Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, приняв последнюю за герцогиню де Монморанси. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном. Бывшая графиня де ла Фер меняет брата на мужа, а мужа на новые надежды. Г-н де Ронэ снова прибывает под Ларошель.

По заслугам да воздастся. 6 декабря 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез приходит в гости к кардиналу.
Белые пятна. Январь 1629г.: Шере задает другу необычные вопросы и получает неожиданные ответы.
Что плющ, повисший на ветвях. 5 декабря 1628 года: Г-н де Ронэ возвращает чужую жену ее мужу.

"Ужас, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором Лаварден плывет в Новый свет, происходит нечто странное.
Anguis in herba. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы недозволенного. 17 января 1629 г.: Г-н де Корнильон знакомится с миледи.

В монастыре. 29 ноября 1628 года.: Г-жа де Бутвиль продолжает изучать обитель св. Марии Египетской.
Найти женщину. Ночь с 25 на 26 января 1629г.: Шере и Барнье пытаются разговорить кучера, который помог похитить г-на де Кавуа.
Крапленые карты человеческих судеб - 13-27 февраля 1629 г.: Похищение дочери капитана де Кавуа лишает покоя множество людей.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа в обществе Шере и Барнье отправляется на поиски капитана.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Любимые развлечения двух интриганов. 29 ноября 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез и маркиз де Мирабель выясняют отношения.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Был бы повод, а вино найдется. Пикардия, июнь 1624 года


Был бы повод, а вино найдется. Пикардия, июнь 1624 года

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

Действующие лица:

Лапен
Венсан Веснушка
обитатели маленьких пикардийских деревушек

0

2

Венсан с детства считал Рождество Иоанна Крестителя одним из своих любимых праздников. Он любил подолгу просиживать у весело полыхающих костров, над пламенем которых плыл мерный колокольный звон. Однажды порыв ветра забросил шальную искру ему на рукав, и задымившуюся одежку едва успел прямо ладонями затушить кто-то из односельчан, заодно угостив Венсана затрещиной. Но этот случай любви к празднику не отбил, запомнившись всего лишь как одно из приключений, на которые щедры были гуляния в пикардийских деревнях.
В этот раз развлечение обещало стать особенным. Накануне прачки, вернувшись с реки, рассказали, что видели пестро раскрашенные повозки на мосту. Ехали, похоже, в соседнюю деревню: там на лугу частенько устраивали представления в ярмарочные дни.
С парнями из той деревни Венсан не ладил. Он уже вошел в возраст, когда юнцы начинают петухами наскакивать друг на друга, борясь за восхищенные взгляды девчонок. Если свои как правило все решали споры миром, то с чужаками дело нередко доходило до драк. У Венсана уже приключилась пара потасовок, но он считал, что в грязь лицом не ударил, пусть даже на этом лице пару недель цвел багровый синяк. Мысль о возможной стычке с местными не только не отбила желание поглазеть на представление, но и добавила предстоящему развлечению толику азарта.

