Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Графиня де Люз сталкивается с загадкой, герцогиня де Монморанси беседует со священником. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Лапен сопровождает свою госпожу к источнику. Мари-Флер впутывается в шантаж.

Как дамы примеряют маски. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Мондиссье с помощью гг. Портоса и «де Трана» устраивает ее величеству посещение театра.
Трудно быть братом... Декабрь 1628 года: Встретившись после многих лет разлуки, братья де Бутвиль обнаруживают, что не всегда сходятся во взглядах.

Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года: Герцог Ангулемский знакомится с г-жой де Бутвиль. Прибыв в охотничий домик в роли Немезиды, герцог примеряет уже маску Гестии.
Годы это не сотрут. Декабрь 1628 года, Париж.: Лишь навеки покидая Париж, Лаварден решается навестить любовь своей юности.

Полуденный морок. 29 ноября 1628 года: Маркиз де Мирабель пытается помириться с г-жой де Мондиссье.
О милосердии, снисходительности и терпимости. 29 октября 1628 года: Завершив осаду Ларошели, кардинал де Ришелье планирует новую кампанию.

Итак, попался. А теперь что делать? 20 ноября 1628 года, вечер: кардинал де Ришелье расспрашивает Лавардена и д'Авейрона об интриге, в которую те оказались впутаны: кто нанял королевского мушкетера, чтобы затем сдать всех дуэлянтов городской страже? И что важнее, зачем?
Без бумажки ты - букашка... 3 декабря 1628 года: Пользуясь своим роковым очарованием, миледи убеждает Шере оказать ей услугу, которая может ему еще дорого обойтись.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Одной колодой карт играть и с дьяволом, и с Богом… Декабрь 1627 г.


Одной колодой карт играть и с дьяволом, и с Богом… Декабрь 1627 г.

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Армия все еще осаждает Ларошель.

0

2

К сигналу о тушении огней толпа в «Красной голубятне» заметно поредела. Офицеры разошлись первыми. Кирасиры исчезли все четверо, из пикинеров осталось двое, и один из них спал, положив голову на закапанный вином и свечным салом стол. У самой двери резались в карты несколько фуражиров. Стол подле лестницы облюбовали трое мушкетеров. И еще несколько теней угадывалось на поставленных вдоль стен лавках.

Галерея на втором этаже оставалась темной, и вряд ли кто-либо заметил, из какой комнаты на нее вышел невысокий дворянин в дорожном плаще. Оказавшись на лестнице, впрочем, он привлек к себе внимание, окликнув трактирщика.

– Вина, милейший!

Те, кто проводил бы его взглядом к выбранному им столу, могли отметить, что он уселся спиной к стене. А также, когда он бросил на лавку рядом с собой потрепанную шляпу и плащ, что на левом глазу он носит повязку. А одет более чем просто – чтобы не сказать, бедно. Но это последнее стало ясно, лишь когда служка поставил перед ним лампу, кувшин и кружку. И он, плеснув себе вина, устало вытянул ноги в прохудившихся сапогах.

+1

3

Усталому шевалье не пришлось отдыхать долго. Очень скоро от стены отделилась тень, которая быстро оформилась в дворянина в одежде военного покроя, не очень трезвого, но и не пьяного, вооруженного хорошей шпагой и явно настроенного то ли поболтать, то ли нарваться на неприятности.

- Шевалье де Ронэ? - остановившись возле стола, дворянин с деланным удивлением глянул на бретера. - И не под арестом, вот дела!

Витерб (а это был именно он) сегодня был без гвардейского плаща, но уже успел обменяться парой любезностей с присутствующими мушкетерами и явно не собирался останавливаться на достигнутом.

+1

4

– Сам удивляюсь, – засмеялся одноглазый, закрывая раскрытую было книгу. И взмахнул рукой, указывая подошедшему на лавку напротив. – Меж тем у вас передо мной преимущество, сударь. Я вас не знаю. Или не помню.

Чуть слышно лязгнули шпоры, выдавая перемену позы. Несмотря на небрежность тона, бретер заметно подобрался.

+1

5

Гвардеец, с видимой беззаботностью плюхаясь на лавку и жестом требуя у трактирщика еще кружку и вина, тут же задумался, как использовать плохую память шевалье де Ронэ к вящей выгоде и общему веселью. По всему выходило, что лучше представиться. Да и невежливо это - не представляться.

- Я и не смел надеяться, что вы помните всех, кто когда либо вас конвоировал, - ухмыльнулся военный. - Шевалье де Витерб, снова к вашим услугам.

