Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+


В предыстории: Труппа Лапена дает представление. Графиня де Люз и герцогиня де Монморанси знакомятся с дворянством Брама. Граф де Люз желает взглянуть на даму, пославшую ему анонимное письмо. Гг. де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Лорд Винтер вступает в переговоры с графом де Рошфором. Герцогиня де Шеврез избавляется от поклонника.

Осень 1628 года: Веснушка, Шере и Барнье навещают воровской притон. Гг. де Корнильон и де Тран приходят в зал Мендосы. Г-н де Жискар обращается с просьбой к г-ну де Ронэ. Д'Авейрон и Лаварден рассказывают Кавуа про загадку заказной дуэли. Его величество навещает Марион Делорм. Братья де Бутвиль встречаются через многие годы разлуки. Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро беседуют с г-ном де Ронэ о греческой мифологии. Шере знакомится со старым другом Барнье. Миледи входит в неаполитанское общество. Шере расследует поклеп на Александра. Г-жа де Бутвиль попадает в ловушку. Герцогиня де Шеврез узнает новости. Король расспрашивает Тревиля. По следам исчезнувшего капитана гвардейцев идут Барнье и г-жа де Кавуа.

Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Пути, открывающиеся в тумане. 10 мая 1625 года


Пути, открывающиеся в тумане. 10 мая 1625 года

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

Из эпизода: Бархатные лапки, а в лапках - царапки. 10 мая 1625 года

0

2

Ярко-рыжая кобылка шла шагом. И всадник полуприкрыл глаза. Четверть лье до поворота. И еще пол-лье – до фермы. Дурнота снова чуть отступила, но не головная боль. И не мысли, которые накатывали как волны. С той лишь разницей, что волны обычно не захлестывают одна другую.

Монсеньор не простит. Нет, простил уже. Но что-то ушло. Уйдет? Как ушла она. Уехала. Нет, не уехала еще. Он услышал бы скрип колес. И съехал бы с дороги.

Если бы он мог, он пустил бы лошадь в галоп.

Куда делись люди монсеньора? Оставили ее одну. Как он – но на что он был сейчас способен? Он перезарядил пистолеты. И мало верил, что сумеет сейчас куда-то из них попасть.

+1

3

В охотничий домик Варен заходил один. Жискар подозревал, что тем, кто там оставался, нужны либо лекарь, либо священник, а он не годился ни на ту, ни на другую роль, и потому даже не стал утруждать себя, слезая с лошади. Варен пробыл внутри всего несколько минут, и наконец возник на пороге с такой кислой миной, что им впору было бы заквашивать молоко.
- Нам здесь больше делать нечего, - буркнул он. - Поехали.
И, не дожидаясь ответа напарника, вскочил в седло и поскакал по дороге. Жискар оглянулся на дом, мысленно попрощавшись с теми, с кем был знаком так недолго, и поехал следом.
- Куда едем? - крикнул он Варену.
- Тут спокойное местечко неподалеку, - бросил Варен через плечо. - Там потолкуем, как быть дальше. Только сначала...
Он не договорил, но Жискар и сам увидел, что его приятель направляется к карете миледи.
Жискар расслышал не все, что говорил Варен миледи, но уловил главное: про троицу в охотничьем домике можно было забыть, а им самим следовало убраться. По крайней мере, пока что. Так они и поступили.
"Спокойное местечко" оказалось небольшой фермой, где Варену явно доводилось бывать раньше. Привязав лошадей у кособокой яблони, растущей у крыльца, они вошли в дом. Жискар с кривой усмешкой огляделся по сторонам.
- Ну и какого дьявола мы сюда явились? Что ты хотел сказать такого, что нельзя было сообщить на дороге?
Варен бросил на него угрюмый взгляд, но отвечать не торопился. У Жискара возникло странное ощущение, что здесь, под защитой четырех стен, его напарник почему-то проявлял куда большую нервозность, чем возле охотничьего домика и на дороге.

Отредактировано Жан де Жискар (2016-12-09 22:49:50)

+1

4

Лошадей, привязанных у фермерского домика, Теодор заметил не сразу. А когда заметил, сдержал кобылу. Люди монсеньора? Те, что остановили миледи? Думать получалось даже хуже чем обычно. И он дал лошади шенкеля. Им приказали не убивать. А он не находил в себе сил плюнуть на Удачу и убраться самому. Потому еще, что там, на главной дороге, могла уже катиться ее тяжелая карета.

Спешивался бретер долго. Привязал трофейную кобылу к той же яблоне. Помедлил. Ни фермера, ни его жены не было видно. И на крыльцо он поднялся тихо. И остановился у двери.

