Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Графиня де Люз сталкивается с загадкой, герцогиня де Монморанси беседует со священником. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Лапен сопровождает свою госпожу к источнику. Мари-Флер впутывается в шантаж.

Как дамы примеряют маски. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Мондиссье с помощью гг. Портоса и «де Трана» устраивает ее величеству посещение театра.
Трудно быть братом... Декабрь 1628 года: Встретившись после многих лет разлуки, братья де Бутвиль обнаруживают, что не всегда сходятся во взглядах.

Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года: Герцог Ангулемский знакомится с г-жой де Бутвиль. Прибыв в охотничий домик в роли Немезиды, герцог примеряет уже маску Гестии.
Годы это не сотрут. Декабрь 1628 года, Париж.: Лишь навеки покидая Париж, Лаварден решается навестить любовь своей юности.

Полуденный морок. 29 ноября 1628 года: Маркиз де Мирабель пытается помириться с г-жой де Мондиссье.
О милосердии, снисходительности и терпимости. 29 октября 1628 года: Завершив осаду Ларошели, кардинал де Ришелье планирует новую кампанию.

Итак, попался. А теперь что делать? 20 ноября 1628 года, вечер: кардинал де Ришелье расспрашивает Лавардена и д'Авейрона об интриге, в которую те оказались впутаны: кто нанял королевского мушкетера, чтобы затем сдать всех дуэлянтов городской страже? И что важнее, зачем?
Без бумажки ты - букашка... 3 декабря 1628 года: Пользуясь своим роковым очарованием, миледи убеждает Шере оказать ей услугу, которая может ему еще дорого обойтись.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Мораль, честь и серебряные ложечки. 12 ноября 1628 года


Мораль, честь и серебряные ложечки. 12 ноября 1628 года

Сообщений 1 страница 20 из 74

1

Отсюда: Лед и пламень, война и смута... 12 ноября 1628 года

0

2

Возвращаясь в дом господина де Клейрака, Эжени думала о своих спутниках и о том, как причудливо складываются обстоятельства. Быть может, Париж и был беспокойным и не очень чистым городом, но здесь было столько интересного! В провинции на ее долю не выпадало столько приключений за один день! (И к лучшему, решила про себя южанка).
Ей было стыдно признаваться даже себе, но она с нетерпением ждала утра. Было неловко, она ведь приехала к сестре, и тут какие-то мушкетеры, какие-то бретеры, чье общество показалось ей привлекательнее компании монашек и сестринского семейства...
Ужасное падение нравов.
Но ведь утром они собирались за книгами! И вдруг, вдруг получится не только уговорить шевалье де Ронэ поучаствовать в ее сумасбродной затее, но и найти хороший новый роман? Действительно, разве одно мешает другому? А у нее будет, что почитать.
Мадам де Вейро, выходя из портшеза, собралась приложить к носу платочек и вспомнила, что он остался у Портоса. Воспоминание вызвало легкую улыбку. Он был так благороден и мил, этот мушкетер. Нет, все-таки Арман не прав, и среди мушкетеров тоже встречаются достойные люди. Может, хотя бы один из десятка?
Опять пошел дождь, и Эжени поторопилась к дому, жалея о том, что молодые люди не захотели проводить ее до порога. Клейрак пригласил бы их, она бы постаралась расписать их мужество. И обед прошел бы веселее... А теперь?
И тут мадам де Вейро вспомнила о будущем знакомстве с дамой в сложных обстоятельствах, которое было обещано ей зятем, и немного повеселела. С дамой можно будет сходить к портнихе и заказать новое платье по парижской моде. А может, даже два. И она еще не ходила по местным лавочкам, а в них должно быть столько всего! А может, дама поможет ей и с Катрин... Бедная Катрин...
Ворох мыслей, водоворот чувств и целая охапка надежд сопровождали Эжени на коротком пути от портшеза к дверям особняка.

