Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+


В предыстории: Труппа Лапена дает представление. Графиня де Люз и герцогиня де Монморанси знакомятся с дворянством Брама. Граф и графиня де Люз с помощью Лапена ищут, кто послал им подметные письма. Гг. де Жискар и Никола де Бутвиль намереваются пробраться в осажденный голландский город. Г-жа де Бутвиль и г-н де Ронэ пишут письма. Гг. де Ронэ и де Жискар принимают участие в дуэли. Лорд Винтер инкогнито приезжает в Париж. В Доле два путешественника встречаются с доктором Пиду.

Осень 1628 года: Г-жа дю Фаржи получает аудиенцию у кардинала. Миледи получает выволочку. Ее величество мирится с мужем. Веснушка, Шере и Барнье обдумывают визит в воровской притон. Г-н де Ронэ, г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро делят жилплощадь, а последняя навещает врача. Арамис и г-н д'Авейрон требуют поединка от г-на де Пеншеро. Г-жа де Мондиссье обращается за помощью к королю. Г-н де Жискар пожинает плоды своего великодушия. Королева встречается с испанским послом. Исчезнувшего капитана гвардейцев ищут Барнье, Шере и г-жа де Кавуа. Гг. де Корнильон и де Тран приходят в зал Мендосы.

Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Вот и встретились два одиночества. Париж, 3 декабря 1628 года


Вот и встретились два одиночества. Париж, 3 декабря 1628 года

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

Из эпизодов:
Корнильон: Безумно храбрым гробы со скидкой. 18 ноября 1628 года, после полудня
Де Тран: Высокою ценою заплачено за право выбирать. 29 ноября 1628 года

0

2

Ясным декабрьским днем дверь в фехтовальный зал на улице Арфы распахнул тот же молодой дворянин, что две недели назад впервые переступил его порог:

- Приветствую, господа!

Щеку шевалье пересекал свежий шрам.
После того безумного поединка ради поединка прежние завсегдатаи зала Франсуа Бутвиля стали смотреть на Илера де Корнильона, как на равного. И это воистину стоило всех последующих приключений. Даже вынужденной прогулки по Парижу в мокрой одежде и в малоприятной компании городской стражи. И ее таких же малоприятных последствий, которые до сих пор напоминали о себе.

Приятным времяпрепровождением в хорошей компании Илер  никогда не пренебрегал. А где в Париже найти более достойную компанию? К тому же, один вопрос пока что оставался нерешенным. Молодой человек сразу окинул взглядом зал, прикидывая, удастся ли решить его сегодня или все вновь откладывается на неопределенный срок.

Отредактировано Илер де Корнильон (2016-11-17 22:26:14)

+1

3

Мендоса к этому моменту был уже заметно нетрезв, что, однако, не помешало ему заметить новоприбывшего и, поприветствовав его сперва по-испански, потом по-французски, стребовать с него плату за вход. Зная уже манеры этой компании, предлагать свои услуги как учителя он не стал, но сделал знак слуге, вихрастому мальчишке лет восьми, что он может сбегать за своим дружком, служившим в соседнем трактире – все трое неплохо наживались, выбирая нужный момент, чтобы предложить вина получше.

Сейчас момент был, бесспорно, подходящий: день перевалил за полдень, и четверо господ, второй час лениво оттачивавших свое мастерство, могли начать уже задумываться – пока не об обеде, но, может быть, о перерыве.

Умозаключения испанца оказались верными – на приветствие г-на де Корнильона все четверо ответили, кто кратким кивком, кто возгласом, и тут же прервались. Тьерво и Ласети отсалютовали друг другу, и первый тут же пошел к выходу.

– Составите мне компанию, сударь?

Молодой дворянин, задавший этот вопрос, тоже входил в число приятелей Шатильона, и на шрам, попортивший лицо шевалье, смотрел с немалой толикой зависти – как на зримый знак того, что этот молодой человек подвергся смертельной опасности, но уцелел. Сам Бединьоль мог похвалиться лишь бледной полоской на правом запястье.

