Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+


В предыстории: Труппа Лапена дает представление. Графиня де Люз и герцогиня де Монморанси знакомятся с дворянством Брама. Граф де Люз желает взглянуть на даму, пославшую ему анонимное письмо. Гг. де Жискар и Никола де Бутвиль намереваются пробраться в осажденный голландский город. Лорд Винтер вступает в переговоры с графом де Рошфором. В Доле доктор Пиду делится своими горестями с приезжими.

Осень 1628 года: Герцогиня де Шеврез оказывается в центре ограбления. Мари Дюбуа беседует со своим постояльцем. Веснушка, Шере и Барнье навещают воровской притон. Г-н де Жискар принимает заказ. Гг. де Корнильон и де Тран приходят в зал Мендосы. Д'Авейрон и Лаварден рассказывают Кавуа про загадку заказной дуэли. Арамис советуется с Атосом по тому же поводу. Его величество навещает Марион Делорм. Братья де Бутвиль встречаются через многие годы разлуки. Рошфор и Клейрак пытаются обхитрить друг друга. Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро беседуют с г-ном де Ронэ о греческой мифологии. Шере знакомится со старым другом Барнье. Г-н д'Артаньян получает выволочку. Миледи знакомится с неаполитанским обществом. Шере расследует поклеп на Александра. По следам исчезнувшего капитана гвардейцев идут Барнье и г-жа де Кавуа.

Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Я заберу тебя на край света. 13 ноября 1628 года, позднее утро


Я заберу тебя на край света. 13 ноября 1628 года, позднее утро

Сообщений 21 страница 40 из 69

1

Из эпизода Встреча плана с действительностью. 13 ноября 1628 г., утро

Отредактировано Теодор де Ронэ (2016-12-20 21:38:46)

0

21

- Господину графу де Люз, сударь, можно поведать абсолютно все! - повернувшись к хозяину дома, ответила графиня, в чьих глазах снова заплясали ехидные смешинки. - Не помню, говорила ли я вам, что ничего не скрываю от мужа?..
Интересно, успеет ли бретер отпустить ее талию до того, как она хорошенько наступит ему на ногу? Разумеется, после того, как они скроются с глаз Клейрака...

+1

22

Теодор выразительно посмотрел на хозяина дома. И, подтолкнув мадам де Бутвиль по направлению к лестнице, сам остановился. И понизил голос до шепота.

– Чем меньше господин граф услышит обо мне, тем лучше, – без обиняков сказал он. – Но… вы тоже думаете, что с него станется прийти расспрашивать вас о своей жене?

– Я не имел чести с ним встречаться, – дипломатично отозвался Клейрак. – Но пытаюсь предусмотреть и такую возможность.

Бретер помолчал, разрываясь между множеством сомнений. Что мадам де Бутвиль не место рядом с мадам де Вейро, он знал. Но выбрать между домом Клейрака и особняком Монморанси… Как он мог решить, когда все, в чем он был уверен, это что мадам де Клейрак лгали про Ларошель? И какое это было его дело?

– Спасибо, – вздохнул он наконец. – Вы настоящий друг.

Не теряя больше времени, он сбежал вниз следом за мадам де Бутвиль и догнал ее уже у дверей. Не сказал ни слова, пока она не оказалась в портшезе.

– На Левый берег, – бросил он носильщикам. И пошел рядом.

+1

23

- Почему на Левый берег? - мадам де Бутвиль тут же высунулась из окошка портшеза. - Куда мы идем?
Этот вопрос она уже задавала бретеру в дверях, но он промолчал, будто и не слышал. А Эмили терпеть не могла, когда ею манкировали. И ничего не объясняли. И обращались, как с малым ребенком.
- Отчего вы сразу не сказали мне, что граф не приехал? И где мадам де Вейро?

+1

24

– Вы задаете слишком много вопросов, мадам, – усмехнулся бретер. – Я отвечу на один. На Левый берег, потому что я там живу. Вы же мне писали.

- Мы что, идем к вам?! - опешила графиня. - Зачем?

– Чтобы поговорить без лишних ушей, наверно. Я не могу отвезти вас в особняк… к вам домой, это вас скомпрометирует. Поэтому так.

Эмили невольно посмотрела вперед, на носильщика, которого, конечно же, не увидела за стенкой портшеза и весьма глубокомысленно произнесла:
- А-а...

Теодор отвернулся, скрывая усмешку. И всю недолгую дорогу до улицы Пуаре развлекал свою спутницу, а заодно и носильщиков, вольными пересказами Брантома. Потому что думать ему очень не хотелось.