+1

3

А в это время в пестро раскрашенных повозках отнюдь не царило веселье. Господин Жодель, хозяин труппы, сообщил, что если в этой распроклятой деревушке они не возьмут приличных сборов - если не деньгами, так хоть жратвой, - то до ближайшего города им придется лопать в пути пустую похлебку из сныти, щавеля и прочей такой крапивы. Спасибо еще, что лето - эти бараны и ослы из его труппы могут пастись от пуза! Раз уж своим блеянием и ржанием не способны заработать себе на жизнь!.. Кто там кривит морду? Ах, Флери, несравненный герой-любовник? Пусть лучше идет роль учить, на прошлом выступлении пропустил половину монолога, восполнял пропущенное своим кривляньем!.. Или его драгоценная труппа рассчитывает, что он, Жодель, в порыве самопожертвования сам прыгнет в котел с кипятком, чтобы у труппы было сытное мясное блюдо?
- А почему бы и нет? - негромко сказал Лапен. - Мы не евреи, нам свинину есть не запрещено...
Жодель услышал...
Да, прошло время, когда Жодель по любому поводу лупил прибившегося к труппе мальчугана. Теперь-то он руки распускать опасался - Лапен вырос. Зато парню пришлось выслушать много интересного о неблагодарных тварях, подобранных на парижских задворках, выращенных, обученных ремеслу - и тявкающих на своего благодетеля!
Когда хозяин устал метать громы и молнии, Лапен взглядом вызвал  Флери и Долговяза из повозки - на военный совет.
- Плохи дела, парни, - сказал Лапен, шагая за повозкой. - Этот мерзавец мошну не развяжет. Если сборы будут не ахти, придется позаботиться о дополнительных заработках. Я говорю о добросердечных крестьяночках. Причем именно нам. Не старику же Пророку на добычу идти. А Магистра после его фокусов публика побаивается. Заговорит он с какой-нибудь девицей, а она завизжит - и бежать, теряя сабо... Нет, мы и только мы!
- Если ты, Лапен, рассчитываешь на щедрость пикардийских крестьянок, - возразил многоопытный Флери, - то ты и есть то ушастое животное с копытами, каким величал тебя сукин сын Жодель.
- Поглядим! - воскликнул Лапен. - Не устрашусь препон я на пути, коль цель великая передо мной сияет! Что добудем - тащим в фургон и делим на всех!
- Это уж как водится, - величественно кивнул Долговяз, обычно игравший королей.

Отредактировано Лапен (2016-08-25 23:20:57)

+2

4

Издалека шатры и фургоны на лугу казались россыпью ярких цветов. Сюда еще с утра стянулись торговцы. По дороге Венсан с приятелями догнали горшечника Жака: его повозка заехала колесом в яму, и драгоценная поклажа только чудом не превратилась в гору черепков. На этом везение Жака решило вздремнуть: осел, запряженный в повозку, рассудил, что везти такую дребедень по ровной дороге - еще куда ни шло, но вытягивать из ямы - не уж, увольте. Он встал как вкопанный, и несчастный Жак сорвал голос, пытаясь заставить его двинуться с места. Все было тщетно: осел больше обращал внимания на слепней, чем на него: от вьющихся вокруг насекомых он хотя бы отмахивался хвостом, а в сторону хозяина даже не поводил ухом.
Парни со смехом и шутками подхватили повозку и под причитания Жака, боявшегося за свои горшки, не только вытянули ее из ямы, но и протащили несколько шагов. Осел, перепуганный вздумавшей напирать на него повозкой, резво затрусил вперед. Юнцы, хохоча, двинулись дальше. Маленькое приключение, в котором довелось проявить удаль и силу, придало им бодрости: все они, собираясь на ярмарку, настраивались не только на развлечения, но и на возможную драку. Потому и держались вместе. До поры до времени.
Венсан даже не заметил, когда отбился от остальных. Этьен изводил всех, в тысячный раз рассказывая, как ему довелось побывать на ярмарке в самом Амьене, и его болтовню не могли скрасить даже новые и новые цветистые подробности, прибавлявшиеся с каждым рассказом. Все вежливо кивали, глазея по сторонам, отвлекались на болтовню с торговцами, и внезапно Венсан, оглянувшись, обнаружил, что вся честная компания куда-то подевалась. Никакой беды в этом не было, да только в стороне мелькнула долговязая фигура Оглобли - того самого парня из местных, с которым они сцепились месяц назад. И, понятно, тот держался в компании дружков. Венсан стиснул зубы. Драки он не боялся, но не хотелось давать недругам никакого преимущества. И он свернул туда, где виднелись фургоны циркачей. Нетрудно было смекнуть, что рано или поздно его приятели подтянутся именно туда.

