Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Графиня де Люз просит герцогиню де Монморанси за бедных влюбленных. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают с неведомыми целями. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном.

По заслугам да воздастся. 6 декабря 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез приходит в гости к кардиналу.
Белые пятна. Январь 1629г.: Шере задает другу необычные вопросы и получает неожиданные ответы.
Что плющ, повисший на ветвях. 5 декабря 1628 года: Г-н де Ронэ возвращает чужую жену ее мужу.

"Ужас, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором Лаварден плывет в Новый свет, происходит нечто странное.
Anguis in herba. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы недозволенного. 17 января 1629 г.: Г-н де Корнильон знакомится с миледи.

В монастыре. 29 ноября 1628 года.: Г-жа де Бутвиль продолжает изучать обитель св. Марии Египетской.
Любовник и муж. 15 декабря 1628 года, вторая половина дня: Вернувшись в Париж, д'Артаньян приходит к Атосу с новостями о его жене.
Крапленые карты человеческих судеб - 13-27 февраля 1629 г.: Похищение дочери капитана де Кавуа лишает покоя множество людей.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа в обществе Шере и Барнье отправляется на поиски капитана.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Любимые развлечения двух интриганов. 29 ноября 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез и маркиз де Мирабель выясняют отношения.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Что такое прах и пух. 18 ноября 1628 года, после полудня


Что такое прах и пух. 18 ноября 1628 года, после полудня

Сообщений 21 страница 38 из 38

1

Продолжение эпизода Ищи ветра в поле... 18 ноября 1628 года

0

21

- Шевалье де Корнильон тоже сам себе господин, - улыбнулся в ответ Илер. - Во всяком случае, пока…

Молодой человек вновь окинул взглядом компанию у стола. И задумчиво добавил:

- Достойная компания не может не радовать. Только вот эти господа, увы, к беседе оказались не расположены… 

Но поскольку зал оказался тот самый, Илер уже ни капли не сомневался, что посетители, более расположенные к общению на языке стали, здесь в скором времени появятся.  А вот здешнее вино, судя по всему, было даже хуже, чем в том придорожном трактире в Шамплане. Потому пробовать его Корнильон не торопился.

+1

22

– Вы мне на них жалуетесь? – с некоторой прохладцей удивился Теодор. При том, что обидчики молодого человека стояли тут же, это сообщало разговору оттенок, который бретеру не нравился вовсе. Что эти трое могли наговорить приезжему?

Из чуть насмешливого взгляд бретера сделался недобрым. С компанией покойного графа де Бутвиля он дружбы не водил. До сих пор это ему было только на руку. И ничуть не мешало ему их уважать. Но если правила игры, в которой они сходились с ним едва ли не ежедневно, поменялись…

+1

23

Молодой человек рассмеялся, на мгновение задержал взгляд на кувшине с вином, а потом повернулся к одноглазому шевалье:

- Да, хорошо все-таки, что я не налил себе вина, иначе этим вином я точно бы поперхнулся…

И добавил также насмешливо:
- Я всего лишь объяснял вам, сударь, почему я до сих пор скучаю тут возле стола…

Как раз в этот момент дверь зала распахнулась, и на пороге появился еще один посетитель. Высокий брюнет быстро сбросил плащ, взял рапиру и направился к столу. Он сразу вопросительно взглянул на появившегося в знакомой компании незнакомца:

- Побеседуем, сударь?

- С радостью, сударь, - слегка поклонившись, ответил ему Илер.

Предстоящая беседа обещала быть весьма интересной….

Отредактировано Илер де Корнильон (2016-08-13 11:20:30)

+2

24

Появление в зале еще одного действующего лица, проскользнувшего в зал следом за черноволосым здоровяком, не осталось незамеченным только потому, что он был хорошо знаком всем присутствующим, кроме, может быть, господина де Корнильона. Настолько скромно держался этот человек, в котором только слепой не угадал бы испанца. Жгучий брюнет с живым подвижным лицом, на котором видна была, казалось, каждая жилка, - дурное лицо для фехтовальщика, слишком явно отражающее все намерения, но отличное лицо для актера... И все же он был первым, а не вторым, и самым частым выражением на этом лице была ирония или откровенная насмешка.
Шевалье де Корнильону повезло найти себе партнера до появления этого идальго, иначе новичок непременно попался бы на зуб и, кто знает, чем кончился бы этот разговор.
Человек, известный здесь под именем господин (дон, разумеется!) Рамон де Варгас, прошел через зал, вдоль стены, чтобы не мешать фехтовальщикам, и негромко поздоровался со всеми, кто стоял у стола.
Взгляд его, мельком брошенный на новичка, на мгновение стал скучающим, но затем обратился на Ронэ и оживился.

