Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Графиня де Люз сталкивается с загадкой, герцогиня де Монморанси беседует со священником. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Лапен сопровождает свою госпожу к источнику. Мари-Флер впутывается в шантаж.

Как дамы примеряют маски. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Мондиссье с помощью гг. Портоса и «де Трана» устраивает ее величеству посещение театра.
Трудно быть братом... Декабрь 1628 года: Встретившись после многих лет разлуки, братья де Бутвиль обнаруживают, что не всегда сходятся во взглядах.

Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года: Герцог Ангулемский знакомится с г-жой де Бутвиль. Прибыв в охотничий домик в роли Немезиды, герцог примеряет уже маску Гестии.
Годы это не сотрут. Декабрь 1628 года, Париж.: Лишь навеки покидая Париж, Лаварден решается навестить любовь своей юности.

Полуденный морок. 29 ноября 1628 года: Маркиз де Мирабель пытается помириться с г-жой де Мондиссье.
О милосердии, снисходительности и терпимости. 29 октября 1628 года: Завершив осаду Ларошели, кардинал де Ришелье планирует новую кампанию.

Итак, попался. А теперь что делать? 20 ноября 1628 года, вечер: кардинал де Ришелье расспрашивает Лавардена и д'Авейрона об интриге, в которую те оказались впутаны: кто нанял королевского мушкетера, чтобы затем сдать всех дуэлянтов городской страже? И что важнее, зачем?
Без бумажки ты - букашка... 3 декабря 1628 года: Пользуясь своим роковым очарованием, миледи убеждает Шере оказать ей услугу, которая может ему еще дорого обойтись.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Начало заговора. 12 ноября 1628 года


Начало заговора. 12 ноября 1628 года

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

"...Люблю старинные обычаи. Мне кажется, женщинам вообще не следует сидеть за столом с мужчинами: это губит беседу, да и для них самих это вредно. Набираются всяких идей, а женщинам всегда не по себе, когда у них в голове заведется какая-нибудь мысль."
Уильям Сомерсет Моэм. Бремя страстей человеческих

Отсюда: Мораль, честь и серебряные ложечки. 12 ноября 1628 года

0

2

Эжени позволила новой подруге себя направлять, потому что не знала, куда идти. Отброшенный бретером стул ее напугал, она не предполагала, что Ронэ настолько горяч, и уже начинала жалеть о своей выходке, которая еще непонятно чем обернется. Клейрак и невысокий фехтовальщик остались наедине, и что они сейчас наговорят друг другу?
Позади слышались легкие шаги служанки. Еще нельзя было говорить о чем-то серьезном, и мадам де Вейро погладила Эмили по руке, чуть склонив к ней голову:

- А что, господин де Ронэ очень дружен с господином де Клейраком? - очень тихо спросила она. Идущая позади женщина не могла видеть выражение тревоги на ее лице, но от мадам де Лавальян Эжени не хотела ничего скрывать.

+2

3

- Похоже, что да, - тихо шепнула графиня и вздохнула громче: - Не знаю, чего он вдруг взбесился...
Она и сама напугалась и едва удержалась от того, чтобы привычно зажмуриться и втянуть голову в плечи. Давенпорт, перебрав, был несдержан на руку, и Эмили опасалась пьяных мужчин - неизвестно, к чему и когда могут придраться. Однако в последний год она стала забывать свои страхи - какие бы приключения не сваливались на бедовую голову мадам де Бутвиль, рядом с ней оказывались надежные мужчины, и она привыкла уже им доверять. И Ронэ в том числе - разве не был он совершенно надежен?