+1

3

За прошедшие сутки Эмили успела жутко соскучиться. Вчерашний день она почти полностью провела в постели, и совсем не потому, что так уж была больна. Конечно, когда они приехали, монашки — а мадам де Бутвиль видела двух: сестру Анну и сестру Клару, - очень ей помогли. Она при помощи горничной сняла перепачканное платье, потом приняла ванну, и сестра Клара осмотрела ее распухшее плечо, постановив, что там всего лишь сильный ушиб. Однако ей наложили повязку и дали выпить что-то от боли. Потом Эмили предположила, что в выпитой ею микстуре было снотворное — Ронэ, как обещал, пришел на следующий день, а она в это время спала. И это было обидно, у Ронэ она хотя бы книгу попросила. Горничная в ответ на ее просьбу принесла жития святых — у монахинь, наверное взяла... И позже до самого вечера молодую женщину постоянно клонило в сон, поэтому снова пить микстуру на ночь она отказалась. Конечно, плечо болело, но зато нынешним утром Эмили почувствовала себя вполне бодрой. На месте ушиба красовался огромный синяк, но это же не смертельно! И платье было вычищено, высушено и выглажено, так что графиня де Люз решила, что она может выйти к обеду. Со свежим кружевным воротником ее темно-синее платье выглядело скромно и прилично, а рука, подвязанная шарфом, почти не мешала. Эмили спускалась вниз, когда увидела входящее в особняк новое лицо: молодую красивую даму.  Жену господина де Клейрака мадам де Бутвиль до сих пор не видела, та была больна, и появление дамы было любопытно. Родственница? Знакомая с визитом? Эмили мысленно хмыкнула: «Вот было бы весело, если любовница!»

+1

4

В прихожей Эжени сбросила на руки слуге потяжелевший, пропитавшийся осенней влагой плащ. Ей так и не удалось сегодня как следует попасть под дождь. Он то начинался, то прекращался, напитывая влагой парижский воздух, одежду прохожих и шкуры лошадей, и после прогулки в такую погоду особенно приятным казалось тепло протопленного особняка.
Она остановилась у зеркала, проверяя, не слишком ли растрепалась прическа. Полированное стекло отразило стройную молодую женщину в платье из тафты нежного персикового оттенка (может быть, чересчур светлого для почтенной вдовы, но этот цвет слишком шел ей, чтобы от него отказываться). Платье открывало атласную юбку, такую же белоснежную, как и кружева воротника, который в Аквитании считался бы кокетливым, а в Париже мадам де Вейро успела увидеть куда более откровенные вырезы и варианты отделки. Лиф она украсила некрупной брошью испанской работы, и этого было достаточно, потому что "блеск украшений не должен затмевать сияния глаз".
Перед визитом к Арману Эжени успела переодеться, чтобы не появляться потом в доме Клейрака в том же платье, что и во время первого визита, и теперь не пожалела об этом. Благодаря господину Портосу, вернувшему ей носильщиков и портшез, мадам удалось сберечь юбки от парижской грязи, а плащ отчистится, невелика беда.
В зеркале, за плечом Эжени, отразилась еще одна молодая женщина, которая как раз спускалась вниз по лестнице, и мадам де Вейро стремительно обернулась.
Конечно, это была не Катрин. И на монашку она походила не более, чем сама Эжени.
Она была так юна, свежа и мила! И с рукой на перевязи, бедняжка!
Неужели та самая "дама в сложных обстоятельствах"?
Эжени приветливо улыбнулась незнакомке и устремилась ей навстречу, наскучив и одиночеством, и ожиданием.
- Дорогой брат успел пригрозить мне обществом монахинь, но я вижу, что дела мои не так плохи, - с мягким южным выговором обратилась она к молодой женщине и обозначила реверанс, причем улыбка ее сделалась откровенно озорной: - Мадам де Вейро, сударыня. Давайте же знакомиться, пока это не сделали за нас! Иначе вам представят меня как почтенную вдову, мне придется оправдывать ожидания, и вечер превратится в обмен чопорностями. Скажите, что вы не желаете этого, умоляю! Тогда мы чудесно проведем время.

+2

5

- Нет-нет, конечно же, не желаю! - рассмеялась Эмили. - Только не чопорности!
Озорная улыбка незнакомки невольно располагала к себе.
- Я гр... - графиня на мгновение замялась, вспомнив, под каким именем ее здесь знали, - мадам де Лавальян. Я гощу у господина де Клейрака, пока мой муж занят делами службы. А вы... неужели его сестра?
На Клейрака мадам де Вейро совсем не походила, но ведь и была моложе лет на тридцать, не меньше, - какое уж там сходство! И она вдова, но, по всей видимости, от этого ничуть не страдает...

