Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Графиня де Люз сталкивается с загадкой, герцогиня де Монморанси беседует со священником. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Лапен сопровождает свою госпожу к источнику. Мари-Флер впутывается в шантаж.

Как дамы примеряют маски. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Мондиссье с помощью гг. Портоса и «де Трана» устраивает ее величеству посещение театра.
Трудно быть братом... Декабрь 1628 года: Встретившись после многих лет разлуки, братья де Бутвиль обнаруживают, что не всегда сходятся во взглядах.

Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года: Герцог Ангулемский знакомится с г-жой де Бутвиль. Прибыв в охотничий домик в роли Немезиды, герцог примеряет уже маску Гестии.
Годы это не сотрут. Декабрь 1628 года, Париж.: Лишь навеки покидая Париж, Лаварден решается навестить любовь своей юности.

Полуденный морок. 29 ноября 1628 года: Маркиз де Мирабель пытается помириться с г-жой де Мондиссье.
О милосердии, снисходительности и терпимости. 29 октября 1628 года: Завершив осаду Ларошели, кардинал де Ришелье планирует новую кампанию.

Итак, попался. А теперь что делать? 20 ноября 1628 года, вечер: кардинал де Ришелье расспрашивает Лавардена и д'Авейрона об интриге, в которую те оказались впутаны: кто нанял королевского мушкетера, чтобы затем сдать всех дуэлянтов городской страже? И что важнее, зачем?
Без бумажки ты - букашка... 3 декабря 1628 года: Пользуясь своим роковым очарованием, миледи убеждает Шере оказать ей услугу, которая может ему еще дорого обойтись.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Мораль, честь и серебряные ложечки. 12 ноября 1628 года


Мораль, честь и серебряные ложечки. 12 ноября 1628 года

Сообщений 41 страница 60 из 74

1

Отсюда: Лед и пламень, война и смута... 12 ноября 1628 года

0

41

- Благодарю вас, сударь, вашими молитвами - превосходно! - Эмили нарочито любезно улыбнулась бретеру, а в глазах ее заплясали озорные чертики. Она нежно погладила свою повязку. - Раз вам так нравится, я подарю вам этот шарф. Уверена, он вам пригодится даже больше, чем мне.
- Господин де Ронэ — сама скромность, - графиня повернулась к Эжени. - И знает толк в пятнах. Однако идемте... - она подхватила мадам де Вейро под руку и повлекла к столовой. - Господа знают дорогу.
Это было неприлично и почти грубо, но ей нужно было хоть несколько мгновений...
- Сможете быть в полночь у меня под окнами? - едва слышно шепнула Эмили едва ли не в ухо новой подруге.
Интересно, когда они успели познакомиться?.. Воистину, этот Ронэ везде успевает...

+2

42

Теодор поднялся, с легким недоумением глядя вслед мадам де Бутвиль, и удержал хозяина дома за локоть.

– Насколько это серьезно? Эта повязка?

Клейрак лишь снисходительно пожал плечами.

- Женщины. Они уже подружились. – Он понизил голос до еле слышного шепота. - Не ссорьтесь с ней. Она позаботится о вашей даме.

Теодор с сомнением глянул на Клейрака. После потасовки на дороге мадам де Бутвиль казалась подавленной. А сейчас снова оживилась. Что-то задумала?

– Если я – сама скромность, – он обогнал обеих дам уже в столовой и, опередив лакея, отодвинул стул. По левую руку от места, предназначенного для хозяина дома. – Тогда я не мог сходить домой за самим собой. Или меня было бы здесь двое.

«По одному на каждую», – мог бы добавить он. И им не пришлось бы тогда решать, которой он оказывал сейчас услугу. Впрочем, улыбался он мадам де Вейро.

+3

43

За те несколько шагов, что отделяли их от столовой, Эжени успела удивиться, озадачиться, восхититься, решить, что все это сущее безумие, вспомнить про дона Хосе и других охранников, которые непременно должны были оказаться в доме (да вот хоть бы его сыновья!) и шепнуть:

- Да.