Ласети и Жарив, опустив кончики рапир к полу, ждали ответа с явной заинтересованностью.

+1

4

- С радостью, сударь, - не раздумывая ответил незнакомому шевалье Илер, пристраивая свои плащ, шляпу и перевязь у двери.

Собственно, за этим он сюда и пришел - после почти двухнедельного вынужденного перерыва. В предыдущий визит на прошлой неделе Корнильону удалось неожиданно легко выяснить интересующее его имя, а вот с общением на языке стали тогда, увы, совершенно не сложилось – из-за тех самых малоприятных последствий безумной затеи, в которой ему посчастливилось участвовать.

Коссье в зале не оказалось, из чего молодой человек сделал вывод, что общение сегодня предполагается исключительно приятное. А что оно будет весьма интересным, сомнений даже быть не могло – в этой компании посредственностей не водилось.

Отредактировано Илер де Корнильон (2016-11-19 22:04:39)

+1

5

Бединьоль подождал, пока его новый соперник не выберет себе рапиру, а затем повел его в противоположную входу часть зала – из-под двери нещадно задувало.

– Вот вы в прошлый раз про Кавуа спрашивали, – словохотливо сообщил он, становясь в позицию, – а он, оказывается, на днях с Каритье схлестнулся. Помните Каритье, он с д'Эскренном ушел? Это он сказал, что его алатским убийцей прозвали? Так Каритье отделался парой царапин, а Пезара умер вчера. Д'Эскренн с час назад приходил, он рассказал. У него тоже рука на перевязи, а еще одного на месте убили. Мушкетера.

Неизвестно, было ли его целью отвлечь противника, но атаковал он с последним словом.

+1

6

Начинать поединок с глупо пропущенного укола точно не стоило. Но шевалье едва избежал именно такого варианта развития событий – парировать он успел в последний момент. Слишком нереальным казалось услышанное. На взгляд молодого человека, из сумбурного рассказа нового знакомого следовало, что Кавуа сумел выстоять как минимум против трех противников. Или даже против четверых - не станет же мушкетер драться на одной стороне с капитаном гвардейцев…

Корнильон тут же попытался перехватить инициативу -  для начала весьма лаконичной быстрой атакой. И все-таки не смог удержаться от вопроса:

- Получается, Кавуа один дрался против четверых? И сумел выйти из этого поединка победителем? Так не бывает…

Отредактировано Илер де Корнильон (2016-11-21 09:06:48)

+1

7

Не видя нужды парировать, Бединьоль стремительно отпрянул в сторону, пропуская Корнильона мимо себя, и повернулся так же быстро, однако тот, то ли растерявшись от такого маневра, то ли заинтересовавшись рассказом, не стал сходиться снова, явно не спеша возобновить поединок.

– Да вы смеетесь! – изумился Бединьоль. – Каритье, может, и не самый приятный человек на свете, но он все же человек чести! А д'Эскренн и вовсе… Да разве вы сами бы пошли на такое?

Давая себе и своему противнику эту передышку, больше нужную ему самому чем Корнильону, он все же не спускал с того глаз, не желая оказаться в том же положении, в какое поставил его.

+1

8

Быть новичком в обществе - не самое приятное, что может случиться с человеком. Особенно если это такое общество, в которое вообще не очень-то хотелось попадать. Но в то же время, это - далеко не худшее, что может случиться с человеком, который пообещал, дословно, пойти на что угодно ради восстановления своего доброго имени в глазах командира. О, как иронично улыбался Кавуа при этих словах своего гвардейца... бывшего гвардейца. Де Тран помнил свой последний разговор с капитаном предельно ясно, до каждого слова, с того мгновения, как его вновь пригласили в кабинет...

- У меня для вас две новости, шевалье, - с порога встретил его Кавуа. - Хорошая и плохая. Надеюсь, обе отучат вас тыкать шпагой в кого попало.
"А так же напропалую врать командиру" - мысленно добавил мрачный как северная осень гвардеец. Все, что просилось на язык, определенно не следовало озвучивать, и Габриэль молчал, весь обратившись во внимание.

