Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Месье ухаживает за принцессой де Гонзага. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Девица из провинции. 4 декабря 1628 года, особняк де Тревиля: М-ль де Гонт знакомится с нравами мушкетерского полка.
Парижская пленница. 3 февраля 1629 года: Г-жа де Мондиссье и г-н де Кавуа достигают соглашения.
Любопытство - не порок. 20 января 1629 года: Лейтенант де Ротонди вновь встречается с г-ном де Ронэ.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Нежданное спасение. 3 февраля 1629 года: Королева приходит на помощь к г-же де Мондиссье.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Убийцы и любовники. 20 января 1629 года. Монтобан.: Г-жа де Шеврез дарит г-ну де Ронэ новую встречу.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
О чём задумались, мадам? 2 февраля 1629 года: Повседневная жизнь четы Бутвилей никогда не бывает скучна.
Мечты чужие и свои. Март 1629 года: Донья Асунсьон прощается с Арамисом.
Страж ли ты сестре моей. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон просит о помощи г-на де Ронэ.

Попытка расследования. 2 февраля 1629 года, середина дня: Правосудие приходит за графом и графиней де Люз.
Рамки профессионализма. 17 декабря 1628 года: Варгас беседует с мушкетерами о нелегкой судьбе телохранителя
Оборотная сторона приключения. 3 февраля 1629 года: Шевалье де Корнильон рассказывает Мирабелю о прогулке королевы.
О встречах при Луне и утопших моряках. 9 января 1629 года.: Рошфор докладывает кардиналу о проведенном им расследовании.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Архивы » А поутру они вернулись... Утро 30 октября 1628 года


А поутру они вернулись... Утро 30 октября 1628 года

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

следует за эпизодом Полезные знакомства, опасные знакомые. Ночь с 29 на 30 октября 1628 г.

Отредактировано Анна Австрийская (2016-10-18 10:51:01)

0

2

К утру дождь окончательно прекратился, и облака приобрели нежный серо-жемчужный цвет, так часто случающийся осенью. Было холодно, в лужах отражались проблески небесно-синего и золотого - листья еще не до конца облетели.

В покоях королевы жарко горел огонь в каминах, прогоняя прочь сырость, дамы щеголяли обновками по сезону и пробовали горячий шоколад. Будучи южанкой, королева мерзла, и от того хандрила. Она сидела в кресле, пододвинутом поближе к огню и листала тяжелый том «Подлинных комментариев» Инки Гарсиласо де ла Вега, чей стиль повествования своей размеренной неторопливостью совсем не разгонял тоску, потому дальше предисловия Анна никак не могла продвинуться. Дочитав до обещания издать еще два тома, она тяжело вздохнула и открыла книгу наобум где-то посередине, и, уяснив для себя, что индейское воинское посвящение включало в себя трехдневный строгий пост для испытуемых, решила, что книга не так уж и скучна. Если пропустить вступление, конечно. Но все-таки она ее отложила в сторону, решив почитать вечером, для лучшего сна.

Еще один день. Как был вчера и, наверняка, как будет завтра. И послезавтра. Мысли постепенно скатывались в наезженную колею, настроение грозило окончательно испортиться. А ведь это было только утро. Нет, решительно надо что-то делать.

Она поискала глазами светлую шевелюру шевалье дю Роше. Из всей когорты пажей этот мальчик был ей более всего по сердцу – хоть она это старалась не показывать. Вот уже больше года этот цветок жизни украшал собой ее покои, старательно внося сумбур и смятение в дворцовую жизнь. Хотя первый день службы перещеголять ему все еще не получалось. Королева заулыбалась, вспоминая – нужно обладать талантом, чтоб уйдя с простым поручением к портнихе, вернуться спустя несколько часов в сопровождении гвардейца кардинала, который чуть ли не за ухо вел неугомонное дитя, а затем фактически предложить королю съесть ворону и что самое главное – не вылететь с позором сразу после этого. Первые подозрения о том, он будет шпионить в пользу королевы-матери, не подтвердились, а что брат в Пале Кардиналь служит – бывает. По крайней мере, своего Доминика он любит искренне и сообщил о нем, кажется, всем.