+1

5

Варен подошел к столу, на котором стоял глиняный кувшин, заглянул в него, потом поднял и встряхнул. Похоже, там не было ни капли. Варен раздраженно поставил кувшин обратно и облизнул пересохшие губы. Жискар, скептически наблюдавший за ним, подумал, что лучше бы им было отправиться на поиски трактира, чем сюда, тем более что с ними как раз расплатились, но вслух говорить ничего не стал. Он еще не получил ответа на свой вопрос.
Варен прислонился к столу и скрестил руки на груди.
- Этот человек - ты о нем слышал раньше? Известно тебе что-нибудь?
Он не уточнил, о ком идет речь, но догадаться было нетрудно. Жискар пожал плечами.
- Знаю, что понадобилось пятеро, трое из которых сейчас беседуют с апостолом Петром. Тебе этого мало?
На самом деле следовало бы спросить, какая муха укусила Варена и не оробел ли он перед таким противником. Но задавать такой вопрос человеку с опытом Варена означало неминуемо напрашиваться на ссору, а с этим Жискар пока не спешил.

Отредактировано Жан де Жискар (2016-12-09 23:08:25)

+1

6

Как Теодор ни презирал ремесло наушника, после таких слов он не нашел в себе сил ни толкнуть дверь, ни отойти. Впрочем, его все еще мутило. И он оперся рукой о дверной косяк, прикрыв на миг глаза.

Кто это мог быть? Кто был настолько хорош, чтобы против него понадобилось выставить пятерых – да так, чтобы трое остались на поле боя? Конечно, смотря каких пятерых…

Пустое. Не его дело. Блуждающий взгляд бретера остановился на покосившейся развалюхе в глубине сада. Нет, слишком мала для лошади.

+1

7

- Послушай-ка, - произнес Варен, складывая руки на груди и устремляя взгляд на Жискара. - Может статься, что у госпожи будут еще распоряжения на его счет. Так вот, не бросить тебе это дело?
Такого поворота Жискар не ожидал.
- С чего вдруг? - спросил он после непродолжительного молчания.
Мысль, что Варен вдруг забеспокоился о его безопасности была почти смешной. Своего напарничка Жискар знал как человека, способного запросто загородиться от атаки хоть бабой, хоть священником, хоть малым дитем. Человек, взяться за которого им поручили, отправил на тот свет троих достаточно серьезных бойцов. Варен, конечно, и сам не овец стричь привык, но непохоже было на него, чтобы он на опасного противника нацелился в одиночку.
Варен, видно, и сам смекнул, что не та у него физиономия, чтобы изображать самоотверженного человеколюбца с церковного витража.
- Я тебе честно скажу, - проговорил он. - Долги у меня набрались, и немалые. И лишние деньжата мне сейчас не помешают.
Он умолк, но уточнений и не требовалось. Жискар уже понял, что к чему: с ним попросту не хотели делиться.
И тут внезапная догадка буквально оглушила его. А не сам ли Варен прикончил тех троих?
Это многое бы объясняло. Если человек, которого поручили их заботам, только ранил нападавших, Варену логично было бы предположить, что и он окажется не в смертельной опасности. Ну а делить плату на пятерых, конечно, не так приятно, как на двоих.
Или на одного.
Жискар почувствовал легкий холодок. Стоило немалых усилий не потянуться сразу к эфесу шпаги. Сейчас главное было - не выдавать своих подозрений.

+1

8

Перепалку между двумя наемниками Теодор едва слышал, хотя что-то в сказанном и отозвалось тревожной красной вспышкой. Слишком болела голова. Соваться туда было нельзя. А уехать – никак. И если они нападут вдвоем…

Куда, дьявол его побери, запропастился фермер? Убит?

Внезапно разозлившись, бретер толкнул щелястую дверь.

– Не обращайте на меня внимания, – сообщил он. Хотя отлично знал, насколько неосуществимо такое предложение.

+1

9

Ни один черт не являлся на сцене бродячего театра так внезапно, как появился тот самый человек, о котором шла речь. Жискар охотно поаплодировал бы ему, не будь его внимание приковано к Варену. А у того на физиономии читалась оторопь, как у служанки, застигнутой за примеркой хозяйкиных украшений.
Но опомнился Варен довольно быстро. Окинул нежданного гостя взглядом, смекнул, что тот едва держится на ногах, потянул шпагу из ножен, оставив неприкрытым правый бок - и получил нож в печень от собственного компаньона.
Жискар придерживал бывшего приятеля на весу, пока тот судорожно дергал ослабевшими ногами, а потом вытащил нож и дал Варену кулем рухнуть на пол.
- Давайте вместе не обращать внимания друг на друга, - предложил он, наклоняясь и шаря у убитого за пазухой в поисках кошелька. Долги, как-никак, водились не у одного Варена. - Это, знаете ли, продолжение очень давнего разговора.
Конечно, он допускал мысль, что Варен ни в чем виноват не был. Но поскольку риск оставался немалый, лучше было перестраховаться.
Выпрямившись, Жискар оглянулся на гостя.
- Что-то вы, сударь, бледноваты, и сдается мне, не из-за вида крови. Вам, часом, не лекарь нужен?

