Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, приняв последнюю за герцогиню де Монморанси. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"Прямо страх, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором в Новый свет плывут Лаварден, Дюран, Мартен и Морель, происходит нечто странное.
Similia similibus. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Из рук в руки. 15 декабря 1628г.: Маркиз де Мирабель дает поручение шевалье де Корнильону.
Как вылечить жемчуг. 20 ноября 1628 года, утро: Г-жа де Бутвиль приходит к ювелиру.

Разговор или договор? 4 декабря 1628 года: Г-жа де Бутвиль получает аудиенцию у Ришелье.
Найти женщину. Ночь с 25 на 26 января 1629г.: Шере и Барнье пытаются разговорить кучера, который помог похитить г-на де Кавуа.
Порочность следственных причин 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа расспрашивает священника Сен-Манде.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Туда, где вас не любят. 2 декабря 1628 г.: Капитан де Кавуа узнает много нового о себе и о г-не де Ронэ.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Хороший аппетит как признак хорошего вкуса. Часть II. 25 февраля 1628г


Хороший аппетит как признак хорошего вкуса. Часть II. 25 февраля 1628г

Сообщений 21 страница 40 из 59

1

Часть I

Отредактировано Марион Делорм (2016-11-24 17:40:35)

0

21

Теодор потянулся к мерцающему жидким золотом хрустальному графину. Наполнил бокал куртизанки.

– Достаточно, чтобы знать, что христиане сделали чревоугодие грехом, мадам. Впрочем, те же святые отцы понаписали столько глупостей о женщинах, что я в любом вопросе мало склонен им доверять. Он поднял свой бокал. – За вашу красоту, мадам, и за ваше жестокосердие!

Лукавая улыбка коснулась губ бретера. Ясно показывая, что он вполне осознает неожиданность тоста.

+2

22

Марион поверх бокала пристально посмотрела на Теодора.

– Вы и правда поэт, сударь. Женская красота и жестокость – те дрова, на которых разгорается пламя любых стихов, так кому за них пить, если не вам? – с ответной улыбкой проговорила она. – Но знайте: женщина предпочтет трижды прослыть жестокой, чем оказаться один раз дурой.

Сделав этот предупредительный выстрел, мадемуазель Делорм обратилась к Портосу.

– Вы поддержите тост месье де Ронэ или вы считаете по-другому, сударь?

Отредактировано Марион Делорм (2016-11-30 17:57:07)

+2

23

Портос, который непозволительно отвлекся от беседы о поэзии, женщинах и богах ради того, чтобы сосредоточиться на соблазнительных ароматах накрытого стола, сумел, по крайней мере, не вздрогнуть от неожиданного вопроса. Хотя и был застигнут практически врасплох. Оценить жестокосердие хозяйки, в отличие от ее же красоты, мушкетер до сего момента возможности не имел, скорее уж склонен был полагать ее утешительницей страждущих. Однако вопрос был задан и требовал ответа. Черт бы взял этого Ронэ с его языком, не поэзия, так трактаты по философии…

- В том, что касается вашей красоты, сударыня – поддержу целиком и полностью! – Портос склонил голову, прижав ладонь к груди – выглядело это, надо полагать, вполне куртуазно, а то, что опущенный взгляд изрядно проголодавшегося мушкетера при этом не отрывался от самого большого блюда – так этого никто не видел. – Но я пока не имел несчастья испытать вашу жестокость.

+2

24

На этот раз Теодор вовремя прикусил язык. Желать приятелю с оным жестокосердием познакомиться было перебором. Вслух – так уж точно.

– Тогда выпейте, – предложил он, наполняя бокал мушкетера, – но половину. Вы разделите с нами наши танталовы муки, мадам?

Завладев блюдом с артишоками, он вопросительно взглянул на Марион.

+2

25

– Латук* на моем столе не подают, сударь, – мадемуазель Делорм улыбнулась бретеру невиннейшей ангельской улыбкой.

