Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, приняв последнюю за герцогиню де Монморанси. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"Прямо страх, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором в Новый свет плывут Лаварден, Дюран, Мартен и Морель, происходит нечто странное.
Similia similibus. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Из рук в руки. 15 декабря 1628г.: Маркиз де Мирабель дает поручение шевалье де Корнильону.
Как вылечить жемчуг. 20 ноября 1628 года, утро: Г-жа де Бутвиль приходит к ювелиру.

Разговор или договор? 4 декабря 1628 года: Г-жа де Бутвиль получает аудиенцию у Ришелье.
Найти женщину. Ночь с 25 на 26 января 1629г.: Шере и Барнье пытаются разговорить кучера, который помог похитить г-на де Кавуа.
Порочность следственных причин 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа расспрашивает священника Сен-Манде.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Туда, где вас не любят. 2 декабря 1628 г.: Капитан де Кавуа узнает много нового о себе и о г-не де Ронэ.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Одна почти нечаянная встреча. 30 ноября 1628 года, после полудня.


Одна почти нечаянная встреча. 30 ноября 1628 года, после полудня.

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

Отсюда: Немилый друг, прощай! Недоброй ночи!

0

2

В покоях ее величества Луиза появилась с привычной сияющей улыбкой и с порога, едва сделав низкий реверанс ее величеству и поздоровавшись, захлебываясь, принялась рассказывать всем и каждому, какой чудесный сегодня день. Нет, это было совсем не новостью, погляди в окно – и увидишь, но она твердо верила, что болтать лучше чем молчать и говорить о хорошем лучше чем жаловаться на жизнь. А погода и в самом деле была прекрасная – ясная, солнечная, как раз подходящая для прогулки. Вот никто и не удивится, если королева, которая, бедняжка, опять корпела над своим вышиванием, захочет затем пройтись!

Улучив момент, когда рядом с ее величеством оказались только она сама и донья Эстефания, Луиза заговорщицки прошептала:

– Ваше величество! Тсс! В оранжерее… Лейтенант королевских мушкетеров! Клянется в преданности, – она стрельнула серыми глазами в сторону приближающейся графини де Ланнуа и чуть слышно закончила: – Очень просит аудиенции. Ну прямо очень!

Восторженность, легкое нетерпение и надежда смешивались на ее хорошеньком личике. Скрывать свои чувства Луиза умела не очень хорошо, но чего же в этом такого? Может, все подумают, что она уговаривает королеву пойти прогуляться, ведь такой же чудесный день! А самое главное она уже сказала – не может ее величество не пойти: лейтенанты королевских мушкетеров на дороге не валяются, и их преданность, веришь ты в нее или не веришь, может быть очень полезной штукой.

+1

3

Королева с видимым удовольствием провела пальцами по расшитому ярким шелком завитку, который ей особенно удался. Впрочем, ничего удивительного в том нет - ведь большую часть своего свободного времени, которого у нее стараниями кардинала  имелось в избытке, она посвящала рукоделию - одному из немногих оставшихся у нее  безопасных развлечений, которое доставляет  хоть какую-то приятность.
   
Впрочем, одной радостью у нее с некоторых пор стало больше. Анна повернула голову на звук  приятного слуху голоска Луизы и приветливо улыбнулась. Право, Господь не оставил ее в одиночестве среди столь переменчивого в своих привязанностях двора, послав в утешение общество мадам де Мондиссье - всегда столь радостную и деятельную, что невозможно было удержаться от улыбки, не заразившись исходящим от нее жизнелюбием. И только выверенная последними годами жизни выдержка не позволила Анне хоть сколько-нибудь измениться в лице, сохраняя благожелательную вежливость, услышав столь дерзкую по своей сути просьбу.
   Лейтенант королевских мушкетеров.... клянется... просит аудиенции... ждет в оранжерее... ну прямо очень,  Господи....

Анне некстати и с неудовольствием подумалось, что если бы она живо отзывалась на все просьбы об аудиенции тех, кто клянется в преданности, да еще в оранжерее, то над ней  уже определенно могла бы нависнуть мрачная перспектива шлифовать  свое мастерство в рукоделии где-нибудь в одном из отдаленных  женских монастырей. Ах, милая Луиза порой бывает так беспечна!
   - Как его зовут? - столь же тихо поинтересовалась Анна .