+1

6

Эжени шутливо закатила глаза и понизила голос, как делают все заговорщики:
- Ну что вы. Я сестра его жены. Вы знакомы с Катрин?
Не долго думая, Эжени подхватила новую знакомую под здоровую руку и увлекла ее в сторону гостиной, уже зная дорогу. Где у Клейрака столовая, южанка понятия не имела.
Все это было ужасно интересно. А зять рассказывал ей совсем другую историю! Оказывается, она умница, эта мадам де Лавальян, и не болтает зря с незнакомцами. Дорогой брат был прав, она очень милая! А насколько взбалмошная? Это непременно нужно было выяснить!
- Называйте меня просто Эжени, прошу вас! Знаете, вам очень идет это платье, так подчеркивает глаза, чудесно! А мне вот совсем не идет синий, так жаль, такой красивый цвет. Вы давно в Париже? Я только сегодня приехала, совсем рано утром, и ничего здесь еще не знаю, но вы мне покажете город, правда? У меня есть карета, и если вы ездите верхом, мы можем даже взять лошадей; жаль только, что сопровождать нас некому, моя служанка ужасно боится коней, потому что они кусаются, - Эжени легко рассмеялась. Ей так не хватало приятельниц в этом городе; служанка не в счет, кто же считает подругой служанку?
- Я много болтаю! Но это потому, что я вам рада. Я люблю сестру, но Катрин и монашки... Матерь божья, это было бы невыносимо.

+1

7

Эмили без сопротивления позволила себя увлечь. Та самая сестра жены, о которой говорил Клейрак. Которая должна была приехать с юга, вот и приехала. И которая могла... возможно, могла ей помочь.
- Я здесь уже пятый день, но так и не видела госпожу де Клейрак, увы. Говорят, она очень больна. Вас, наверное, это очень огорчает?
На очень огорченную мадам де Вейро... Эжени похожа не была. Но кто знает?
- Монахини тут есть, правда. Они очень любезны, но... монахини есть монахини. А в Париже я уже больше года не была, да и раньше жила недолго. Зато обожаю ездить верхом и буду счастлива составить вам компанию. Меня зовут Эмили-Франсуаза. Кстати, господин де Клейрак говорил о вас...

+1

8

- Боже мой, - Эжени остановилась возле изящного столика, на котором стоял витой подсвечник на три свечи. Огни отразились в широко распахнутых темных глазах южанки.
- Пять дней! Вы сказали, пять дней?..
Мадам де Вейро покинул даже призрак веселья. Клейрак говорил другое! Недомогание... духовной природы...
- Я еще не видела сестру, - Эжени взяла себя в руки, но на лице ее явственно отражалось волнение. - Господин де Клейрак сказал, она выйдет к ужину. Я надеюсь увидеть ее сегодня. Я думала, дело в дурном настроении или пустой прихоти, но пять дней! И кто знает, сколько времени она уже не выходит! Расскажите мне, прошу, что здесь говорят об этом?

+2

9

- Простите, я не знала, - искренне огорчилась мадам де Бутвиль. - Я думала... Мне сказали, что мадам де Клейрак больна. Что ей тяжело принимать гостей. А монахини за ней ходят, как я поняла. И... здесь мало говорят...
Она поняла вдруг, в чем странность этого дома. Здесь действительно мало говорили. Монахини ограничивались несколькими фразами. Горничная не стремилась посплетничать. Хозяин дома, конечно, разговаривал, но как-то так получалось, что Эмили рассказывала ему то, что он хочет, и ничего не узнавала взамен...

