Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Графиня де Люз сталкивается с загадкой, герцогиня де Монморанси беседует со священником. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Лапен сопровождает свою госпожу к источнику. Мари-Флер впутывается в шантаж.

Как дамы примеряют маски. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Мондиссье с помощью гг. Портоса и «де Трана» устраивает ее величеству посещение театра.
Трудно быть братом... Декабрь 1628 года: Встретившись после многих лет разлуки, братья де Бутвиль обнаруживают, что не всегда сходятся во взглядах.

Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года: Герцог Ангулемский знакомится с г-жой де Бутвиль. Прибыв в охотничий домик в роли Немезиды, герцог примеряет уже маску Гестии.
Годы это не сотрут. Декабрь 1628 года, Париж.: Лишь навеки покидая Париж, Лаварден решается навестить любовь своей юности.

Полуденный морок. 29 ноября 1628 года: Маркиз де Мирабель пытается помириться с г-жой де Мондиссье.
О милосердии, снисходительности и терпимости. 29 октября 1628 года: Завершив осаду Ларошели, кардинал де Ришелье планирует новую кампанию.

Итак, попался. А теперь что делать? 20 ноября 1628 года, вечер: кардинал де Ришелье расспрашивает Лавардена и д'Авейрона об интриге, в которую те оказались впутаны: кто нанял королевского мушкетера, чтобы затем сдать всех дуэлянтов городской страже? И что важнее, зачем?
Без бумажки ты - букашка... 3 декабря 1628 года: Пользуясь своим роковым очарованием, миледи убеждает Шере оказать ей услугу, которая может ему еще дорого обойтись.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Теория заговора. 12 ноября 1628 года


Теория заговора. 12 ноября 1628 года

Сообщений 21 страница 33 из 33

1

Продолжение эпизода Мораль, честь и серебряные ложечки. 12 ноября 1628 года

0

21

Теодор смутился. И попытался, конечно, это скрыть. Не особо успешно. Клейрак уж точно был не виноват, что мадам де Вейро совершенно выбила его гостя из колеи, а мадам де Бутвиль не считала нужным прислушиваться к его мнению.

– Мой скверный характер… Дьявол, мои извинения. Я не хотел вас задеть. – Он подумал, поигрывая ножом. – Мне показали на днях одну премилую botta, хотите, я вас научу? Очень подходит таким как вы против таких как я. Одна лишь грубая сила, ничего больше. Почти ничего больше.

Это была их общая находка с Портосом, и, если бы не встреча с мадам де Вейро, Теодор проверил бы с ним сегодня, сработает ли против нее придуманный им накануне прием. Но чтобы снова развеселить Клейрака, он готов был поделиться и с ним. И, как бы ему ни хотелось, не проверять на нем свою идею.

+2

22

Решительно, в голове у г-на де Ронэ было только одно. Если не считать женщин и, может быть, стихов. А может быть, и в обратном порядке. В любом случае, не очень много мыслей. В другое время Клейрак, возможно, не был бы столь безапелляционен, но даже его терпение было не безграничным. Но, черт возьми, не дуться же, как обиженному ребенку! С бретера станется попробовать затем сочинить ему оду.

- Вы считаете, значит, что ничем, кроме грубой силы, я похвастаться не могу? – Клейрак постарался изгнать всякий след раздражения и из своего голоса, и с лица. Хотя улыбаться было еще рано, поэтому он только позволил искорке смеха наметиться в глазах. – Столовый нож вам сойдет за рапиру? Или вы настаиваете на куриной ножке? Их, знаете ли, не осталось.

На самом деле, хоть он и не готов был в этом признаться, ему стало по-настоящему любопытно. Нет, ему самому, скорее всего, от обещанного приема большого толка не будет, но вот дон Хосе наверняка заинтересуется.

+2

23

Облегчение ясно читалось на лице бретера. Не так много у него было друзей, чтобы он ими не дорожил. И он посмотрел даже на нож, как будто мог хотя бы на минуту принять всерьез шутливое предложение Клейрака.