Отредактировано Жан де Жискар (2016-12-14 22:57:24)

+1

10

Старые счеты. Может быть. Но Теодор не обольщался. Таких как эти двое он знал превеликое множество. И многие из них убили бы за его колет. За окованные серебром ножны. Не говоря уже о его шпаге.

И последовать предложению убийцы он намеревался не больше, чем тот последовал его предложению.

Надо же было оставить пистолеты в кобурах!

– Это не моя кровь, – коротко ответил бретер. Поискал взглядом какую-нибудь лавку. Уселся на стоявший у входа ларь. – Лекарь мне не нужен. Шевалье де Ронэ, к вашим услугам. Где-то здесь у хозяина было вино.

Возможно, разумнее было изобразить даже большую слабость – расставить ловушку. Но подумал он об этом только сейчас. Да и противно было.

+1

11

Жискар наблюдал за шевалье де Ронэ со смесью иронии и доброжелательного любопытства. Не его кровь, надо же. Бледность, поди, тоже не его, а от белил прекрасной дамы. Такие упрямцы Жискару нравились. Тем более что встречались не так уж часто.
- Де Жискар, к вашим услугам, - отозвался он. Разве можно было отказать себе в удовольствии представиться настоящим именем человеку, за нападение на которого только что получил деньги, предназначенные для пятерых. За работу, пусть и оставшуюся незавершенной, с ним рассчитались, и можно было позволить себе такую прихоть, как великодушие.
Жискар оглянулся на стол.
- В том кувшине даже мухам напиться нечем, - сказал он. - Но если поискать...
Еще один кувшин и вправду сыскался - на табурете в дальнем углу комнаты. Возможно, хозяева принесли вино из погреба для себя, и, чтобы оно не согрелось слишком быстро, поставили в самый затененный угол. Жискар взял его и неспешно, нарочито давая возможность следить за своими руками, протянул де Ронэ. Им владел тот самый самоубийственный азарт, который заставляет людей подносить к виску один из двух пистолетов, не зная, который из них заряжен. Сейчас выпадал шанс узнать, кто на самом деле прикончил троих в охотничьем домике. "Коли ошибся, закажу заупокойную по Варену, - пообещал себе Жискар. - Если успею".

Отредактировано Жан де Жискар (2016-12-15 00:03:59)

+1

12

– Благодарю вас, – Теодор протянул руку за кувшином. Правую, все смотрят на правую. Левая, небрежно опущенная на ларь, на деле была готова перехватить другую руку, пусть даже с ножом. Как и нога – готова была пнуть в голень. Если Жискар замыслил недоброе, никаких шансов у его противника не было. Но это же не причина сдаваться.

Он поднес кувшин ко рту, прикрывая правый глаз, но продолжая следить левым, из-под повязки. Со стороны, не зная, легко было подумать, что бретер наслаждается, утоляя жажду после долгой прогулки в майский день.

Удара не последовало. Головная боль чуть отпустила.

– В сапогах посмотрите, – посоветовал он.

+1

13

Варену предстояло дожидаться, пока заупокойную службу по нему закажет кто-нибудь другой: Жискар уже не сомневался, что троих в охотничьем доме прикончил его напарник. Может, конечно, и не всех, но, так или иначе, рыльце у него было в пушку. Жан следил за обеими руками де Ронэ, не сомневаясь, что и тот внимательно наблюдает за каждым его движением. Ни одного угрожающего жеста не последовало.
Жискар отошел на пару шагов и прислонился было к столу, но тотчас вспомнил, что несколько минут тому назад в такой же позе стоял Варен, теперь валяющийся на полу. Он невольно выпрямился. Слова де Ронэ заставили его скептически приподнять бровь.
- Не надо принимать меня за стервятника, сударь. Я взял то, что  мне причиталось. Как я уже сказал, тут история давняя.
Конечно, будь с деньгами совсем туго, про щепетильность он бы позабыл с такой же легкостью, с какой делал это и раньше. Но, во-первых, в кошельке была плата на пятерых, а во-вторых, Варен сроду не таскал в сапогах ничего необычного, кроме мозолей.

+1

14

Теодор невольно осклабился. На месте Жискара он бы еще и за поясом пошарил. И однако, в словах наемника был свой резон – если бы ему пришлось убивать врага так…

Не пришлось бы.

В памяти всплыл горбатый венецианский мостик, скользкие от дождя ступени. Пришлось.

– Я не хотел вас задеть, – неохотно проговорил бретер. И снова приложился к кувшину. – Сдается мне, у покойника характер не лучше моего был. Так что я у вас в долгу.