- Дон Теодоро, - улыбнулся новоприбывший. Он говорил по французски довольно чисто, так как много лет провел во Франции, но сама божья воля не могла бы избавить его от мягкого испанского акцента. - Как жаль, что я опоздал и эти ужасные люди, - он насмешливо окинул взглядом приятелей, - уже получили свое и лишили меня возможности вернуть вам ваше!

Короткий жест рукой, украшенной свежим шрамом на тыльной стороне ладони, начинающимся от пальцев и уходящим в рукав, проиллюстрировал, что именно собирался возвращать испанец. В шутку или всерьез.

+2

25

Теодор с легким недоумением проводил взглядом незнакомого юношу, невесть с чего вздумавшего перед ним отчитываться. И ответил кивком на приветствие дона Рамона.

– Я тоже сожалею, сударь. Хоть и по иным причинам. Но сегодня при мне рапира.

Испанец с видимым сожалением прищелкнул языком:
- Рапира? Дон Теодоро! Вы решили уйти от мира?

- А может быть, к нему прийти? - с усмешкой предложил свой вариант один из присутствующих.

- Нет-нет, - отмахнулся испанец. - Если дон Теодоро направится к миру, тот бросится наутек, так что потеря товарища по оружию нам не грозит. Но может быть, у вас меланхолия? Это осень, сударь, всего лишь осень! Не поддавайтесь, это беда многих поэтов. Стоит только листьям пожелтеть, как они начинают желтеть сами, скорбеть о неудавшейся любви, своих почтенных годах и прочем, берутся за рапиры и изменяют бургундскому с арманьяком. Или...

Он с некоторым сомнением глянул на кувшин, хорошо зная, каковы вина в зале Мендосы.

- С этим, - дополнил испанец с нескрываемым отвращением.

Теодор засмеялся вместе с остальными. Вино Мендосы служило неисчерпаемой темой для шуток в этом кругу. И свою царапину испанец получил двумя неделями ранее, когда Коссье, дурачась, объявил, что владелец зала разбавляет свое пойло лишь оттого, что до смерти боится цвета крови. Слово за слово, решено было взяться за шпаги вместо рапир, и Варгас единственный из троих проигравших не только остался на ногах, но и вернулся как ни в чем не бывало на следующий же день. Любви к Теодору ему это, разумеется, не прибавило. Как, впрочем, и никому другому.

– В луже я нашел бы более благородный напиток, – согласился бретер. – Но увы, столь сильна овладевшая мною меланхолия, что я решил покончить с собой наименее приятным способом из всех возможных.

        Благодарю за лестную заботу,
        Но поздно! Боле нет пути назад:
        Излить я жажду душу через рвоту,
        А что не выйдет, выйдет через зад.

Отредактировано Теодор де Ронэ (2016-08-14 16:39:18)

+3

26

- Вы будите во мне человеколюбие, - отсмеявшись, бросил испанец. - Прежний дон Теодоро овладел бы меланхолией еще до того, как она распустила платье, а что я слышу сегодня?! Что вы сделали с ним, господа?

Вопрос был риторическим и не требовал ответа, но значил только, что Варгас на сегодня избрал Ронэ объектом насмешек - потому ли, что тот уже устал и не был столь опасен, как обычно, или дело было в чем-то ином.

Ответить господа не успели. Если вообще собирались.

– Все просто, сударь: обычно меня посещает муза. И я знаю, что с ней делать. А меланхолия ко мне до сей поры не заглядывала. И мне, верно, следует считать себя польщенным, что уходить она не торопится. Но – возвращаю вам ваш вопрос, дон Рамон. Что с вами сделали? Человеколюбие, в вашем возрасте? Кто, хотел бы я знать, навестил вас?