Но объяснять он не умел. Только показывать. И все трактаты по фехтованию, сколько бы их ни нашлось в его комнатах, были для него бесполезны, пока он не мог взяться за шпагу. Что было еще одной причиной брать с собой в путешествия только стихи.

Но он постарался быть вежлив.

– Может, тогда не сейчас?

Отредактировано Теодор де Ронэ (2016-09-16 16:52:21)

+2

24

Откровенно говоря, момент был до отвращения неподходящий: мало того, что Клейрак успел уже хорошенько набить брюхо и приложиться к вину, но и дамы, для которых запачканный рукав был всего лишь предлогом, могли вернуться с минуты на минуту. Но, с другой стороны, откажись сейчас – и когда снова представится такая возможность? И сам бретер может двадцать раз передумать, и новая встреча может отложиться до неопределенного времени. Сейчас он полон раскаяния, а через полчаса напрочь об этом забудет – и захочет ли он тогда делиться подобными тайнами?

На этом мысли Клейрака слегка споткнулись: он принял предложение бретера за чистую монету, но что, если тот собирался предложить ему фальшивку? Кто же станет делиться приемом, который можно обратить против него самого? Клейрак задумчиво взглянул на Ронэ. Пожалуй, с другом – станет. Или, если быть точным, с тем, кого считает другом. Но действительно, только сейчас – позже даже он сообразит, что это неблагоразумно. Можно было, конечно, рискнуть, опять же потому, что бретер считал Клейрака другом, но стоило ли?

- Передумали? – ухмыльнулся он и притянул к себе блюдо, на котором аппетитной горкой были свалены запеченные караси.

Отредактировано Жан-Матье де Клейрак (2016-09-17 01:23:21)

+2

25

– Нет, с чего бы? – удивился бретер. – Могу спросить то же самое иначе. Может, тогда не здесь?

- Почему не здесь? – в свою очередь не понял Клейрак.

– Потому что я не учитель фехтования и на пальцах объяснять не умею. А также на ножах и куриных ножках. – Теодор глянул на окно, за которым как будто моросил дождь. – Если шагать не слишком широко, здесь хватит места. Наверное.

Клейрак невольно покосился на дверь, за которой исчезли его гостья и невестка.

- Если отодвинуть стулья… и, может, подвинуть стол…

Бретер перешел между тем к окну.

– Мы спустимся быстрее. И вернемся. Не говорите же, что вас мучает ревматизм. Или подагра. Или что там еще бывает в вашем возрасте?

+2

26

– Старческое слабоумие, – Клейрак, вопреки как своим словам, так и тону, которым они были произнесены, отнюдь не потерял самообладания. Двигать мебель, на самом деле, не было нужды, места хватало без этого, но такой прекрасный предлог позвать дона Хосе! Не говоря уже о том, что во дворе было и холодно, и мокро, и скользко. – Я ничуть не настаиваю, сударь. Испробуйте карасей, мой повар приправляет их совершенно божественно.

– К черту карасей! Вы же не считаете, что я?.. – взявшись уже за рукоять аялы, Теодор тут же разжал пальцы. – Идите за шпагой, я пока все подвину.

Несколько мгновений Клейрак испытующе разглядывал бретера – надеясь, что ничто не выдает его чувства, главным из которых было удовлетворение, а потом кивнул, якобы прощая очередное оскорбление.

– Это дело прислуги, и то, и другое. – Он возвысил голос. – Поль, Клеман!

Оба прислуживавших за столом лакея, до сих пор старательно изображавших статуи, тут же приблизились.

– Пусть дон Хосе принесет мою рапиру, – приказал Клейрак. На самом деле, рапиры у него не было, но испанец разберется. – И освободите нам место!

Будучи тем, кем он был, Клейрак не мог не задуматься, пусть на один только краткий миг, о возможности расплатиться с Ронэ за все обиды сразу, но эту идею он немедля отверг. Во-первых, это было слишком ненадежно, во-вторых… Клейрак очень не любил торопиться.