+2

4

Эжени, которая точно знала, отчего он взбесился, только сокрушенно покачала головой. Не могла же она при донне Консепсьон рассказывать Эмили о подробностях сегодняшнего вечера!
Когда дамы дошли до комнаты (а по дороге мадам де Вейро с интересом крутила головой по сторонам, рассматривая убранство дома), Эжени с помощью служанки отсоединила рукав платья и вежливо попросила женщину оставить их одних, ведь мадам хотела поговорить о личном.
Едва за испанкой закрылась дверь, Эжени упала на стул и тихо рассмеялась, закрыв лицо руками. Не плакать же ей было, а может и стоило, Катрин не вышла к обеду, и что могло лучше подтвердить ее догадки?

- Простите, простите меня, Эмили, - взмолилась она несколько мгновений спустя, убрав ладони и глядя на молодую женщину блестящими то ли от неожиданного веселья, то ли от отчаяния глазами. - Это я виновата, это из-за меня Ронэ так зол!..

Она говорила негромко, помня о том, что у стен есть уши, и ведь не только уши, но и длинные языки, и долгая память.

+2

5

Мадам де Бутвиль в недоумении уставилась на Эжени.
- Из-за вас? Да почему же? Ну вы... - она слегка смутилась, - флиртовали, да, это было заметно, ну и что с того? И что на меня злиться, я то причем?.. Но это сейчас не важно...
Эмили подошла ближе к мадам де Вейро и быстро зашептала:
- Пока никто сюда не заявился... План такой: вы придете под окно, скажем, в полночь, и принесете веревочную лестницу. Я ее втащу, и вас втащу тоже. И мы потихоньку пройдем к вашей сестре и узнаем, в чем там дело. Видите, вот это крайнее окно угловое и выходит на улицу. Оно заперто... - она подошла и подергала задвижку. -  Но это ничего, я открою. Вот только кто-нибудь посторожил бы внизу... Можно было бы Ронэ попросить, это было бы надежней всего, только он не станет... И может все испортить... У вас есть друзья в Париже? Так жаль,что мой муж в отъезде...
Тут она немного задумалась. Стал бы Луи участвовать в такой авантюре? Хотелось думать, что да, но Эмили не была уверена...

+1

6

Она была так добра! И кажется, совсем не ревновала. Эжени взволнованно глянула на Эмили, не находя слов. На лице южанки легко читалась благодарность.
- Друзья, - озадаченно переспросила она, выслушав до конца. Конечно. Был Арман и еще господин Портос. Какое безумие, явиться к мушкетеру посреди ночи с подобной просьбой. Он ее высмеет и это в лучшем случае. Арман?
- Кажется, мне нужно срочно ими обзавестись, - невесело пошутила Эжени. - Только брат. Но он скажет, что это опасно. Может быть, даже попробует удержать меня от этого. Нет, нет. Никого, кроме вас.
Мадам де Вейро встала, прошлась по комнате, вспоминая, как шли они сюда. Потом подошла к окну.
- Теперь вы понимаете, почему я хочу помочь вам? - грустно глянула она на новую подругу. - Я хорошо знаю, как это, когда некому помочь. Мне совестно втягивать вас еще и в это. Но я думаю... я боюсь, что Клейрак решил избавиться от жены. Может быть, Катрин уже вовсе нет в живых. Чтобы узнать, что с ней, я найду и лестницу, и черта на вороном коне. Жаль, что с друзьями все не так просто.
Глаза южанки упрямо блеснули.
- Втащить лестницу сюда будет сложно. Мне придется забросить в окно ее конец. С земли. Если я промахнусь, будет шум. Можно сделать веревку из простыни. Разрезать ее, завязать крупные узлы. Тут не очень высоко, я заберусь. Я в детстве лазила. Только... Эмили, вы страшно рискуете. Если нас застанут, с нами могут сделать что-то очень нехорошее. Мне страшно и за себя, и за вас.