+1

6

– Я искренне надеюсь, что такого рода услуги мне от вас более не понадобятся.

Теодор не покривил душой – он действительно не запомнил в лицо двоих подчиненных Кавуа. И сейчас понял, с кем имеет дело, только методом исключения. Если это открытие его встревожило, по его поведению это было незаметно.

- Да, мне тоже не понравилось, - простодушно согласился гвардеец. - Сначала скачи черт знает куда, как дегтем помазанный, потом грозный конвой изображай, да еще и капитана карауль, когда ему развлечься взбрело. А главное, все без толку, потому что арестованный, оказывается, совсем даже не арестованный. Не примите на свой счет, - он вздохнул. - Но, согласитесь, досадно.

Бретер ответил коротким смешком.

– Вот поэтому я и не служу в армии. Спи по ночам, вставай по утрам, делай что велят и слушайся кого ни попадя. Не примите на свой счет, – спохватился он. – К тому же, я уверен, что у вас все это получается.

Первым его порывом было, конечно, пуститься в объяснения. Но он сумел его подавить. Возможно, потому что практиковался в этом всю дорогу от Памье.

+1

7

- Что получается, слушаться кого ни попадя? - уточнил гвардеец, сдвинув брови. - Вы это бросьте, сударь, мы Его Высокопреосвященству служим. Не где-нибудь там. Кому-нибудь.

Трактирщик принес ему кружку, сунул на стол второй кувшин, едва не расплескав содержимое, и удалился к мушкетерам, которые уже махали ему руками.

- А если вы это из-за того, что вас наш капитан отделал, - он заглянул в кувшин, обнаружил там все то же местное пойло и, судя по вздоху, смирился с судьбой. Но продолжил: - Так это не повод.

+1

8

Обманчиво рассеянный взгляд бретера сделался внезапно очень пристальным. А губ коснулась очень ехидная улыбка.

– В мыслях не имел вашего капитана, – сообщил он. – Напротив даже. Но если вы допускаете такую возможность… Я не помню, это вы или ваш приятель прервали поединок, когда я его ранил? Я начинаю сомневаться…

Если бы месье де Витерба ему заказали, Теодор был бы резче. И не ограничился бы насмешливо-понимающим взглядом. Но тогда и выбрал бы другое время и место. Потому что не забыл, что тот, кому он отдал право распоряжаться собой и кому повиновался и гвардеец, находится совсем рядом.

+1

9

Витерб фыркнул и поднял на Ронэ веселый взгляд.

- Ранили вы его, потому как пожалел он вас, - пояснил он. - Сперва. У него же левая... А, вы не знаете. Весь полк знает. Его ранили в июле, как раз в левое плечо. Вот этот самый, спутник ваш, который мушкетер. Плохая рана была, а он с ней на второй же день в бой пошел. Ну и...

Гвардеец покрутил в воздухе пальцами, подбирая слова, как если бы не хотел сказать лишнего.

- В общем, с тех пор как-то не так. Я еще удивился даже, чего это он.

+1

10

Ложь? Теодор замер, не спуская глаз с гвардейца. Превратился в статую самого себя. Читать по лицам он не умел. Рассуждать – был не в состоянии. Но вспоминать – мог. И наконец улыбнулся снова.

– Поверите ли, мне и в голову не могло прийти, что отцам церкви служат святые. В чем еще ограничивает вас господин кардинал?

Он помнил этот поединок как рукоять своей шпаги. Пережил его вновь шаг за шагом. Минуту за минутой. Раз за разом. И поэтому был сейчас уверен – если бы Кавуа взял шпагу в правую руку, он бы ничего не выиграл.

А если бы не был ранен?

Теодор тряхнул головой, отказываясь об этом думать. Не сейчас.

+1

11

Гвардеец не принял его слова за чистую монету, но игру поддержал. А почему нет? Мушкетеры постоянно несли что-то про регулярные исповеди в гвардии, навык язвить в ответ был отработан и не требовал даже умственных усилий.
Но чутье подсказывало, что благодатную тему надо развивать. И он тяжко вздохнул:

- Ну как же, добрыми христианами быть надо. К мессе ходить, постные дни, все такое вот. И если кого живым привезти велели, то желательно не убивать.

И он подмигнул, прежде чем вновь приложиться к кружке.

На одно короткое мгновение во взгляде бретера мелькнуло что-то, напоминающее снисходительность.

– Я так не могу. Не смог бы, – это не прозвучало так, словно он отвечал собеседнику. В отличие от продолжения: – В чем и есть, верно, разница между волком и собакой.

