Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+


В предыстории: Графиня де Люз и герцогиня де Монморанси сталкиваются с загадкой. Гг. де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Новоиспеченный кардинал де Лаваллет утешает так и не ставшего кардиналом епископа Люсонского. Кардинал де Ришелье делает разнос г-ну де Ронэ.

Осень 1628 года: Гг. д'Авейрон и Лаварден рассказывают Ришелье про загадку заказной дуэли. Шере расследует поклеп на Александра. Герцог Ангулемский знакомится с г-ном де Ронэ и г-жой де Бутвиль. Герцогиня де Шеврез и маркиз де Мирабель затевают интригу. Миледи уговаривает Шере оказать ей услугу.

Зима 1629 года: Г-жа де Кавуа расспрашивает г-на де Ронэ.

Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Ход королевы. 18 ноября 1628 года, Лувр


Ход королевы. 18 ноября 1628 года, Лувр

Сообщений 21 страница 25 из 25

1

.

0

21

- Я тоже на это рассчитываю, - окончательно скованность и неловкость не покинули короля, но беседа шла куда легче, чем он думал. Даже на столь малоприятную тему, как сомнительные привязанности её величества. - Мадам Кристина столь же добросердечна, так что... Но довольно об этом.

Людовику показалось излишним продолжать разговор, вызывавший у обоих не лучшие воспоминания, а помимо них - ещё и массу не самых лицеприятных вопросов друг к другу. Для этого текущая встреча была слишком хороша.

- Если вы позволите, я был бы счастлив отплатить вам за сегодняшний приём, - внезапный приступ щедрости также казался странным, учитывая скупость короля и скудость фантазии в общении с прекрасным полом, особенно с законной супругой, однако спонтанные порывы, к вящему изумлению разума, оказались предельно последовательны. - Что бы вы желали, Анна?

Отредактировано Людовик XIII (2017-01-05 02:02:30)

+1

22

Слегка склонив голову к плечу, Анна смотрела на Людовика. Мириться оказалось неожиданно увлекательно – все шло совершенно не так, как она предполагала еще пару часов назад. К живому интересу, который светился в ее взгляде на протяжении всей их беседы, добавились тень благодарности за смену темы и веселое лукавство, вызванное последними его словами.

- Вам удалось меня удивить. Признаюсь, задумывая подарок, я и не предполагала, что вы захотите отплатить мне той же монетой. Оказывается, это очень приятно - слышать вашу похвалу.

Про удовольствие, полученное от совместного творчества с господином Готье, Анна решила благоразумно умолчать, памятуя о характере Людовика. Ведь композитор был молод, образован и хорош собой, что вряд ли бы обрадовало ее мужа. Может быть, ревность и неплохая приправа к любви, но не в их случае – ревность короля была тяжелой и разрушительной.

С чуть рассеянной улыбкой Анна осмотрелась вокруг, словно надеялась найти подсказку среди привычных вещей и, не так и не остановив ни на чем взгляд, вновь взглянула на Людовика.

- Я буду счастлива, если вы, мой дорогой супруг, на ближайшем балу станцуете со мной чакону с кастаньетами. И я готова обучить вас, в меру своих скромных возможностей.

+1

23

Последнее предложение заставило короля от удивления измениться в лице.

- Станцевать? На балу?

Он не любил балы. А в дурном настроении, нападавшем на него чаще, чем настроение хорошее, был способен ненавидеть придворные танцы с той же силой, что двигала Карлом Мартеллом при Пуатье и обратила в бегство доселе непобедимых сарацин. А теперь его призывают выступить с испанским танцем.

- Не уверен, что у меня это получится, - уши Людовика загорелись, и он поспешно отвёл взгляд, стараясь не выдать своего смятения, хотя внимательная супруга наверняка могла отметить перемену в его облике. - Да и ученик из меня не самый прилежный. Но я с удвольствием посмотрю...

Он хотел было добавить "на вас, танцующую с кем-нибудь ещё", как призрак английского герцога, не стеснявшегося в танце осыпать Анну Австрийскую непристойными, по мнению её мужа, взглядами, вновь потревожил его чуть подуспокоившееся воображение.

- Не судите меня строго, мадам, но я более ценен как зритель.

Отредактировано Людовик XIII (2017-01-17 02:08:19)

+1

24

Для Анны, живущей под тяжестью этикета с раннего детства, танец давно стал возможностью вдохнуть полной грудью. Наверное, поэтому просьба сорвалась с губ раньше, чем она обдумала ее уместность. Улыбка стала смущенной.

- Людовик, прошу – не сердитесь на меня. Я не забыла о вашей нелюбви к танцам, но вопрос был настолько неожиданным, что ничего другого мне не пришло в голову. Но я не буду настаивать - мало счастья делать то, что не хочется.

Она отступила буквально на полшага. Разгладила неприметную складку на расшитой юбке. Подхватила со стола веер и только после этого посмотрела в глаза супругу.

- Сир, это ужасно звучит, но, похоже, вам придется самому придумывать ответный жест.

+1

25

- Прошу не судить меня слишком строго, мадам, вы же знаете, как я неискушен в делах подворной жизни, - Людовик смущенно улыбнулся, стараясь сгладить мгновенную неловкость. Привычки привычками, но хрупкий мир, воцарившийся между супругами, был слишком дорог, чтобы подвергать его испытаниям из-за сущей мелочи. - Обещаю подумать и постараться приятно удивить вас.

Хотелось в качестве ответного жеста, о котором заговорила Анна, преподнести ей какие-нибудь украшения. Даже природная скупость короля не решилась поднять голову сейчас, когда его величество представлял беседу с придворным ювелиром. Подарок можно было преподнести тихо, без внимания жадных до подробностей чужой жизни взглядов, тогда как танцы обязательно сопровождались присутствием людей, их замечаниями и последующими сплетнями, а одна мысль об этом раздражала главного обитателя Лувра.

- Хотя невозможно найти нечто равное тому восторгу, что вы вселили в меня сегодня.

Эпизод завершён.

Отредактировано Людовик XIII (2017-01-20 00:51:48)

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Ход королевы. 18 ноября 1628 года, Лувр