Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, приняв последнюю за герцогиню де Монморанси. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"Прямо страх, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором в Новый свет плывут Лаварден, Дюран, Мартен и Морель, происходит нечто странное.
Similia similibus. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Из рук в руки. 15 декабря 1628г.: Маркиз де Мирабель дает поручение шевалье де Корнильону.
Как вылечить жемчуг. 20 ноября 1628 года, утро: Г-жа де Бутвиль приходит к ювелиру.

Разговор или договор? 4 декабря 1628 года: Г-жа де Бутвиль получает аудиенцию у Ришелье.
Найти женщину. Ночь с 25 на 26 января 1629г.: Шере и Барнье пытаются разговорить кучера, который помог похитить г-на де Кавуа.
Порочность следственных причин 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа расспрашивает священника Сен-Манде.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Туда, где вас не любят. 2 декабря 1628 г.: Капитан де Кавуа узнает много нового о себе и о г-не де Ронэ.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Полезные знакомства, опасные знакомые. Ночь с 29 на 30 октября 1628 г.


Полезные знакомства, опасные знакомые. Ночь с 29 на 30 октября 1628 г.

Сообщений 1 страница 20 из 40

1

Из эпизода Вопросы и ответы. Конец октября 1628 года.

0

2

Ночь выдалась та еще. Но у Веселых ребят, как они сами себя называли, выбора не было – поссорившись с бывшим своим вожаком, они должны были набрать к завтрашнему вечеру достаточно добра, чтобы откупиться от грозящих им неприятностей. А что добрые парижане не любят гулять под дождем, так это же никого не беспокоит. Вот и пришлось им бродить по мокрым улицам в поисках какой угодно добычи. Даже выбежавшую из кабака шлюху остановили и потрясли, да что с нее взять, когда у нее даже юбка была сплошь драная?

К аббатству святой Женевьевы их вывел случай в лице дворянина и его слуги, торопившихся куда-то с фонарем. Веселые ребята даже подобрались поближе, но быстро передумали – одна шпага бы их не напугала, но у слуги тоже была здоровенная дубинка, а еще он оглянулся, как будто услышал их в темноте. И Мишо-Забияка удержал товарищей за пояса.

- Че это ты здесь командуешь? – тут же взъерепенился Карасик, и некоторое время они спорили, хотя в погоню за дворянином никто на самом деле бежать не хотел. Но у монастырских ворот караулить было нечего, и наконец  они опять побрели к реке, слишком устав уже и промерзнув, чтобы переругиваться. И поэтому, вывалившись из переулка навстречу двум горожанам, один из которых был и вовсе мальчишкой, они поначалу даже не поверили своей удаче.

- Я ж говорил! – Карасик проворно шмыгнул к противоположной стороне улицы, норовя зайти за спину жертвам. – Я ж говорил, надо было школяров поискать.

- Да нет, это нам святая Женевьева подсобила, - хищно ухмыльнулся Овернец, поигрывая ножом. – Пожертвуйте доброй святой, господа хорошие, авось и явит она вам свою милость.

+2

3

Одного взгляда хватило Шере, чтобы оцепенеть от ужаса. В том, что они имели дело с головорезами самого мелкого, а стало быть, худшего пошиба, сомневаться не приходилось. Одеты они были как оборванцы, вид у них был разом свирепый и голодный, а это означало, что ни деньгами, ни заплечным мешком они не удовольствуются, а едва уловимый налет провинциальности показывал,что заговаривать с ними на воровском жаргоне могло попросту не иметь смысла. И все-таки он попытался:

- В торопыжку схлестнулись, парни. Луврские мы, под торговым кёзром.

Господи, как же скверно! Даже не предупредишь потихоньку Александра, чтобы тот, если представится возможность, бежал куда подальше. Почему это у воров есть общий язык, и дворяне по-испански друг с другом беседовать могут, а между друзьями или родственниками никак тайным словом не обменяешься? И ведь даже те патуа, которые он знал, были не теми же, что знал Александр! Или, может, попробовать и понадеяться, что мальчик поймет, а из этих троих никто около Бордо не бывал?