- Скука, - ответствовал испанец с видом самого честного человека на свете. - И раз уж вы твердо решили покончить с собой, готов предложить свои услуги - я покажу вам лужу, в которой вы найдете еще более мерзкий напиток, чем это, - он взглядом указал на кувшин. - Излияние души пойдет куда быстрей, сколь бы широка она не была.

+3

27

– Вы меня невнимательно слушали, сударь, – Теодор допил вино залпом, как лекарство. – Я в мир иной не тороплюсь. Напротив даже, наслаждаюсь процессом. Позвольте мне сдохнуть на свой лад. Мне даже начинает казаться, что нет смерти омерзительней чем смерть от старости. Фи, мой возраст явно дает о себе знать. Кто знает, может, они с моей меланхолией займут друг друга. Сопьются… я хотел сказать, споются.

Он поставил опустевшую кружку на стол и нашел взглядом свой камзол. Который валялся в углу, там, где бретер его бросил.

- Черт возьми, вы готовы уступить свою даму другому? - Варгас обвел взглядом всю компанию. Коссье с легкой озадаченностью смотрел то на испанца, то на Ронэ. Один язвил слишком много, второй был менее несносен, чем обычно - это настораживало.

А бретер снова предпочел парировать, но не ответить выпадом:

        – Любовницу бросая, меток будь:
        В иные урони ее объятья.
        Пока другой ей задирает платье,
        Она тебе не преграждает путь.

- Оставьте, господа, - предложил Саруйль. - Если хотите подраться, подеритесь наконец, - здесь, пока дело не дошло до настоящей ссоры...
- На рапирах? - скривился испанец.
- Шевалье де Ронэ просто не в лучшей форме, - предположил Коссье. - Его сегодня убили трижды, отсюда и меланхолия.
- Четырежды, - Рибейшон кивнул на Саруйля.
- О, так мы наблюдаем посмертные муки неприкаянной души? - скорбно уставился на Теодора испанец. - Отвратительное зрелище.

Необходимость постоянно отражать словесные атаки выводит из себя порой не меньше чем жужжание комара в темной комнате – а отвечать всем так же бесполезно, как гоняться за комарами. И Теодор, направляясь за своим камзолом, ответил одному только дону Рамону:

– О да, но возможность умереть четыре раза вместо одного того стоит. Даже у Спасителя нашего это вышло только однажды. Вы хотели бы попытаться?

Обыкновенно это положило бы подначкам конец.

Отредактировано Теодор де Ронэ (2016-08-14 14:10:20)

+3

28

Темноволосый господин подошел к столу удивительно вовремя -- чтобы привести наконец мысли в порядок, Илеру нужна была схватка с достойным противником. Что же, желаемое шевалье получил в полной мере.

Собеседник ему попался интересный и совершенно непредсказуемый. Из тех, что прежде часто появлялись в зале покойного графа Бутвиля. В этой достойной компании господин де Шатильон был одним из лучших. Да, со всеми новичками он знакомился весьма своеобразным способом, причем скидок не делал никому.

Клинки звенели, высекая искры. Половину неожиданных выпадов Илер сумел отбить исключительно по наитию. Отвечать достойному противнику молодой человек старался по возможности достойно. И в итоге друг друга они достали одновременно - Илер пропустил укол в руку, чуть ниже локтя, шевалье де Шатильон – в плечо.

- Продолжим?, -  с улыбкой предложил он молодому человеку, не желая быстро завершать беседу, неожиданно оказавшуюся столь занимательной.

- Несомненно. Столько еще осталось недосказанного ...

Отредактировано Илер де Корнильон (2016-08-15 12:58:39)

+2

29

Испанец лениво улыбнулся и словно невзначай скользнул ладонью по эфесу своей шпаги:

- Сегодня - пожалуй, да. А вы? Попробуете еще раз? Нужно же убедиться, что ваше четырехкратное воскрешение - не досадная ошибка Мироздания.