+2

5

А в раскрашенном фургоне шла отчаянная грызня.
- Не потянем мы "Пророка Даниила"! Не потянем! - горестно воздел руки к потолку фургона Долговяз. - Львиная шкура от ветхости разлезлась!
- Штопайте! - тоном полководца объявил Жодель. - И пакуйте туда Лапена! Мы должны поставить нечто возвышенное, божественное!
- Вот будет возвышенное, если посреди представления из львиной шкуры моя задница вылезет! - поддержал Долговяза Лапен. - Сколько уже прошу новую шкуру?!
- А пусть пророк Даниил скажет, что лев сейчас линяет... - елейным голосом подлил масла в огонь Флери.
- ...А поэтому у него нет аппетита и пророка он не ест! - подхватил Лапен. - Правильно Долговяз говорит: не потянем мы божественное! На божественное нужен пышный реквизит!
- Давайте покажем "Плутовку Нанетту" - примирительно сказал Старина Пророк. - Нинон сыграет Флореллу, Мышка - Нанетту... заодно и потанцует, там есть место подходящее, где Нанетта испанкой наряжается и старого Жеронта соблазняет.
- А что? - загорелся Флери. - Роль Валера я вроде помню...
- А где забудешь, там от себя наврешь? - ехидно хмыкнул Жодель. - Ну, допустим, Лапен - слуга Клеонта, Жанно - слуга Жеронта... заодно будет вазами жонглировать. Долговяз - нелюбимый жених, как там его... Магистр, пока будем менять декорации, развлечет публику фокусами... Ох, а нотариус-то? Нотариуса кто играет? Ну, когда Жеронт пишет новое завещание?!
- А сами сыграйте, господин Жодель, - подсказал Лапен. - Там роль почти без слов, ума не нужно...
- Что-о-о?! Ума?.. Ах ты, щенок...
Старина Пророк поспешно прикрыл плечом Лапена от разъяренного хозяина, сжимавшего кулаки.
- Беги, сынок, к публике. Объявляй "Плутовку Нанетту"...

Отредактировано Лапен (2016-10-13 13:55:24)

+2

6

На мгновение Венсану померещилась в толчее вечно взлохмаченная шевелюра Этьена и он шагнул было в ту сторону, но именно тут цепкая сухонькая лапка ухватилась за его рукав.
- Пьер? - зашамкала беззубым ртом Мамаша Креспен. - Пьер, давно тебя не видела, сорванец!
- Да уж! - вырвалось у Венсана.
Мамаша Креспен очень редко выползала из своего домишки на окраине деревни. Если она и показывалась, то только возле самого крыльца, и то быстро забиралась обратно, точно улитка втягивалась в свою раковину. Что уж ее сегодня понесло на ярмарку, одни небеса ведали.
- Как здоровье Жаннетты? - допытывалась Мамаша Креспен.
Венсан при всем желании не мог бы утолить ее любопытство: прабабка Жаннетта преставилась задолго до его появления на свет.
- Ты совсем большой стал, - не дожидаясь ответа, продолжала Мамаша Креспен. - Невесту тебе еще не присмотрели, Пьер?
- Я не Пьер! - втолковывал Венсан.
- А? - Мамаша Креспен наклонила голову и потыкала пальцем в залатанный чепец. - Не слышу!
- Я не Пьер! - закричал Венсан. - Я его сын!
Мамаша Креспен махнула рукой.
- Главное - чтобы работящая была. Кланяйся от меня Жаннетте, Пьер!
Морщинистые пальцы отцепились, наконец, от его рукава, и Венсан поспешно нырнул в толпу. Мамаша Креспен деловито перекрестила вместо него проходившего мимо крестьянина и засеменила дальше.
Венсан отошел всего-то на десяток шагов, как вдруг толпа вокруг него всколыхнулась. Послышались оживленные возгласы: "Представление!.. Циркачи!". Венсан проворно заскользил вперед, то подныривая кому-то под локоть, то протискиваясь между людьми. Словно течением вынесло его прямо к фургону, вокруг которого уже сгрудились зрители с горящими от нетерпения глазами.