А Рошфор – сумел бы? Было в этом что-то запредельное – в том, чтобы даже своей честью поступиться… Нет.

- Да, "собачьи часы" вам, верно, не выстоять, - с некоторым сочувствием согласился Витерб, имея в виду дежурство на посту в самое паршивое ночное время суток, когда спать хочется невыносимо, а нельзя. - Так может, вас поэтому в гвардию не позвали? Деретесь-то вы отменно.

Гвардеец, выросший в небольшом патриархальном поместье в полудне пути от Альби, волков не любил и относился к ним как к неизбежному злу, которое крестьяне встречают дубьем по лбу, а дворяне - свинцовой пулей. Собак же, напротив, почитал зверьем полезным, поэтому даже не обиделся.

+1

12

– Где уж мне, – засмеялся бретер, очень очевидно вновь придя в хорошее настроение. Последние выпады противника – а Теодор был уверен теперь, что перед ним противник – даже парировать не было нужды. Почему его не позвали в гвардию, он прекрасно знал. И «собачьи часы» здесь были ни при чем. Не для человека, который едва ли не каждую ночь ломает голову, чем себя занять до рассвета. – Никогда не понимал, на самом деле, зачем охране вообще уметь фехтовать сколько-нибудь лучше среднего. Кто-то мне говорил, что ваш капитан – лучший фехтовальщик в роте?..

Теодор отнюдь не был уверен, что его умозаключения будут так уж очевидны собеседнику. Но пояснить мысль не спешил. Как ни осточертело ему только защищаться, он помнил, как монсеньор не любит, когда дерутся у него под окнами.

+1

13

- Нууу, - протянул Витерб, хитро поглядывая на бретера поверх кружки. - Есть еще хорошие.

Он, в отличие от Ронэ, точно знал, зачем. Но не был уверен, что хочет объяснять. Это отдавало занудством, а не зубоскальством.

– Ну вот вам еще одна причина, почему я не в гвардии. Кстати, я знаю как минимум два способа убить ваше преосвященство, и в обоих случаях от всех вас будет не больше толку, чем от перьев на шляпе.

- Наше преосвященство - для всех французов преосвященство, - намекнул Витерб, слегка приподняв глаза горе. И тут же заинтересованно спросил: - Это какие?

Теодор решил, что рассказывать, откуда он родом, не станет. И отхлебнул вина, прежде чем ответить.

– Первый, от одного моего знакомого инженера. Приобрести дом на улице, по которой господин кардинал часто ездит. Прокопать ход под улицей. И заложить мину. Второй – от меня лично. Взять хороший охотничий арбалет. Остальное – вопрос терпения.

Витерб поторопился спрятать ухмылку в кружке, а после большого глотка поднял на бретера довольно унылое лицо.
Было бы глупо распространяться о том, что существует не только гвардия. Что покупка дома стоит немалых денег, ход под улицей так просто не спрячешь, для всего требуются сообщники, а чем больше людей, тем больше шансов, что кто-то проболтается, и недаром же ходят слухи, что у монсеньора очень, очень много шпионов.

- Ну да, - согласился он. - Особенно арбалет.

Мог бы он сказать и о том, что в рясе монсеньора не всегда монсеньор, но за такие откровения ему бы точно оторвали голову.

- А еще сливы несвежие. Тоже, знаете ли... Заворот кишок приключиться может. И все, от гвардии никакого толку.

– Давайте за это выпьем, – решил бретер. Поднял в приветствии кружку. И уточнил: – За то, чтоб и от гвардии был толк.

Витербу не хотелось пить за заворот кишок, но за гвардию он бы выпил, если бы тост был облечен в менее сомнительную форму. Что значит, "чтобы был"?
Уже почти поднеся к губам кружку, он поставил ее обратно на стол и вежливо, почти светски осведомился:

- Следует ли понимать, сударь, что, по вашему мнению, от гвардии нет никакого толка?

Ступеньки лестницы скрипнули, когда на ней появились еще две запутанные в плащи фигуры – офицер, чье лицо целиком скрыла тень от шляпы, и сопровождавший его простолюдин, также явно не желавший быть узнанным, как свидетельствовал надвинутый на самые глаза капюшон. Задержавшись на нижней ступеньке, дворянин остановил ненадолго взгляд на гвардейце и бретере, а затем, отвернувшись с видимым безразличием, пошел к дверям. Минуту спустя двое других дворян, коротавших время за игрой в кости, поднялись с лавки и вышли следом.

