Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, приняв последнюю за герцогиню де Монморанси. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном. Бывшая графиня де ла Фер меняет брата на мужа, а мужа на новые надежды.

По заслугам да воздастся. 6 декабря 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез приходит в гости к кардиналу.
Белые пятна. Январь 1629г.: Шере задает другу необычные вопросы и получает неожиданные ответы.
Что плющ, повисший на ветвях. 5 декабря 1628 года: Г-н де Ронэ возвращает чужую жену ее мужу.

"Ужас, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором Лаварден плывет в Новый свет, происходит нечто странное.
Anguis in herba. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы недозволенного. 17 января 1629 г.: Г-н де Корнильон знакомится с миледи.

В монастыре. 29 ноября 1628 года.: Г-жа де Бутвиль продолжает изучать обитель св. Марии Египетской.
Любовник и муж. 15 декабря 1628 года, вторая половина дня: Вернувшись в Париж, д'Артаньян приходит к Атосу с новостями о его жене.
Крапленые карты человеческих судеб - 13-27 февраля 1629 г.: Похищение дочери капитана де Кавуа лишает покоя множество людей.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа в обществе Шере и Барнье отправляется на поиски капитана.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Любимые развлечения двух интриганов. 29 ноября 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез и маркиз де Мирабель выясняют отношения.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Вопросы и ответы. Ночь с 29 на 30 октября 1628 года


Вопросы и ответы. Ночь с 29 на 30 октября 1628 года

Сообщений 1 страница 20 из 29

1

Сразу за эпизодом Входы и выходы, часть II. Ночь с 29 на 30 октября 1628 года

0

2

Доминик попросил заняться дырой, и Александр  послушно двинулся к отверстию в полу, присел рядом, аккуратно разровнял землю внутри, даже кости, борясь с брезгливостью, положил на место и задвинул обратно камень. Стоило монашкам выйти, как он тотчас вскочил, возбужденно сверкая глазами.

- Здорово, да?! Давай еще раз попробуем?

Мальчик уже представил, как они с товарищами приходят ночью на кладбище. Все, конечно, побаиваются, но храбрятся, а он сам — ни капельки. Вот они отыскивают нужный склеп (нужно днем сбегать, посмотреть, чтобы ночью не заблудиться...),  входят, он поворачивает рычаг... Надо будет что-нибудь на память о себе в церкви оставить... От огненных змей! Чтобы монахи на службу пришли, а там...

Отредактировано Александр (2016-08-16 22:38:17)

+1

3

Шере с сомнением посмотрел на сына и тут же вновь опустил взгляд, старательно завязывая тесемки заплечного мешка. В его душу начало закрадываться сомнение. А удастся ли уговорить мальчика молчать?

- Мне кажется, - осторожно сказал он, - это не слишком хорошая идея. Эти молодые люди рассчитывали на то, что этот их отец Бонифаций как правило проводит время своего дежурства в трапезной или где они там сказали? И разумеется, они не предполагали, что сегодня он отступится от своего обычая. Однако не забудь, что сегодня здесь появились мы — люди посторонние и в какой-то мере сомнительные.

Тут он чуть не засмеялся. «В какой-то мере сомнительные» - это было некоторым преуменьшением, хотя, конечно, привратник не имел об этом ни малейшего представления. Уступая возникшему у него опасения, Шере  забрал у Александра свечу и внимательно изучил пол. Но мальчик постарался на славу — никаких следов земли не осталось, и сомнительная плита лежала вровень с остальными.

– Я это к тому, что он вообще-то может вернуться в любой момент – просто на нас тобой посмотреть, чтобы мы не натворили ненароком чего-нибудь.

+1

4

Александр с сожалением вздохнул.
- Да, я понимаю. Но мы же не натворили ничего.
Он зевнул. Как бы то ни было, час был поздний, а встал он сегодня рано.
- А что будем теперь делать? Собираться домой?
Возвращаться во дворец не хотелось: жаль было закончившегося такого замечательного приключения, да и с Домиником расставаться не хотелось. Рядом с Домиником всегда было тепло и спокойно, и шевалье дю Роше частенько скучал по брату, как ни странно, особенно в последний год, хотя виделся с ним гораздо чаще, чем раньше. Он посмотрел на пентаграмму.
- А эту штуку надо стереть, да?