Отредактировано Венсан Веснушка (2016-09-05 01:07:31)

+2

7

Лапен сидел на крыше фургона - непринужденно, как воробей на ветке. Со стороны и не догадаться почтеннейшей публике, что парню наверху почти так же уютно, как турецкому преступнику на колу. Крыша - полотняная; под весом циркача она могла продавиться. Поэтому приходилось удерживаться на краю железной рамы, на которую натянуто было полотно.
Но Лапен ни словом, ни взглядом не выдавал, как ему неудобно сидеть на этой острой железяке. На лице написана была светлая радость от встречи со всеми этими милыми людьми. А в голосе звучали задор и веселье:
- Эй, господа, валяйте сюда! А которые не господа, тем и подавно сюда! Зовитесь как хотите, только мимо не проходите! Ради щедрого лета покажем "Плутовку Нанетту"! Старик Жеронт - богатый черт! На вид старик приятный, да до денег больно жадный! У него есть дочка Флорелла, ей в девицах сидеть надоело! И собой хороша, да приданого ни шиша: папаня удавится за-ради гроша! Есть у ней милый Клеонт, тот и без денег возьмет, но папаша - скупой урод.  Продам, мол, дочку богатому мавру - и точка! Так и случилось бы это, когда б не служанка Нанетта! Хотите знать, что она учудила? Тогда собирайтесь да...
Договорить Лапену не пришлось. Хрустнула задняя ось, фургон тяжело просел назад. Лапен сорвался и полетел вниз. Навыки акробата не подвели: пришел на подставленные руки, перекувырнулся, растянулся у башмаков крепкой молодки. Глянул снизу вверх - и заявил громко:
- Это я удачно прилетел! Вот ножки так ножки - век бы возле них лежал!

Отредактировано Лапен (2016-09-21 17:57:33)

+2

8

Стоило Венсану протолкаться вперед, как беспокойство из-за недругов вылетело из его головы так же быстро, как и мысли приятелях. Волшебное действо разворачивалось прямо перед ним. Улыбчивый парень сидел на фургоне, бойко зазывая зрителей, и Веснушка невольно засмотрелся на него. Фургоны циркачей представлялись ему чем-то вроде алтаря, на котором творилось чудо. И вот обычный паренек безмятежно, по-хозяйски восседал на таком святилище и ничего удивительного в этом не видел, поскольку сам принадлежал к сказочному миру лицедеев.
- Эй, не видали Катрин?
Человек, стоявший возле Веснушки, покачнулся, едва не упав прямо на Венсана. Бесцеремонно раздвигая толпу широченными плечами, к фургонам пробирался Жиль, старший брат Оглобли. Люди, которых он расталкивал, негодующе вскидывались, но возмущаться вслух никто не решался.
Раздавшийся треск отвлек Венсана. Он обернулся. Стоявший перед ним фургон просел, а парень, только что восседавший наверху, растянулся на земле. Падение ничуть не обескуражило его, а кое-кто из местных ему, возможно, и позавидовал. Но завидовать пришлось бы недолго. Жиль выбрался из толпы и обнаружил, наконец, свою Катрин, а заодно и циркача, разлегшегося возле ее подола.

Отредактировано Венсан Веснушка (2016-09-21 23:26:05)

+1

9

Из фургона уже высыпали встревоженные комедианты - как не вовремя сломалась ось! Внутри остался только Долговяз, которого Мышка срочно превращала в мавра при помощи горшочка с печной сажей.
Лапен одним взглядом оценил размеры бедствия. Вскочил на ноги... и оказался грудью к груди перед мрачно сопящим верзилой, который уже сжимал пудовые кулаки. Ревнивец, прости господи...
Драка не входила в планы Лапена, особенно сейчас.
Он со всевозможным дружелюбием улыбнулся верзиле и громко заявил:
- А вот слыхал я, что пикардийские молодцы так сильны, что и быку рога свернут. За то их и любят красавицы... Эй, добрые пикардийцы, покажите силушку, пособите починить ось! С вас же за это денег не берут! И тогда вы сможете увидеть дивное представление с маврами, стрельбой и чародейскими фокусами!