– Отчего же непременно «следует»? Кто я, чтобы отдавать вам приказы? Но можете, если хотите. Я разрешаю.

На проходившего мимо офицера бретер едва взглянул. Но что-то в нем неуловимо переменилось, когда дверь закрылась. Словно ослабла некая пружина.

- М-м! - оценил Витерб, как если бы оценивал местное вино. Впрочем, оно не заслуживало такого видимого одобрения.

- Наконец-то! А я уж думал, что та трепка поубавила вам смелости, - он почти приязненно улыбнулся. - Как приятно ошибиться. А что, шпага и кинжал при вас?

Отредактировано Провидение (2016-12-11 19:00:06)

+1

14

– Omnia mea… – Теодор поискал взглядом трактирщика. Новую шпильку гвардейца он как будто и не заметил. – А что, вам часто приходится исправлять за капитаном его ошибки?

- В гвардии сильна взаимовыручка, - осклабился Витерб. - Так что же, сударь? Может, выйдем на свежий воздух, проведем работу над ошибками?

Поймав взгляд бретера, мэтр Кола подбежал к столу. И Теодор бросил ему монету.

– Нам нужны факелы, милейший. И кто-нибудь посветить.

Бугристая физиономия трактирщика вытянулась. С губ сорвался тяжелый вздох. Хотя по-хорошему ему следовало бы радоваться, что господам не вздумалось устроить драку на месте.

– Жиль!

Пятью минутами позже оба дворянина, сопровождаемые тощим обладателем на удивление тупой рожи, вышли на двор. А следом потянулись и более трезвые посетители трактира.

Солнце давно село, а луна еще не взошла, и на западе небосклон сиял насыщенно-синим бархатом. Переливался разбросанными поверх алмазами звезд. Холодными, как резкий порыв ледяного ветра, ударивший из-за угла здания, когда Теодор направился к середине светового круга.

– Сколько вы у него выигрываете? – полюбопытствовал он. И не спеша обнажил шпагу. – Из десяти?

+1

15

Витерб тоже вытащил шпагу. И задумался, а не соврать ли. Счет шел несколько не в его пользу. И озвучивать это в окружении зевак совершенно не хотелось. Нужен был остроумный ответ, но вот именно сейчас в голову как-то ничего не приходило. Вино было тому причиной или уже пробежавшее по жилам нетерпение драки, он даже не гадал.

- Из десяти таких, как вы? - ухмыльнулся гвардеец. - Проверим.

– Ни одного, – пообещал бретер. И клинки скрестились.

Витерб оказался хорош. Настолько, что явно проигрывал Кавуа с недурным счетом. Довольно, чтобы бретер успел усомниться, не ошибся ли он, отказавшись от шанса проткнуть ему горло. Чтобы продержаться до того, пока зрители не стали заключать пари на исход драки. И недостаточно, чтобы пить перед ней.
Аяла вошла в грудь гвардейцу чуть ниже плеча. И тот успел еще ударить бретера кинжалом. Но его рука уже ослабела, и лезвие безвредно скользнуло по чашке даги. Теодор отступил, рывком высвобождая клинок.

Витерб смотрел на него еще несколько секунд, потом подавился вдохом и упал на колено. Потом бросил кинжал и зажал рану. Голос его звучал странно, как будто искажало его что-то еще, кроме боли:

- Очко... В вашу пользу...

Было очевидно, что продолжать бой он не сможет.

+1

16

Теодор убрал дагу. Вытер шпагу, вернул в ножны. Окинул толпу быстрым взглядом и кивнул мэтру Кола.

– Найдите хирурга.

– Какой поединок! – восхитился средних лет дворянин, который первым подбежал к раненому, когда бретер ушел в трактир. – Я ставил на вас, сударь. Но – не повезло! Позвольте-ка, я перетяну рану, пока пошлют за врачом.

Проявляя редкую предусмотрительность, он уже извлекал из-за пазухи большой и, кажется, чистый платок.

– А мне наоборот повезло, – объявил за его спиной совсем еще юный кирасир. – Но я вас не тороплю, сударь.

+1

17

Витерб оскалился, что сейчас означало усмешку, и безропотно позволил с собой возиться. Гвардейцев рядом не было, нужно было вернуться в лагерь, к хирургу. Рука не слушалась совсем, плечо немело, что-то давило на грудь. Перед глазами плясали темные мушки.

- Да, - невнятно согласился он. - Спасибо, сударь...

А затем покачнулся и упал бы, если бы его не поддержали.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Одной колодой карт играть и с дьяволом, и с Богом… Декабрь 1627 г.