+1

4

– Д'Артаньян, – чуть слышно откликнулась Луиза, и на ее живом личике тут же отразилось раскаяние пополам с разочарованием. Нет, ну надо же так ошибиться! Это Кристина всегда хваталась за малейшую крупицу влияния, а ее величество это не Кристина, не невестка Короля Сурков, а жена короля Франции, королева! Ей, наверное, и не положено даже за власть интриговать, кто его знает, как это у них в Испании принято! – Ой, мадам, я нечаянно, простите, пожалуйста!

Она торопливо отодвинулась, освобождая подошедшей графине де Ланнуа путь к табурету, стоявшему у самого кресла королевы. Вообще-то, Луиза представления не имела, кому оно полагалось по рангу, так и не выучила, но лучше уж лишний раз извиниться, а то кошки эти мигом начнут когти выпускать.

А господин д'Артаньян так и будет в оранжерее ждать, бедняга, надо будет отпроситься и сбегать к нему, объяснить, что ничего не вышло. Он обидится, конечно, но если она вообще не придет, то будет только хуже.

0

5

Солнечные блики скользили по паркету, пахло воском и чуть-чуть ладаном. Королева неспешно воткнула иглу в край шелкового полотна и прикрыла глаза, то ли отдыхая, то ли размышляя. Лейтенант д’Артаньян. Уже лейтенант! Все ж таки время летит слишком быстро.
Она поднялась из кресла и подошла к окну. Парчовая юбка сухо шелестела, навевая мысли о палой листве и быстротечности жизни. 
Грустную улыбку Анны мало кто заметил. Кажется, она знала, о чем пойдет речь на этой встрече. Точнее о ком.
- Вы правы мадам. Сегодня удивительно хорошая погода. Пожалуй, стоит прогуляться в оранжерею. За розами.

Отредактировано Анна Австрийская (2016-10-02 22:08:29)

+1

6

Луиза стремительно обернулась к королеве, тотчас же просияв улыбкой. Ой, и дразнили ее за эту улыбку в детстве – ну, рот до ушей! Чудесно-то как, значит, все правильно она сделала! Даже если не потому правильно, что она думала, все равно чудесно!

– О, ваше величество! Там такое небо! Вы увидите, такое небо! Только холодно очень, но так пробежаться же можно! Я потому про оранжерею и сказала, как раз хватит, чтобы пробежаться!

Добрые люди уже рассказали ей, как дорого обошлась королеве одна такая пробежка, но ведь сейчас же ей ничего не грозит? А если грозит, то лучше бы и пробежаться, потому что точно не от его величества, если не врали фрейлины, конечно, такие соврут – недорого возьмут!

– А из роз, – радостно продолжила она, – можно масло выжать потом, розовое. Или варенье – может, его величество захочет?

Тут ей стало ужасно смешно, и она поспешно опустила к паркету заискрившиеся смехом глаза.

0

7

Камилла направлялась в покои Ее Величества быстрым шагом, надеясь, что в такой чудесный день королеве Франции захочется прогуляться, и графине выпадет честь сопровождать ее в прогулке. Камилле всегда казалось, что прогулки способствуют интересным разговорам и приятным беседам, а хорошая погода к тому же улучшает настроение.

Пройдя по бесконечным залам дворца, Камилла, наконец, очутилась в зале. Графиня закрыла за собой дверь, сделала реверанс и улыбнулась.

- Ваше Величество! - выпрямившись, она оглядела взглядом других присутсвующих. - Добрый день!

Камилла сделала несколько шагов навстречу стоявшей у окна королеве. Казалось, лицо Анны Австрийской не омрачала печаль, что без сомнений могло порадовать преданных фрейлин.

- Надеюсь, Вы в добром здравии и хорошем расположении духа, - снова перевела взгляд на Ее Величество Камилла.

Отредактировано Камилла (2016-08-28 13:57:40)

+1

8

Воспоминания о том, чем закончилась одна такая пробежка нахлынули в полную силу и королева только усилием води не прижала руки к животу.
С преувеличенно серьезным выражением лица Анна обернулась к подруге. 
- Луиза, вы знаете, мне тут раскрыли тайну, почему генералы никогда не бегают. Говорят, что в мирное время это вызывает смех, а в военное - панику. Вы представляете, какой ажиотаж возникнет, если бегать начну я? Так что придется попросить Эстефанию принести мне накидку. - Она засмеялась и кивнула подошедшей даме. – Камилла, здравствуйте, вы так кстати! Как вы смотрите на то, чтоб пробежаться… простите, пройтись по оранжерее? Я хочу срезать несколько роз, чтоб поставить в комнате. Луиза, правда, предлагает сварить из них варенье или отжать масло, но осенние розы почти не пахнут.
Королева шла чуть впереди, с неизменной легкой улыбкой на лице. Внимательный взгляд мог бы заметить на ее лице верный спутник задумчивости - вертикальную морщинку на переносице. Она не сомневалась в искренности дружеских чувств госпожи де Мондиссье, но также ни на секунду не забывала, откуда та прибыла. Предложение пробежаться было, мягко говоря, странным  и наводило на размышления.