Сумасшествие. Но если Клейрак не даст иной возможности увидеть Катрин, придется воспользоваться этой, и молить Бога, чтобы в спальне сестры не обнаружить покойницу. А иначе почему она не выходит? Нет, почему? И так, что и зайти к ней нельзя...

- Где окна?

Больше она ничего не успела, потому что их догнал шевалье де Ронэ. И Эжени обворожительно ему улыбнулась, заботливо уступая дорогу Эмили:

- Присаживайтесь, моя дорогая, это так любезно со стороны шевалье. Ваша рука, она, должно быть, очень болит? Я привезла чудесную монастырскую мазь, если хотите.

Бедный шевалье де Ронэ, откуда ему было знать, как сильно не хотелось Эжени сидеть рядом с "дорогим братом"! И о том, что гордая южанка, уверенная в своей красоте, не слишком благосклонно отнеслась к насмешкам над новой подругой. Конечно, это касалось только их двоих, Ронэ и мадам де Лавальян, но ведь насмехался он при всех. Да еще и вышучивал ее перевязанную руку, как не стыдно. Ей ведь больно, должно быть.
Эжени смотрела в глаза поэта и во взгляде ее читался отчетливый укор.

- Второго не оказалось дома? - с прежней мягкостью пошутила она, обращаясь уже к Ронэ, и эта улыбка вышла, может быть, не такой обворожительной, зато искренней.

+3

44

- И слава Богу! - рассмеялась мадам де Бутвиль, усаживаясь. Стул явно предназначался Эжени, но не спорить же с ней! - Два господина де Ронэ — это было бы слишком утомительно.
Она не успела ничего сказать про окна, и сейчас пыталась придумать, как бы остаться наедине с мадам де Вейро. Попросить бретера помочь? Но как? Да и не станет он, только напортит, пожалуй...
- Да, рука ужасно болит! - Эмили ухватилась за соломинку. - Я была бы вам так признательна! И еще... я хотела бы с вами посоветоваться, если возможно... Сестра Клара и сестра Анна очень добры, но... они никогда не были замужем...
Молодая женщина смущенно потупилась, сожалея, что невозможно нарочно покраснеть.

+3

45

Клейрак, отодвигавший второй стул, по правую руку от своего места, для г-жи де Вейро, бросил на молодую графиню де Люз преисполненный отвращения взгляд. Что, во имя всего святого, она собирается обсуждать с дорогой невесткой?

– Прах мы на путях Создателя, и в прах вернемся, – укоризненно заметил он и тут же, спохватившись, расплылся в улыбке. – Или так сказал бы наш кюре. Не огорчайтесь, сударыня, если бы тут было два Ронэ, то очень быстро не осталось бы ни одного – что он сам и подтвердит.

Появившийся в столовой лакей торопливо принялся накрывать четвертое место для нежданного гостя, а Клейрак обратился к невестке:

– К сожалению, мадам де Клейрак не сможет присоединиться к нам. Она, по ее словам, очень дурно провела ночь, и вот только полчаса назад заснула. Я не решился ее беспокоить.

+3

46

Теодор улыбнулся шутке Клейрака. И прикусил язык, не спросив, что за ересь несет его кюре. И не предложил мадам де Бутвиль посоветоваться с ним.

– Как на самом деле ваша рука? – прошептал он, наклоняясь к ее плечу. – Ваш муж так пока и не вернулся?

Ответ был очевиден, и очень ему не нравился. Сообщили же ему, что его жена здесь? Мог хотя бы весточку прислать!