– Горю желанием вас в этом уверить, – тон бретера не оставлял сомнений в том, сколь далеко он отклонился от истины. И он не шагнул тут же прочь от стола, но бросил на него рапиру и начал натягивать камзол. То ли выигрывая еще несколько мгновений передышки, то ли вспомнив, как ругался, когда в последнем их поединке Саруйль смог уколоть его в грудь.

– Ставлю три пистоля на сеньора Варгаса, – заявил один из двух вернувшихся к столу поединщиков.

Никто не ответил. И Теодор нахмурился.

– Принимаю. Три схватки, дон Рамон?

Саруйль выразительно закатил глаза и поманил к себе Мендосу.

Испанец кивнул, откровенно ухмыляясь.

- Только не на рапирах, умоляю. Ваша меланхолия против моей скуки, отлично. Поглядим, чья возьмет. И что возьмет.

Мендоса, который слышал весь разговор и не мог не задуматься о том, что в зале сейчас начнется смертоубийство, подошел с большой охотой и крайним недовольством на лице. В прошлый раз, тот самый, когда дон Рамон получил свою рану, Мендоса потерял двух учеников. Никто из них не пострадал, но молодые люди, впечатлившись, видимо, произошедшим, сменили зал. Терять других Мендоса не хотел.

- Господа, я просил бы вас, - начал он, - избрать для такого рода развлечений свежий воздух. Погода чудесная! А главное, кровь куда лучше впитывается в землю, чем в дерево, и на земле потом не видна.

И две недели спустя доски на полу зала в двух местах подозрительно белели, словно их, против обыкновения, тщательно выдраили.

+2

30

– Что скажете, сеньор Варгас? – Пуговиц на камзоле было много. И бретер ничуть не спешил. Где бы ему не предстояло обнажить шпагу, время работало на него. – Пре-о-Клер?

Саруйль столь пристально вглядывался в лицо испанца, что и на лицах остальных начало проступать сомнение. Если Шатильон неизменно торопился проверить свое мастерство на каждом новоприбывшем, от юнцов до бретеров, то дон Рамон никогда не выказывал подобной неуверенности в своих силах. И в то, что ему не давали покоя лавры Саруйля и трех других противников Теодора, верилось с трудом.

- Банально, - вздохнул испанец, который вовсю разыгрывал карту скучающего задиры. - Нет, оставим Пре-о-Клер для юнцов. Коровий остров! Отправимся на лодках, и... А может, прямо в лодке? Я еще не дрался прямо в лодке. А вы?

– Случалось, – с видимым пренебрежением откликнулся Теодор. Однако что-то в нем неуловимо изменилось. И беспечность, с которой он отвечал испанцу, сгинула бесследно. Потому что дон Рамон не знал, не мог знать, что он умеет плавать. А Сена вряд ли теплее в ноябре чем в марте.

Слишком хорошо он помнил, до ледяной иглы сквозь сердце, как строки Данте замораживали ему губы, чтобы не увериться тут же и сразу, что ждет его только одна схватка. Из тех, где выживает один.

– Но я не прочь повторить.

+1

31

Финал нового поединка оказался странно похожим на предыдущий  –  снова размен, правда, на сей раз уже более серьезный. И будь вместо рапир шпаги, на этом для обоих участников схватки все бы и закончилось. Молодые люди посмотрели друг на друга с искренним удивлением:

- Колдовство какое-то …, - усмехнулся Шатильон

- Как думаете, сударь, это и в третий раз повторится?, - поинтересовался шевалье де Корнильон.

- Можно проверить. Но чуть позже, если вы не возражаете ...

Возражений не последовало - после двух поединков в таком темпе это было неудивительно. Обменявшись взаимными благодарностями и наконец представившись друг другу, молодые люди вместе пошли к столу. А там одноглазый шевалье и какой то испанец вели настолько любезный разговор, что все было ясно без пояснений.

- Похоже здешнего вина мне теперь никак не избегнуть, - Илер с обреченным видом потянулся к кувшину. – Оно неотвратимо как судьба. Хотя …  С судьбой всегда можно поспорить…

Отредактировано Илер де Корнильон (2016-08-16 00:56:06)

+2

32

- Вы с ума сошли, - убежденно произнес Рибейшон. - Оба.