Отредактировано Анна Австрийская (2016-10-02 22:15:57)

+2

9

Луиза чинно шла следом за королевой, но сияла как начищенная серебряная монета на прилавке у менялы. Чудесно получилось, а если непонятно почему, то нужно только подождать и послушать, о чем королева будет говорить с этим лейтенантом. Значит, она его уже знает, иначе не передумала бы, а если бы там было что-то грустное, она не обрадовалась бы, а она точно обрадовалась, шутить стала, Луиза вообще не помнила, когда ее величество в последний раз так шутила. Может, месье де Мондиссье знает, в чем там было дело? Или дамы знают, та же мадам де Буа-Траси, только беда, сейчас ведь не спросишь, надо подождать, пока он сам не появится.

– Я варила как-то из роз варенье, – полушепотом призналась она идущей рядом с ней графине – негромко, чтобы не привлекать к себе внимание, но не так, чтобы королева подумала, будто она с кем-то секретничает, – для кукол. Такая гадость получилась, вот ужас просто! Может, это были осенние розы? Потому что если у кондитера в лавке купить, то очень вкусно.

Все-таки ужасно интересно, что сделает господин д'Артаньян с цветами? Он ведь военный, а военные обычно люди простые…

+1

10

- Пробежаться? - переспросила удивленная Камилла так тихо, что вряд ли кто-то мог услышать. Ничего плохого в беге графиня не видела, но слышать такой пусть и шуточный призыв от королевы Франции было по меньшей мере странно. Тем не менее, Камилла никак не воспротивилась словам Ее Величества, напротив, она изобразила на лице радостную готовность и тут же последовала за королевой, которая все же предпочла бегу обычный темп ходьбы.

Мадам де Мондиссье вышагивала вслед за Анной Австрийской с таким видом, будто за ее плечами двенадцать подвигов Геракла. По крайней мере Камилле показалось, что она углядела в лице еще одной придворной дамы что-то похожее на гордость. Будь рядом одна из подруг графини, она не преминула бы указать на выражение лица де Мондиссье и тихонько посмеяться над ним.

- Никогда не понимала, зачем из роз делают варенье, - сказала Камилла, мечтательно улыбаясь. - Мне кажется, эти цветы созданы для того, чтобы ими любоваться, а не для того, чтобы их есть.

Графиня говорила неправду. Ей было по вкусу варенье из роз, если оно было хорошо сварено, но сейчас ей очень хотелось поспорить с другой спутницей королевы.

Отредактировано Камилла (2016-08-24 19:12:58)

+2

11

Луизе не раз говорили, что смех у нее приятный, и поэтому она с удовольствием рассмеялась.

– Ну, можно сначала полюбоваться, – резонно возразила она, – а потом съесть. Очень хорошая вещь, розовое варенье, матушка говорила, что от него поправляются, только у меня не выходит, сколько бы я ни ела, такая обида! А вам поправляться не нужно, поэтому вы, наверное, только любоваться хотите, но ведь люди же все разные! Хотите, вот, понести?

Покидая покои ее величества, Луиза захватила с собой ножницы в бархатном чехле, они теперь неприятно оттягивали ей муфту, и она, недолго думая, предложила их соседке.

+1

12

- Благодарю Вас, сударыня! - быстро ответила Камилла и приняла из рук мадам де Мондиссье чехол с ножницами. - Я всегда готова нести то, что пригодится Ее Величеству.

Графиня отнюдь не была счастлива от того, что подле королевы находится такая дама. Она привносила какую-то ненужную, совершенно недворцовую суету, неприятную Камилле. Однако вопрос стоял в том, нравилась ли эта суета Анне Австрийской. И пока Камилла не узнает этого наверняка, в открытые ссоры с мадам де Мондиссье она не полезет. А вот попытаться разузнать побольше о последней, пожалуй, стоит попытаться.

- Да, представляю, как Вам обидно, - продолжила Камилла вежливым тоном. - Хотеть поправиться и не иметь возможности сделать это... Очень неприятно!