- Беги, если сможешь, - шепнул он сыну, но уже не с парижским выговором, а на гасконский лад. Парижанин из трех этих слов, может, только одно и узнал бы.

+3

4

Александр испугался, конечно, но не так, чтобы очень. Выросший в монастыре, потом живший в доме герцога, а теперь и вовсе при королевском дворе, с представителями парижского (да и любого другого) дна он никогда не сталкивался. Конечно, он видел нищих и попрошаек, знал, что на улицах надо быть осторожным, но не мог себе представить, что ему, дворянину, может что-нибудь всерьез угрожать.
Однако Доминик испугался — и это само по себе было страшно. Александр доверял своему взрослому и умному брату. Да и нож в руках оборванца был настоящим. Доминик сказал что-то непонятное, а потом еще... Бежать?! Бросить брата в опасности?! Дворяне так не поступают! Мальчик замотал головой, но его «нет» прозвучало как-то сипло.

+3

5

В темноте под дождем переглядываться не так легко, и поэтому Карасик выразил свое недоумение вслух.

- Это он чего мелет? Это по-каковски?

- Драпать своему мальцу велит, - отозвался Мишо-Забияка, который был родом с юга и говор своей жертвы с пятого на десятое понял. – Ты по-французски говори, твоя милость. Или вон еще по-латыни, чтоб святые точно поняли.

- Хех, - загоготал Овернец. – А может, это по-латыни и было? Давай кошелек, умник, сюда бросай. Или хочешь, чтобы его с тебя вместе с кожей сняли?

- И куртку сымай, - добавил Карасик, который был ненамного выше старшего из горожан и уже мысленно примерял на себя новую одежку. – И сапоги.

- У мальца тоже неплохие сапоги. – Овернец также вытащил нож и красноречиво ткнул им в сторону мальчика. – Стаскивай давай.

Они успели уже подойти совсем близко, и теперь откровенно наслаждались страхом своих жертв.

+2

6

Безумный парализующий ужас Шере схлынул, оставляя позади привычный страх – и не менее привычный расчет. Кошелек – они не заметили заплечный мешок. Куртку. Сапоги. Отпустят потом – или просто не спешат, не хотят портить одежду лишней дыркой? Он хотел бы верить в первое, но не мог.

Мешок давал им шанс. Мешок, кошелек и фонарь. Еще нож, но Шере не умел убивать, не был убийцей… Но ради Александра… Один шанс, второго не будет. Мешок одному – ведь заглянет же, отвлечется, есть же на небесах святые, а разве мальчик виноват в его грехах?.. Мешок одному, кошелек другому, третьему – нож или фонарь. И бежать, схватить сына за руку и бежать.

Один шанс, это должен был быть нож, но все в нем замирало и съеживалось от одной мысли.

- Я… я… я… Сейчас, я сейчас. Вот, – он вцепился одной рукой в ворот, а другой сунул фонарь тому, кто перевел своим дружкам его слова. – Вот. Сейчас.

+3

7

С Александром дю Роше никогда не разговаривали грубо. То есть, разговаривали конечно, бывало, но не так и не те. Он не был высокомерен, однако привык, что представители низшего сословия относятся к нему с уважением. Так было всегда. Просто было, другого он не мог себе представить. И теперь какая-то шваль смела угрожать ему... приказывать... говорить «ты»!.. Подбородок мальчика дернулся вверх, глаза гневно сверкнули, а голос зазвучал звонко и уверенно.
- Прочь с дороги!
Эти негодяи еще напугали Доминика! Рука Александра привычно легла на эфес — даром, что ли, уже год, как ему позволено было носить шпагу, - но... эфеса не было! Шпага шевалье дю Роше осталась в Лувре.

+2

8

- О как! – изумился Овернец и заржал на всю улицу, на все лады повторяя «Прочь! Прочь!»

- Че? – изумился Карасик и тут же вытянул шею, пытаясь разглядеть, что это горожанин сунул Мишо-Забияке. – Эй, че?

- Эй, - взвыл Забияка-Мишо, который схватил, конечно, то, что ему бросили, и мгновением позже осознал, насколько нагрелись стенки. – Ах ты…

Разжав руки, он тут же опомнился и проворно присел, поймав падающий фонарь у самой земли. Грязные ругательства огласили темную улицу, когда он снова его выпустил.