+2

10

В глазах южанки отразился самый настоящий гнев. Она торопливо опустила веки, но легкий румянец на щеках и сдержанная неторопливость, которую обрели все ее движения, от шагов до поворота головы, говорили только о том, что она пытается справиться с мгновенным порывом. Клейрак говорил другое!.. Хитрец! Но зачем ему это?
- Мало говорят? - без нужды переспросила Эжени, увлекая новую знакомую поближе к камину.
Слуги не способны хранить хозяйские тайны, если не просить их об этом. Мадам де Лавальян выглядела такой открытой и милой, уж горничная-то должна была разговориться! Значит, Клейрак велел не болтать.
Самым разумным было бы немного подождать. Может быть, Катрин все-таки выйдет к столу. А если нет, кто удержит ее сестру от визита прямо в хозяйскую спальню?
Секунду спустя мадам де Вейро вынуждена была признать, что хозяин дома, при желании, вполне способен не допустить ее к сестре, и никто не признал бы это большим грехом.
- Что же делать, - вздохнула Эжени, поднимая на Эмили-Франсуазу уже совершенно расстроенный взгляд. - Мне обязательно нужно ее увидеть. Она писала такие странные письма. Про Всевышнего и про смерть, матерь божья. Наверное, господин де Клейрак просто не хотел меня волновать... Но оставим. Оставим это до обеда. Может быть, мои страхи вовсе ничего не стоят. Брат говорил мне о вас. И вам обо мне?
Грусть отступила в глубину темных глаз южанки, уступив место легкому лукавству, и Эжени обратилась к собеседнице так тихо, что услышать ее могла лишь Эмили:
- Сверим?..

+1

11

Синие глаза глянули с пониманием.
- Давайте...
Сестра, эта мадам Катрин, писала Эжени письма про смерть и Всевышнего, и была очень больна. Так больна, что за пять дней ни разу так и не вышла из комнаты, но Эмили так и не дождалась внятного ответа, когда спросила горничную, чем же больна мадам де Клейрак. «Мадам очень слаба. Ее нельзя беспокоить. Спросите сестру Клару.» Спросила, конечно. И что услышала? «На все Господня воля и не нам судить». А господин де Клейрак не хотел волновать... Милый, добрый господин де Клейрак! Ни словечка не сказал о том, в каком виде они с Ронэ позавчера явились...
- Он сказал, что сестра мадам Катрин вскоре приедет с юга, - тихо ответила графиня. - Что вы составите мне компанию и, возможно, сможете помочь. И это все.

+1

12

Эжени участливо посмотрела на мадам де Лавальян. В этом участии не было и капли снисходительности, потому что мадам де Вейро легко могла представить себя на месте юной синеглазой красавицы, которая не вынесла разлуки с мужем.

- Расскажите, какая помощь вам нужна? - ласково предложила она, дотронувшись до здоровой руки Эмили. - Господин де Клейрак говорил мне, что вы приехали к мужу и не застали его в Париже. Я охотно помогу вам, только скажите, как. И я умею хранить тайны. Если хотите, я сразу же пообещаю вам молчать обо всем, что услышу.

Мадам де Вейро была искренна в своем порыве.

+1

13

- Я вам верю, - улыбнулась Эмили и оглянулась на дверь. - Боюсь, сейчас нас позовут... Но я быстро расскажу. Я приехала в Париж одна и в мужском платье. Мне... некогда было приготовиться лучше, да и, если честно, я просто сбежала... А здесь оказалось, что мой муж вместе с его родственником, которому он служит, в отъезде на несколько дней. Родные мужа не слишком меня жалуют... - молодая женщина слегка поморщилась, - а своих родных у меня никого нет. И я тогда обратилась к одному другу... Вы только не подумайте, он действительно друг и ничего такого, о чем обычно думают дурные люди! Этот друг привез меня сюда и попросил господина де Клейрака приютить меня на время. А еще они решили, что хорошо было бы, если бы какая-нибудь почтенная дама подтвердила, что я приехала в Париж вместе с ней, потому что то, как я это сделала, неприлично...