Шпагу второго наемника, на добрую ладонь выскользнувшую из ножен, он заметил. Хотя обязанным себя не считал. Зная, какую роль невольно сыграл.

+2

15

Жискар оглянулся на дверь, ведущую в глубину дома. Если у почившего Варена здесь водились какие-нибудь дружки, то могло случиться и так, что в должниках шевалье де Ронэ проходил бы недолго. Жану даже стало любопытно - пришел бы тот на выручку, возникни такая необходимость? Ей-богу, это даже было бы забавно.
Но пока никто не появлялся. Да и жил ли тут кто-нибудь? Жискар покосился на камин. От углей не тянуло сыростью. 
Он снова повернулся к де Ронэ.
- А вы-то с ним раньше не встречались? - полюбопытствовал он, кивнув на Варена.
Над мертвецом уже роилась пара мух. Вот оно, тепло весеннее.

+1

16

Теодор ответил не сразу. Тупо глядя на неровный шов на колете убитого наемника. Он уже видел этот шов. Разрозненные мысли внезапно собрались воедино, как если бы они были дробинками, а шов – магнитом.

Он видел этот шов, когда схватился за плечо того, кто дотащил его до кареты миледи.

Люди монсеньора. Он же думал уже про людей монсеньора. Тех, около кареты, было двое, но был ли этот вторым?

– Час назад, – ответил он. Отставил кувшин, сделавшийся вдруг слишком тяжелым. – Он охранял одну белокурую даму. Вас там не было?

Трое в домике, как их звали? Вряд ли кучер сообщит достаточно быстро, что им нужна помощь. А Жискар – может. У них не было приказа убивать. А если этот поспешит на выручку, он уберется отсюда.

Теодор смутно понимал, что каких-то звеньев в этой цепочке не хватает. Но в ушах звенело. И к горлу снова подступала тошнота.

– Монжо, – вспомнил он.

+1

17

Притворство представлялось Жискару искусством, одни грани которого были доступны даже простым смертным вроде него самого, а другие - подвластны лишь виртуозам. Он умел казаться полностью расслабленным, будучи готовым ударить. Но убедительная ложь в число его талантов не входила. Значит, лучше было обходиться без нее, если оставалась такая возможность.
- Верно, - спокойно отозвался он. - Вот, стало быть, где мы могли видеться.
Черт с ней, с каретой. В сопровождении дамы ничего странного нет. Но как быть с именем, которое он назвал? Что они там, перезнакомились в охотничьем домике, прежде чем сцепиться?
- Но не припомню, чтобы там был еще кто-то, - медленно произнес он. - Кого вы назвали?

+1

18

Что-то не выходило, не складывалось. Но Теодор всегда был не в ладах с арифметикой. Этот, Жискар. Был у кареты. Но не знал Монжо. Они были не союзниками? Получили разные задания?

– Монжо, – повторил бретер. – И Лавиоль, кажется. Третьего не помню. И черт с ним. Это их кровь. Кого-то из них.

Если бы не разламывалась так голова… А миледи не хотела его видеть, а монсеньор считал его предателем… и был прав. Худшее из зол, последний круг. Если этот Жискар его убьет, если он умрет без покаяния… Какая чушь только ни лезет в голову, когда она так болит…

Он мог швырнуть кувшин. Выдернуть дагу. Но правой рукой, и не то и другое сразу.

+1

19

Слова, вроде бы, сказанные доверительно, заставили Жискара напрячься. На кой черт такая откровенность? Де Ронэ так легко поверил, будто он никакого отношения к той троице не имеет? Или наоборот, не сомневается, что они были заодно, и рассчитывает, что Жискара обеспокоит их участь? Ну да, и он, как добрый монашек, заторопится друзьям на выручку. И повернется к де Ронэ спиной.
- Шальтрэ, - подсказал он. - Третьего звали Шальтрэ.
Он кивком указал на Варена.
- Это были его приятели.
Упор пришелся на слово "были".

+1

20

Третье имя Теодор вновь забыл, едва расслышав. Важнее было другое. Были. Друзья Варена. Наемники. Не люди монсеньора – наемники со стороны, получившие поручение и никому более не нужные и не важные. Даже этот, Жискар, только что сказал, что они безразличны и ему. Они могли умирать, сколько хотели.

Мысли были искрами во полутьме боли. Этот, пятый. Мог лгать, но зачем? Усыпить бдительность.

Где фермерша? И ее муж? Убиты?

Все одно не помогут.

Теодор вытащил из-за пояса кошелек. Непривычно медленно. Но так было надо. Взвесил на ладони. Хватит.

– Сударь. – Он улыбнулся почти естественно. – Мне бы хотелось знать. О вашем поручении.

Он не ждал правды. Не хотел знать то, что уже знал. Но должен был остаться один, и готов был за это заплатить.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Пути, открывающиеся в тумане. 10 мая 1625 года