+1

5

Шере сочувственно глянул на сына. Что мальчик захочет спать, он знал и даже хотел поначалу малодушно отложить вопрос до утра. Но утром у них могло не найтись времени, да и собственно, лучше было, может, уйти прямо сейчас, но снаружи шел дождь, и это было бы полбеды, но они находились сейчас на Левом берегу — более того, в предместьях, где у Шере было куда меньше связей. Если не убьют по ошибке, то даже один разговор скажет Александру куда больше о «брате», чем Шере готов был ему поведать.

- Мне кажется, - тихо сказал он, - что лучше всего тебе будет ничего никому не рассказывать, ни про ход, ни, может, даже, что мы внутрь попали.

Последнее можно было как раз рассказать, но ему нужно было оставить место для торга.

Отредактировано Dominique (2016-08-17 01:16:33)

+1

6

Мальчик надулся и глянул на брата исподлобья. Ничего ни о чем никому не рассказывать — это было совсем неинтересно.

- И зачем я тогда отпрашивался на ночь, по-твоему? - буркнул он. - Чтобы правда с тобой рядом поспать?

Ведь приключение получилось изумительное, просто прекрасное приключение, лучше и придумать нельзя. И тем обиднее было бы о нем молчать! Ну ладно, огненные змеи, но признаться, что у него ничего не вышло, когда на самом деле совсем наоборот?!

+1

7

Шере вздохнул. Как ему ни хотелось обнять сына, который был так очевидно огорчен, он боялся, что мальчику это понравится еще меньше. Как же он вырос, Господи, трудно себе представить!

- Понимаешь ли, - смущенно объяснил он, - они же не будут молчать, твои друзья. Молчать вообще мало кто умеет. И рано или поздно кто-нибудь либо попадется, либо предупредит отца настоятеля. А узнать затем, откуда пошла эта история, не так уж и трудно, и я не возьмусь предсказать последствия ее для тебя. Да и для нас обоих, на самом деле.

В отличие от тайного пути в Лувр, обнаруженного летом прошлого года, этот ход казался совершенно бесполезным, но ведь ходили же куда-то по нему настоятель и казначей! И в этом случае, пожалуй, не стоило Александру вообще появляться в этой истории.

+1

8

Александр рано понял, что заступиться за него некому, а потому надо быть осторожней. Осторожней и умнее. Потому что натвори что-нибудь тот же Караваз — отправят его домой к отцу. Ну, выпорет папаша, не убьет же... А шевалье дю Роше куда пойти? К Доминику? К отцу, которого он ни разу в жизни не видел? Но отказаться от такой истории!

- Понимаю, - вздохнул он, подумав, что друзья его будут молчать, если дадут слово дворянина. А если кто это слово нарушит, то позор ему. И он, Александр, вызовет его на дуэль.

+1

9

Взгляд, который Шере бросил на сына, был исполнен участия и никак не выдавал снедавшее его сомнение. Почти никто не умеет молчать, это правда, и можно ли требовать это от мальчика? Господи, если бы он мог оказаться на его месте! Или хотя бы одолжить свое понимание и свой опыт…

- Ты понимаешь, - продолжил он, - ты не такой, как они. Как все остальные. Ты особенный. Ты должен быть старше их. Не годами старше, а умом. Я до сих пор поверить не могу, знаешь, что ты сумел стать пажом самой королевы. Это же поразительно, такая удача, так только в сказках бывает. Если у тебя это получилось, то ведь у тебя же получится там задержаться? Не на время, понимаешь? Но это такая возможность, а тебе не на кого рассчитывать, кроме самого себя. И есть множество людей, которые хотели бы занять твое место. Кто знает, может, вся эта затея для того и была придумана, чтобы кто-нибудь из вас попался? Ночью, в церкви… Мало ли что тут можно приписать.

Он снова посмотрел на тщательно зарисованную пентаграмму и подумал, что лучше, может, будет ее стереть. И обернулся к входной двери едва ли не в тот же самый момент, когда та отворилась, пропуская отца Бонифация, а с ним незнакомого монаха преклонных лет с лицом узким и длинным, как боевой топор, и холодными проницательными глазами. Шере поклонился, еще не успевая сообразить, с кем имел дело, потому что очевидно было, что вошедший простым монахом не был.