+2

10

На мгновение Венсану показалось, что гроза миновала: у Жиля, сбитого с толку явным дружелюбием циркача, выражение физиономии сделалось озадаченным, как у барана, решившего подраться, но упершегося лбом в стенку. Кое-кто из крестьян уже протискивался мимо него к фургону, спеша на выручку. Но тут-то нелегкая и принесла Оглоблю.
- Эй, слыхали? - Голос у него был гундосый, будто нос ему дверью прищемило. - Мало того, что к нашим девкам лезут, еще и задаром их барахло чини! Видали мы таких!
До Жиля дошла ровно половина услышанного: про девок. Его бугристая физиономия начала багроветь.
- Ты... - Он подался вперед, надвигаясь всей тушей на циркача. - Ну-ка, вали отсюда!
Венсан поискал взглядом Катрин в надежде, что она сумеет унять своего поклонника. Куда там! Она уже давно отбежала в сторонку, к подружкам, и теперь с опаской поглядывала на Жиля.

+1

11

- Эй, что за дела? - прогудел, выходя из фургона, Долговяз. - Если кого-то бьют, то зачем без меня? В чем печаль,добрые пикардийцы? Мы же еще представление не начинали, а нас уже бить?
Долговяз был уже в полном мавританском облике: аккуратно выкрашен сажей, наряжен в красную с золотом размахайку, под которой виднелась черная рубаха, а на поясе у него красовался меч устрашающих размеров - и не скажешь, что деревянный.
Появление блистательного мавра отвлекло крестьян. Девицы заахали, парни потеряли всякий интерес к начинавшейся было ссоре. Даже Жиль растерялся.
А тут еще из фургона, из-под локтя мавра, высунулось хорошенькое личико Нинон. Девушка задорно подмигнула публике. Раздался смех. Мавр ревниво глянул вниз и черной ручищей задвинул красотку назад в фургон. Проказница тут же возникла под другим его локтем и снова подмигнула в толпу.
Теперь уже хохотали все. Воспользовавшись этим, Лапен отступил к подножке фургона и громко вопросил:
- А ну-ка, добрые люди, помогите-ка решить одну задачку. Чтобы поднять вот этот фургон за угол и подержать, пока сменят ось, понадобились бы четыре парижанина. Нормандцы - те покрепче, те бы справились втроем. А вот сколько пикардийцев его бы удержали? Неужто двое?
- И один бы справился! - нахально крикнул кто-то из толпы.
- Да ну?! - изумился Лапен. - Ой, не верю!

+1

12

Жизнерадостность циркача была такой заразительной, что у Венсана улыбка поползла от уха до уха. На миг даже возник шальной порыв самому шагнуть вперед и взяться за дело. Здравый смысл в последний миг ухватил его за шиворот: удаль удалью, а свои силы знать все же надо. Но озорной бесенок, частенько впутывавший Веснушку во всевозможные переделки, раз проснувшись, униматься уже не желал.
- А где Николя, парни? - закричал Венсан, выходя вперед и едва не задев Жиля локтем. - Пусть-ка покажет, на что наши способны!
Кузнецу Николя и правда силушки было не занимать: дубовую колоду мог одной рукой перекинуть, будто глиняную плошку. Только на ярмарках он редко показывался, не любил кузницу без дела оставлять. Да Венсан и не рассчитывал, что он объявится, просто слишком уж велико было искушение поддеть Жиля: дескать, тут помимо него и настоящие силачи имеются.
В следующий миг Веснушка едва успел отскочить в сторону: Жиль, сердито сопя, шагнул вперед, засучивая рукава.
- Ты, посторонись, - буркнул он. - Ну-ка, что тут подержать надо?
Венсан ухмыльнулся, глядя, как Жиль, точь в точь как дрессированный медведь, вперевалочку топает к фургону. Зато Оглобля, смекнувший, что его братца попросту взяли на слабо, стоял, раздраженно покусывая губы.