Меж тем отлучившаяся к двери Марта возвратилась с еще одним судком, в котором тяжко колыхался сливочный соус, щедро сдобренный пряностями и огненным перцем, и тарелкой печеных яблок с лакировано-блестящими боками, источавших густой дух ванили и корицы.

– Я пробую всё, чем угощаю, – Марион наклонила темноволосую головку, и каштановый завиток локона соскользнул с белой шеи на грудь.


*латук в противоположность артишоку обладает действием анафродизиака.

+2

26

Портос, на пару мгновений отвлекшись от созерцания и обоняния (и от мысленного пинка слуге, поскольку блюда благоухали невыносимо аппетитно, а в тарелке было по-прежнему пусто), с плохо скрытым недоумением перевел взгляд сначала на Ронэ, затем на Марион.

- Латук? А при чем тут латук? – наивно осведомился он. – Вы считаете, что на столе чего-то не хватает?

Про танталовы муки он еще худо-бедно слыхал, но в делах любовных (как, впрочем, и в любых других) привык обходиться собственными силами, а потому имел весьма смутное представление как об афродизиях, так и об их антиподах.

+1

27

То ли из мужской солидарности, то ли потому, что он не позабыл намеки Марион, Теодор улыбнулся в ответ на вопрос мушкетера без обычного своего ехидства.

– Напротив, друг мой. Я полагаю, что на нем есть что-то лишнее, и надеюсь, что вы поможете мне от этого лишнего избавиться. – Он разделил на троих содержимое блюда. Почти поровну. – Если вы согласны со мной, конечно, что красота мадемуазель Делорм не нуждается в ухищрениях.

+1

28

Мадемуазель Делорм рассмеялась, отщипнула листок артишока и, подхватив кусочек гусиной печёнки, отправила его в рот.

– Я не люблю латук. Нахожу его пресным.

Портос напрасно негодовал на лакея: в служебной иерархии он еще не поднялся так высоко, чтобы ему доверили прислуживать за столом. С шумным вздохом он отступил в сторону, продолжая зачарованно наблюдать, как кушанье исчезает в желудках гостей. Надобно заметить, что особенно худосочного юнца восхищал господин Портос.

Видимо, схожее чувство простодушный гигант вызывал и у Марион: взгляд куртизанки под бархатными ресницами то и дело обращался к нему. Однако слова ее были адресованы шевалье де Ронэ.

– Я еще не успела как следует поблагодарить вас, господа, за то, что вы проучили того неотесанного болвана. Право, вы были... – мадемуазель Делорм бросила на Портоса новый взгляд, – мне хотелось вам аплодировать. Но теперь, месье де Ронэ, не хотели бы вы вернуть мне мой вексель? – голос Марион был нежнее тающей во рту гусиной печени.

Отредактировано Марион Делорм (2016-12-03 13:44:42)

+1

29

Повар мадемуазель Делорм знал свое ремесло. И возникшая после вопроса красавицы краткая пауза могла быть вызвана желанием ее гостя насладиться его мастерством. А может, он просто выигрывал время.

– Хочу, – он обмакнул листик артишока в густой сливочный соус. – Но не сию минуту. Или вы опасаетесь, мадам, что эта бумага вам как-то угрожает – в руках дворянина?

– Ни на минуту, – сердечно заверила шевалье Марион, – но всё же… – она помедлила, улыбаясь смущенно и чуть виновато, будто прося снисхождения к женской непоследовательности, – мне будет спокойнее заполучить его прямо сейчас. Вы можете оказать мне любезность и удовлетворить мой маленький каприз?

– Мог бы, – кивнул бретер. – Но не хочу. Моя прихоть, мадам – поступать так, как я считаю… правильным.

Отредактировано Теодор де Ронэ (2016-12-03 17:25:16)

+1

30

Портос, казалось, целиком увлеченный поглощением превосходного обеда и лишь время от времени поглядывавший то на мадемуазель Делорм, то на своего спутника, едва заметно приподнял брови и тут же снова вернулся к своему приятному занятию. Гадая про себя, что же такое затевает одноглазый бретер и какого черта он в самом деле не вернет вексель даме безо всяких выкрутасов. Хотелось бы надеяться, что ничего неблаговидного. Вмешиваться в непонятное ему пока происходящее мушкетер не хотел – ну, во всяком случае, до конца обеда точно.

