Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, приняв последнюю за герцогиню де Монморанси. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"Прямо страх, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором в Новый свет плывут Лаварден, Дюран, Мартен и Морель, происходит нечто странное.
Similia similibus. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Из рук в руки. 15 декабря 1628г.: Маркиз де Мирабель дает поручение шевалье де Корнильону.
Как вылечить жемчуг. 20 ноября 1628 года, утро: Г-жа де Бутвиль приходит к ювелиру.

Разговор или договор? 4 декабря 1628 года: Г-жа де Бутвиль получает аудиенцию у Ришелье.
Найти женщину. Ночь с 25 на 26 января 1629г.: Шере и Барнье пытаются разговорить кучера, который помог похитить г-на де Кавуа.
Порочность следственных причин 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа расспрашивает священника Сен-Манде.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Туда, где вас не любят. 2 декабря 1628 г.: Капитан де Кавуа узнает много нового о себе и о г-не де Ронэ.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Война и мир. 3 января 1629.


Война и мир. 3 января 1629.

Сообщений 1 страница 20 из 64

1

Дату уточню.

+1

2

Франсуаза в последний раз оглядела себя в зеркале и удовлетворенно улыбнулась. Горничная, выжидательно стоявшая у нее за плечом и готовая исправлять найденные недостатки,  которые проглядела сама, поймала эту улыбку и позволила себе улыбнуться тоже: значит, все хорошо и госпожа довольна.

- Вы прекрасно выглядите, мадам, - заверила она хозяйку.

- Ты хвалишь меня или себя? – в карих глазах замелькали насмешливые искорки.

- Да что вы, мадам, конечно, вас!

- Но ведь это твоими стараниями. – Г-жа де Кавуа коснулась ладонью только что уложенных локонов и обернулась к Аннет. – Нет, в самом деле, ты молодец.

Прием у маршала Бассомпьера не то чтобы чересчур сильно занимал воображение молодой женщины, да и был уже не первым, на котором она была с мужем, но тем не менее она приложила все старания, чтобы выглядеть безупречно. На предыдущих ей уже доводилось ловить на себе любопытные и даже придирчивые взгляды – как мужские, так и женские. Супруга капитана де Кавуа, появившаяся в свете для большинства неожиданно, на некоторое время неизбежно сделалась объектом сплетен и пересудов. «Капитан только что женился? – Да что вы, уже год как, просто почему-то прятал жену в поместье. – Она дурнушка или старуха? – Просто дремучая провинциалка. – Должно быть, и неуклюжа вдобавок…» Нет, ничего подобного она не слышала, но догадаться было нетрудно. А потому… Излишним тщеславием Франсуаза не страдала, и старалась в первую очередь для супруга, но было приятно видеть, как любопытство в мужских взглядах сменяется одобрением и восхищением, а в женских, особенно когда те понимали, что придраться не к чему – иной раз и ревнивой завистью.

Нет, все хорошо. Вишневый бархат платья оттеняло золотистое кружево отделки и воротника, рубины на приколотой у выреза броши и в ушах мадам де Кавуа горели глубоким алым пламенем. Крутые темные локоны красиво обрамляли стройную шею, отливая в свете свечей золотом. Аннет пришлось немало потрудиться, чтобы уложить длинные густые волосы госпожи в прическу. Франсуаза повернулась перед зеркалом. Талия совсем девичья, беременность и рождение дочери не нанесли ей ни малейшего ущерба… Желающие «посочувствовать» капитану де Кавуа из-за того, что он взял в жены неуклюжую провинциальную дурнушку, могли сжевать собственные манжеты.

- Осмелюсь предложить вам, мадам, надеть меховой плащ и взять муфту, - сообщила горничная. – Снег так и валит, да и холодно…

Франсуаза кивнула. Снег – пустяки, но вот в карете будет, конечно, холодно, так что мех весьма кстати. Спустя минуту, накинув тяжелый плащ и придерживая юбки, она уже спускалась по лестнице.

+1

3

Кавуа встретил Франсуазу внизу, и подал ей руку, не скрывая вспыхнувшего в глазах восхищения. Не каждому рыцарю давних времен везло так, как повезло ему. Многие из средневековых бедняг выбирали в Прекрасные Дамы чужих жен, и нечасто их служение чистой любви бывало вознаграждено. Его Прекрасная Дама стояла сейчас перед ним, и он, склонившись, поцеловал тонкие пальцы с пылом влюбленного и почтительностью рыцаря.