0

13

Ось поменяли быстро. Лапен, в полном восторге от того, как мирно все закончилось, скороговоркой выдал длинную похвалу крепости и силе пикардийцев.
А затем началось обещанное представление. Очаровательная Флорелла-Нинон стреляла глазками не столько в томного Валера, сколько в зрителей. Мавр был черен и грозен. Казалось, что он сейчас сгребет Флореллу в охапку, уволочет - и конец представлению! Мсье Жодель хоть и был редкой сволочью. но актерское дело знал хорошо. Нотариуса сыграл смешного: старого до полной дряхлости. Путался в словах, забывал, куда положил шляпу и трость. (Зрители подсказывали:"Ты на них сидишь!") Жанно досталась роль почти без слов, зато он жонглировал всем, до чего мог дотянуться, в том числе шляпой и тростью нотариуса. Танцовщица Мышка, не привычная к длинным монологам и впервые оказавшаяся в главной роли, могла бы безнадежно сорвать спектакль, но в партнерах у нее был Лапен, и уж он-то тараторил за двоих. А когда хитрая служанка, переодевшись в испанский наряд, соблазняла старого Жеронта... о, тут уж Мышка развернулась! Сплясала так, что искры из-под каблучков летели! Разойдясь, шалунья спрыгнула со сцены и потащила с собой в пляс зрителей! И заплясали первые ряды, заплясали - не фламенко, а бурре под испанские мотивы, но кого это интересовало! И Лапен, помогая озорнице-партнерше забраться вновь на сцену, шепнул ей: "Сладился спектакль!".

Отредактировано Лапен (2016-12-19 02:51:14)

+1

14

Может, была доля истины в тех упреках, которыми иные усердные святоши осыпают бродячих комедиантов. Водилась, водилась у плясунов и жонглеров колдовская сила! Люди, собравшиеся на лугу, потеряли счет времени - для крестьян дело неслыханное. Позабыты были хлопоты в доме, в поле и в садах, отогнаны прочь заботы, и только смех и веселые возгласы неслись над лугом. Веснушка уже и не помнил, что явился сюда с приятелями. Какие приятели, когда озорная танцовщица,  словно расшалившийся язычок пламени пронеслась совсем рядом! Танцевать Венсан не умел, но что за беда! Все равно было весело.
Один только раз Веснушка отвлекся. Это произошло, когда кто-то из дружков Оглобли, с глазами, уже слегка мутными от выпивки, потянул к бойкой танцовщице свою пятерню. Венсан словно невзначай вклинился между ними, быстрым движением подставив ногу. Пьяный зашатался и замахал руками, пытаясь удержать равновесие, а Венсан, тотчас выбросивший из головы, побежал дальше.
Он даже немного огорчился, когда веселый паренек, начинавший представление, втащил девушку обратно на сцену. И все же от души присоединился к тем, кто восхищенно аплодировал актерам.