Графиня оглядела даму с ног до головы. Такая хрупкая. Было в этом нечто противоестественное.

- А я так довольна своей фигурой, что даже не могу представить, какого это, стремиться привнести изменения в свой внешний вид. Есть варенье, чтобы поправиться, например.

+1

13

Нет, ну надо же! Если бы Луиза сама не знала, что лучше бы ее было побольше, ее бы об этом давно просветили в Савойе, она оттого сама про это и говорила, чтобы ей не сочувствовали вот так вот лицемерно, но все равно было обидно, хоть она и знала очень хорошо, что не в фигуре дело – мачеха и говорила так, и сама делом доказывала. Луиза соглашалась, конечно, и другим рассказывала так, но хотела бы тем не менее ну хоть немножко поправиться.

– Ну, себе-то все нравятся, – засмеялась она и весело помахала освобожденной от ножниц ручкой очень кстати попавшемуся навстречу знакомому – одному из придворных его величества, который остановился, чтобы поклониться королеве и ее свите. – Но нам, женщинам, надо в первую очередь нравиться другим, ведь правда? Месье де Мондиссье говорит, что меня на руках носить легко. Хотите попробовать? Вы же готовы нести все, что пригодится ее величеству! Это я шучу, понятное дело – не надо меня нести.

В серых глазах Луизы лучилось такое доброжелательство, что ее поклонники сравнили бы его с солнцем, проглянувшим среди туч – и уж конечно, не подумали бы, что она пытается уязвить свою собеседницу.

+1

14

Ждать, что ответит Камилла, королева не стала – пикировка придворных дам, начавшаяся вполне невинно, потихоньку выходила за рамки дозволенного. Она остановилась на пороге оранжереи и обернулась. 
- Дамы, вы огорчаете меня, - нахмурившись, мягко проговорила Анна. - Госпожа де Мондиссье, графиня де Буа-Траси все-таки не носильщик. Камилла, вы тоже хороши. Признаться, я надеялась, что вы найдете общие темы для разговора, а может быть и для приятельства, но, похоже, я ошиблась.

Отредактировано Анна Австрийская (2016-08-25 23:09:14)

+2

15

Ну до чего же неугомонная женщина - эта де Мондиссье! Камилле казалось, что от болтовни этой дамы у нее вот-вот разболится голова. К тому же мадам де Мондиссье принялась говорить о своем муже. Знала ли она о том, что эта тема болезненна для Камиллы или нет, но задеть за живое графиню ей удалось. Вида Камилла не подала, разумеется, а собеседница тем временем обрела такой дружелюбный вид, что Камилла даже начала узнавать в ней себя. Графиня и сама часто отпускала колкости с милой улыбкой и добродушным взглядом, поэтому вид мадам де Мондиссье не обманул ее.

Одно радовало, Ее Величество похоже также не устраивала начавшаяся, раздражающую Камиллу болтовня. Конечно, очень хотелось ответить обидчице, но действовать в противовес приказу королевы графиня не собиралась. В эту минуту Камилла почему-то подумала об Арамисе. Ей захотелось, чтобы день свидания настал поскорее. Этот мужчина мастерски возвращал самооценку Камиллы на место, если она теряла это качество, и эта способность Арамиса была далеко не главной и не единственной.

- Простите, Ваше Величество! - тут же воскликнула Камилла и остановилась. - Вы правы, я не должна была поддаваться на провокацию. Впредь, буду сдержаннее. А что касается мадам де Мондиссье, уверена, мы станем подругами! Мне кажется, у нас есть что-то общее.

Графиня бросила взгляд на ту, о ком говорила.

+2

16

Губки Луизы задрожали, а в серых глазах появилась испуганная растерянность. Сразу видно, на кого королева больше сердится: ее не назвала по имени, а вот графиню де Буа-Траси – назвала. И не упрекнула толком, а только заступилась. И что у них, спрашивается, общего, у дочки учителя танцев и у дочери Роганов? Только то, что под юбкой! А сама графиня-то как смотрит – наверняка точно так же думает, только не показывает!

– Преданность вашему величеству! – горячо поддержала она и тут же протянула руку за ножницами. – Дайте, я понесу, мадам! Ваше величество, не сердитесь, пожалуйста! Я не хотела никого обидеть!

Луиза умоляюще прижала муфту к груди. Если бы королева их обеих назвала одинаково, она добавила бы, может: «Она первая начала!», а так решила, что, пожалуй, не стоит.