+2

31

После слова «прихоть» мадемуазель Делорм окончательно уверилась в существовании причины, по которой бретер не желал возвратить ей вексель. Что ж, если таким странным и оскорбительным способом шевалье де Ронэ хотел получить ее благосклонность, то его ожидает жестокое разочарование. Марион беззаботно тряхнула головой.

– Тогда не будем больше об этом, сударь, – пожимая плечами, обронила она чуть более прохладным тоном. – Как вы примечательно сказали, мне ничего не угрожает, если эта бумага находится в руках дворянина, и я без опаски могу положиться на вашу честь, месье де Ронэ, и на вашу, месье Портос, верно?

Бретер улыбнулся, не сказав ни «да», ни «нет», и с видимой беспечностью отдал все свое внимание угощению.

Марта, стоявшая за спиной госпожи и слушавшая этот примечательный диалог с бесстрастностью глухого, улыбнулась кисло и мрачно. Подхватив блюдо с куриным рагу, она принялась обносить стол, предлагая гостям отведать нового кушанья.

Отредактировано Марион Делорм (2016-12-03 18:30:26)

+2

32

На сей раз отмалчиваться было бы уже невежливо. К тому же, по мере того как великолепно приготовленные блюда усмиряли разыгравшийся аппетит, любопытство Портоса, напротив, лишь обострялось, а оказаться причастным к какой-то, возможно, сомнительной затее Ронэ по собственной неосторожности ему хотелось все меньше и меньше.

- Признаться, я тоже не понимаю, почему бы господину де Ронэ не вернуть вам ваш вексель прямо сейчас, - пытаясь быть по возможности дипломатичным, заметил он. – Но, быть может, он захочет объяснить, почему он этого не хочет? Шевалье?

+2

33

– Представьте себе, не хочу, – отозвался Теодор. – Но, памятуя об обстоятельствах нашего знакомства…

Он замолчал на некоторое время. Не то любуясь хозяйкой дома, на которую смотрел, не то обдумывая, что или как сказать. Вряд ли наслаждаясь едой – его тарелка была еще почти полна.

– Пока я не вернул деньги по этому векселю, он не мой. И не мне им распоряжаться. Я не вор, сударь.

+2

34

Глаза мадемуазель Делорм расширились на миг, но тут же возвратили безмятежное спокойствие погожего летнего дня. Слова бретера не подлежали другому толкованию, однако Марион с трудом верилось, что у искателя удачи, каким ей представлялся шевалье де Ронэ, могла оказаться лишняя сотня ливров, чтобы оплачивать чужие долги. В то, что при наличии свободных денег он способен на подобный красивый жест, верилось легче, пусть и не до конца.

– Стало быть, жалобные причитания бедняги Мартена о шестерых отпрысках не пропали втуне, – с легкой улыбкой заключила она. – Но, право же, мне неловко вводить вас в затруднения, сударь…

Марта недоверчиво хмыкнула, но этот неясный горловой звук вполне можно было принять за приглушенный кашель, а смуглое лицо ее было не выразительнее какого-нибудь предмета обстановки.

+2

35

Портос, донельзя смущенный прямолинейностью бретера (и тем, что тот, в общем-то, довольно верно истолковал его сомнения, пусть даже мушкетер и не рискнул называть вещи своими именами даже в мыслях), сделал вид, что увлечен едой. Благо очень уж стараться не пришлось. Он понятия не имел, что за сумма проставлена в векселе, хотя, уж конечно, немалая. И хотя мадемуазель Делорм, несомненно, стоила этих денег – да что там, она стоила всех денег, сколько их ни было в мире! – но выбросить на ветер крупную сумму ради одной только ее благосклонной улыбки… Нет, все-таки поэт и безумец – одно и то же!