+3

47

- Нет, не вернулся, наверное... Но я не посылала узнать, - так же тихо ответила Эмили. Конечно, не вернулся. Если бы вернулся... но Луи ведь и не знает, что она здесь! - Он не знает...
А если в Тулузе ее уже хватились, и герцогиня поспешила оповестить графа... Почту для герцога ведь возят с королевским курьером, наверное, это гораздо быстрее... Тогда Луи-Франсуа наверняка встревожится, и, быть может, поедет искать... Вот ужас! Графиня испуганно глянула на бретера — когда Эмили не пыталась играть какую-нибудь роль и не притворялась нарочно, все ее чувства отражались на подвижном личике, как в зеркале, - и, услышав последние слова хозяина дома, быстро перевела взгляд на него. Чем же больна мадам де Клейрак?!
- Что рука, болит, - пробормотала она для Ронэ. - Там синяк в полплеча.

+3

48

Синяк Теодора не обеспокоил. А вот известие о муже – весьма. Значит, и он о ней не знает, и она – о нем. Если бы она соврала что-то убедительное, сбегая, то ему еще могли бы сообщить не сразу, но так… Пресвятая дева! «Дорогой супруг, я приехала в Париж несколько дней назад, но о себе знать не дала, потому что…»? Забыла? Не хотела?

Впрочем, может, оно и к лучшему. Клейрак говорил о том, чтобы найти какую-то даму, которая смогла бы подтвердить, что мадам де Бутвиль приехала с ней. Если мадам де Вейро согласится… И если сама мадам де Бутвиль научилась за прошедший год врать мужу…

А ведь был же еще его подарок, который она заложила.

Хмурясь, Теодор перешел к своему месту.

+3

49

К счастью, Эжени успела сесть. Она ждала чего-то подобного. Она могла опровергнуть построения зятя одной фразой: "Вы сказали мне утром, что она спит..." Но молодая женщина, окончательно утвердившись в своих подозрениях, только разгладила ткань юбки. Легкую бледность на лице мадам де Вейро, возникшую при этих словах Клейрака, можно было списать на что угодно. Это ведь так естественно, волноваться за сестру.

- Меня огорчает ее отсутствие, не скрою, - кивнула она. - Но радует забота, которой вы ее окружили. Я буду молиться за ее здоровье. Может быть, завтра мы наконец сможем увидеться.

То и дело цитирующему Писание Клейраку это должно было понравиться. Правда, от своего кюре Эжени никогда ничего подобного не слышала. Какой еще прах? Известно же, все дети Божьи. Даже если заблудшие. А вот в письмах Катрин было что-то похожее.
Эжени, как бы сильно не переживала она за сестру, не умела долго тосковать, особенно если у нее в руках уже был план действий или хотя бы эпиграф к плану.  И южанка подняла на Эмили ставшие чуточку лукавыми глаза:

- Конечно, вы можете на меня рассчитывать. После десерта.

Она глянула на Ронэ. И подумала, что этого лучше не делать, если она не настроена переходить дорогу Эмили. Поэт был невыносимо обаятелен. Даже когда хмурился.

- Я буду рада помочь подруге господина де Ронэ, - заверила их обоих южанка, едва заметно улыбаясь. - Особенно после того, как он забрызгал грязью мое платье. Это были незабываемые впечатления.

Она вздохнула, позволив корсету чуть выше приподнять полукружья груди, и подумала не только о том, что, похоже, совершенно теряет совесть, но и о том, что кому-то придется ночью отвлечь охрану. Сущее безумие, но не безумнее их затеи, так почему не Ронэ? Можно ли ему доверять?
Эжени была склонна считать, что стоит рискнуть. Если ее репутация и доброе имя должны послужить щитом юной красавице, Ронэ мог бы послужить щитом ей. Еще немножко. И это ведь не будет слишком опасно, только постоять под деревом и предупредить их обеих, если кто-то будет приближаться?

+3

50

На благочестие невестки Клейрак особого внимания не обратил, а вот ее покладистость ему не понравилась – не потому, что он ожидал от нее возражений, что тут было возразить, а скорее из-за того, как она была выражена.