Отредактировано Эжени де Вейро (2016-09-10 00:28:49)

+3

7

- Я просто срежу шнур с балдахина, свяжу эти веревочки и спущу к вам. Вы привяжете лестницу. И я ее втяну.
Эмили стало не по себе. Клейрак решил избавиться от жены? А почему нет?.. Вот уже пять дней она тут живет, а мадам даже увидеть нельзя... А если ее опасения верны, и Луи-Франсуа тоже решил избавиться от жены? Не таким способом, конечно...
- Мне ничего не будет. Я... видите ли, я вовсе не мадам де Лавальян. Мой муж — Монморанси-Бутвиль, граф де Люз. Клейрак не станет ссориться с герцогом и всей семьей. Как бы они меня ни не любили, а своих в обиду не дадут. А я на всякий случай отошлю записку, в которой укажу, где меня искать. - она быстро подошла к небольшому бюро и вытащила лист бумаги и свинцовый карандаш.  - Вы ведь передадите в особняк Монморанси? Да и с господином де Ронэ Клейрак ссориться не станет. Потому что как бы Ронэ не бесился, я знаю, он не даст меня обидеть. Если бы ему все объяснить...
Графиня быстро написала несколько строк и сложила записку.
- Господин де Ронэ помог бы, я верю. И есть еще очень хорошие люди. Только им тоже объяснить надо, а время не ждет... Но ваш брат... Мадам Катрин и ему ведь сестра тоже?

+4

8

- Господи... - Эжени прижала руки к груди. - Графиня!..
В крайнем волнении она сделала несколько шагов по комнате.
- Нет, нет. Так нельзя. Ваша репутация... если этакую записку передать Монморанси, все наши выдумки окажутся зря. Только представьте, что будет, если Клейрак все расскажет вашему мужу! Так, как сам это видит! Если он скажет, что вы приехали в Париж к любовнику и всякое такое... Боже милостивый, да он же погубит вас. Родовая честь Монморанси этого не потерпит. Ах, если бы брат сегодня не был на дежурстве! Он военный, он сегодня на службе. А завтра ночью вас уже здесь не будет... Арман не сможет вломиться в дом Клейрака силой. Нам нужно найти доказательства.
Эжени пугала мысль о том, что сделает с ней тот же Ронэ, если выяснится, что Эмили, графиня де Люз, впуталась в такую историю по ее вине. Но отступать было поздно.

Отредактировано Эжени де Вейро (2016-09-08 23:46:00)

+3

9

- Ну и что, что графиня?! - удивлась мадам де Бутвиль. - В этой записке ничего такого нет, я написала только, что приехала и живу у господина де Клейрака. И передать надо не Монморанси, а графу де Люз. Его в Париже сейчас нет, он уехал с кузеном. Иначе я бы сразу к нему и поехала. - Эмили поморщилась. Наверное, так бы она и сделала.  Она же послала записку Луи первому, потом уже Ронэ... - И я сама ему объясню, так что ничего не будет. Тем более, что с господином де Ронэ мы не любовники, и мой муж это знает. Правда, они не любят друг друга...
Тут графиня задумалась. Все же наворотила она дел, при желании хватит не на один скандал, и теперь снова... Но не помочь мадам де Вейро невозможно!

