Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Графиня де Люз просит герцогиню де Монморанси за бедных влюбленных. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают с неведомыми целями. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном.

По заслугам да воздастся. 6 декабря 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез приходит в гости к кардиналу.
Белые пятна. Январь 1629г.: Шере задает другу необычные вопросы и получает неожиданные ответы.
Что плющ, повисший на ветвях. 5 декабря 1628 года: Г-н де Ронэ возвращает чужую жену ее мужу.

"Ужас, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором Лаварден плывет в Новый свет, происходит нечто странное.
Anguis in herba. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы недозволенного. 17 января 1629 г.: Г-н де Корнильон знакомится с миледи.

В монастыре. 29 ноября 1628 года.: Г-жа де Бутвиль продолжает изучать обитель св. Марии Египетской.
Любовник и муж. 15 декабря 1628 года, вторая половина дня: Вернувшись в Париж, д'Артаньян приходит к Атосу с новостями о его жене.
Крапленые карты человеческих судеб - 13-27 февраля 1629 г.: Похищение дочери капитана де Кавуа лишает покоя множество людей.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа в обществе Шере и Барнье отправляется на поиски капитана.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Любимые развлечения двух интриганов. 29 ноября 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез и маркиз де Мирабель выясняют отношения.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Cui bono... vel cui malo. 19 ноября 1628 года


Cui bono... vel cui malo. 19 ноября 1628 года

Сообщений 21 страница 30 из 30

1

Не ходи в наш садик, очаровашечка! 19 ноября 1628 года

0

21

- И вы решили убить гвардейца за сто ливров, полученных невесть от кого? - Арман не удержался от сарказма. Он бы понял, находись перед ним какой-нибудь головорез или просто отчаявшийся тип, но ни на первого, ни на второго Клавиль не был похож. - Вы виделись с этим господином снова? Или, возможно, договорились о повторной встрече?

Всё-таки в чём-то д'Авейрон по-прежнему оставался простодушным провинциалом. Он отправился в Париж, чтобы, как положено дворянину, служить, не считая, что продаёт подороже свою шпагу, и был уверен, что ту же цель преследовали и все прочие. Несколько лет в строю избавили его от иллюзий, но лишь отчасти. Оказалось, что не все секреты столичной жизни он ещё постиг, и они отнюдь не всегда пахли сладкими духами и накрахмаленными платками.

- Где и когда он обязался передать вам деньги? И вы могли бы описать его?

+1

22

Прямота д'Авейрона едва не заставила Арамиса поморщиться, и он не удивился бы, если бы Клавиль наотрез отказался отвечать на столь неудобные вопросы. Однако того явно задело за живое.

- Я знаю одного гвардейца, которого с удовольствием убью совершенно бесплатно, - буркнул он. – А тут просто так получилось. Я как раз проиграл ему почти сто ливров в кости.

- Чьи кости? – не удержался Арамис.

Клавиль открыл рот, закрыл его снова, а потом изумленно покачал головой.

- Его. Вы что же, думаете?..

- Я не очень верю в совпадения, - дипломатично отозвался Арамис. Значит, они не должны были встретиться снова. Проклятье, как же неудачно! Или – как предусмотрительно со стороны этого мерзавца.

Клавиль, однако, продолжал хмуриться, и результатом его раздумий стал ответ на прочие заданные д'Авейроном вопросы.

- Он дворянин, безусловно, дворянин. Наемник, я подумал. Не слишком удачливый. Он еще косит немного, - добавил он так, словно это что-то объясняло, потом с шумом выдохнул воздух, провел рукой по свежей повязке и неохотно продолжил: - Я сказал, что пусть это будет сто ливров сверх того, что я ему должен. Он сказал, что у него нет с собой таких денег. Я сказал, это же пари…

Он снова замолчал, уставившись на распятие, и Арамис саркастично подумал, что Клавиль повел себя как последний дурак. Или все-таки притворился последним дураком?

- Так значит, вы должны встретиться снова?

Клавиль не ответил.

+1

23

Арамис, как и положено воспитаннику семинарии, ничем не выдавал сильных эмоций, если таковые ему довелось нынче испытывать. У его недавнего противника всё легко читалось на лице.

- Так значит, вы убили моего товарища в счёт уплаты по долгам в кости? - ирония перемежалась с закипавшим гневом, и только присутствие второго мушкетёра и вид повязки мешали южанину накинуться на раненого с кулаками. - Ничего не скажешь, весьма благородно.

Слова, брошенные сгоряча, были способны оборвать ту тоненькую ниточку, что могла привести их с несостоявшимся аббатом к первопричине дуэли, но праведное негодование оказалось сильнее доводов разума.

- Но вы не ответили, когда и где вы должны увидеться? Сударь, прошу, - подчёркнутая вежливость звучала столь нарочито, что сомнений касательно стоявших за ней чувств не должно было оставаться ни у кого, разве что у совершенно глухого, - ваша помощь окажется бесценной.

Отредактировано Арман д'Авейрон (2016-12-12 23:37:03)

+1

24

– Я, между прочим, – жарко начал Клавиль, и осекся, сообразив, как видно, насколько по-детски это звучало. «Это не я, я никого не убивал».

– Различать нам следует, – поспешно вмешался Арамис, – между клинком, поразившим цель, и рукой, этот клинок направившей. И вторая много важнее, ибо это рука предателя.

Клавиль, слыша, похоже, за словами мушкетера голос будущего аббата, глянул на него с откровенным сомнением.