Такой удачи Шере не ожидал, но, не успев даже подумать, сдернул с плеча мешок и кинул верзиле с ножом. Тот, оказавшись покмнее, поопытнее или просто поосторожнее приятеля, шагнул в сторону, позволяя мешку пролететь мимо. И Шере, без малейшей паузы, швырнул на землю свой кошелек. Туда, куда достигал еще свет фонаря – не назад, как думал раньше, но ведь этот, с ножом, уже почти уступил дорогу – узкий просвет у самого дома, а там… Какой-то проулок. И Шере, схватив сына за руку, что было силы дернул, увлекая за собой, в спасительную темноту. Господи, только бы не тупик! Пресвятой Доминик, только бы не тупик!

- Эй! – Карасик рыбкой метнулся к звякнувшему под ногами кошельку, сгреб его и тут же развернулся, едва не врезавшись в Забияку-Мишо. – Где?..

- Тама! - Мишо споткнулся, но не упал и даже ухитрился подобрать на ходу оброненный горожанином мешок. - Туда, ходу!

Овернец, все еще ругаясь, кинулся следом, разбрызгивая грязь и свет от фонаря.

+2

9

Александр не успел толком опомниться, когда, увлекаемый Домиником, рванул в переулок. Только потом, когда они бежали уже в темноте, он подумал, что это правильно, потому что у грабителя нож. И вообще их трое, а шпаги-то у него нет. Значит, это не трусость. А еще он думал, как бы ее споткнуться. И что Доминик, оказывается, умеет бегать... Брат, при всех его достоинствах, обычно казался Александру немного неуклюжим...

Отредактировано Александр (2016-09-18 21:54:38)

+2

10

Вечер выдался паршивый. Напиться на те гроши, которые завалялись в кошельке, не сумел бы и монах. Жану де Жискару не удалось даже захмелеть. Беды, конечно, в том не было: завтра обещали расплатиться за одно дельце, которое и особых сил-то не отняло. Тогда хватило бы и на выпивку, и на дрова. Но это завтра, а пока предстояло тащиться в тесную комнатушку, где даже из камина тянуло сыростью. Тьфу. Надо ли удивляться, что Жискар не спешил с возвращением домой.
Задерживаться в лабиринте ночных улиц тоже, впрочем, не хотелось: сырой воздух пробирался липкими лапами за ворот и в рукава. Жискар шел, положив руку на эфес шпаги, стараясь держаться ближе к середине улицы, чтобы не напороться ни на какой сомнительный сюрприз в затененных углах.
Но этой ночью неприятности, похоже, поджидали кого-то иного. Мальчишеский голос, крикнувший что-то вроде "Прочь с дороги!", и ответная брань донеслись с улицы, на которую Жискар как раз собирался свернуть из тесного темного проулка. Крики сопровождались топотом ног.
- Что за чертовщина, - удивился Жискар, не усмотревший в происходящем никакой причины поворачивать обратно.
Еще шаг - и перед ним предстал выход на улицу, по которой метались пятна света от болтающегося фонаря. Двое человек бежали в его сторону. Они лишь на мгновение очутились на свету, но этого хватило, чтобы Жискар заметил: один еще совсем мальчишка. Похоже, он и требовал, чтобы у него убрались с дороги. Какой-то юный дворянчик, привыкший, что перед ним низко кланяются конюхи да садовники, вышел ночью на улицы Парижа. Ха-ха.
Сплюнув, Жискар шагнул в сторону, туда, где тень от домов сгущалась до почти осязаемой темноты. Обычно он не в свои дела не лез, если ему, конечно, за это не платили. Но уж больно не нравился ему всякий сброд, скалящий зубы на дворян.
Двое проскочили мимо, и Жискар даже не был уверен в том, что его заметили. Зато его смогли разглядеть остальные: он заступил преследователям дорогу, приветственно выставив вперед шпагу.