Отворила мадам Пети. И уставилась на мадам де Бутвиль во все глаза – явно не ожидая увидеть рядом со своим жильцом другую женщину. Теодор поклонился.

– Мадам. Вы не откажете мне в любезности? Послать в трактир?

Он чувствовал спиной ее взгляд, даже когда закрывал за мадам де Бутвиль дверь своей комнаты. И однако мадам де Вейро там не было. Как не было и Паспарту.

+1

25

Графиня де Люз, глупым образом хихикавшая всю дорогу — но удержаться не было никакой возможности, - под взглядом хозяйки приняла самый что ни на есть высокомерный вид — при герцогском дворе уж этому она научилась. Однако, стоило двери закрыться, Эмили с нескрываемым любопытством оглядела жилище Ронэ. 
- Лишних ушей тут точно нет... Если, конечно, вы их где-нибудь не прячете. Но... кажется, находиться здесь для меня тоже не очень прилично... Да?
Во взгляде брошенном ею на бретера, искрились озорные смешинки.

+1

26

Теодор одернул полог, скрывая неприбранную постель. Прикрыл окно. Подбросил поленьев в еще тлеющий очаг. Комната успела проветриться. Но не выстыть.

– Не больше чем то, что мы с вами успели натворить, – туманно ответил он. – Мадам. Я виноват перед вами. Мне с самого начала следовало это сделать. Проводить вас в особняк Монморанси.

Сейчас это было, конечно, очевидно.

+1

27

- Но я бы туда не пошла, - пожала плечами юная графиня, усаживаясь на табурет около стола. - Вы же знаете, я вам объясняла.
Она вздохнула и поморщилась.
- Правда, сейчас я думаю, что все это ерунда... Но все равно туда не пойду.
Увидев на столе листок бумаги, Эмили потянула его к себе.
- Это стихи?

+1

28

Теодор перегнулся через плечо молодой женщины. Взглянул. По крайней мере, это был не перевод.

        Ночь выкрашивается. По крупицам. Минус на минус и на износ.
        В книге со склеенными страницами и между строчками – только ночь.
        Принимаешь решение. Ставишь точку. И пририсовываешь к ней хвост.
        Не чтобы было чему присниться, а чтоб
        Слиняли линии жизни снова в сомкнутую над клинком ладонь,
        Сплетаешь пальцы. Не там, не с той.
        Сбивается сердце. Вдоль. Из размера в такт.
        Чтобы той, что давно никто, тебе стала – та.

– Если угодно. – Бретер ловко выдернул листок из рук мадам де Бутвиль. Смял, бросил под стол. – Обстоятельства изменились. Даже если бы я был склонен поощрять вашу дружбу с мадам де Вейро… Теперь рядом с ней слишком опасно.

+3

29

Эмили потянулась за листом и, не успев его отнять, обиженно воскликнула:
- Ну зачем?! Это хорошие стихи! Правда!
Она посмотрела на Ронэ и нахмурилась.
- А с кем мне дружить, я выбираю сама.

+1

30

– Вообще-то это решает ваш муж, – напомнил Теодор. – Пусть я бы с его мнением не согласился. Пустые разговоры, мадам.

В дверь в этот момент постучали, и он отправился беседовать с трактирным служкой. У которого потребовал бутылку мальвазии немедленно и обед на троих через час. Затем появился дон Хосе собственной персоной. В сопровождении слуги с вещами мадам де Бутвиль. Оттого двое мужчин обменялись лишь несколькими словами. Испанец оглядел комнату, где никогда раньше не был, с откровенным любопытством, изучил марку в виде щита с буквой G и перечеркнутым S на одной из шпаг, сообщив, что имел как-то дело с доном Хусепе, извинился перед дамой с таким видом, словно видел ее впервые, и ушел.

Едва дождавшись, когда за ним закроется дверь, Теодор снова завладел клинком и придирчиво изучил его.

– Когда мадам де Вейро вернется, – приняв решение, он стащил через голову перевязь. Аяла была легче, но потренироваться и с другим оружием никогда не повредит. – Я попрошу ее проводить вас в особняк Монморанси.

+2

31

Приход дона Хосе помешал Эмили возразить, что ее муж не решает, с кем ей дружить, потому что, кабы решал, с господином де Ронэ дружить бы не позволил. Притихнув в присутствии чопорного испанца, мадам де Бутвиль решила, что и хорошо, что ей не удалось высказать эту мысль, потому что с бретера стало бы с этим согласиться. Но стоило дону Хосе уйти, как она тут же поинтересовалась:
- А что, Эжени была здесь? - взгляд молодой женщины невольно скользнул по прикрытой пологом постели — она помнила, как постель выглядела, когда она вошла, и это воспоминание неожиданно неприятно ее кольнуло. Но Эмили тотчас справедливо напомнила себе, что Ронэ свободен, а мадам де Вейро — вдова, и если между ними что-то произошло, то это, может быть, даже к лучшему. - И почему с ней рядом теперь опасно? Господин де Клейрак, что, узнал о нашем приключении?
Этого быть ни как не могло — неужели Клейрак не подал бы виду?