Отредактировано Dominique (2016-08-21 01:35:40)

+1

10

- Понимаю, - хмуро повторил Александр. Приятно слышать, что ты особенный. Но не всегда приятно этому соответствовать. - Я знаю, что у меня только ты. Но знаешь, нельзя же сказать, что совсем ничего не вышло... Да и неправда это.
Он стоял лицом к двери и увидел вошедших сразу же. И поначалу слегка опешил, а потом поклонился вслед за Домиником.

+1

11

- Добрый вечер, господин Леруж, - проговорил новоприбывший, изучающее разглядывая мнимого ученого и его юного помощника. – Я – отец Ансельм, настоятель сей скромной обители, и тоже в какой-то мере любопытствую изучать замысел Создателя сквозь призму его творения. Брат Бонифаций осведомил меня о вашем прибытии, и я не мог, разумеется, противустоять естественной своей любознательности. Позвольте, позвольте взглянуть.– Он неожиданно быстро, несмотря на семенящий шаг, оказался рядом с исчеркивающими пол рисунками. - Не смею отрывать вас от ваших многоученых занятий, господин Леруж, однако надеюсь, что отрок сей, чей вид усталый указывает на некоторую непригодность его нынешнюю для услуг научных, посвятит мне несколько минут, потребных для моего уразумения ваших занятий.

- Помилуйте, святой отец, - возразил Шере и даже сумел придать своему голосу какое-то подобие оживления, - я буду счастлив…

- Нет-нет, любопытно мне с отроком сим побеседовать. Как зовут тебя, сын мой?

Шере заставил себя опустить глаза. Очевидно было, что выбор настоятеля пал на Александра не случайно и что любая попытка ему помешать может очень плохо закончиться для них обоих. Насколько этот отец Ансельм в чем-то разбирался?

Отредактировано Dominique (2016-08-21 01:34:34)

+1

12

- Александр, отец мой, - мальчик скромно потупился, думая о том, что только настоятеля сейчас и не хватало. Недолюбливал он настоятелей. Конечно, отец Бенедикт ничего дурного ему не сделал и, наверное, действительно искренне заботился о душе юного шевалье дю Роше. Правда, сам шевалье дю Роше столь же искренне полагал, что прекрасно бы обошелся без этой заботы. И был отец Бенедикт такой же, как этот отец Ансельм: худой, высокий, с тонкими вечно поджатыми губами и колючим взглядом. Наверняка этот такой же занудный, как тот... Вот, уже начал! Ну о чем, спрашивается, им беседовать? Александр искоса глянул на Доминика — понятно, что брат спорить не может. Однако не зря же юный шевалье столько времени провел в монастыре — притворяться хорошим мальчиком, не то, чтобы дурачком, но так... недалеким, он научился уже давно.

+1

13

Улыбаясь той же скупой улыбкой, отец Ансельм взял мальчика под локоть и повел к алтарю.

– Не будем мешать господину Леружу. Давно ты ему служишь? Расскажи мне – в чем заключается твои обязанности? В столь поздний час мальчику твоих лет давно пора спать, так что они, наверное, очень важные?

Шере, который отчаянно напрягал слух, стараясь расслышать каждое слово, стиснул было кулаки, но тут же их разжал. Отец Бонифаций, однако, заторопился следом за настоятелем и на него не смотрел.

0

14

Наврать Александр мог с три короба, но надо было как-то отвечать так, чтобы и Доминик не попался. А заранее договориться они не догадались... Он невинно похлопал ресницами. С дамами это помогало почти всегда, но и с монахами иногда тоже. В особенности с теми, которые пока не были знакомы с шевалье дю Роше.

- Нет, отец мой, недавно... А обязанности мои совсем простые — инструменты носить. Ну и что подержать, когда господин прикажет.

+1

15

Шере в этот момент тоже пожалел, что не посвятил Александра в то, что задумал. Надо было, конечно, договориться по дороге, один Господь ведает, почему он этого не сделал – не иначе как пыль в глаза пустить захотелось, как тому же Александру! И что теперь делать, ведь очевидно же, что мальчик врет, достаточно на его заплечный мешок взглянуть. Какие тут инструменты, что здесь носить?

Отцу Ансельму, однако, эта мысль в голову, похоже, не пришла – или может, он и не подозревал г-на Леружа в подлоге и в самом деле хотел знать, чем тот занимается?

– Чудесно, чудесно. А расскажи мне тогда, сын мой, что вам до сих пор установить удалось в исследованиях ваших?

