Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Графиня де Люз сталкивается с загадкой, герцогиня де Монморанси беседует со священником. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Лапен сопровождает свою госпожу к источнику. Мари-Флер впутывается в шантаж.

Как дамы примеряют маски. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Мондиссье с помощью гг. Портоса и «де Трана» устраивает ее величеству посещение театра.
Трудно быть братом... Декабрь 1628 года: Встретившись после многих лет разлуки, братья де Бутвиль обнаруживают, что не всегда сходятся во взглядах.

Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года: Герцог Ангулемский знакомится с г-жой де Бутвиль. Прибыв в охотничий домик в роли Немезиды, герцог примеряет уже маску Гестии.
Годы это не сотрут. Декабрь 1628 года, Париж.: Лишь навеки покидая Париж, Лаварден решается навестить любовь своей юности.

Полуденный морок. 29 ноября 1628 года: Маркиз де Мирабель пытается помириться с г-жой де Мондиссье.
О милосердии, снисходительности и терпимости. 29 октября 1628 года: Завершив осаду Ларошели, кардинал де Ришелье планирует новую кампанию.

Итак, попался. А теперь что делать? 20 ноября 1628 года, вечер: кардинал де Ришелье расспрашивает Лавардена и д'Авейрона об интриге, в которую те оказались впутаны: кто нанял королевского мушкетера, чтобы затем сдать всех дуэлянтов городской страже? И что важнее, зачем?
Без бумажки ты - букашка... 3 декабря 1628 года: Пользуясь своим роковым очарованием, миледи убеждает Шере оказать ей услугу, которая может ему еще дорого обойтись.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Стучись в любую дверь. Ночь с 12 на 13 ноября 1628 г


Стучись в любую дверь. Ночь с 12 на 13 ноября 1628 г

Сообщений 21 страница 30 из 30

21

– Я буду присматриваться. – Теодор соскочил с кровати. На ходу наклонился, поднимая колет. – Притрагиваться. Приосаниваться.

Костюм для верховой езды. Пресвятая дева, и она ходила куда-то в таком виде? Но не одна же?

– Колетта. – Он задержал на миг взгляд горничной. Улыбнулся. – Мне нужна веревка. Хорошая, прочная веревка. Как на виселицу. Туазов десять. Поищи, сделай милость.

В глазах служанки промелькнуло что-то непонятное. Откровенно похожее на страх. Но она поглядела на свою госпожу. И, получив от той какой-то ответ, вышла.

Бретер, не успев застегнуть ни единого крючка, тут же оказался рядом с мадам де Вейро.

– Ваш наряд, – промурлыкал он. – Так… необычно. Так смело. Я не могу не уточнить. Здесь есть шов? Вот здесь. Я проверю.

На самом деле ему было так же любопытно, что она носит под этими штанами – если носит.

+1

22

Шов, по крайней мере, прощупывался. Может, поэтому не удалось определить, что еще было под штанами, кроме женского тела, чье тепло ощущалось сквозь слои ткани. И снова Ронэ удалось вогнать любовницу в краску. Она наклонила голову, скрывая лицо за полем шляпы, но прерывистый вздох и горячие пальцы, которые легли на запястье бретера, могли сказать о многом.

- Шевалье, - в мгновенно охрипшем голосе звучала укоризна. И просьба. - Нас будут ждать.

+1

23

– Веревка, – напомнил бретер. Шляпа мадам де Вейро мешала ему, и он снял ее свободной рукой. – Не уйдем же мы без веревки?

+1

24

- Она... возьмет ее у трактирщика, - не очень уверенно предположила южанка, не выпуская, впрочем, руку бретера. - Быстро вернется.

Она слегка прикусила губу, пытаясь справиться с участившимся дыханием, но кому и когда удавалось не дышать?!
Будь на то воля Эжени, она уже болталась бы под окном у Эмили, ожидая, когда это окно откроется. Но попросить Ронэ прекратить было выше ее сил, нужно было собраться с духом. И чем дольше она собиралась, тем меньше хотелось возражать.
И теперь от него вкусно пахло апельсинами. Югом.

- Уже поздно, - все-таки решилась Эжени. - Не сейчас. Не второпях. Снова придется одеваться...

+1

25

– Зачем… одеваться? – Теодор нашел наконец, куда пристроить шляпу, и просунул освободившуюся руку между камзолом мадам де Вейро и ее сорочкой. Шагнул вплотную. – Мы же не раздеты. И раздеваться не будем.

Этот чуть срывающийся голос. Прерывистое дыхание. И терпкий запах апельсинов, который сбивал его с толку.