– Это мой долг как мужа, – сухо сказал он. Катрин он не любил, а сейчас, что греха таить, даже в чем-то ей завидовал, но в словах этих он был искренен.– Я надеюсь, завтра ей станет лучше.

Слуги вносили как раз первую перемену, и Клейрак, отвлекшись, едва не пропустил оброненную невесткой крупицу нового.

– Умоляю вас, поделитесь же этими впечатлениями с нами! – он посмотрел на мрачную физиономию бретера и добавил: – Пока шевалье вам их не испортил.

Отредактировано Жан-Матье де Клейрак (2016-08-30 02:13:49)

+3

51

Теодор мысленно выругался. Но спорить означало бы выставить себя только большим фатом. А если она и впрямь склонна была переоценивать оказанную ей услугу, то тем вернее согласится выручить мадам де Бутвиль.

И подумает – да понятно, что она подумает. «Подруга господина де Ронэ» – уже подумала.

Второй раз за последние два дня. Черт знает что.

И если он хочет помочь мадам де Бутвиль…

Помогать мадам де Бутвиль он решительно не хотел.

        Чтоб все сомненья разом разрешить,
        Прошел бы и по лезвию ножа я:
        Мне добродетель не важна чужая,
        Но вашей вас хотел бы я лишить.

Во взгляде, который Теодор задержал на вырезе корсажа мадам де Вейро, полыхнул бесовский огонек.

– Все, что там было незабываемого, находится здесь.

+3

52

Мадам де Бутвиль с интересом перевела взгляд с Эжени на бретера, отодвигая в сторонку мысли о своих бедах. О неприятностях можно подумать потом, никуда они не денутся, а здесь начинало происходить нечто любопытное. Эжени явно флиртовала... Графиня де Люз теперь прекрасно это различала, и даже пробовала сама... немножко, совсем капельку и совершенно невинно. К искреннему удивлению Эмили, при дворе герцога де Монморанси нашлись кавалеры, которым она нравилась. Разумеется, никто не позволил себе ничего предосудительного, да иначе и быть не могло, но это было забавно и приятно... Итак, Эжени флиртовала, а Ронэ...
«Ого, какой взгляд!» - мысленно хихикнула Эмили.
- Это замечательно! - в ее глазах заплясали ехидные чертики. - Не придется сетовать на плохую память...
Она повернулась к мадам де Вейро.
- Я буду вам очень благодарна! Вас мне Господь послал, не иначе!
Если получится так, как придумалось, это будет незабываемое приключение. И с пользой для Эжени, а она все больше и больше нравилась мадам де Бутвиль. Вот только «подруга господина де Ронэ» звучало как-то... некрасиво...

+4

53

На щеках южанки появился нежный румянец. Человеку без опыта не дано понять, отчего краснеет женщина, от смущения или от удовольствия от комплимента, но Эжени не взяла на себя труда скрыть второе и небезосновательно полагала, что опыта шевалье де Ронэ не занимать.
"Ого, какой взгляд!" - тоже подумала она, но совершенно с другими интонациями. Флирт с этим человеком на поверку оказывался делом небезопасным. Из искры вспыхивает пламя, оглянуться не успеешь, а уже окажешься с ним в одной постели. Корсет под этим взглядом и так начал казаться чуточку тесным.
Эжени опустила ресницы, на всякий случай скрывая свою собственную чертовщинку в глазах. В первую очередь, конечно, от Клейрака. А с Эмили они потом поговорят. Две расположенные друг к другу женщины всегда найдут общую точку зрения на мужчину, Эжени была в этом уверена.

- Вы так строги к нему, - глянула она на зятя несколько мгновений спустя. - А между тем, шевалье де Ронэ пришел ко мне на помощь, когда носильщики, вы не поверите, уронили мой портшез. Их напугала дуэль. Они меня... они меня просто бросили!

В голосе молодой женщины звучало веселое возмущение, хотя она успела пережить несколько неприятных минут, и это было заметно.