Отредактировано Анна Австрийская (2016-10-18 09:33:15)

+2

3

Служба королеве, особенно, конечно, королеве Франции, почетна, но, увы, иногда неимоверно скучна. Особенно, если тебе двенадцать лет, ночью у тебя было восхитительное приключение, о котором толком не расскажешь — нельзя мешать ее величеству глупой суетой, а еще ты не слишком выспался (нет, под боком у Доминика было очень даже уютно, но вставать пришлось рано), но зевать нельзя тоже, ибо это неуважение, и вообще толком ничего нельзя...
Что-то шевалье дю Роше все же успел — как бы невзначай отвернувшись к окну, шепотом поведал шевалье де Каравазу о своей ночной авантюре. Только то, разумеется, что можно было, и только потому, что раздираемый любопытством Огюст все равно бы не отстал. И кто виноват, что Филипп де Круазье оказался рядом? Шевалье де Круазье, так же служивший пажом ее величества, отчего-то сразу невзлюбил Александра, стоило тому появиться при дворе. Быть может, потому, что последнему никогда не приходило в голову признать превосходство господина де Круазье, который, хоть и был двумя годами старше и вытянулся уже почти со взрослого мужчину (в основном вытянулись у него руки и ноги, потому выглядел пресловутый господин довольно нескладно), по мнению шевалье дю Роше, этим самым превосходством не обладал. Ибо, если выразиться словами брата привратника монастыря, где провел детство Александр, «не было у него ни ума, ни фантазии». Зато была премерзкая привычка исподтишка дразнить тех, кто младше.
Вот и сейчас, услышав то, что для его ушей вовсе не предназначалось, препротивно начал шептать, что Роше все врет, и нигде он не был, а рассказывает сказочку, глупую и нескладную. А сам, наверное, всю ночь проспал у своего братика, а признаться в том стыдно, да и каждый постыдился бы, будь у того такой брат, мало того, что плебей, но еще трус и мямля, сразу видно. Не задень Круазье Доминика, Александр бы утерпел и разделался с негодяем позже, сейчас же... Кровь зазвенела в ушах, прилила к щекам и, раньше чем успел подумать, шевалье дю Роше припечатал свою ладонь к физиономии обидчика.

+2

4

Маркиза де Сенесе, негодующе поджав губы, сразу же поспешила к нарушителям спокойствия, собираясь увести их с глаз королевы и задать заслуженную взбучку, но Анна знаком велела подвести пажей к ней.

Она рассматривала молодых людей с недоумением и любопытством – о чем шел разговор у окна, она, конечно же, не слышала, хоть и находилась неподалеку, и теперь ей было интересно, что же послужила причиной такого несдержанного поведения дю Роше и чем так доволен схлопотавший пощечину де Круазье. Впрочем, второе было и так понятно – Филипп рассчитывал, что его обидчика накажут со всей строгостью, не особо вдаваясь в произошедшее. Так и могло случиться – окажись на месте Александра кто-то другой, королева бы и не подумала вмешаться в разбирательство. Но симпатия сыграла свою роль, потому, выждав паузу, она остановила взгляд на на третьем участнике происшествия, решив начать с него.

- Господин де Караваз, будьте любезны, расскажите, что произошло между этими двумя, без сомнения, достойными дворянами.

Отредактировано Анна Австрийская (2016-10-25 21:35:56)

+2

5

Огюст де Караваз, худенький стройный смуглый мальчик двенадцати лет, закадычный товарищ шевалье дю Роше во всех проделках и начинаниях, вскочив, поклонился ее величеству, ошарашенно хлопая длинными, как у девочки, ресницами. Обращения к своей особе он не ожидал.
- Это... - он и сам бы с удовольствием врезал Круазье по подлой физиономии, но ябедничать — последнее дело. А не вмешаться — порка Александру была обеспечена, однако это пустяки по сравнению с тем, что его вовсе могли выгнать. - Это случайность, ваше величество...
Что же до самого Круазье, он, конечно, был доволен, что Роше так попался, однако и был несколько растерян. По всем правилам он должен был теперь вызвать наглого щенка, но нарушение эдиктов... Филипп де Круазье намеревался сделать придворную карьеру, а потому старался правил не нарушать и дружить с полезными людьми. Счастье еще, что в покоях королевы пажи были без оружия, ведь пришлось бы сразу... А не вызови он теперь Александра — все станут презирать, руки не подадут... Разве что отговориться тем, что шевалье дю Роше еще мал, с детьми дворянину драться не пристало? Чтоб его, мерзавца, прогнали совсем! Пусть бы шел к своему простолюдину-братцу...

+3

6

Случайность это очень серьезно – вот, помнится, в Эскориале ваза напольная разбилась, конечно же, случайно, а вовсе не потому, что в ней маленькая Ана-Маурисия спряталась. Влетело ей тогда знатно – и за вазу, и за то, что в библиотеке дело было, и за недостойное инфанты поведение.