Его усилия были вознаграждены. Кавуа говорил недолго. Лаконичными фразами, но с выражением. На проповедь это походило мало, на разнос - весьма, как если бы он счел, что бедняге мало досталось во время первой встречи. Но кроме кнута нужно было предложить и пряник, а предлагая пряник, нельзя им бить - священное правило любого хорошего командира. И разнос перешел в деловитое обсуждение того, что бывшему гвардейцу предстояло совершить. Вспомнили и Ронэ. Хотя де Тран, конечно, предпочел бы вовсе его не вспоминать, и особенно - в таком виде. Но обещание свое пикардиец уже успел озвучить, так что хоть Ронэ, хоть сам черт...

С этими не самыми радостными мыслями Габриэль переступил порог широко известного в определенных кругах зала. Расплатившись за вход и осмотревшись, он прихватил кружку вина у вихрастого пацана и остался в стороне, в роли одного из наблюдателей за поединком. К местным стоило присмотреться прежде чем как-либо себя проявлять.

Отредактировано Габриэль де Тран (2016-12-01 01:38:46)

+2

9

-Конечно, это была шутка, - Корнильон слегка улыбнулся. - Так что же там все-таки произошло?

Признаваться в том, что он просто неправильно понял собеседника, точнее, весьма своеобразно интерпретировал сказанное – в свете мыслей, вмиг нахлынувших при упоминании имени человека, с которым ему неизбежно предстояло сойтись в поединке, шевалье, конечно, не собирался.

А еще он успел убедиться, что совместить разговор и поединок у него сейчас вряд ли получится. Потому и сделал эту паузу. Впрочем, дожидаться ответа Илер не стал. И уступать инициативу совершенно не планировал. Потому молодой человек начал привычно импровизировать – в лучших традициях испанской школы.

+1

10

Ответить на вопрос, оказавшийся отвлекающим маневром, Бединьоль не успел, о чем ничуть не сокрушался, отбив выпад, а затем хладнокровно переходя к прощупыванию противника. Тот избрал другую тактику, и Бединьолю не потребовалось слишком много времени, чтобы определить, что новичок, вместо того, чтобы проявить осторожность, оставаясь в пределах того, что знает хорошо, пробует что-то для него новое. Как поединок это было мало интересно, но для человека, который пожелал бы определить его уровень, познавательно, и Бединьоль полностью ушел в оборону, наблюдая и оценивая.

Тем же, похоже, развлекались Ласети и Жарив, чьи выпады и парады сделались столь ленивыми и механическими, что впору было заподозрить в них учеников Мендосы. Надолго, впрочем, их любопытства не хватило, и Ласети, соскучившись первым, отступил на шаг, отсалютовав противнику шпагой, а затем вопросительно взглянул на новоприбывшего.

+2

11

Очередная спонтанная задумка себя не оправдала, потому шевалье решил, что дурных импровизаций на сегодня хватит. И наконец перешел от развлечения, которому изначально отводилась роль разминки, непосредственно к поединку.

Испанская школа фехтования предполагает движение по кругу, однако Корнильон вдруг шагнул вперед. Выпад, направленный в грудь Бединьоля, был обманным. За ним мгновенно последовал шаг в сторону и «испанская» угловая атака в открытый бок противника.

+2

12

Габриэль так увлекся наблюдением за одной из пар, что едва не пропустил адресованное ему приглашение. Впрочем, посмотреть действительно было на что. У одного из партнеров, совсем еще молодого дворянина, была весьма любопытная манера фехтования. Отчетливо читалась испанская школа, но было и еще что-то, незнакомое, возможно даже авторское. А может быть, у шевалье просто был особенный наставник...

Решив для себя обязательно завязать знакомство - чуть позже, де Тран вежливо кивнул в ответ на вопросительный взгляд господина, что как раз расстался со своим прежним партнером и явно заинтересовался новичком. Бывший гвардеец одним глотком опустошил кружку, отдал мгновенно объявившемуся рядом мальчишке и шагнул навстречу вероятному партнеру.