+1

27

Теодор отступил в сторону. И тоже посмотрел наконец на дверь, из-за которой могли в любую минуту появиться дамы. Но делать было нечего – и без того он уже достаточно испытывал терпение Клейрака. И смутно догадывался, что пора остановиться.

– Дону Хосе вряд ли понравится, – сказал он, отыскав наконец безопасную тему. – Это итальянская метода.

Клейрак еле заметно поморщился: замечание было неожиданно проницательным. Избыточную склонность к игре по правилам он за своим управляющим знал и сам. Фехтовал тот исключительно в согласии с указаниями Каррансы, приходно-расходные книги вел с артиллерийской точностью и даже затачивал мелки, когда доброму пастырю требовалось чертить для малых ритуалов.

– Вы будете показывать не ему, вы будете показывать мне. А я, заметьте, прошу лишь, чтобы вы объясняли мне по-французски.

Как любой южанин, Клейрак разбирал испанский много лучше парижан, но говорить не мог совершенно, и с обычным своим здравомыслием предпочел придерживаться для всех одного и того же утверждения: что Сервантес и Лопе де Вега были ему не более понятны, чем Гомер или даже Вергилий.

– Чего тут объяснять? Только показывать. – Теодор обернулся к открывшейся двери. – Не правда ли, дон Хосе?

– Не могу сказать, сударь, – по-французски испанец говорил совсем иначе, чем на своем родном языке. И оттого звучал то ходульно, то высокопарно, – не ведая, о чем вы ведете речь.

– О фехтовальных приемах.

– Я позволю себе не согласиться. Но, возможно, вы счастливее меня и понимаете все лишь из наблюдения.

Теодор рассмеялся.

– Не все, помилуй Боже. Но это же фехтование.

Дон Хосе пожал плечами и протянул своему господину рапиру и плотную стеганную куртку.

+1

28

При том, что Клейрак и сам слегка тревожился, думая о шпаге Ронэ, предусмотрительность управляющего не вызвала в нем ничего кроме раздражения, и он с трудом сдержался.

- Может, еще и шлем надеть? – улыбнулся он, забирая рапиру. – И кираса не помешает.

Испанец остался невозмутим.

– Не вижу я ничего зазорного в том, чтобы позаботиться о своей безопасности – и не только в бою.

– Не тревожьтесь, дон Хосе. Дон Матео будет убивать меня, а не наоборот.

Испанец поймал взгляд Клейрака и протянул бретеру куртку. Тот в свою очередь покачал головой.

– У меня боевой колет. А у него будет рапира.

Клейрак подумал, что о колете надо будет предупредить, и чуть не улыбнулся этой мысли – воплощать такое намерение в жизнь он без прямого приказа не собирался. Но… приказ, может быть, и будет.

- Наденьте эту куртку сами, дон Хосе, если хотите смотреть, а то я, чего доброго, останусь без преемника. Тьфу, я хотел сказать – без управляющего.

Он быстро глянул на Ронэ, проверяя, заметил ли тот оговорку.

+1

29

На лице бретера ясно выразилось удивление.

– Клейрак, вы меня просто оскорбляете.

– Если мне не возбраняется вмешаться, – перебил испанец, – то моя жена рукав уже отнесла.

– Рукав? А, рукав. – Теодор встал рядом с Клейраком и обнажил шпагу. – Смотрите. Начинаем так.

Дон Хосе остался в нескольких шагах от французов, пристально наблюдая за происходящим. И уже через какую-то минуту, когда стало очевидно, что бретер не верит в объяснения еще и потому, как видно, что сам объяснять не умеет, подошел ближе.

– Don Teodoro, con su permiso…

– Да, если вы возьмете рапиру, будет проще. Со стороны лучше видно. Побудьте мной, чтобы я мог показать…

Кривить рот, вопреки ожиданиям, испанец не стал. И со второго раза проделал вместе с Теодором всю цепочку действий, вплоть до последнего, смертельного рипоста. Да, парад по-прежнему не успевал. Но вольт… И затем…

Бретер смог удержаться. И они повторили все в третий раз. Уже чуть быстрее.