Но как можно случайно дать пощечину – Анне было не очень понятно, потому её величество вопросительно посмотрела на гофмейстерину, стоявшую за юношами. Мадам де Сенесе правильно истолковала взгляд своей патронессы и устроила небольшую пантомиму – для начала, уставившись на затылок де Круазье, чью привычку изводить младших она прекрасно знала, старшая над дамами презрительно скривила губы и возвела глаза к потолку, а потом, кинув взгляд на дю Роше, наоборот улыбнулась и даже подмигнула. Александр вызывал симпатию не только у королевы.

Анна благодарно улыбнулась ей в ответ и, все еще не глядя на виновнике маленького скандала, обратилась к пострадавшему.
- Господин де Круазье, а что вы скажете? Случайность?

Отредактировано Анна Австрийская (2016-10-25 21:39:13)

+2

7

Круазье зыркнул на Александра, который стоял, потупившись, прямо сама скромность. Только, судя по пылающим щекам и сжатым кулакам, раскаяния в нем было маловато. А если чуть раззадорить... Филипп поклонился королеве.
- Ваше величество, шевалье дю Роше любит приврать, а когда его ложь замечают, не любит. Я прошу его простить, это детская несдержанность.
Себе Филипп пообещал отловить щенка где-нибудь в углу, когда никто не видит, и хорошенько отлупить, чтобы руки не распускал.
Александр вздернул подбородок и сверкнул глазами, готовый достойно ответить, но тут вмешался, забыв о всяких правилах, шевалье де Караваз.
- Александр никогда не лжет! - черные глаза Огюста горели праведным гневом. Щеки шевалье дю Роше заалели еще сильнее. Конечно, Караваз настоящий друг, но сам бы он за «никогда» не поручился...

+1

8

Улыбнувшись тому, как горячо юный шевалье бросился защищать своего друга, королева пристально посмотрела в глаза Филиппу де Круазье, чуть склонив голову к плечу и размышляя о том, что в четырнадцать лет все еще служить в дамских покоях уже даже неприлично.

- Христианское милосердие не чуждо вам, молодой человек. Я поняла вас. А теперь окажите мне любезность – отнесите письмо господину Готье и обязательно дождитесь ответа.

Написав несколько слов и запечатав записку, она отдала ее подростку, специально не уточнив, кому из двух братьев та предназначена. Анна рассчитывала, что не очень сообразительный паж сначала, конечно же, пойдет к Готье-старшему в Люксембургский дворец, а младшего, которому она и писала, там может и не оказаться – почти наверняка не окажется, он же не служит при дворе. А значит, нужно будет узнавать адрес, а потом еще и застать вечно занятого музыканта дома. Прогулка по осеннему Парижу должна была получиться долгой и увлекательной, в идеале до вечера. А за это время она спокойно и без лишних ушей выяснит, что же на самом деле произошло.

+1

9

Шевалье де Круазье почтительно поклонился, принял из рук ее величества записку и исчез с ней за дверью, провожаемый гневным взглядом Караваза. Главное же действующее лицо происшедшего скандала стояло, глядя в пол, переминаясь с ноги на ногу и не зная, что, собственно, теперь делать. Наверное, надо было просить прощения, но шевалье дю Роше не чувствовал себя неправым, совсем наоборот. Круазье получил по заслугам. Да и заговаривать первым с королевой не положено... Чувствуя неуверенность друга и желая хоть как-то его поддержать, Огюст придвинулся поближе к Александру.

+1

10

Дождавшись, когда за молодым человеком закроется дверь, королева заговорила, не особо скрывая иронию в голосе.
- Прекрасный молодой человек, такой добродетельный! Мадам де Сенесе, скажите, а вашим подопечным он не доставляет неудобств?
- Нет, ваше величество, по крайней мере, мне об этом не известно, - качнула головой гофмейстрина, - но, мне кажется, этот вопрос лучше решить до того, как пресловутые неудобства возникнут. Думаю, что господин главный конюший поймет нашу тревогу и определит господина де Круазье к другой службе.

На этом судьба незадачливого пажа была решена. Лицемерие Анна не любила, а вот дух товарищества почитала за истинную добродетель, потому на друзей, стоявших перед ней наподобие близнецов-Диоскуров перед калидонским вепрем, смотрела с еще более возросшей симпатией. Собравшись мыслями, она обратилась наконец-то к сосредоточенно изучавшему пол Александру.
- Итак, господин де Круазье обвинил вас во лжи, а господин де Караваз уверяет, что произошла какая-то случайность, а вы никогда не лжете. Я же могу только предположить, что дело идет чем-то действительно важном, раз вас от пощечины не остановило даже мое присутствие. Господин дю Роше, что вы можете мне сказать?