- Так что если меня сюда послал Господь, - она улыбнулась Эмили, мысленно надеясь на грядущий разговор, - то он же немногим ранее послал мне господина де Ронэ.

Слуга наполнил бокалы вином и Эжени прикоснулась к прохладному стеклу. Пальцы южанки скользнули к изящной ножке бокала и остались там, чуть заметно ее поглаживая. Прохлада и твердость стекла казались приятными наощупь, и легкая ребристость узора...
Она не смотрела на шевалье, по крайней мере открыто, потому что затеять настоящий флирт при Клейраке было бы слишком неосторожно, но теперь ее очень занимало, согласится ли поэт. Предложение должно было показаться ему полнейшей авантюрой, и взгляд молодой женщины, брошенный из-под ресниц, был задумчив и слегка туманен. Ночь. Ограда. Особняк. Охрана. Мужская одежда, потому что кто же лезет в платье через забор?..
Эжени не была уверена, что служанка положила в дорожный сундук мужское платье. Могла, в дороге случается всякое. Надо было проверить. Но кто мог подумать!..
Интересно, есть ли у шевалье запасная одежда?
Эжени чуть заметно улыбнулась. Нет способа лучше, чем просто спросить. Потом. Не при Клейраке.

+4

54

Если бы неуклюжие на вид пальцы Клейрака сжимали сейчас не витую ножку бокала, а кружку, та смялась или раскололась бы в его руке – потому что он, наконец, понял. Носильщики были куда умнее мадам де Вейро – или лучше нее знали нравы парижской знати, которой лучше было не попадаться под горячую руку. Что они немедленно бросят носилки, можно было предсказать, на то и был расчет, а вот на постороннее вмешательство… Наверняка этим ее благополучное возвращение и объясняется, трусливые гасконцы предпочли не связываться и отступили.

Ну теперь-то уж счет точно сравнялся, и больше этому наглецу он ничего не был должен.

– Господь посылает равно испытания и средства пройти сквозь них, – согласился Клейрак, благодушно улыбаясь своим гостям, которых без колебания причислял к первым, надеясь, однакоже, использовать и в качестве вторых. – Я могу лишь порадоваться, что вы подарили друг другу такие приятные воспоминания.

«А вскорости воспоминаниями и останетесь», – мог бы добавить он, даже не причисляя их к приятным. Разумеется, убивать Ронэ он не планировал, но избавиться от него решил твердо. Не так и сложно будет найти ему замену, если монсеньор не пожелает в дальнейшем пользоваться только его, Клейрака, услугами.

+3

55

Теодор смотрел на пальцы мадам де Вейро и тоже едва заметно улыбался. Затем залпом выпил свой бокал.

– Счастливый случай, – поправил он молодую графиню. Не глядя на Клейрака – тот не любил ничего, даже отдаленно отдающего богохульством. Поднял потемневший взгляд на мадам де Вейро. – Не правда ли, мадам? Счастливый случай.

Он долил себе вина и потянулся оказать ей ту же услугу. Чтобы перелить через край – и вытереть затем ее пальцы. Потому что облизать их она ему точно не позволит.

+3

56

Мадам де Бутвиль с самым невинным видом следила за разыгрывающимся спектаклем. Ей было интересно, и она подмечала все: жесты, взгляды, интонации. И запоминала. Эмили всегда легко училась и... хотя она этого не осознавала вполне, ей нравились тайные игры. Как мадам де Вейро касалась бокала, как бретер пролил вино — это он-то оказался столь неуклюжим?! - и вытер даме пальцы... Это было... красиво.
- Счастливый случай?! - рассмеялась она, но в смехе не было столь характерного для нее ехидства, а прозвучало, скорее, озорство — грех не подразнить Ронэ! - Господин де Ронэ поднял брошенный портшез?
Она окинула бретера оценивающим взглядом.
- Да вы просто Геракл, сударь!