+3

10

- Я могу это устроить, - заколебалась Эжени, останавливаясь рядом с молодой женщиной. - Сделать так, чтобы ваша записка попала именно к графу. Арман выполнит мою просьбу...
Южанка, чтобы немного успокоиться, взяла со столика щипчики и аккуратно сняла нагар с начавшей коптить свечи. Господи, такой риск. Эта молоденькая графиня не думает, как легко они обе могут исчезнуть. Если ее взбалмошность известна всем, Клейрак просто скажет графу и господину де Ронэ, что мадам де Бутвиль одним прекрасным утром ушла из дома и больше не возвращалась. Кто докажет обратное? Ее же и вовсе никто не будет искать. Кроме Армана. Брат будет, он ее не бросит.
Если бы она сама хотела убить двух сумасбродных молодых женщин, как бы она поступила? Очень просто. В самом деле, это так легко. Даже мороз по коже.
- Значит, мы не пропадем без вести, - медленно проговорила Эжени, пытаясь отвести взгляд от пламени свечи и все еще что-то взвешивая. - Несчастный случай. Вместе или по отдельности.  Вы могли уехать неизвестно куда, а меня убьет грабитель где-нибудь в переулке возле гостиницы.
Она нахмурилась, не желая ни пугать новую подругу, ни отговаривать, но об этом нужно было сказать.
- Или нас обеих. Найдут, конечно, только тела. Может, дон Хосе найдет. Когда утром пойдет справиться о нашем здоровье...
Эжени приняла решение и ее губы невольно сжались в тонкую полосу. Она обернулась, успев заметно побледнеть за какие-то несколько секунд.
- Если хоть что-то пойдет не так, если нас заметят слуги, я не дам за нашу жизнь и ломаного су. Эмили, я не знаю, как благодарить вас за великодушие, за вашу отвагу... но если мы не найдем... если я не найду никого, кто поднялся бы в это окно вместе со мной и смог бы увести нас из этого дома в случае, если что-то пойдет не так... Я не хочу рисковать вашей жизнью. Может быть, Катрин уже нет. И если так, это выяснится через несколько дней.
Мадам де Вейро не могла не подумать о том, что, может быть, сестре можно помочь. Или дело вообще в чем-то другом. Но до сих пор ей не приходила в голову мысль, какими могут оказаться последствия их выходки. А теперь пришла. Рисковать жизнью Эмили было неправильно. Пусть графиня еще так молода, но ведь она старше и должна быть предусмотрительней!

+3

11

- Для того и эта записка. Клейрак не посмеет. Если со мной что-нибудь случится, граф здесь все вверх дном перевернет.Да и Ронэ... Может быть, с моей стороны самонадеянно так думать и на самом деле это не так, но наш хозяин-то наверняка уверен, что господин де Ронэ за меня отомстит. А его врагом лучше не быть, он очень опасен... Правда, я сама видела. Ну и... - Эмили усмехнулась, - если я останусь жива, вас тоже лучше не трогать.
Похоже, все действительно было очень серьезно. Если Клейрак действительно убил свою жену... Если это выйдет наружу... Тогда его ждет плаха, не меньше...
- Однако, нам, верно, пора возвращаться. А то они задумаются, что мы тут делаем, и кто-нибудь придет. Мы ведь договорились, да? Я буду ждать вас в полночь. Если не сможете, я пойду одна. Ах, если бы можно было попросить Ронэ... не надо было с ним ссориться... Попросите его! Он благородный человек, он не откажет женщине в помощи. Только о моей роли не говорите.

+2

12

- Я попробую.
Эжени еще не была знакома с Ронэ по-настоящему, поэтому не могла ничего обещать. О чем он станет расспрашивать, какие выводы сделает, да и захочет ли говорить после того, что она устроила?
Зато мадам де Вейро почему-то сразу поверила Эмили. В то, что графиня действительно пойдет одна и попытается все выяснить. Разве можно было допустить, чтобы она в одиночку пробиралась по дому?
- Согласится он или нет, я приду, - Эжени порывисто сжала здоровую руку новой подруги. - Я только боюсь, что если он дружен с Клейраком, он может его предупредить. Вы его лучше знаете. Может?
Эмили была права, нужно было возвращаться вниз, но этот вопрос был настолько важен, что Эжени не смогла о нем забыть. Чтобы избежать этой угрозы, она готова была обратиться даже к Портосу, хотя мушкетер, верно, не стал бы ее даже слушать. Пробраться ночью в чужой дом...

