Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Графиня де Люз сталкивается с загадкой, герцогиня де Монморанси беседует со священником. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Лапен сопровождает свою госпожу к источнику. Мари-Флер впутывается в шантаж.

Как дамы примеряют маски. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Мондиссье с помощью гг. Портоса и «де Трана» устраивает ее величеству посещение театра.
Трудно быть братом... Декабрь 1628 года: Встретившись после многих лет разлуки, братья де Бутвиль обнаруживают, что не всегда сходятся во взглядах.

Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года: Герцог Ангулемский знакомится с г-жой де Бутвиль. Прибыв в охотничий домик в роли Немезиды, герцог примеряет уже маску Гестии.
Годы это не сотрут. Декабрь 1628 года, Париж.: Лишь навеки покидая Париж, Лаварден решается навестить любовь своей юности.

Полуденный морок. 29 ноября 1628 года: Маркиз де Мирабель пытается помириться с г-жой де Мондиссье.
О милосердии, снисходительности и терпимости. 29 октября 1628 года: Завершив осаду Ларошели, кардинал де Ришелье планирует новую кампанию.

Итак, попался. А теперь что делать? 20 ноября 1628 года, вечер: кардинал де Ришелье расспрашивает Лавардена и д'Авейрона об интриге, в которую те оказались впутаны: кто нанял королевского мушкетера, чтобы затем сдать всех дуэлянтов городской страже? И что важнее, зачем?
Без бумажки ты - букашка... 3 декабря 1628 года: Пользуясь своим роковым очарованием, миледи убеждает Шере оказать ей услугу, которая может ему еще дорого обойтись.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Сестрица..., выйди... Ночь с 12 на 13 ноября 1628 г., после полуночи.


Сестрица..., выйди... Ночь с 12 на 13 ноября 1628 г., после полуночи.

Сообщений 1 страница 20 из 35

1

После эпизода Кто входит в окно. Ночь с 12 на 13 ноября 1628 г., после полуночи

0

2

Несколько минут, что мадам де Бутвиль шла до спальни госпожи де Клейрак, она придумывала подстерегающие ее за каждым углом ужасы и сама немножко боялась, прекрасно понимая притом, что все это ее собственные выдумки. Но так было интереснее...
Под дверью покоев хозяйки дома видна была полоска света. Там кто-то был. Быть может, монахини, быть может, кто еще. «Лишь бы не Клейрак», - подумала Эмили, постучала в дверь, и стала негромко, но очень испуганно, звать:
- Сестра Клара! Скорее! Пожалуйста!
С тем же успехом там могла быть и сестра Анна, или они обе, но мадам де Бутвиль рассудила, что сейчас это совсем не важно.

+1

3

Из спальни послышался шорох, затем чуть слышный щелчок, и дверь распахнулась. Сестра Анна — высокая, костистая и на этот раз улыбающаяся не так приторно, как обычно, поднесла к губам палец и выскользнула из комнаты, старательно прикрыв за собой дверь.

- Мадам де Лавальян? Что случилось, Господи! Вам дурно? Плечо?

Последний вопрос прозвучал по-настоящему обеспокоенно, но взгляд монахини оставался холодным.

+1

4

Стоявшая перед ней юная дама в халате, накинутом на рубашку и небрежно подвязанном, с распущенными по плечам кудрями, выглядела испуганной и, казалось, вот-вот готова была то ли расплакаться, то ли лишиться чувств. В ангельски-невинных глазах застыл страх, губы дрожали, а лицо в неровном свете свечки, которую она держала в руках, казалось бледным.
- Дурно? Да... мне не по себе... Это так ужасно звучало... Сестра Анна, это вы... А сестра Клара с вами?
Эмили с досадой отметила закрывшуюся дверь. Она надеялась, что ей удастся попасть внутрь или хотя бы туда заглянуть.
- Я шла попить... Эта Софи не оставила мне графин!...

+1

5

Сестра Анна поджала губы, с неодобрением глядя на молодую женщину. Сама она полагала себя до крайности сдержанной в проявлении любых чувств, и поэтому смятение, написанное на хорошеньком личике мадам де Бутвиль, в сочетании с явным отсутствием каких-либо видимых причин для такого страха, не вызвало в ней ничего кроме раздражения.

– Что случилось, мадам? – как сестра Анна ни старалась придать своему шепоту мягкость, прозвучал он сухо, как змея в осенних листьях. Отчего брат Жан-Матье вздумал давать приют в своем доме этой молодой женщине, она не знала, но, глядя сейчас на нее, почти уверилась, что сестра Клара была права и мужчины, даже узревшие свет, всегда остаются мужчинами. – И умоляю вас, тише!