+1

11

Александр искоса глянул на товарища. Если бы Огюст не брякнул про эту случайность...

- Господин де Караваз преувеличивает мои достоинства, ваше величество, но это от того, что он хороший друг. Мне случалось лгать, конечно же...

«И сейчас я буду это делать...»

- Дело в том, что мы играли в одну игру... Кто сочинит историю интересней. А господин де Круазье о том не знал, и думал, что я лгу. Но это была не ложь, а сказки.

«Что никак не объясняет и не оправдывает пощечину...»

- Я как раз показывал господину де Каравазу, как можно взлететь через забор. Не на самом деле, конечно. А господин де Круазье, он длинный... попал нечаянно под руку. Нижайше прошу ваше величество простить нас за беспокойство.

Александр посмотрел исподлобья на королеву и на всякий случай поклонился.

+2

12

Восхищение королевы было искренним и неподдельным – серое осеннее утро расцветало всеми красками. В историю, что ей рассказывали, она абсолютно не поверила – сложно спутать звук пощечины с чем-то еще, но дослушать было интересно.

Обменявшись улыбками с медлившей уйти мадам де Сенесе, Анна продолжила разговор.

- Потрясающе, господин дю Роше! Через какой же забор вы собирались взлетать и зачем?

+1

13

- Но, ваше величество! - голубые глаза шевалье излучали невиннейшее изумление. - Я не умею летать! Это были всего лишь сказки.
Осторожная улыбка мальчика неожиданно получилась озорной.
- Вот, например, аббатство Святой Женевьевы... Если бы кто-нибудь хотел забраться туда тайком, как бы он смог? Стены же высокие и толстые!
Караваз испуганно уставился на товарища, а Александр безмятежно продолжал:
- А если бы люди умели летать, то сделали бы вот так... - он помахал руками, - раз! - и там!

+2

14

Улыбка дю Роше была столь заразительна, что королева разулыбалась в ответ.

Неужели они действительно лазили в монастырь святой Женевьевы? Нет, если бы речь шла о ком-то другом, Анна бы сочла свое предположение невероятным, но с этим молодым человеком невероятное легко становилось реальностью.

История была запутанной и очень увлекательной, и королева с энтузиазмом продолжила ее распутывать.

- Пречистая Дева! Но зачем же пробираться тайком в аббатство? Неужели там спрятаны сокровища короля Хлодвига?

Отредактировано Анна Австрийская (2016-11-13 01:00:55)

+1

15

- Сокровища короля Хлодвига?! - удивился Александр. - Нет, вряд ли!
Он почесал нос и глубокомысленно пояснил:
- Там же полным полно монахов, и они каждый уголок наверняка облазили, так что уже давно бы нашли. Тайком же в аббатство можно пробраться с разными целями...
Мальчик искоса глянул на товарища. Караваз явно не понимал, с чего вдруг Роше потянуло болтать. Но говорят же, что нахальство — второе счастье? Королеве было любопытно, а разве не их прямой долг — развлекать ее величество?
- Но вот, к примеру, можно ночью, когда темно совсем. Там же кладбище рядом. Чтобы узнать, кто не трус.

+1

16

Маркиза де Сенесе, почтенная мать троих детей, двое из которых были мальчиками, слегка побледнела, явно представив как Жан-Луи или Анри-Клод, а в худшем случае оба ее отпрыска, пробираются ночью на кладбище, чтоб доказать свою храбрость. Королева улыбнулась ей.

- Маркиза, не переживайте так, никто ведь не собирается ночью лезть в аббатство, это же просто история! И кстати, - она слегка нахмурилась, вспомнив, с чего начался разговор, - прошу вас, давайте решим вопрос с господином де Круазье до его возвращения.

Гофмейстерина неторопливо удалилась, пообещав поговорить с начальником пажей как можно скорей.

- Это очень смело – в глухую полночь бродить около кладбища. А вдруг Гауэко повстречаешь?  - Анна тихонько рассмеялась.

Отредактировано Анна Австрийская (2016-11-13 01:41:44)

+2

17

На королеву тут же уставились две пары любопытных мальчишеских глаз: голубые и черные. Ни шевалье дю Роше, ни шевалье де Караваз ни о каком Гауэко не имели ни малейшего понятия. Но этого самого Гауэко можно было повстречать в полночь на кладбище?.. Друзья переглянулись, и Александр решился:
- Ваше величество, а Гауэко — это кто?
Задавать вопросы королеве было против всяких правил, каждый день внушаемых мальчишкам перед дежурством: «Не заговаривать первым, не задавать вопросов, не шуметь, не хохотать, быть скромным и внимательным, в любое мгновение готовым исполнить желание ее величества». Но любопытство было куда сильнее заученных наизусть предписаний, и шевалье дю Роше даже позабыл о своем недавнем проступке.