+2

32

Теодор пристегнул к перевязи ножны с новой шпагой.

– Мадам де Вейро, – он чуть помедлил, обдумывая ответ, – знает, где я живу. И собиралась зайти позже. Насколько я понял, кто-то пытается сжить ее со свету. И может нечаянно отправить в лучший мир не ту даму. Не смотрите так на мою кровать, мадам, или я окончательно уверюсь, что ваше бесплодие – не ваша вина.

В дверь снова постучали. И, вернувшись, Теодор снял с каминной полки две кружки. И наполнил обе принесенным канарским.

+2

33

- А у вас при виде кровати мысли все об одном, - огрызнулась Эмили. - Не беспокойтесь, мое бесплодие не вам лечить.
Она обиделась - это была в самом деле больная тема. И потому ее ответ прозвучал довольно резко.
- А кто собирается сжить со свету Эжени? Это связано с ее сестрой? Я могла бы поселить ее вместе с собой у Монморанси, там уж, верно, охраняют, вот только... - графиня вздохнула. - Даже если бы я туда хотела... Меня же там никто не видел, придется доказывать, что я — это я...
На самом деле это было несложно, как бы ни относилась к ней мадам д'Ангулем, она не оставила бы на улице супругу Бутвиля, но Эмили совсем не хотелось делиться этой мыслью с бретером.

+3

34

Теодор с сомнением взглянул на мадам де Бутвиль.

– Доказывать? Не думаю, что это будет сложно, – он отдал ей одну из кружек и присел на подоконник. Хмурясь – потому что действительно не хотел, чтобы она сблизилась с мадам де Вейро. Вряд ли в свите герцога не сообразят, что она такое. А тогда путешествие в Париж в ее обществе репутации молодой графини не поможет. Даже наоборот. – Достаточно, чтобы она вас туда привезла. Поверьте моему опыту. Дружите с ней, если вы так этого хотите, но храните эту дружбу в тайне.

Возможно, господин де Бутвиль не возражал бы и против этого знакомства. Теодора редко заботило, что думают мужья. Но что мадам де Вейро свою подругу скомпрометирует, он не сомневался. Как бы разумно она ни вела себя прошлой ночью, в любви теряют голову и те женщины, которые не теряют ее на войне.

+2

35

- У меня не так много друзей, чтобы ими разбрасываться, - серьезно ответила молодая графиня. - И ума не приложу, чем вам не угодила мадам де Вейро.
Она взяла кружку и сделала глоток. Пожалуй, если бы Эмили задумалась, чем ей приглянулась южанка, основным было бы то, с какой скоростью Эжени согласилась на авантюру и то, как ловко и смело она вела себя в доме Клейрака. Но мадам де Бутвиль редко задумывалась о причинах своих чувств и поступков — ей просто понравилась мадам де Вейро, да и подругу иметь очень хотелось.
- Про Монморанси забудьте. Пока граф не приедет, я туда не пойду.
Разумеется, графиню де Люз пустят внутрь, усомнятся ли слуги в ее подлинности, нет ли... И пошлют к герцогине Ангулемской. Явится мадам де Миолан... Вряд ли герцогине удастся посадить Эмили под замок, но то, что ей шагу не дадут ступить без надзора — можно не сомневаться. А уж сколько придется услышать...

+2

36

Теодор ответил не сразу. Успешно подавив свой первый порыв – сказать ей, что она будет делать то, что ей велят. Не потому что не мог ее заставить. Но поняв, что, заставив ее слушаться, лишь скомпрометирует ее. Капитана де Кавуа эти соображения в свое время не побеспокоили. Но Теодор не был капитаном де Кавуа, а Париж – не Этре.

– Вы рискнули своей репутацией, уехав одна в Париж, – холодно сказал он. – Если в особняк Монморанси вас привезет мадам де Вейро, то хотя бы здесь вашему мужу не придется иметь дело со слухами, которые породит эта поездка. Это-то вы понимаете?

+1

37

- Это-то я понимаю, - молодая женщина сделала еще глоток. - Но у графа в Париже есть еще родственники.
И тут ее осенило...
- Госпожа д'Ангулем тотчас обо мне узнает. Ну и что ей помешает отвезти меня в монастырь и быстренько там постричь? Пока графа нет, а там поздно будет, всем скажут, что я сама хотела.
Насколько это было возможно, Эмили не знала и не то, чтобы на самом деле этого боялась. Но вдруг?