Покой дорогой сестре Катерине был, наверное, не нужен или не очень важен, но и самый малый камушек на высшем пути может сделаться камнем преткновения.

+1

6

- О простите! - мадам де Бутвиль вроде бы сбавила тон, но возбужденный шепот от того не стал менее слышным. - Понимаете, я спала... А потом мне вдруг захотелось пить! Просто ужасно захотелось! А Софи где-то там... И я пошла на кухню... Ну вы же знаете, надо пройти мимо вашей комнаты по коридору... Очень страшно, между прочим. Я очень боюсь темноты. И крыс. Тут есть крысы? Нет, верно, нет, но мне все время кажется, что есть... Если бы я увидела крысу, я бы обязательно завизжала и упала в обморок. Но это была не крыса, это был голос! Такой жуткий голос!
Глаза молодой женщины сделались совсем круглыми.
- Он как-то так рычал... и завывал... И будто молился, но как-то странно... Конечно, мой христианский долг был постучать, но очень уж страшно... Вдруг там...ну... Нечистый... Он же искушает монахинь, да?.. И я побежала к вам, потому что не к господину де Клейраку же мне было бежать?!

+1

7

Сестра Анна откровенно оторопела. Рычат, воют… Но ведь там Клара, что там может быть?

Первую свою мысль – что к сестре и впрямь явился Враг Всего Светлого – она с негодованием отвергла, подавив пробежавшую по телу дрожь. Они чисты, они достойны высшего пути – да, они, а не сестра Катерина! – что она несет, эта малолетняя дурочка? Ей показалось или послышалось, верно!

– Дитя мое, – сестра Анна не без усилия сложила тонкие губы в улыбку и похлопала мадам де Бутвиль по плечику. – Вам, верно, почудилось… или это ветер в трубах!

Ну конечно же! Ветер!

+1

8

- Ага, ветер! - возмутилась мадам де Бутвиль, забыв шептать. - Где же это видано, чтобы ветер женским голосом "Pater noster" читал и всхлипывал?!
Значит, сестры Клары здесь нет... Что очень хорошо... Эмили будто опомнилась и снова зашептала:
- Простите, сестра... Но пойдемте, посмотрим, что там? Вдруг ей, бедняжке, плохо?

+1

9

Против воли сестра Анна изменилась в лице и шагнула прочь от двери. Вой и рычание не напугали ее так, как стоны и молитвы. Неужто у сестры Клары видение было? Или, может, приснилось что-то? Недаром им запрещено было с нечистыми постель делить. Мало ли что во сне наболтать можно.

- Ох, мадам… - Спохватившись, сестра Анна оглянулась на дверь, но тут же утешила себя мыслью о том, что мадам де Лавальян совершенно незачем заявляться в спальню к хозяйке дома посреди ночи. Право, ерунда какая. И подумается же. – Я спущусь. Бедная сестра Клара! У нее бывают… кошмары. Да. Особенно после плотного ужина.

Подхватив край платья, сестра Анна устремилась к лестнице.

+1

10

Сработало! Первой мыслью Эмили было глянуть, что такое там с мадам Катрин. Но монахинь надо было задержать! Она быстро шагнула за сестрой Анной.
- Погодите, сестра, я посвечу вам на лестнице. Совсем темно, так и убиться можно!

+1

11

Суровое платье сестры Анны не шелестело и не шуршало, но тяжелые башмаки четко обозначали каждый шаг – сперва от спальни мадам де Клейрак, потом вниз по лестнице. Мадам де Бутвиль смогла догнать ее только у двери отведенной монахиням комнаты. Не стучась, сестра Анна вбежала внутрь.

– Сестра! Сестра?

Ставни были распахнуты, и в комнате царил леденящий холод. Приподнявшаяся на брошенном на пол тюфяке сестра Клара стащила с головы край тонкого шерстяного одеяла и тупо уставилась на вошедшую. Тяжелый, в две сложенных ладони, крест, висевший у нее на шее, глухо стукнулся об пол.

– А? Что? Уже?!

Рывком отбросив одеяло, она вскочила на ноги. Худое её лицо выражало один лишь чистый восторг, и было в нем что-то нечеловеческое.

0

12

Графиня невольно испуганно ахнула и отшатнулась. Эта женщина была явно больна, чему вдруг радоваться? Что «уже»? И вообще она была такая страшная... Будто то, что  Эмили придумала, было на самом деле.
- Вот видите?! - она схватила за рукав сестру Анну. - Сестра Клара бредит! И что же тут так холодно, Господи?!

+1

13

Сестра Анна стремительно бросилась к сестре Кларе.

- Сестра! Свет с тобой да пребудет! Бредит, конечно, бредит, - бросила она через плечо, крепко обнимая товарку. - Кошмар это. Приснилось, верно, что-то. Что приснилось-то? Ты стонала, сестра. Стонала же?