+3

13

- Не знаю... Вот не знаю, и все! - Эмили посмотрела на мадам де Вейро. - Черт, я совсем забыла, нам все равно надо дождаться донью Консепсьон... Тогда давайте присядем...
Она села на край кровати и потянула за собой Эжени.
- Кажется, Ронэ дружен с Клейраком — иначе зачем бы он привел меня именно сюда, а главное, зачем бы Клейрак меня принял? Но... у нас тут были дела... и он никому не рассказал. Он не из тех, кто выдаст чужую тайну, но... у вас же нет доказательств злодейства. И он может счесть это блажью и выдумкой. Особенно, если узнает, что замешана я. Он невысокого мнения о моем уме.
Мадам де Бутвиль с досадой прикусила нижнюю губу.
- Или попробовать его уговорить?.. Знаете, шевалье де Ронэ — прекрасный человек и лучший из друзей, но иногда он бывает занудней престарелой дуэньи.

+3

14

Эжени, слушавшая подругу с напряженным вниманием, при последних ее словах невольно улыбнулась.
- Не могу представить, - призналась она. - Он все время шутит. Даже когда...
Она не договорила. "Даже когда убивает", хотела сказать южанка, но вовремя вспомнила, что ничего не рассказывала о драке.
- Даже когда вроде бы не над чем, - после короткой паузы закончила Эжени. Она не обольщалась, Ронэ был другом графине, но не ей, и если он хранил тайны Эмили, станет ли он хранить еще чьи-то секреты?
- Я попробую, - решила южанка. - Это опасно, но не опаснее того, что мы затеяли. А я так увлеклась, что чуть не спустилась вниз без рукава, где моя голова?..
Она, чуть откинувшись на кровати, глянула на графиню с очаровательным лукавством.
- А может быть, Ронэ когда-то оказал Клейраку похожую услугу? И дело вовсе не во взаимных нежных чувствах?
Эжени не просто шутила. Эмили могла что-то об этом знать, и если у Клейрака все-таки есть любовница... Нет, если даже так, он не стал бы прятать ее у Ронэ!

+3

15

Мадам де Бутвиль представила себе, как крупный толстый Клейрак держит в объятиях жилистого сухощавого бретера и тянется к нему пухлыми губами, и рассмеялась.
- Нет, надеюсь, что дело не в нежных чувствах! Но о какой услуге вы говорите? Это про меня? Что Клейрак меня меня приютил?..
Она вздохнула.
- Вы все равно думаете, что мы любовники, так? Потому что это обычное дело, и почему бы иначе Ронэ обо мне заботился. Но... я попробую объяснить... Мы познакомились... - Эмили остановилась. Как это рассказать? «Мы познакомились, когда господин наемный убийца приехал убить моего дядю шпиона?» Мадам де Вейро, хоть и нравилась молодой графине, все же была чужим человеком... - Мы познакомились, когда я была еще ребенком. У господина де Ронэ были дела с моим дядей. Потом случайно встретились... представьте себе, на войне, при обстоятельствах весьма драматичных. Так получилось, что нам пришлось пережить несколько очень опасных моментов. Он мне несколько раз жизнь спасал. И опекает, как родной брат не стал бы. Не знаю, почему. Говорит, что из-за дяди, но те долги давно уже отданы. Однако мы не любовники. Я люблю мужа, а господин де Ронэ, иногда мне кажется, заботится о моей чести больше, чем я сама. Но вполне возможно, он оказал какую-нибудь услугу Клейраку...
Эмили снова рассмеялась.
- Только вряд ли приютил кого-то у себя. Там негде.