+1

15

Но всё рано или поздно подходит к концу. Старый Жеронт остался в дураках, мавр в гневе покинул его дом, а томный Валер прижал к сердцу трепещущую Флореллу. Лапен и Мышка откаблучили веселый заключительный танец с задорными куплетами.
Флорелла и Мышка спрыгнули со сцены и пошли обходить публику. Причем Мышка, которая все еще красовалась в испанском наряде, несла в ручке бубен, а Нинон-Флорелла под общий смех сорвала с головы партнера шляпу и с нею двинулась в толпу.
- Щедрость, господа пикардийцы, щедрость! - взывал к зрителям Лапен. - Уж как мы старались, для вас пели, для вас плясали, вам такую славную историю показали!..
- Вон та здоровенная деваха с тебя глаз не сводит... - шепнул Лапену Долговяз.
- При ней ревнивый жених, - начал было Лапен. - Я больше по вдовушкам...
Но сверху видно было, как редко и скупо падают монетки в шляпу и бубен...
- Ладно, - решился Лапен. - Постарайся затащить в кабак вон того громилу. И хорошо бы его напоить как следует.
- Как следует на наши гроши не напоишь.
- И то верно...

+1

16

Жилю представление понравилось. Мало того, он рассудил, что по правде-то все веселое действо - его заслуга. Сами посудите: разве выступили бы циркачи так живо и задорно, оставайся у них фургон набекрень? То-то. Поэтому он благосклонно ухмылялся,  радовался шуткам и восторженными возгласами одобрял миловидных артисток. А после спектакля опечалился. И на то была причина.
Всякое спроворенное дело полагалось отметить. И тут весьма кстати пришелся бы кабак, крыша которого заманчиво виднелась с холма. Да в кабаке, вот беда, Аннетт хозяйничала.
Аннетт была девица видная, особенно издалека. Вблизи можно было и за снулую щуку принять. Жиль, однако, не привередничал, тем более что пару кружек, после которых даже плетень вдоль огорода становился краше, радушная хозяюшка наливала ему даром.
Но родня все чаще намекала, что неплохо бы Жилю остепениться и подумать о женитьбе, да и помимо чисто плотских утех душу и глаз хотелось чем-то порадовать. Тогда и надумал Жиль посвататься к красотке Катрин.
На этом дармовая выпивка закончилась. Да это бы полбеды, так ведь разобиженная Аннетт втридорога брать с него стала!Мало того, Жиль не на шутку беспокоился, не плюет ли ему обманутая девица в кружку. И в одиночку он старался в кабак не ходить. При других гостях Аннетт все же держалась чинно, прищемленной гадюкой не шипела, и, ставя кружку на стол, половину пива ему на штаны не выплескивала.
Жилю нужна была компания для выпивки. Он уселся на старый проломленный бочонок, брошенный за ненадобностью, и оглядывал беззаботно гомонящую толпу, гадая, кого бы позвать с собой. Ухватил было за рубаху проходившего мимо братца, но непочтительный Оглобля вывернулся, огрызнувшись, и куда-то улизнул.
А солнце между тем припекало, жаркая травяная духота поднималась над лугом, и мечты о холодном пиве из погреба становились все неотвязнее.

Отредактировано Венсан Веснушка (2016-12-31 16:31:47)

0

17

Тем временем в фургоне шел стремительный военный совет.
- Толстуха, - твердо сказал неотмытый мавр Долговяз. - В бедной семье такие телеса не нагуляешь. Чем черт не шутит - вдруг она дочка здешнего трактирщика? А если даже и нет, то ручаюсь моей памятью на роли, что она умеет печь самые вкусные в деревне пироги.
- И делать кровяные колбасы... - мечтательно пискнула голодная Мышка.
- У толстухи жених, - холодно возразил Флери. - Тот, у которого вся рожа в буграх. И кулаки с пивной жбан. Я не собираюсь следующий спектакль играть с расквашенной физиономией.
- А она на тебя и не глядела, - уточнила Нинон. - Она на Лапена таращилась. Как грохнулся он к ее ногам, так она с него глаз и не сводила. А тебе, Флери, лучше бы заняться той, что все время взвизгивала.
- Которая в сером? - уточнил герой-любовник. - Так у нее же волосы с проседью!
- Флери, ты жрать хочешь или не хочешь?
- Эй, люди, - дрогнувшим голосом сказал вдруг Лапен, - а чего этот бугристый не уходит? Сел на бочонок и сидит, словно пустил там корни. Не меня ли ждет?
Все замолчали и приникли глазами к щелям.
- Точно. Тебя... - Флери постарался спрятать злорадство в голосе.
- Это можно проверить только одним способом. - Лапен старался говорить твердо. - Если что, бегите меня спасать. Я пошел.
Парень выпрыгнул из фургона и, насвистывая, пошел мимо сидящего на бочонке пикардийца.