+2

14

Эжени только головой покачала. Когда она слушала рассказ молодой женщины, на ее лице появлялся то восторг, то негодование, то удивление, а теперь  появилась легкая печаль. Конечно, неприлично. И как жаль, что у господина де Лавальяна такая негодная родня. Подумать только, невестку не приютить! Интересно, от кого ей пришлось бежать? Это должна быть такая увлекательная история! Но расспрашивать лучше не здесь. Может быть, завтра, после поездки за покупками, они возьмут в гостиницу пирожных из кондитерской и легкого вина и вдоволь поболтают? Было бы хорошо...
- Я вам верю, - задумчиво улыбнулась Эжени. - У меня тоже есть такой друг. На родине. Я верю, что мужчина и женщина могут быть настоящими друзьями.
Конечно, она думала про д'Эстри. Катрин, должно быть, сказала бы, что он сбил ее с пути истинного и обрек на адские муки, но счастье, которое он подарил ей, было настоящим. И другом он был настоящим, и даже тогда, когда их не терзала уже ни страсть, ни ревность, оставался другом.
- Не знаю, насколько я почтенна, - Эжени церемонно поджала губы куриной гузкой и глянула на Эмили так, словно оценивала ее пригодность в суп, но тут же разулыбалась, мигом теряя ханжеский вид.
- А пусть вы приехали в Париж со мной! Только нужно будет придумать, откуда мы друг друга знаем. Кто-нибудь может спросить. Тогда получится, что сбежали вы... Ой, а давайте, вы сбежали ко мне в поместье Вейро? Гостили у меня день или два, а потом я собралась в Париж и вы со мной.

+4

15

Эмили рассмеялась.
- Надеюсь, вы достаточно почтенны! Вот только... - она вздохнула. - Это может сработать здесь, наверное. Но не там... У меня не было бы тогда причины уезжать тайно, мне дали бы эскорт... А еще... А где находится ваше поместье Вейро? Я жила в Тулузе...
Молодая женщина еще раз посмотрела на дверь. Ей нравилась Эжени, нравились ее веселость, ее доверчивость и  желание помочь незнакомой даме — она и сама была такая же. И почему мадам де Вейро не пустили к сестре?..
- Если вас не пустят к мадам Катрин, можно же пойти все равно... - проговорила она задумчиво.

+3

16

Так же отчаянно, как скрипели петли в некоторых комнатах этого дома, так же бесшумно двери открывались и закрывались в других. Кое-где они и затворялись неплотно, и оттого в тот момент, когда Клейрак заговорил, никто, кроме него самого и, может, проходившей мимо ранее прислуги, не смог бы сказать, какую часть разговора он слышал. Однако и самых последних слов мадам де Бутвиль хватило бы, чтобы утвердить его в уже принятом решении: под его крышей этой юной даме было делать нечего.

- Я вижу, сударыни, вы успели познакомиться, - улыбнулся он, и самый внимательный наблюдатель не приметил бы в его улыбке ничего хищного. - Что, господин д'Авейрон не смог прийти?

Г-на д'Авейрона он не ожидал. Он и г-жу де Вейро не рассчитывал увидеть снова, по крайней мере, живой, но, как видно, что-то пошло не так. Огорчительно, конечно, но ожидаемо: накладки часто случаются, когда нет времени спланировать все как следует.

+2

17

Эжени собиралась сказать новой знакомой, что это замечательная идея, которая, к сожалению, сработает только один раз. Даже если им удастся отвлечь монашек, которые сидят у постели Катрин, слуги донесут. И Катрин расскажет мужу, это так естественно. А потом Клейрак, если он действительно не желает, чтобы сестры виделись, откажет назойливой невестке от дома и это будет очень печально, потому что Катрин, кажется, и вправду тяжело больна, и если это последние дни сестры, лучше было бы провести их вместе.
Эжени не успела даже открыть рот. Может, и к лучшему. Потому что идея Эмили все-таки запала ей в душу, и если бы Клейрак услышал... Ой, что было бы!

- Вы были правы, дорогой брат, дела службы занимают все его время, - ответила мадам де Вейро с видом, преисполненным сожаления. - Но это была увлекательная прогулка.

Южанка ничуть не покривила душой. У Парижа все-таки было свое очарование и заключалось оно в неожиданных знакомствах.