Она слегка встряхнула сестру Клару, и та слабо улыбнулась. Озарявшее ее лицо выражение неземного восторга уступило место растерянности.

- Стонала? - спросила он. - Приснилось?

- Умерщвление плоти это, - объяснила сестра Анна и, разжав объятия, закрыла окно. В комнате, освещенной досель рассеянным лунным светом, сразу сделалось темнее.

+1

14

- Да?.. - неуверенно проговорила графиня, подумав, что монахиням, наверное, положено умерщвлять плоть. И порадовавшись, что ей в свое время удалось убежать и не попасть в монастырь. Добровольно терпеть такой холод — б-р-р! Да она добровольно и не стала бы... - Но... она, похоже, заболела... Может, все же приказать принести грелку?..
Про стоны и крики Эмили, конечно, придумала, но, глядя на сестру Клару, сама бы легко поверила, что это правда.

+1

15

– Нет, – хрипло проговорила сестра Клара, и отбросила одеяло, в которое куталась, на свою скудную кровать. – Спасибо, мадам, не нужно.

Она оглянулась, ища взглядом свою товарку. Та, закрыв ставни на задвижку, обернулась, переводя сосредоточенный взгляд с одной женщины на другую, и назад.

– Вы же «Отче наш» слышали, да, мадам де Лавальян? Что тебе снилось, сестра?

Сестра Клара сосредоточенно наморщила лоб, вспоминая.

– Наверное, искушения какие-нибудь? – подсказала сестра Анна.

– Да, – неуверенно отозвалась сестра Клара. – Наверное.

+1

16

- «Отче наш», да, вроде, - так же неуверенно ответила Эмили. - Я не прислушивалась, очень страшно было. Вы очень страшно стонали, сестра, - пояснила она сестре Кларе. - Таким голосом, будто рычали... У меня до сих пор мурашки по всему телу, как вспомню.
Она подумала, что, судя по виду сестер, для того, чтобы их искушать, им достаточно увидеть во сне миску с кашей. Днем, прибранные и в чем-то величественные, они не производили такое удручающее впечатление. Особенно сестра Клара,  с всклокоченными со сна волосами и этим огромным крестом на худой шее.

+1

17

Монахини переглянулись.

- Не помню... что-то снилось, - неуверенно пробормотала сестра Клара, пряча крест под сорочку. - А... сестра... мадам де Клейрак, как она?

- Благословением Господним, - сестра Анна перекрестилась.

- Я... к ней пойду? Моя... очередь?

- Оденься, сестра, и приходи. Благодарю вас за заботу, мадам. Дурной сон — это так неприятно!

– Очень, – эхом подтвердила сестра Клара, и сестра Анна, успокаивающе кивнув товарке, направилась к двери.

+1

18

- Ах, что вы... Это же долг каждого христианина — заботиться о ближних. - Эмили лихорадочно думала, как бы еще задержать монахиню и предупредить своих сообщников. - Но, сестра, быть может, сестре Кларе надо что-то укрепляющее? Она очень плохо выглядит. Может быть, горячего супа? Ей бы очень помогло. Я бы на вашем месте разбудила кухарку. Ну или сама поискала... Очаг-то, верно, не потушили совсем.

+1

19

В рыбьих глазах сестры Клары промелькнуло что-то мечтательное и тут же погасло.

- Пост, - ответила за нее сестра Анна. - Постимся мы, заради облегчения мук дорогой сестры...

Она запнулась на полуслове. Сестра Клара поморгала и неуверенно продолжила:

- Нашей сестры во Христе, мадам де Клейрак, чтобы... чтобы... чтобы ей облегчение вышло.

Сестра Анна поджала губы. Сестра Клара не любила или не хотела лгать, и это было и правильно, и благородно, и по-христиански, но очень, очень неудобно.

- Мы будем молиться о ее выздоровлении, - пообещала она и вопросительно взглянула на молодую женщину, все еще стоявшую в дверном проеме. Не говорить же ей: «Подвиньтесь, пожалуйста, мадам». - Вы, может, тоже помолитесь, сударыня?

+1

20

Эмили осенила себя крестным знамением, не думая освобождать проход. Думала она как раз о том, как бы подольше в нем задержаться. Сесть, может?
- Конечно же, помолюсь! - на лице молодой женщины отразилось воодушевление сродни экстазу, и она боялась только, что  выглядит при этом до того идиоткой, что монахини поймут, что она притворяется. А с другой стороны — ну и что, если поймут? - Давайте помолимся вместе!

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Сестрица..., выйди... Ночь с 12 на 13 ноября 1628 г., после полуночи.