Отредактировано Луиза де Мондиссье (2016-08-28 16:56:39)

+1

17

Королева чуть качнулась с мыска на каблук, переводя взгляд с одной придворной дамы на другую. Обе, как и полагается, были воплощением всех добродетелей разом и полны раскаяния. По крайней мере, с виду.
Коснувшись висевшего на поясе кошеля с ладанкой, Анна вернула взгляд на Луизу, припоминая подробности их первой встречи. Пообещав себе поговорить с госпожой де Мондиссье приватно, она вернулась к текущим делам.
- А вот если бы вы не увлеклись настолько выяснением, кто любит варенье, а кто нет и почему, то я бы успела рассказать про то, что такое анфлераж. Парфюмеры города Грасса преподнесли мне розовое масло, полученное этим способом, и оно мне понравилось, – с улыбкой сказала она и, отвернувшись, наконец-то вошла в оранжерею.
Подойдя к усыпанному душистыми цветами мирту, она сорвала веточку и, понюхав, заложила ее за ухо.
- Но так как мы уже дошли, то давайте решать, какой куст подвергнется нашему нападению. Луиза, - обратилась Анна к своей спутнице, - какой вам больше нравится?
Она шла, рассеяно касаясь рукой в тонкой перчатке зеленых листьев и внимательно выглядывая мужскую фигуру.

Отредактировано Анна Австрийская (2016-10-02 22:17:59)

+2

18

Про анфлераж Луизе было совсем не интересно, но она этого не сказала и даже вежливо пропустила мадам де Буа-Траси первой в оранжерею. Господин д'Артаньян был на месте, но выглядел он как-то уныло, как будто ему уже до смерти надоело ждать. Эти мужчины, они думают, что даже королева должна делать то, что им хочется! Правильно ее величество сделала, что задержалась, а то он бы невесть чего о себе возомнил, этот лейтенант!

– Вон тот, – Луиза с трудом удерживалась от смеха, – большой и голубой, видите? Правда, на нем только одна роза… Зато много лилий! Ах, мадам, хотите ножницы назад?

Выдержка ей изменила, и Луиза прыснула в муфту.

Отредактировано Луиза де Мондиссье (2016-08-29 14:52:15)

+1

19

Довольная Камилла наблюдала за тем, как суетится де Мондиссье. Без каких-либо возражений графиня отдала ножницы и полностью переключила внимание на королеву, которая принялась рассказывать про анфлераж. Сам рассказ королевы не вызвал у Камиллы никаких эмоций, однако ее речь была гораздо приятнее речи ее второй сопровождающей. Камилла кивнула головой в знак признательности за то, что мадам де Мондиссье пропустила ее вперед, и тут же воспользовалась любезностью.

Но теперь Ее Величество называла по имени не только Камиллу. Секунд 10 сердце графини яростно стучало быстрее, чем ему положено. Камилла бросила недобрый взгляд на соперницу, потом взяла себя в руки.

Но что это? Вернее, кто это? В оранжерее был мужчина. На фоне его появления выходки де Мондиссье немного померкли. Камилла лишь не преминула подумать, что она относится к этому появлению слишком легко. Может он здесь по ее желанию? Неприятные сомнения одно за другим забирались в душу Камиллы.

Кто это был? Лицо знакомое... Но вот имя. Камилла прилагала все усилия, чтобы вспомнить.

- Оставьте ножницы при себе, - сказала Камилла, не сводя глаз с незнакомца. - Ведь, кажется, Вы вырастили здесь этот цветок.

Затем графиня посмотрела на королеву.

- Позвать кого-нибудь, Ваше Величество? Мало ли какие намерения у этого человека...

+2

20

Королева мягко коснулась руки подруги. 
- Камилла, ценю вашу заботу, но я сомневаюсь, что этот доблестный шевалье может нам чем-то угрожать. Разве что он кому-то эту розу собирается подарить. Но это же вроде не страшно?

Анна неспешно шла, доброжелательно глядя в карие глаза гасконца. Надо признать, что д’Артаньяна она помнила весьма смутно, и если  бы не знала, что он тут будет, то могла и не узнать. Ему весьма шел голубой плащ королевских мушкетеров, а белая роза, которую он нес в руке, делала сцену достойной кисти Рубенса. Но прославленный живописец к ее великому сожалению уже отбыл к испанскому двору, и оценить композицию и сочетание цветов никак не мог.

Отредактировано Анна Австрийская (2016-08-30 00:57:06)

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Одна почти нечаянная встреча. 30 ноября 1628 года, после полудня.