концов, она даже мужа не боялась! Только бы Эжени не догадалась...

+2

56

Если бы Теодор был склонен искать в произошедшем светлую сторону, он порадовался бы, что, по крайней мере, мадам де Бутвиль не пошла к ростовщику одна. И что ничего дурного ей Портос явно не сделал. Да и не такой это был человек. Но утешать себя таким образом Теодор не был склонен. Стал ли мушкетер держать язык за зубами? К каким выводам пришел? И что она еще натворила, о чем он не знает?

– Сперва, мадам, я полагал вашего мужа болваном, – сказал бретер мрачно. – Потом начал испытывать желание его убить. А теперь мне кажется, что если я это сделаю, я окажу ему услугу. А совсем не ходить к ростовщику вы никак не могли?

+2

57

- Сами вы болван! - тут же взвилась мадам де Бутвиль, которая терпеть не могла, когда кто-то критиковал ее мужа. Тем более, так грубо. - И с какой стати вы хотели его убить? Откуда бы я взяла три тысячи ливров, как вы думаете?
Тут Эмили вспомнила о мадам де Вейро и обернулась к ней.
- Простите, Эжени. Но с господином де Ронэ просто невозможно нормально разговаривать.

+2

58

Эжени молчала и очень внимательно слушала, то и дело прикладываясь к кружке. Она не успела удивиться вслух, что Эмили знает и Портоса тоже, и к счастью, наверное. Эти двое так увлеченно говорили. Наверное, как раз о том, о чем неосторожно проговорился Теодор в доме Клейрака. Графине де Люз, мадам де Бутвиль, нужны были деньги. Но зачем? Нет, граф, наверное, все-таки игрок. Но ведь у него есть родственники. Которые не любят Эмили. И что она такое могла заложить? Это должна быть недешевая, а значит, заметная вещь.
Любопытство всегда было слабостью мадам де Вейро.
Услышав последнюю реплику подруги, она устало улыбнулась. Она знала, что можно, и не только разговаривать.

- Вы ужасно несправедливы друг к другу, - тихо сказала южанка, все еще улыбаясь. - Эмили, вы переночуете сегодня у меня? Боюсь, до вечера мы совсем не успеем все подготовить.

А она успеет узнать у графини про деньги и подумать, как ей помочь.

+2

59

Возмущение мадам де Бутвиль было столь забавным, что бретер чуть не высунул язык в ответ. Как скверный мальчишка-школяр. Но, удержавшись, он не отказал себе в удовольствии поднести к губам руки мадам де Вейро.

– Вы бесконечно великодушны, мадам. – Он стоял между двумя женщинами. И потому младшая из них не смогла бы увидеть, как страстно его губы коснулись внутренней стороны узких запястий Эжени. Как скользнули к пальцам, словно прослеживая линии ее жизни. – Неужели до вечера не выйдет? Ведь еще рано… Вам не придется ничего делать, я пошлю Паспарту. Я не хочу, чтобы вам пришлось лгать больше необходимого.

Это была, конечно, ерунда, плевать он хотел на такие мелочи. И ей, скорее всего, это было тоже безразлично, женщины лгут как дышат. Но если мадам де Бутвиль останется ночевать у нее, она не проведут следующую ночь с ним. У него или у себя.

+2

60

- Если ничего не выйдет, я буду счастлива переночевать у вас, Эжени, - просто ответила графиня. На самом деле, слегка поразмыслив, в особняк Монморанси Эмили все же не собиралась. Но опять спорить об этом с бретером было глупо. А значит, надо было от него отделаться, а дальше у нее был план. Не Бог весть какой, но все же план... Мадам де Бутвиль намеревалась снова переодеться в мужское, снять небольшую комнатку, накупить побольше книг — немного денег у нее все же было, и спокойно дождаться возвращения мужа. На школяров так же никто не обращает внимания, как и на пажей. Но Эмили была уверена, что Ронэ этот план не одобрит.

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Я заберу тебя на край света. 13 ноября 1628 года, позднее утро