– Хотите попробовать?

+1

30

Клейрак с готовностью забрал рапиру у своего управляющего. Элегантность приема он оценил, и даже заметил, что дону Хосе не хватает силы, чтобы парировать, вопреки всем правилам, слабой частью клинка – бретер ему явно подыгрывал. Но если попытаться по-настоящему… Это могло получиться.

- К вашим услугам.

Сталь зазвенела снова, и уже через минуту Клейрак слегка взмок. Со стороны все казалось гораздо проще, но в самом поединке ему, как он быстро осознал, не хватало отточенности движений. И вместе с тем признаться, что недостаточно хорош… Нет, он без труда мог это сделать – но не тогда, когда ему сказали, что не потребуется ничего, кроме грубой силы.

- Вы ведь свою рапиру принесли, дон Хосе, - упрекнул он, в очередной раз прерываясь, когда его клинок ушел слишком далеко вниз, не позволяя перейти к следующему маневру.

- Прошу прощения, сударь.

Сказано это было с прохладцей, но долг слуги - выручать своего господина, даже в таких случаях. Клейрак утер пот со лба и взялся было за верхнюю пуговицу камзола, но тут же передумал.

- Еще раз. И, может, немного быстрее?

Это был не блеф, он действительно надеялся, что при скорости, более близкой к обычной, к его движениям вновь вернется былая уверенность.

+2

31

– Охотно.

Клейрак был намного тяжелее дона Хосе и заметно сильнее, но это был не Портос. Что чувствовалось. И разницей в силе дело не ограничивалось. Прием оказался куда опаснее, чем он думал – правда, не для него самого. Попросить у дона Хосе рапиру? И отчего это он не принес сразу обе?

Шпаги скрестились. И времени размышлять не осталось. Потому что первый, подготовительный выпад Теодор едва не пропустил. Привычно атаковал в ответ. И не успел поддаться, но Клейрак и здесь парировал много сильнее. Рапира метнулась в возникший просвет.

И тело ответило само. В последний момент Теодор повернулся. Откинулся, пропуская мимо устремившееся ему в грудь лезвие.  Свистнула аяла, обозначая удар в оставшееся незащищенным бедро Клейрака. Который в тот же миг отпрянул. Но не туда. И его штаны украсились роскошной прорехой.

+2

32

В первое мгновение Клейрак ощутил только всплеск бешенства. Прием работал, он видел это сам, почувствовал, что сейчас достанет наглого бретера, и когда тот внезапно ускользнул, разочарование было столь сильным, что Клейрак даже не сразу почувствовал ожог от царапины.

А потом Ронэ расхохотался.

Клейрак еще сдержался бы, если бы не ухмыльнулся, пусть и уголком рта, и дон Хосе. И только тогда Клейрак осознал и боль, и, после быстрого взгляда, что произошло. Этот мерзавец!..

И он потерял голову, напрочь позабыв и с кем имеет дело, и что в руках у него незаточенная рапира, и что находится он у себя дома – все потонуло в белой вспышке ослепляющей ярости, когда он кинулся на бретера.

+2

33

Теодор парировал, все еще смеясь, затем парировал снова.

– Ради Пресвятой девы! – Новый парад. – Клейрак, перестаньте!

Краем глаза он видел, как дон Хосе тщетно ищет у бедра эфес.

– Клейрак, бросьте! Мои извинения, черт возьми! – Он повысил голос, перекрывая шум. И больше не смеялся. – Да остановитесь же!

Отступая, он дошел в какой-то момент до стены. И тогда тоже разозлился. Отбил следующий выпад дагой и приставил аялу к груди Клейрака.

– Да хватит же! Дон Хосе, без глупостей!

Испанец, успевший завладеть ножом для жаркого, хмуро шагнул к ним.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Теория заговора. 12 ноября 1628 года