Шере убрал в заплечный мешок уцелевшие песочные часы – не столько даже потому, что ничего особо научного в них не было, сколько для того, чтобы занять чем-нибудь руки.

+1

16

- Так я... это... - Александр очень натурально растерялся. - Я и не понял толком... Там слова такие...
Он нахмурился, сделав вид, что с трудом вспоминает.

-  Трещины там какие-то карцерные... и горячие ходы... там огненные змеи, говорят, водятся. Огромные!  И все сжигают... - мальчик сделал «страшные» глаза. - или сами горят... Только господин Леруж говорит, что их здесь нет.  И слава Господу!- Александр перекрестился. - А установить — так мы здесь ничего не ставили... Вы бы, отец мой, самого господина спросили, он вам лучше расскажет.

+1

17

Отец Ансельм покивал.

– Змеи, значит, огненные. Огромные, – он коснулся рукой груди чуть ниже креста – неосознанно выдав тем самым, куда, верно, спрятал письмо. Не то чтобы Шере хотел его вытащить – да и не взялся бы, потому что не умел – но читать такого рода движения его научили.

Почему все-таки он пришел сюда, посреди ночи-то? Не затем же, чтобы помолиться? Шере хотел уже вмешаться, тем более что и делать-то ему было нечего, но тут настоятель заговорил снова:

– А здесь их нет. Но вы же сюда пришли их изучать?

+1

18

- Но они же могли быть! - объяснил Александр, явно удивляясь недогадливости отца-настоятеля. - Это же хорошо, что их нет! Потому что они опасные.
Он посмотрел на Доминика.
- Господин Леруж и изучает. Чтобы беды какой не вышло. Ну, вроде так, а может, я чего не понял...

+1

19

К этому времени два собеседника и тенью следовавший за ними отец Бонифаций дошли до алтаря, и отец Ансельм повернул обратно.

- Опасные, да, - повторил он. - Но вот для души опасные или для тела?

Посмотрел он при этом на Шере, и тот с трудом удержался, чтобы не отвести взгляд. Потому что все сразу стало понятно. Огненные змеи, где-то в земле, - удивительно, что настоятель не стал принюхиваться, войдя в церковь? Черт, а он еще пентаграммы рисовал!

Шере потребовалось немалое усилие, чтобы охвативший его ужас не отразился на его лице.

- И то, и другое, святой отец, - он опасался, что его голос дрогнет, но он звучал твердо и даже как будто уважительно, а не заискивающе. - Неслучайно я сие место избрал для изысканий своих. Пуще того, и прочими предосторожностями не пренебрегаю.

Отец Бонифаций тут же уставился на рисунок, и сердце Шере екнуло. Так и есть, в пентаграмме дело. И дернул же черт.

Отец Ансельм, если думал о том же, ничем этого не выдавал, глядя то на мнимого ученого, то его ученика столь же доброжелательно.

- Предосторожностями... И для себя и для отрока сего, я полагаю? Какие меры принимаешь ты, сын мой, дабы дух свой понеже тела в безопасности сохранить?

+1

20

- Так молитвы же читаю, как же еще?! - Александр снова наивно похлопал ресницами. - Как же еще себя оградить? Кресту животворящему молитву, как раз подходящая. Там же как говорится?  «Яко исчезает дым, да исчезнут; яко тает воск от лица огня, тако да погибнут беси от лица любящих Бога и знаменующихся крестным знамением»...

Мальчик быстро перекрестился.

- А еще псалом девяностый тоже очень подходит, «Qui habitat» который.

Александр взглянул на Доминика, набрал в грудь воздуха и завел высоким и чистым голосом, как учили в монастыре:
- Живущий под кровом Всевышнего под сенью Всемогущего покоится,
говорит Господу: "Прибежище мое и защита моя, Бог мой, на Которого я уповаю!"
Он избавит тебя от сети ловца, от гибельной язвы,
перьями Своими осенит тебя, и под крыльями Его будешь безопасен; щит и ограждение - истина Его.
Не убоишься ужасов в ночи, стрелы, летящей днем,
язвы, ходящей во мраке, заразы, опустошающей в полдень.

Он перевел дух, пожал плечами и добавил:

- От этого же, отец мой, любая нечисть убежит. А если б телу чего грозило, я б подальше отошел.

Отредактировано Александр (2016-08-28 00:17:46)

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Вопросы и ответы. Ночь с 29 на 30 октября 1628 года