- Я видела дуэль. Настоящую дуэль, представляете? Прямо посреди улицы. Я думала, король совсем их запретил. В провинции все равно дерутся, но в Париже, совсем рядом с королем и кардиналом... Люди так безрассудны! Но, дорогой брат, я должна попенять вам, - она улыбнулась. - Вы говорили мне, что мадам ваша гостья мила, но не говорили, что она так очаровательна и тоже с юга. Думаю, я могла бы принять некоторое участие в ее судьбе. Если дело только в приезде, то я не возражаю, чтобы в Париж она приехала со мной. И моя служанка непременно это подтвердит.

Эжени уверилась уже, что дело не только в приезде, но все остальное нужно было сперва обсудить с Эмили с глазу на глаз.

+2

18

Услышав Клейрака, мадам де Бутвиль вздрогнула. До чего все же тихо умеют ходить некоторые люди! Но, кажется, ее слов он не слышал...
- Мадам де Вейро столь любезна, что готова оказать мне эту услугу, - улыбнулась она хозяину дома. - Все складывается так замечательно, что я не могу не повторить еще раз, как я благодарна вам за заботу и участие.
Она повернулась к Эжени.
- Так прямо и дуэль? Наверное, это занятно. Хотя... - Эмили пожала плечами и чуть заметно поморщилась — двигать так левой рукой еще не стоило, - мужчины все время дерутся...

+2

19

Клейрак приподнял брови с видом одновременно чуть снисходительным и скучающим. Дуэль? Помилуйте, у нас в Париже дуэли на каждом шагу. Вслух, однако, он этого не сказал. Значит, дорогая невестка готова помочь мадам де Бутвиль? Как это любезно с ее стороны, однако! И как для него удобно. При прочих равных он не стал бы предлагать родственникам то, отчего отказался сам, и уж тем более не захотел бы подобного знакомства для сестры своей жены, но сейчас ему предоставлялся случай убить двух зайцев одним камнем: как избавиться от гостьи весьма сомнительного поведения, так и полезно занять мадам де Вейро. По крайней мере, юная особа, так хорошо умевшая лезть в чужие дела, могла занять себя делами дорогой невестки, по возможности не оставив ей времени ни на что другое.

- Я чрезвычайно рад это слышать, - заверил он обеих дам, ничуть не покривив душой. - Но в этом случае, возможно, лучше будет, если бы вы и поселились где-нибудь вместе? Мой кров, увы, сейчас не может принять вас обеих, отчего я вынужден был попросить мою дорогую сестру поселиться в гостинице.

Никто не заподозрил бы расчет за его покаянным видом, хотя думал он при этом, что, если молодая особа не потеряла стыд окончательно, то она немедленно вызовется покинуть его дом вне зависимости от того, примет ли ее мадам де Вейро.

+2

20

Эжени обдумывала предложение новой знакомой и как раз пришла к выводу, что для его осуществления Эмили нужна ей в доме Клейрака. Без нее ведь ничего не получится! Но если зять все слышал, то не получится и с ней, значит, нужно спасать положение. Должно быть, слышал. Мадам де Лавальян собиралась, кажется, дождаться мужа под этой крышей, а теперь получается, что и она здесь лишняя, невзирая на просьбу этого таинственного друга... А монашки, выходит, пришлись ко двору, надо же!
Эти размышления заняли совсем немного времени. Столько, сколько требуется, чтобы в карих глазах протаяло восхищение:
- И если мадам потребуются еще свидетели, вся гостиница будет к ее услугам, как чудесно! - Эжени на мгновение отвела взгляд, словно задумавшись, и снова подняла глаза, но на этот раз уже озадаченные: - Вот только я поселилась там раньше. Надеюсь, нам никому не придется ничего объяснять. Только придумать, где задержалась мадам. И...
Южанка немного смутилась и теперь в ее улыбке читалась только застенчивость:
- В юном возрасте хочется больше свободы, я хорошо это понимаю. Я могла бы предоставить мадам свою служанку и комнату в гостинице, а сама... если вы не возражаете... но нет, что это я. Гости в такой час... простите мою глупость. Конечно, мы поселимся вдвоем.
Если взгляд молодой женщины и стал на мгновение пытливым, то только оттого, что ее донельзя интересовало, пригласит ли Клейрак ее занять освободившуюся комнату в особняке или с облегчением воспользуется уступкой.

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Мораль, честь и серебряные ложечки. 12 ноября 1628 года