Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+


В предыстории: Графиня де Люз и герцогиня де Монморанси сталкиваются с загадкой. Гг. де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Новоиспеченный кардинал де Лаваллет утешает так и не ставшего кардиналом епископа Люсонского. Кардинал де Ришелье делает разнос г-ну де Ронэ.

Осень 1628 года: Гг. д'Авейрон и Лаварден рассказывают Ришелье про загадку заказной дуэли. Шере расследует поклеп на Александра. Герцог Ангулемский знакомится с г-ном де Ронэ и г-жой де Бутвиль. Герцогиня де Шеврез и маркиз де Мирабель затевают интригу. Миледи уговаривает Шере оказать ей услугу.

Зима 1629 года: Г-жа де Кавуа расспрашивает г-на де Ронэ.

Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Дух бутылки. 10 декабря 1628г., к полудню


Дух бутылки. 10 декабря 1628г., к полудню

Сообщений 41 страница 49 из 49

1

Из эпизода Не в службу, а в дружбу. 10 декабря 1628г., утро

0

41

Веснушка задумчиво посмотрел на Барнье и закусил губу, словно это помогло бы сосредоточиться. "Я все-таки дров наломал... или там и так было достаточно наломано?".
- Если покажете, спасибо скажу, - проговорил он, вспоминая события той ночи и гадая, было ли вообще возможно наглухо закрыть то месиво. - Я-то Сорбонну не кончал, учусь везде, где есть у кого.
От приглашения пойти с Барнье, Шере и раскачивающимся, как постиранные штаны на веревке, Пикаром, он больше не отказывался. Про второпях придуманную микстуру никто не поверил, ну а самого Веснушку уже несло на любимые грабли: теперь, когда испуг отпустил, ему хотелось узнать, что за дела были у Барнье с тем дворянином. В чисто лекарский интерес не верилось.

+2

42

Шере отвел взгляд, проклиная свою неосторожность. Но кто бы кроме Реми озаботился судьбой какого-то пьянчуги? Тащиться в «Добрый знак» ему крайне не хотелось, но если эти двое пойдут вдвоем… С чего бы вдруг это Веснушка захотел пойти к Реми в ученики? Если выгорит, то обоим, конечно, будет только лучше… Но выгорит ли? Нет, если бы был уверен, что Веснушка сможет – и даже захочет кого-то выручать…

– А нельзя его как-нибудь… вы же оба умеете… Дать ему выпить что-нибудь, чтобы он заснул?

Пикар к этому моменту уже ругался, возясь с засовом наружней двери, и вряд ли мог его услышать.

+1

43

Барнье с новым интересом покосился туда, откуда доносились звуки возни с дверью. То, что у него при себе было, очень своеобразно ложилось на алкоголь. Но Пикар вряд ли отличит обычное похмелье от особо пакостного.

- Можно, - решил хирург, хотя недовольство и собой, и происходящим было прямо написано у него на лице. И он потянулся к бутылке.

- Только он вспомнит все, и потом снова туда потащится, - вздохнул северянин, засыпая в горлышко порошок из маленького бумажного свертка. До встречи с Домиником и Ромбо он собирался к пациенту, поэтому кое-что при себе имел, хотя и не хирургический набор.

- Или не вспомнит, - задумчиво добавил врач и увеличил дозу. Встряхнул бутылку и направился в прихожую.

- Пикар, а глоток на дорожку? Чтоб дело лучше спорилось, - предложил он не совсем трезвым голосом и протянул бедолаге выпивку.

С Домиником нужно было серьезно поговорить. Но потом.

Отредактировано Барнье (2017-01-07 21:34:55)

+2

44

Шере метнул на Веснушку быстрый взгляд. Какое-то снадобье, чтобы человек все забыл? Познания Реми могли прийтись очень, очень кстати при Дворе чудес – и эта мысль приводила Шере в состояние, близкое к панике. Что он еще умеет, и понимает ли он сам, как это смахивает на колдовство? Нет, он скажет, конечно, что это всего лишь наука… и не подумает, что ему теперь нужно стать хорошими друзьями с помощником аптекаря… и его другу тоже.