+1

18

Глаза у Анны распахнулись широко-широко, и она чуть подалась вперед. Драматически понизив голос и перейдя на родной язык, королева начала свой рассказ.

- У моей кормилицы племянница была, а у той подруга, которая с парнем одним встречалась. Так вот это с его приятелями произошло.

Городок тот в предгорьях был, а братьев, с которыми все и случилось, Марком и Мигелем звали. Раз пошли они девушек с танцев провожать, а дело осенью было, как раз урожай собрали. Ночь с гор быстро спускается, а они еще и задержались – пока все обсудили, пока договорились сходить через неделю на ярмарку, уже и месяц рожки свои показал.

Они конечно смелые кабальеро, но и им страшновато стало. А тут еще ветер поднялся, в ветвях шелестит. И то ли слышится им, то ли нет, слова в ветре: «День – для живых, ночь – для тех, кто в ночи». И нет бы им поторопиться, известно же – тех, кто домой спешит, Тот Кто в Ночи не трогает. А Мигель бахвалиться стал, говорит: «Да если нам даже сам Гауэко встретится, я на его спине прокачусь, дел-то! Быстрее дома окажусь!»

А Гауэко это не ведьма какая – холодным железом и голубиной травой не защититься. Дома сидеть надо, а не спорить с хозяином ночи. Не то, чтоб он злой был, но хвастунов не любит. Как и господин Трамонтана – тот вообще одного наглеца на Луну закинул.

Тут королева прервала свой рассказ, чтобы сделать глоток вина.

Отредактировано Анна Австрийская (2016-11-15 20:58:00)

+1

19

Мальчишечьи глаза светились восторгом. Подумать только, сама королева рассказывает сказки! Но... как в бочке меда может найтись ложка дегтя, так и здесь было одно «но»... Пажей учили испанскому языку. Шевалье дю Роше, благодаря хорошей памяти и постоянно внушаемой ему истине, что он должен стараться, потому что положиться ему не на кого и рассчитывать он может только на себя, учился хорошо. Но учили пажей языку книжному и придворному, так что многих слов Александр попросту не понял. Караваз же, прилежанием никогда не отличавшийся, не понял почти ничего. Но не попросишь же ее величество разъяснить, кто же такой этот Гауэко!..

+1

20

Анна медлила, глядя на своих пажей. Особо пристальное внимание досталось Каравазу. Его подвижное лицо выражало интерес пополам с плохо скрытой растерянностью. И как она могла забыть, что испанский для них не родной язык?!

Продолжила она уже по-французски, и голос был слегка расстроен.

- Господа, я не спросила – в достаточной ли мере вы владеете испанским? Эту историю нам рассказывала наша молочная мать, донья Консуэло. Боюсь, что я не смогу ее рассказать на ином наречии.

Александр покраснел.
- Боюсь, ваше величество, наших знаний недостаточно, чтобы понять все...
И горячо добавил:
- Но вообще мы понимаем!

Королева кивнула и с удовольствием продолжила свой рассказ:

- Так вот... Прошли они мимо церкви, а дальше краем погоста идти надо. Они Деве Марии помолились, ну и пошли. Где-то полдороги им оставалось еще. А тут туча месяц закрыла, вообще темень кромешная. Пришлось им остановиться. Вдруг слышат – топот копыт, сзади кто-то нагоняет. Посмотрели – никого в темноте не видать.
Марк тут сообразил, что второй раз их предупредили. Стал брата торопить, а тот заупрямился, говорит: «Где хочу, там и гуляю. Да хоть до восхода солнца на кладбище просижу, кто меня прогонит?»
Только договорил, как из-под земли черный бык показался. Огромный, страшный, глаза злые, алым огнём горят, из ноздрей пар валит! Переглянулись братья – и бегом побежали, дороги не разбирая.
Гнал их Гауэко до самого порога, а потом и до утра вокруг гулял, все ворота бодал – говорят даже царапины остались.

- Не любит Гауэко пустого бахвальства. Два раза предупреждает, а на третий сам является. Может рогами так наподдать, что век не забудешь! - закончила свой рассказ испанка и, хитро посмотрев на мальчиков, спросила: - А вам в аббатстве черная тень не встречалась?

Отредактировано Анна Австрийская (2016-12-03 00:23:56)

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Архивы » А поутру они вернулись... Утро 30 октября 1628 года