+3

57

"Чтоб ваш Несчастный случай стал счастливым", - вспомнила южанка и улыбнулась явственней за доли секунды до того, как вино потекло через край бокала. Она беззвучно ахнула от неожиданности, глядя на ручейки, стекающие по пальцам и впитывающиеся в скатерть, а потом до нее донесся запах, умопомрачительный запах согретого летним солнцем винограда. Чуть терпкий, чуть сладкий, такой неожиданный посреди парижской осени, такой яркий и пряный, что это ощущалось даже на губах.
Эжени не отдернула руку. Она наблюдала, как бретер вытирает липкие, пахнущие летом и виноградом пальцы, и каждое прикосновение ткани к нежной коже отзывалось легким головокружением.

- Он освободил меня из обломков, - мягко пошутила она, подняв глаза на мадам де Лавальян. Нужно было глотнуть вина. Она и сама могла бы сейчас выпить бокал до дна.

- И я даже не знаю, с кем себя сравнить, с Лернейской гидрой или с Омфалой. Кажется, с Лернейской гидрой он сделал что-то нехорошее?..

Наивный вопрос, озвученный бархатным голосом, всегда звучит. "А любовь к чтению до добра не доводит", - подумала Эжени, вспомнив, что был же еще и Гилас. Интересно, помнит Эмили про Гиласа?..

+3

58

В мифах Клейрак не разбирался и про Геракла знал только, что тот был силачом и поэтому ему как-то пришлось ублаготворить пятьдесят баб за одну ночь. Вряд ли две ученые дамы имели это в виду, хотя уболтать Ронэ, наверное, мог и целую сотню.

– С вами он тоже сделал что-то нехорошее, – процедил Клейрак, которому длина стола никак не позволяла ни пнуть наглеца, ни незаметно наступить ему на ногу. – Ронэ, вы не пьяны, случаем? Мне придется выставить вас за дверь, если вы будете и дальше досаждать дамам.

Как он это делает, черт его побери? Ухаживает за другой дамой на глазах у любовницы, а та и ухом не ведет.

+3

59

Теодор не извинился. Только выдохнул чуть слышно: «Мадам!» И взялся за салфетку. Не торопясь и не отводя взгляда. Чувствуя тепло ее пальцев сквозь ткань, касаясь как бы случайно нежной кожи. Сделавшейся теперь чуть липкой. Удерживавшей каждое его прикосновение на долю секунды дольше.

– Я не буду досаждать дамам, – в его голосе прорезалась едва заметная хрипотца.

Беззвучно появившийся слуга поднес миску с розовой водой. И Теодор не замедлил начать все сначала. И теперь между ними не было ткани.

Мадам де Бутвиль зря старалась – он ее просто не услышал.

+3

60

Эжени сохраняла безмятежное выражение лица, словно все происходящее было сущим пустяком, не стоящим большего внимания, чем удачно сделанный комплимент.
Теплые, скользящие прикосновения мужских пальцев в прохладной воде превращали легкую приятную ласку в сладкую пытку.

- Должен же он хоть в этот раз исправить содеянное, - улыбнулась Эжени зятю.  - К слову о платьях, вы не оставите мне адрес модистки нашей дорогой Катрин? Не хочу упускать возможность обновить свои наряды.

Необходимость поддерживать застольную беседу и ничем себя не выдать обостряла все чувства. Капли воды на мужской коже блестели при свечах как маленькие бриллианты. Эжени собрала бы их языком, если бы он только ей позволил. Мужчины бывают слишком торопливы.
Мадам де Вейро представила эту картину и тут же решила, что не все ей одной страдать из-за ставшего слишком тесным корсета. Высокий бортик миски позволял любое озорство и она ответила лаской на ласку, неторопливо исследуя под водой следы от рукояти шпаги на ладони Ронэ.

+3


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Мораль, честь и серебряные ложечки. 12 ноября 1628 года