Весь этот лихорадочный поток мыслей не помешал Шере молча последовать за врачом, как раз вовремя, чтобы услышать, и что он предложил Пикару, и как прозвучал при этом его голос.

– А давай, – согласился лакей, – на дорожку-то! Бургундское-то, лучшее! Эх, хозяин, хозяин!.. Тьфу, скисло, что ли?

Пикар отнял от губ бутылку, из которой успел сделать несколько глотков, и подозрительно на нее уставился.

+2

45

Любопытство Веснушки уже не подогревалось, а раскалялось, как железный брусок, зарытый кузнецом в золу. Средство для утраты памяти? Видал Веснушка такие. Их отливали из золота и серебра, но чтобы разливали по бутылкам? Такого он еще не встречал. Интересно, легко ли согласится Барнье поделиться секретом? В конце концов, не то же это средство, которое из головы забирает память, а из тела — душу.
— Пресвятой Девой клянусь, не знал бы немного вас и этого господина — сам с собой бы поспорил, кто первым отправит почтенного Пикара на тот свет, — шепнул он Шере, нимало не заботясь о том, что его слова звучат фамильярно, а то и дерзко. — Что за снадобье такое?

Отредактировано Венсан Веснушка (2017-01-08 00:43:28)

+2

46

Ничуть не задетый фамильярностью Веснушки, Шере скорчил ему в ответ самую скептическую гримасу, которую только мог себе представить.

– Да разве такое бывает? – шепнул он. – Ты не знаешь еще, Реми тот еще мастер истории выдумывать. Его послушаешь, начнешь в книжных лавках карту Кокании спрашивать.

Если бы не Пикар, Шере говорил бы громче и надеялся, что друг поймет его правильно, но отвлекать сейчас пьянчугу не стоило, и тот, потаращившись с полминуты на бутылку, присосался к ней снова и не опускал, пока не опустошил до дна, а затем внезапно рухнул где стоял и ударился бы головой о ступеньки лестницы, если бы хирург не поддержал его.

– Боже всемогущий, – выдохнул Шере, и во взгляде, брошенном им на друга, отчетливо читался страх.

+2

47

Барнье аккуратно уложил слугу прямо в прихожей, позаботившись о том, чтобы тот лежал лицом вниз на собственной руке. На тот случай, если его все-таки стошнит. Снадобье в такой дозировке нежностью воздействия не отличалось.
Хирург, борясь с ощущением, что противен сам себе, вернулся в комнату.

- Что? - не понял он устремленных на себя взглядов. - Он жив.

И в свою очередь хмуро глянул на Доминика.

- Раз уж я пошел по кривой тропке, будь любезен, объясни мне, зачем ты его туда отправил. Толку от него мертвого?

+2

48

Опаска в глазах Шере сменилась недоумением, и вызвал его не первый вопрос друга, а, как ни странно, второй, пусть он и явно был риторическим. Как будто от Пикара была польза от живого! Говорить это Реми он, однако, не решился, осознавая в который раз, какие они все-таки разные.

– Почему мертвого? Ни с того ни с того не убивают, а он бы еще и пьяный был, и без гроша. Раздели бы, конечно, не без того… – он помедлил мгновение. Все это было чистой правдой, и было ее слишком много, но меньше было говорить нельзя, а дальше надо было выражаться очень осторожно. – Я хотел, чтобы он дал там знать, что заказчика убили. Тогда бы того, кого он заказал, если его еще не достали, в покое оставили. Чем тебе не доброе дело?

Взгляд он, однако, не поднял.

+2

49

Барнье был с ним не согласен и не дал себе труда это скрыть, хотя говорить ничего не стал. Для него Пикар был свидетелем, хотя и плохоньким, но если другого нет, и такой становится ценным. Явиться пьяным в притон и потребовать денег с посредника в таких делах... Ну право же, чем это еще может кончиться, как не смертью?
Но можно явиться трезвым.

- Пошли тогда? - предложил он. - Расскажем, что заказчика убили.

Тогда Пикара, наверное, точно убьют. За то, что разболтал, запоздало понял хирург. Но ведь рассказывать такие вещи тоже можно по-разному.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Дух бутылки. 10 декабря 1628г., к полудню