Отредактировано Жан де Жискар (2016-09-18 10:50:51)

+3

11

К этому моменту бежавший первым Карасик уже настолько приблизился к удирающим горожанам, что при внезапном появлении незнакомого дворянина не успел бы остановиться при всем желании, а места в проулке было не так много. Все, что он мог сделать – это отчаянно махнуть перед собой ножом, пытаясь отвести целившийся ему в живот клинок.

У Мишо времени было больше, и он даже удержался бы на ногах, если бы ему в спину не врезался Овернец, которому за товарищем ничего не было видно. Новые ругательства огласили темный проулок.

Отредактировано Провидение (2016-09-17 15:01:35)

+3

12

Вмешательство доброго самаритянина пришлось как нельзя более кстати, потому что Шере, как всякий человек, который проводит большую часть своего времени под крышей, бегать умел плохо, а нестись куда-то сломя голову по темному парижскому проулку никогда не было безопасным занятием. Что-то подвернулось под ногу: то ли мокрая глина, то ли какие-то отбросы. Шере успел разжать пальцы, сжимавшие запястье сына, но руки выставить вперед по настоящему не успел и от души приложился не только коленкой, но и локтем.

- Беги! - выдохнул он, торопясь подняться. Кто бы не встал на пути трех головорезов, соотношение сил ему не благоприятствовало, да и сам он мог оказаться всего-навсего таким же грабителем.

+2

13

Александр едва не свалился сверху и тут же бросился поднимать брата.
- Нет, ты что?! - Бросить упавшего?! Шевалье дю Роше и помыслить о том не мог. Это значило бы... трусость, позор! - Больно? Ты цел?
Рука мальчика нащупала валяющийся на земле камень и схватила его. Как кстати! Теперь, если их догонят... Александр развернулся лицом к преследователям, которых остановил человек со шпагой. Дворянин?!

+3

14

Коротко лязгнуло железо и лезвие повело в сторону: шпагу пытались отбить ножом. Хороший прием, если в другой руке клинок подлиннее. А если нет, то такого дурня стоило бы прикончить просто из милосердия. Но Жискар не был склонен к милосердию. Зато указать отребью, где его место, было бы неплохо.
Лезвие шпаги по дуге обошло руку противника и располосовало ее от запястья едва не до локтя. Жискар ногой отбросил нож, выпавший из ослабевших пальцев, быстро отступил в темноту и, держась в тени, несколько раз кольнул барахтавшихся на земле людей. Колол неглубоко, но ощутимо. По сути, то же самое "прочь с дороги", только на более понятном им языке.

+2

15

Карасик заорал благим матом, но кошелек не выпустил, даже когда, отпрянув, налетел на своих сотоварищей и тоже полетел в грязь. Мишо-Забияка, успевший забросить за спину подобранный им мешок, броситься прочь, по примеру удачливого Овернца, не смог: шпага пронзила ему голень, и вопль, который он испустил при попытке подняться, перебудил, верно, всех соседей. Мгновением позже Карасик, барахтавшийся в грязи, получил чувствительный укол пониже спины, взвизгнул совсем по-девчачьи и, кое-как поднявшись на ноги, припустил следом за быстро удаляющимся светом фонаря. Он попытался еще на ходу отобрать у приятеля мешок, но потерпел неудачу: отчаянно богохульствующий Мишо вцепился в свою добычу обеими руками, а лямка, несмотря на рывок, не поддалась.

+2

16

Шере сумел к этому времени также подняться на ноги. Первым его порывом было вновь обратиться в бегство, но почти сразу он осознал, что толку от этого не будет: слишком болела ушибленная коленка. Александр, судя по всему, по-мальчишечьи рвался в бой, и все, что Шере мог сделать, это схватить его за плечо. И тут же, спохватившись, превратить это движение из попытки удержать в поиск опоры.

- Колено ушиб, - шепнул он со страдальческим видом, хотя что было видно в темноте. – Пройдет. Эти мерзавцы… Благодарю вас, сударь. Мы оба… мы вам оба чрезвычайно признательны.

Длинная шпага, так внезапно и так кстати пришедшая им на помощь, ясно указывала, что незнакомец был дворянином, и поэтому произношение и интонации Шере сейчас указывали на человека образованного – как если бы он говорил с Лампурдом.