Перед визитом в зал Мендосы Габриэль, разумеется, порасспрашивал о нем (и о зале, и о владельце), и с учетом услышанных рассказов прихватил собственную тренировочную рапиру. Ходили слухи, что местные разваливаются прямо в руке, и проверять эти слухи на себе пикардийцу решительно не хотелось.

- Приветствую, сударь. Шевалье де Тран, к вашим услугам, - он дружелюбно улыбнулся, и только чертовски внимательный собеседник мог бы уловить в этой улыбке легкую беззлобную иронию. - Если только вы пожелаете их принять.

+2

13

– Ласети, к вашим, – если собеседник бывшего гвардейца оценил шутку, то по его меланхоличному лицу этого было не видно. – Де Тран… де Тран… Звучит знакомо… А! Мушкетер, которого убили на днях, не ваш родственник?

Проверяя на ходу, крепко ли держится колпачок рапиры, Ласети повел своего нового знакомца прочь от другой фехтующей пары, однако не удержался и оглянулся еще не раз, любопытствуя, как идут дела у приятеля.

Тот, также легко опознав испанскую школу, проявил осторожность и шагнул назад, уходя от лобовой атаки. Однако мгновенно последовавший за ней шаг, вперед и вправо, несоразмерно, до потери равновесия, длинный, но вновь сокративший расстояние между противниками, едва не застал Бединьоля врасплох. Уже поворачиваясь навстречу уколу Корнильона, он в последний момент оценил угрозу и сам прянул вправо по тому же кругу, разом уходя от клинка и парируя. Звон встретившихся рапир отозвался во всем его теле, и Бединьоль, воспользовавшись новой близостью выведенного из равновесия противника, полоснул его тупым клинком по шее.

Отредактировано Провидение (2016-12-03 00:33:57)

+2

14

Пикардиец не поменялся в лице, но в мыслях скривился так, будто на язык попалось нечто невероятно кислое. Видит Господь, если бы тем вечером он представил хотя бы десятую долю тех неприятностей, которые принесет с собой решение пойти простым и легким путем... Хорошо дю Брону, его эти вопросы уже совершенно не волнуют.

- Нет, не родственник, - нужно было отвечать, и Габриэль ответил честно, впрочем, не вдаваясь в подробности. - Но мы были знакомы.

Следуя за своим партнером, де Тран отчаянно надеялся, что шевалье с меланхоличным лицом сочтет фехтование более интересным занятием, чем расспросы.

+1

15

Возможно, Ласети был нелюбопытен, а может, просто решил, что фамилии двух военных писались по-разному, но он как будто не удивился.

– У меня друг на той же дуэли погиб, – объяснил он, становясь в позицию. – Когда один из Монморанси берется за шпагу, чтобы защитить свою честь, его казнят, а когда то же делает один из гвардейцев его высокопреосвященства… До пяти или до десяти, сударь?

+1

16

- Соболезную, - отозвался де Тран без каких-либо особых эмоций в голосе. Интересно, кто из троих не пережил схватки? Если память пикардийца не подводила, самое тяжелое ранение было у его противника. Его самого тогда не особенно занимал вопрос последствий, в основном хотелось просто как-нибудь выжить и не дать шевалье в черном наделать в нем слишком много не предусмотренных Создателем дырок.

Нехорошо вышло. Смерть этого господина и сейчас не слишком сильно тревожила Габриэля. Только в свете того, что завязывать приятельство в кругу тех, чьего друга отправил к праотцам, может быть не очень удобно.

- Жизнь - вообще крайне несправедливая штука, - философски заметил бывший гвардеец, заняв позицию напротив партнера. - До пяти, сударь, а там поглядим.