– Мы уже виделись вчера. Вечером, – помолчав, сообщил он. – А, и его зовут Пеншеро.

Сомнение в его голосе отразилось в глазах Арамиса – ну кто же станет называть свое настоящее имя, нанимая убийцу? Переводя взгляд на д'Авейрона, он подумал, что Клавиль все-таки чего-то недоговаривает. Виделись накануне вечером, да. И тогда же он, наверно, рассказал о месте и времени предстоящей дуэли. А вот что ему заплатили, он не сказал.

+1

25

- А что насчёт денег? - озвучил мысль мушкетёра д'Авейрон. Ему уже было не до деликатности, да и не такова была его роль в их спонтанно возникшем дуэте. - Он уже расплатился с вами? Или обещал вновь увидеться?

"Или наблюдал за нами со стороны, как мы калечим друг друга", - внезапно подумал гвардеец, глядя на повязку Клавиля и слипшиеся на лбу волосы.

- Или же он уже успел нагрянуть сюда? Этот ваш Пеншеро?

+1

26

Клавиль помотал головой.

– Арамис, – попросил он, – там стоит кувшин…

Арамис, без слов понимая просьбу, плеснул в глиняную кружку подкрашенной вином воды и передал товарищу, который жадно выпил.

– В «Сосновой шишке». Завтра в полдень, – сообщил он, вольно или невольно выдавая тем самым, что думал о том же, что и два его собеседника. – Я как раз освободился бы от караула и… Он косит, я сказал? На левый глаз. Высокий, выше вас. Белокурый.

Арамис также глянул на гвардейца, мысленно отмечая его рост. Придется меняться, ничего не поделаешь. Опять! Теперь он уже жалел, что взял с собой д'Авейрона. Этой истории, загадочной и грязной зараз, лучше было бы оставаться внутри роты.

– Я схожу, – пообещал он. – Я надеюсь, ради чести всех нас, вы не собираетесь об этом болтать?

Вопрос был обращен, казалось, только к мушкетеру, но Арамис надеялся услышать отрицательный ответ и от гвардейца.

+1

27

Нежелание распространяться о мотивах поединка казалось Арману самим собой разумеющимся. Можно было считать, что Клавиль смыл кровью бесчестье, в которое ввязался то ли по глупости, то ли из легкомыслия, но не хотелось думать, что им двигал исключительно подлый умысел. Мушкетёры с гвардейцами могли сколько угодно подначивать друг друга и пробовать на прочность колкостями и холодным оружием, но все они, что в голубых, что в красных плащах, оставались дворянами, для которых с колыбели существовали некие общие неписаные правила чести.

Действительно, д'Авейрон выехал из провинции, но провинция по-прежнему оставалась в нём в виде идеалистических принципов.

- Думаю, будет справедливо, если я присоединюсь к вам, сударь, - обратился он к Арамису, при этом не сводя взгляда с раненого мушкетёра. - Мы с вами оказались нынче в одной лодке, и я не прощу себя, ежели оставлю вас в самый захватывающий момент интриги.

Отредактировано Арман д'Авейрон (2016-12-16 00:03:03)

+1

28

Арамис сумел сохранить на лице то же выражение, но мысленно выругался. Он-то надеялся, что, услышав, что гвардеец не будет и дальше лезть не в свое дело, Клавиль расслабится и тогда, кто знает, может, вспомнит еще что-нибудь про своего нанимателя. Высокий светловолосый дворянин, косящий на левый глаз, был, конечно, фигурой заметной, но, будь Арамис на его месте, он бы в «Сосновую шишку» больше не совался.

– Я буду молчать, – пообещал Клавиль. – Проткните ему дырочку в сердце, дорогой Арамис, и я буду снова вашим должником.

– Это и мое тоже глубочайшее желание, – Арамис красноречиво взглянул на гвардейца – чтобы не вздумал настаивать, что шкура Пеншеро принадлежит ему.

Что-то он, кажется, забыл спросить – и не мог вспомнить, что.

+1

29

- В таком случае, господин Арамис сообщит вам о результатах нашей встречи с этим таинственным любителем дуэлей чужими руками, - гвардеец полагал разговор завершившимся. Действительно, что еще можно было узнать от Клавиля, из которого сведения вытягивали разве что не клещами. Хотя, как показалось Арману, его спутник не торопился покидать обитель. - Но если вы вспомните что-то еще...

Он переглянулся с мушкетером, не совсем понимая, что у того на уме.

- Пока не поздно, скажите нам это сразу же. На кону репутация обоих полков, - южанину хватило деликатности не обвинять только лишь подопечных капитана де Тревиля, хотя был свято уверен, что подчиненных Кавуа не коснулась странная хворь в виде любви к сомнительным предприятиям.

+1

30

Клавиль с сомнением уставился на гвардейца.

– Честь обоих полков? – повторил он так, будто эти слова что-то в нем всколыхнули. – Вы знаете, д'Авейрон, это очень странно. Я вспомнил – я собирался сначала пойти только с дю Барли, но это он хотел, чтобы у меня было два секунданта. Пеншеро. Чтобы ни у кого не было сомнений, он сказал. Что это честный поединок.

– Это был честный поединок, – подтвердил Арамис, уловив едва заметное колебание в голосе однополчанина. – Я дам вам знать, обещаю, а пока – никому ни слова. И я пошлю за вашим слугой.

Он взял гвардейца под руку, и пять минут спустя они покинули монастырь.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Cui bono... vel cui malo. 19 ноября 1628 года