- Чушь, – отрезал Теодор. Однако пояснять то, что было для него очевидно, не стал. – Мадам де Вейро прибыла вчера – что утром, никто не знает. Каждый лишний день в Париже, в который вы не приходите к своим родственникам, вам придется объяснять. Это тоже понятно?

- А я не буду объяснять. Я своевольная. - Эмили глотнула еще вина. Ну не потащит же он ее силой!

- Пороть вас некому. – Во взгляде бретера явственно промелькнуло лукавство. – Но спрашивать будут не только вас.

- Вас забыли пригласить, - хмыкнула графиня. - А кого еще, по-вашему, будут спрашивать?

-  Графа, конечно.

- А он не станет меня обсуждать. - Мадам де Бутвиль внезапно помрачнела.  Герцогиня де Монморанси наверняка ее хватилась. И послала Бутвилю письмо с герцогской почтой. И если он его получил уже... Нет, Луи-Франсуа ей все простит, с ним она договорится, но герцог... Эмили растерянно глянула на бретера. Неужели все таки придется... Она тряхнула кудрявой головкой. - Не пойду!

+1

38

Нетронутое вино плеснулось в кружке. Но не пролилось.

– Год назад, – Теодор сказал, как обычно, то, что думал, – вы не пренебрегали настолько ни миром и спокойствием вашего мужа, ни его желаниями.

Он мог еще лишь посмеяться над собой. Над своими надеждами убедить мадам де Бутвиль поступить разумно, напомнив ей о ее любви к мужу. Которой, как он же ей говорил, не существовало.

– Но черт бы с ним, с мужем. Если бы вы не разрушали тем свою собственную жизнь. Но вы вынудите его выбирать между вами и всей своей семьей. И не выиграете ни в одном случае.

Слова эти, резкие, складывающиеся в осколки фраз. Слышал ли он их уже – эти или что-то похожее? Не мог вспомнить. Но знал – отказываясь от всего ради любви, теряешь и себя, и любовь.

Он бы не послушал. Но он был мужчиной.

+2

39

Эмили обиженно посмотрела на бретера. Она не пренебрегала миром и спокойствием супруга! Нарочно, по крайней мере...
- Ну да, вы вечно правы, я не должна была уезжать из Тулузы, и причина, из-за чего я это сделала — полная ерунда. Наверное. Но я бы все равно не утерпела. Я соскучилась по мужу потому что. А это даже герцог де Монморанси поймет. Но графу не надо будет выбирать. Понимаете... вот герцогиня д'Ангулем, к примеру... она меня терпеть не может, и у нее причины для того есть. Однако, чтобы я ни сделала, за пределы семьи это не выйдет, - графиня тяжело вздохнула. - Ладно, если вы считаете, что иначе никак нельзя... Только, пока граф приедет, они меня там замучают... А если совсем надоедят, я ведь все равно сбегу или еще что сделаю, вы же знаете... И будет даже хуже, пока-то меня никто не видел.

+1

40

У Паспарту был ключ, так что ждать под дверью дома и без того смертельно уставшей Эжени не пришлось. Но кто мог бы винить ее в том, что она чуть помедлила перед дверью комнаты, услышав тихие голоса? Она не собиралась подслушивать, только не хотела помешать. И последние слова Эмили заставили южанку толкнуть дверь. Бедная мадам де Люз, это так искренне прозвучало: "Они меня там замучают..."
Мадам де Вейро легко могла это представить. Для живой и подвижной натуры, какой обладала мадам де Люз, светская чопорность должна была казаться настоящей пыткой. Запереть молодую красивую женщину в четырех стенах, небось еще и под звуки арфы и домашние библейские чтения, о! Эжени понимала, почему этого мог хотеть Ронэ, но еще лучше она понимала подругу.
Выходит, Теодор уговаривал Эмили перебраться к родственникам... Да, после визита убийцы это было здраво, но бретер пока не знал, как далеко она зашла в поисках жилья. И теперь, если кто и мог выдать ее, так только его слуга.

- Эмили! - радостно воскликнула южанка, едва переступив порог, и протянула подруге руки для объятий. - Как хорошо, что вы здесь. Простите меня, я не пришла за вами лично. Мне пришлось искать новое жилье, и это к лучшему, там гораздо приятнее, чем в гостинице, клянусь, - она бросила короткий взгляд на Ронэ. Предстояло объясняться, но, может быть, не прямо сейчас.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Я заберу тебя на край света. 13 ноября 1628 года, позднее утро