+1

36

Взгляд, который Теодор устремил на мадемуазель Делорм, был откровенно лукавым. Что она ему не поверила, было очевидно. Иначе поблагодарила бы, а не стала деланно сокрушаться о его затруднениях.

– Разумеется, я пожалел месье Мартена, – откликнулся он. – Я не стал его убивать.

Если бы не присутствие Портоса, возможно, бретер был бы более откровенен. Любопытно, догадался ли уже гигант, что своим маневром приятель лишил его всякой надежды на благосклонность куртизанки? Потому что другому своему спасителю она должна была быть благодарна куда больше. Но сомневалась в этом. И была, конечно, права.

Отредактировано Теодор де Ронэ (2016-12-05 16:22:31)

+1

37

У мадемуазель Делорм на кончике языка вертелся ответ, что господин Мартен вряд ли оценил великодушие бретера. Однако и для бретера мнение господина Мартена являлось величиной ничтожной, поэтому Марион промолчала. Вместо этого спросила она совершенно о другом:

– Как так вышло, месье де Ронэ, что вы в дружбе с мушкетером Его Величества? Как мне помнится, в Ла-Рошели я встречала вас совсем в другом обществе.

Марион не знала, известно ли Портосу, что его приятель знаком с графом де Рошфором и довольно близко, насколько она могла судить при их краткой встрече; и потому ждала ответ с удвоенным любопытством. Учитывая всем известные отношения между соперничающими полками мушкетеров короля и гвардии кардинала, вопрос мадемуазель Делорм мог оказаться камнем, брошенным в середину тинистого пруда. Но сие волновало ее меньше, чем мысли господина Мартена по поводу шевалье де Ронэ самого шевалье де Ронэ.

+2

38

Вино в бокале Теодора заметно качнулось, но не расплескалось. Женщины! Конечно, мадемуазель Делорм неоткуда было знать, что связывало его с Рошфором, но даже если бы она это знала, ее выпад не мог бы быть более точным.

– Не все те, с кем меня видят, мои друзья, – возразил бретер. – В отличие от месье Портоса, который служит одному господину, я наемник и служу многим. У вас нет причин, мне кажется, жалеть о том, что мне довелось оказать вам услугу и тогда тоже.

Это было не слишком любезно. И пауза перед его ответом слегка затянулась. И он понял почти сразу, что всего этого можно было не говорить.

– Надеюсь, сударь, хотя бы вы не будете судить обо мне по тому обществу, в котором меня встретили?

Теодор залпом допил вино и принялся за гусиную печенку.

Отредактировано Теодор де Ронэ (2016-12-06 19:46:38)

+1

39

- Нет, конечно, - простодушно откликнулся Портос. – Если б я застал лису в курятнике, разве это означало бы, что она умеет кудахтать? Помнится, гугеноты были совершенно не рады вашему обществу, как, впрочем, и моему. Вся соль ведь в том, что вы там делаете, в этом обществе!

Он сунул в рот кусочек курятины и одобрительно кивнул.

- Сударыня, вы будете несправедливы к вашему повару, если вознаградите его лишь поэзией! Он и сам поэт, а это рагу – настоящая поэма.

0

40

– Да, но ведь тогда... – лицо Марион приняло растерянное и чуть беспомощное выражение, настолько возражение бретера не соответствовало ее воспоминаниям. Однако последующие его слова заставили мадемуазель Делорм улыбнуться ему с преувеличенной ласковостью. – О, конечно, сударь, у меня отличная память, благодарю вас. Теперь я вам обязана дважды.

Прстодушное замечание Портоса пришлось очень кстати, и Марион с готовностью повернулась к мушкетеру.

– Что ж, я непременно передам ваши слова на кухню, месье Портос. Если мой повар в самом деле поэт, как вы говорите, то в качестве вознаграждения ему будет довольно рукоплесканий восхищенной публики.

Отредактировано Марион Делорм (2016-12-06 23:45:38)

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Хороший аппетит как признак хорошего вкуса. Часть II. 25 февраля 1628г