Отредактировано Габриэль де Тран (2016-12-19 10:51:37)

+2

17

Не то признавая нежелание нового знакомого вступать в беседы, не то будучи больше заинтересован в поединке, Ласети только кивнул и встал в позицию – случайно или нет, но так, чтобы по-прежнему иметь возможность поглядывать на Бединьоля и его противника. Долго он ею, однако, не наслаждался – первые же попытки прощупать де Трана убедили его, что ему потребуется все его внимание, и он всецело сосредоточился на схватке – что, впрочем, не помешало ему пропустить укол в бедро, на который он ответил, несколькими минутами позже, достав противника в бок.

– Отлично, – выдохнул он с видимым удовольствием, но тут же уточнил: – Сударь, сдается мне, что вы меня щадите.

+2

18

При текущем раскладе вариант у Корнильона оставался только один - упасть, откатиться в сторону, быстро подняться на ноги и встать в стойку. Все это, казалось, заняло не больше мгновения. Однако атаковать снова шевалье не спешил – он решил посмотреть, что же предпримет далее Бединьоль.

Впрочем, мысли молодого человека бродили где-то вдали от схватки, особенно мешало сосредоточиться только что прозвучавшее рядом имя - имя, которое он больше не имел права.

+2

19

Бединьоль, еле заметно ухмыляясь, также встал в позицию, и поединок возобновился. Составив уже себе мнение о молодом человеке, он был поэтому весьма удивлен, когда в следующей схватке победа оказалась не на его стороне, и, конечно, списал это на то, что шевалье де Корнильону, который выглядел после своего поражения как-то не так, просто повезло. Не сочтя оттого нужным переменить тактику, он тут же за это свое легкомыслие поплатился, когда парировал слишком широко и его противнику досталось второе очко. Свежий шрам на лице шевалье де Корнильона, который он, сперва отметив с восхищение , затем списал на неловкость, снова стал выглядеть достойным зависти, и четвертый поединок Бединьоль начал уже куда осторожнее. Благодаря чему Фортуна изменила ему затем лишь еще один раз, в седьмой схватке, но, когда он, сняв перчатку, протянул Корнильону левую руку, она была влажной от пота.

- Благодарю вас, сударь. Недурная разминка. Вина?

Обернувшись, он поискал глазами Жарива, а затем, проследив его взгляд, и Ласети.

+2

20

- Что вы, сударь, вам только кажется, - вежливо улыбнулся ему де Тран.

Бывший гвардеец был предельно честен: если кого и щадил он в этом поединке, то только себя. Недавно полученные ранения давали о себе знать, и выкладывался Габриэль ровно настолько, чтобы не проиграть с совсем уж разгромным счетом.

Ласети не был действительно серьезным противником, но в то же время и не самым простым. Де Тран в полной мере ощутил это, пропустив еще один укол в бок, едва ли не в то же место, и в следующем поединке стал вести себя осторожнее. Та ошибка в защите, которой дважды воспользовался Ласети, не так давно уже стоила пикардийцу пусть не слишком серьезного, но весьма неприятного ранения, и вот сейчас ему на нее очень доходчиво указали. Партнера стоило поблагодарить... после. А пока, на мгновение скрестив с ним клинок, Габриэль подался вперед и чуть довернул кисть, достав Ласети уколом в руку прямо сквозь его защиту.

Счет сравнялся, и оставался таковым некоторое, не очень продолжительное, время, пока партнеры кружили друг вокруг друга, аккуратно провоцируя один другого и лаконично огрызаясь. Первым эту пляску прервал де Тран; если Ласети и успел заскучать, то стремительный выпад определенно заставил его оживиться. Цели атака не достигла, но поединок сделался чуть более стремительным. Из серии быстрых ударов на разных уровнях Габриэль пропустил один, и в отместку достал партнера уколом сверху в следующем поединке, немногим позже...

Они держали счет равным до конца. Последний удар, решивший исход серии, остался за Ласети: подловив пикардийца на не особенно ловкой атаке, он отразил удар и удачно контратаковал. Кончик шпаги легким касанием скользнул по плечу де Трана; в настоящем бою это была бы обидная царапина, не более. И все же, это был пропущенный удар.

+3


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Вот и встретились два одиночества. Париж, 3 декабря 1628 года