- Ничуть! - возразил Варгас, не отводя пристального взгляда от Ронэ. Драки в лодках были невозможной редкостью, он должен был слышать о такой дуэли. О ней говорил бы весь Париж! Но - не слышал.

- Кто с нами?

- За компанию? - уточнил Коссье.

- А драться вы не хотите? - с прежней скукой глянул на него Варгас. - Тогда как хотите. Можете полюбоваться. О, да. Кто-то же должен позаботиться о последствиях. Но я бы на вашем месте не упускал случай.

Отредактировано Провидение (2016-08-16 01:08:13)

+2

33

– Это безумие, – подхватил Саруйль, и Теодор мысленно с ним согласился. – Вы оба… Это уже… Я не знаю, что это такое!

– Суд божий.

– Не богохульствуйте! Это уже не поединок, не дуэль, это игра случая!

– Вы не готовы быть моим секундантом.

– Нет, черт возьми! Я пойду с вами, если вы непременно хотите драться, но сам я так драться не буду.

– Я не настаиваю. Вы, дон Рамон?

Пуговицы закончились. Теодор забрал рапиру. И, не дожидаясь ответа, направился к двери, где оставлял на крюке шляпу, плащ и перевязь.

+2

34

- Постойте, сударь!

Илер поставил кружку, к которой в итоге почти не притронулся, и шагнул прочь от стола:

- Раз все знакомые вам господа уже высказались по поводу предстоящей прогулки, осмелюсь предложить вам свою компанию.

Честно говоря, молодому человеку едва хватило терпения дождаться, пока господа выскажутся. Да, именно потому, что затевалось чистое безумие.

Отредактировано Илер де Корнильон (2016-08-16 17:38:07)

+2

35

Теодор обернулся и с нескрываемым любопытством осмотрел юношу с ног до головы. Кто-то присвистнул. И бретер снова, с ясностью почти сверхъестественной, ощутил, насколько далек от этого круга. А вот мальчишка, если переживет сегодняшний день, может прийтись ко двору. Поединок ради поединка – на пустом месте.

– Шевалье де Ронэ, – он наклонил голову в знак приветствия. – Почему нет, если кто-нибудь согласится секундировать сеньору Варгасу. Но я советовал бы вам покончить с собой каким-нибудь более увлекательным способом.

Это было сказано беззлобно. И без особой надежды. Старшие, и в том числе Саруйль, не боялись отказаться от схватки там, где исход определялся лишь случаем. Но тех, кто был куда меньше уверен в себе, здесь более чем хватало.

+2

36

- Увлекательнее не найдете, - тоном Мефистофеля мурлыкнул испанец и обратил свой взгляд на Коссье. - Сеньор, я был бы рад видеть вас своим секундантом.

- Черт вас побери, дон Рамон, сначала вы говорите "как хотите", а потом зовете меня в секунданты... Конечно, я согласен. Но на одном условии. Мы с этим юношей возьмем рапиры. Что скажете, шевалье? - он обращался к Корнильону.

+2

37

- Поверьте, в мир иной я пока не тороплюсь, - заверил  главных героев предстоящего безумного предприятия Илер.  –  Всего лишь ищу небанального времяпрепровождения.

На вопрос Коссье молодой человек ответил не сразу - сначала он дошел до двери и снял с гвоздя перевязь с ножнами:

- Скажу, сударь,что моя шпага мне милее. Почему – пояснять, думаю, излишне, - Корнильон слегка обнажил клинок, продемонстрировав толедское клеймо. И добавил с усмешкой:

- А рапиры – это как-то несерьезно…

Отредактировано Илер де Корнильон (2016-08-17 09:36:04)

+1

38

– Знал я одного человека, который тоже так думал, – заметил бретер. – Не очень долго, правда. Идемте, дон Рамон. Это уже нас не касается.

Испанец усмехнулся и двинулся следом, никого за собой не приглашая. Секундантов он больше не искал, предполагая, что Коссье как-нибудь разберется с молодым наглецом и все-таки их догонит.
Несколько человек пошли за ними, переговариваясь на ходу на все ту же тему - о том, что все это сущее безумие, но отговаривать бретеров бесполезно, а пропустить такое зрелище невозможно.

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Что такое прах и пух. 18 ноября 1628 года, после полудня