+1

18

Жиль успел уже совсем закручиниться на своем бочонке, когда небеса все-таки сжалились над ним и послали человека, которого можно было зазвать в трактир. Правда, он бы предпочел кого-нибудь другого, не того, который эдак нахально на Катрин пялился. А с другой стороны, если умом раскинуть. Где ему сыскать такого, кто при виде Катрин на нее бы не вылупился? То-то. Стало быть, и привередничать нечего.
Жиль сполз со своего бочонка и шагнул циркачу навстречу. Вид у того, вроде, был вполне добродушный. Может, уже и позабыл про стычку.
- Слышь, - позвал его Жиль, неуклюже переминаясь с ноги на ногу. - Ты устал, небось? Так тут трактир неподалеку есть, недурной такой. Ты как насчет этого, а?
И он умолк, отдуваясь. Подковы, ей-ей, гнуть легче, чем продираться с его языком сквозь заросли дебри и красноречия.

+1

19

Когда верзила слез со своего "трона" и шагнул навстречу, Лапен остановился, соображая: бежать назад в фургон или обождать? Но, услышав нескладное, но добродушное приглашение выпить, приободрился.
Конечно, это могло быть хитростью. Лапена могли завести подальше от фургона и отлупить. Может, даже вдвоем-втроем. Но хитрое коварство не вязалось с туповатой физиономии пикардийца.
Лапен решил рискнуть  и засиял, как майское солнышко.
- О прекрасная Пикардия, лучший край Франции! О благородные пикардийцы, широкие душой и грудью, крепкие статью и великодушием! Как ты, добрый поселянин, догадался, что у бедного актера в кошельке - только две сушеные блохи? А это не та монета, которую с почтением принимают трактирщики! А ты, замечательный и щедрый сельский богатырь, решил угостить актера стаканчиком вина? Пусть хранят тебя за это господь и все святые!
Вот так. Если этот мужлан не собирался его угощать, а только пригласил составить компанию, то теперь ему, пожалуй, обратного пути нет. Теперь главное - не дать ему опомниться и передумать!
- Веди меня туда, куда влекут высокие желания! С тебя вино, с меня - веселая компания! Слышал байку про испанского наемника и шлюху? Нет? Пошли, по дороге расскажу!

Отредактировано Лапен (2017-06-21 21:31:02)

+1

20

Жиль заметно скис. Он, вообще-то, искал компанию именно для того, чтобы его кошелек не слишком безбожно опустошили, и на тебе! Но отступать было некуда. Он тихонько посопел себе под нос, развернулся и поплелся в сторону трактира.
В десятке шагов от себя он приметил младшего братца, которого только что и в помине не было. Оглобля в компании парочки приятелей таращился на Жиля, шагавшего вместе с циркачом, и челюсти у них отваливались так, что в рот могла телега въехать. Это и напомнило Жилю о том, что, если хорошенько прикинуть, то это фигляр перед ним в долгу. Кто на его девчонку глаза пялил? А теперь еще и корми его. Тьфу, надо же было так вляпаться.
Настроение Жиля портилось с каждым шагом. Проходя мимо брата, он быстро глянул на него и скорчил выразительную гримасу. Вот она, родная кровь! Братишка понял без всяких слов. Пихнул локтем того из дружков, кто стоял ближе, и, поотстав от Жиля на несколько шагов, пошел следом.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Был бы повод, а вино найдется. Пикардия, июнь 1624 года