+2

17

Вид улепетывающих бедолаг позабавил Жискара. Вспомнилось, как задремавший на солнце дворовый пес время от времени поднимает голову и рявкает на позабывших про страх кур. Он был в почти благодушном настроении, когда приблизился к чертыхающемуся раненому.
- Вам будет легче подняться без этой ноши, - сообщил он, левой рукой забирая у грабителя мешок. Поскольку в правой по-прежнему находилась шпага, возражений у раненого не нашлось, и даже брани чуть-чуть поумерилось. - По моим наблюдениям люди вашего пошиба с таким пылом хватаются только за чужие вещи.
Он повернулся к незадачливому ночному путнику, как раз поднявшемуся на ноги.
- Право, пустяки, - отмахнулся он, услышав слова благодарности. - Скажите лучше, это не ваше?
"Но если это его мешок и он уже был у грабителя", - пронеслось у него в голове, - "какого дьявола тогда за ним гнались? Любопытно!".

Отредактировано Жан де Жискар (2016-09-22 00:23:06)

+2

18

- Это наше, - отозвался Александр, заботливо поддерживая Доминика. - Спасибо. Вы нас спасли...
Убедившись, что брат стоит на ногах, он повернулся к незнакомцу.
- Шевалье дю Роше, к вашим услугам, - мальчик вежливо поклонился, ни на миг не задумавшись о том, что не стоит называть свое имя первому встречному на ночной улице. Его учили быть благодарным, и перед ним был дворянин.

+2

19

Шере не успел дернуть Александра за рукав и едва сумел вовремя отвести руку. Винить мальчика было трудно, перепугался он, наверное, ничуть не меньше его самого, а оттого наверняка и думать забыл, как он был одет. Сам Шере на его месте ни за что не назвался бы, и даже на своем месье он не стал этого делать, хотя его собственное имя было вещью куда более безопасной.

Незнакомец выражался не просто как дворянин, но как дворянин хорошо образованный, что напрочь не вязалось с его внешним видом, и не сделал ни малейшей попытки не то что присвоить себе отобранную у грабителя добычу, но и даже заглянуть в мешок. Шере подумал бы, что им встретился как раз тот самый дворянин-приятель Лампурда, Пират, но у этого оба глаза были целы.

- Мы обязаны вам жизнью, сударь, - тихо подтвердил он, не спеша, однако, подойти поближе. Мешок, оказавшийся теперь в руке незнакомца, он очень хотел бы получить назад, но совсем рядом с ним шипел от боли незадачливый грабитель, от которого любой здравомыслящий человек предпочел бы держаться подальше. Чуть поколебавшись, Шере все-таки решил рискнуть: – Не откажите в любезности проводить нас немного – или, я боюсь, ваши усилия пойдут насмарку и нас прикончат на следующем углу.

Разумеется, ни в Лувр, ни в Пале-Кардиналь он идти сейчас не собирался, и на всякий случай крепче сжал пальцы на предплечье мальчика, без слов призывая к осторожности – и не слишком надеясь, что тот поймет.

Отредактировано Dominique (2016-09-23 02:07:32)

+2

20

Имя, названное юнцом, ничего не сказало Жискару, зато многое сказало то, что второй путник, постарше, представляться не стал. Жискар счел это достаточным основанием не называться самому.
Он шагнул к Роше и его спутнику. Ночная тьма скрыла быстрое движение его руки: прежде чем протянуть мешок владельцам, Жискар ощупал его, пытаясь определить содержимое. Результат обследования озадачил его. Если бы не имя, названное мальчишкой, и не речь его спутника, выдававшая образованного  человека, Жискар подумал бы, будто перед ним ремесленники. Он почти готов был поклясться,, что в мешке какие-то инструменты.
- Извольте, - ответил он. - Ночные улицы - не самое спокойное место, а вы, как я вижу, не вооружены.
Мысль о том, что возвращение в сырое холодное логово откладывается, ничуть не удручала его. Кроме того, интересно было посмотреть, как эти двое объяснят, почему они не при шпагах.

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Полезные знакомства, опасные знакомые. Ночь с 29 на 30 октября 1628 г.