+3

16

Эжени не видела ничего плохого в том, чтобы графиня де Люз и Ронэ оказались любовниками, хотя граф де Люз наверняка считал бы иначе.
- Вы были на войне! - взгляд южанки сверкнул восхищением. - Но это ужасно опасно. Вы такая храбрая, Эмили!
И безрассудная, безусловно, но попенять молодой женщине за безрассудство мог кто угодно, только не мадам де Вейро, которая и сама отличалась сумасбродством и, отдавая себе в этом отчет, не могла измениться. А может быть, и не хотела.
- Может быть, он все-таки вас любит, - задумчиво и мечтательно проговорила Эжени. - Только сам этого еще не понимает. Так бывает...
Она легко могла предположить, какую услугу оказал Ронэ "дорогому брату". Конечно, убил кого-нибудь, что тут сложного? Д'Эстри рассказывал уйму историй о своем и чужом прошлом, и такие случаи в его рассказах были нередки. Эжени даже не могла сказать, считает ли зазорным убивать за деньги. Наверное, смотря как.
- Вы представляете, какой должна была быть эта услуга, чтобы мой зять, то и дело цитирующий церковников, приютил вас под своей крышей, считая вас любовницей Ронэ? - улыбнулась южанка. - По-моему, это само по себе интересно, хотя и не слишком нас касается.

+3

17

- Я не храбрая! - рассмеялась графиня. - Я жуткая трусиха. Вы даже не представляете, какая! Одно время я боялась постоянно. А Ронэ, без сомнения, меня любит. И очень ярко выражает свою любовь словами «мадам, вы дура»!
Она никогда не думала о том, что бретер может ее полюбить. Вот ведь глупости! Он и за женщину ее не считает, а если и говорит что-то такое время от времени, то это просто дразнится. Эмили вспомнила сонет и поцелуй в Ларошели и слегка смутилась. Но это тоже ерунда, там было так опасно, они могли погибнуть... И вообще, думать о господине де Ронэ только как о друге было куда спокойнее. Потому что конечно между ними только дружеские чувства. И непонятно еще, у него-то почему...
- Я могу спросить господина де Ронэ, что это за услуга. Но без всякой надежды на то, что он мне ответит. А Клейрак прекрасно знает, кто я есть.

+2

18

- Но это же главный признак, - рассмеялась Эжени, отметив про себя, что дражайший зять и словом не обмолвился о том, с кем ей придется иметь дело. Ууу, заговорщик!
- Знаете, как отличить настоящую любовь от поддельной? - спросила она тем тоном, каким обычно рассказывают страшные сказки. Все это была шутка, конечно, но мадам де Вейро неизменно находила в ней долю правды, и не без помощи знакомых мужчин.
- "Мадам!" - проникновенно процитировала она, понизив голос, насколько получилось, и с театральным пылом посмотрела на подругу. - "Эти снежинки так чудесно смотрятся на ваших волосах!"
После короткой паузы Эжени деловито сообщила уже своим нормальным голосом:
- Или так.
И продолжила с нескрываемым скепсисом, явно копируя не то Ронэ, не то еще кого-то, столь же экспрессивного:
- Платок накинь, душ-ша моя, январь на улице!

+4

19

- Очень похоже! У вас здорово получатся,   - смеясь, ответила Эмили. - Но все равно это ерунда! Такой «настоящей любви» и не захочешь, пожалуй.
Она вздохнула.
- Знаете, какая настоящая? Мой муж сказал бы так...
Мадам де Бутвиль сделала серьезное лицо и мягко произнесла, повторяя интонации графа де Люз:
- Вы сегодня необыкновенно хороши, моя дорогая. Но все же мне бы хотелось, чтобы вы накинули этот платок — видите, какой он теплый и уютный? - на улице холодно.
Она снова вздохнула и призналась:
- Я скучаю...

+3

20

В эту минуту в дверь тихонько поскреблись, и в комнату проскользнула донья Консепсьон. За недолгое время своего отсутствия она, как свидетельствовал рукав, который она держала в руках, сумела сотворить если не чудо, то что-то похожее, превратив вино в воду – по крайней мере, если светлая ткань и чуть потемнела по всей длине рукава, то иных пятен на ней больше не наблюдалось.

- Влажновато будет, сеньора, - огорченно проговорила она по-испански, - я просушила, конечно, и прогладила, но такой шелк… я боялась перегреть невзначай. Разрешите?

Она подошла к г-же де Вейро, протягивая той все еще чуть отсыревший рукав.

0


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Начало заговора. 12 ноября 1628 года