Он закрыл глаза, крепче прижимая ее тело к своему. Вызывая в памяти мимолетный лукавый взгляд, ее прикосновение – целую вечность тому назад, за обеденным столом в доме у Клейрака. И его улыбка стала зеркальным отражением той ее улыбки.

Но останавливаться он не собирался.

+1

26

Пришлось выпустить запястье Ронэ и положить руки ему на плечи. Так было легче стоять, потому что голова шла кругом. Южанка невольно шевельнула бедрами, отвечая движениям пальцев, и не смогла заставить себя остановиться.
Это было ужасно неприлично. То, что он с ней делал. Но так горячо.
Тихий возглас "Что вы...", не требующий ответа и больше похожий на стон, оборвался. Мадам де Вейро закусила губу уже всерьез, чтобы сдержать стон настоящий. Дверь. Дверь была не заперта. Нужно было прекратить это безумие.
По телу бежала дрожь, и она спрятала лицо в одежде бретера, страстно желая, чтобы он остановился, чтобы не останавливался, и чтобы никто не вошел. Она молчала ценой солоноватого привкуса во рту, только дыхание срывалось и выгибалось тело; и стука в дверь она, конечно, не услышала. И осторожного скрипа петель.

+1

27

Теодор сам потерял голову, вслушиваясь, как в музыку стиха, в дыхание мадам де Вейро. В разговор, в котором не могло быть слов. Вопрос, написанный пальцами на плотной ткани. Ответная дрожь, слабый слог движения, икт. Ломающийся при следующем прикосновении размер.

Скрип дверных петель отрезвил его. Но лишь чуть. И, встречаясь взглядом с обеспокоенным взглядом горничной, Теодор покачал головой. Едва заметно – но дверь закрылась мгновенно. И тогда он ослабил объятие. Еле-еле сжимая ладонь.

– Стучали, – шепнул он.

+1

28

Эжени глянула на любовника пьяными, шальными глазами. Слизнула каплю крови с прокушенной губы, едва ощутимо дрожа в его руках. Разгоряченная, податливая, едва понимающая смысл слов.
Она прижалась к Ронэ бедрами, еще ближе, еще тесней, и замерла, пытаясь справиться с собой и вздрагивая как лошадь, остановленная на скаку.
Желание было так велико, что становилось болезненным, не найдя выхода, а мужские плечи под пальцами, запах мужской кожи, тепло его тела и призрачное прикосновение там, внизу, сводили с ума.

- Да, - выдохнула она, отлично понимая, что сию секунду не сделает и шага, и устоит только, если ухватится за стол. Или что там окажется под руками.
Стучали, да.

+1

29

Теодор послал бы все к черту. Но с мадам де Бутвиль сталось бы сунуться в спальню мадам де Клейрак одной. А он… он не хотел разочаровывать мадам де Вейро – и не только потому, что и сам пьянел от ее страсти.

– Позже, – пообещал он. Отпуская ее – и не отпуская, привлекая к себе для поцелуя. И, удерживая объятие, крикнул: – Можно!

И осторожно стер каплю крови с ее губы.

+1

30

Эжени долгий миг смотрела ему в лицо, видя только его, сходя с ума от его близости, а комната понемногу переставала кружиться. Жар уступал место холоду, но жажда не торопилась исчезать.

- Обещаете? - прошептала она, почти прикоснувшись к губам бретера, и по-кошачьи осторожно высвободилась из объятий. Не то, чтобы она стеснялась горничной. Но может, немножко. И южанка принялась застегивать камзол, старательно глядя только на свои пальцы, пока Колетта показывала Ронэ длину веревки.
Подумать только, они были знакомы всего несколько часов, но при этом бретер в два счета заставлял Эжени терять голову. С этим нужно было что-то делать. Могла ли она позволить себе такую страсть? Брат будет не в восторге. Если только узнает, поправила себя южанка. А если узнает, что ж, она давно не девица на выданье! А если... Клейрак?
Записка от Эмили, конечно, осталась где-то в ворохе тряпья. Эжени присела рядом со сброшенным платьем, нашарила сложенную бумагу.
Нужно было смотреть правде в глаза, Ронэ мог погубить ее репутацию. Она сама все сделала для этого. И какой же репутацией обладал он сам?..
Ответ напрашивался и молодая женщина на мгновение зажмурилась. Сколько глупостей, Дева! И все за один день.
Закончив с одеждой, она отозвала горничную в сторонку. Письмо Эмили все-таки нужно было передать.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Стучись в любую дверь. Ночь с 12 на 13 ноября 1628 г