- Ваша красота ослепительна, - заверил он жену. - Карета ждет.

Экипаж стоял перед домом, а внутри, в небольшой жаровне, тлели угли - в такую погоду в карете без обогрева можно было доехать до особняка Бассомпьера собственной статуей.

- Маркиз д'Аруэ питает большую слабость к красивым женщинам, - с улыбкой предупредил Кавуа жену, открывая перед ней дверь кареты. - И он азартен, остроумен и умен. Но всегда был дурным танцором.

Было бы ложью сказать, что в словах капитана не было тщательно скрываемой ревности, но все же предупреждение можно было считать сделанным от чистого сердца - отсутствие танцевальных талантов у Бассомпьера вошло в придворные легенды.

+1

4

- Было бы невежливо отказать ему в танце только из-за этого, - Франсуаза, подобрав полу плаща и шурша юбками, уселась в карету и, заметив жаровню, благодарно улыбнулась мужу. – А жаль! Остается надеяться, что если он так умен, как вы говорите, ему достанет ума не выставлять себя на посмешище.

К ее немалой радости, капитан на этот раз предпочел сесть в карету вместе с ней.
Кавуа только усмехнулся, задергивая шторки кареты, чтобы идущий снег не залетал внутрь.

- Какой же дурной танцор признает себя таковым?

- Умный, - невинно пояснила г-жа де Кавуа. – Ну что ж поделать…

Карета покатила вперед почти бесшумно, потому что покрывавший мостовую слой снега смягчал привычный стук колес. Внутри было почти совсем темно, но Франсуазу это вполне устраивало. Молодая женщина прислонилась к плечу супруга и смежила ресницы: не от усталости, нет, просто от ощущения тепла и уюта, охватывающего ее всякий раз, когда можно было вот так просто сидеть рядом. Только когда экипаж стал замедлять ход, она любопытно отогнула уголок шторки и выглянула наружу. Сквозь пелену падающего снега ярко светились окна особняка.

- Очень много света, - она оглянулась на Кавуа с сочувствием. – Бедный мой, вам опять придется терпеть свечи!

- Я постараюсь это пережить, - улыбнулся ей пикардиец. - Вы не успели в поместье наслушаться местных баек о роде д'Ожье, дьявольских собаках и выходцах из преисподней?

- А как же, - в полумраке глаза Франсуазы озорно блеснули. – Потому вы и огня боитесь, что душу заложили… сами знаете кому, да и лошади у вас всегда вороной масти. Угодила я к вам в лапы, овечка невинная, - она тихонько усмехнулась.

Кавуа вновь поцеловал жене руку, одарив ее в темноте многозначительным взглядом. Мол, именно так - попалась.
Правда, серьезную мину не удержал, рассмеялся и открыл дверь, чтобы выйти самому и помочь выбраться Франсуазе.

- Это семейное. Я не боюсь огня, но хорошо вижу в темноте. Поэтому огонь всегда кажется мне слишком ярким. А нового вороного мне подарил Его Высокопреосвященство, вот незадача... Сами знаете кто не успел подсуетиться. Выходите, душа моя, нас ждут.

Франсуаза легко оперлась на руку мужа и вышла из кареты.

- А если бы вы слыхали наши сказки о болотной деве, то, чего доброго, не решились бы подобрать меня тогда ночью, - лукаво шепнула она Кавуа, и супруги не спеша, рука об руку поднялись на крыльцо. Лакей распахнул двери, и даже Франсуаза вынуждена была чуть прищуриться - так сияли огнями прихожая и широкая лестница.

Отредактировано Франсуаза (2016-08-01 00:47:23)

+2

5

Появление супругов де Кавуа в гостиной не осталось незамеченным, и еще прежде чем мажордом успел, прокашлявшись, объявить о них собравшимся, навстречу им устремился высокий и весьма представительный мужчина, чьи длинные темные волосы не были еще украшены сединой – хотя при его возрасте в этом легко было заподозрить заслугу его цирюльника.

- Сударыня, - взглядом поприветствовав капитана, он низко склонился перед его женой. - Я вижу, что молва не лжет, и господин де Кавуа сумел, подобно моему предку, покорить сердце феи. И более того, ее удержать.

Он выпрямился, улыбаясь молодой женщине с той неуловимой теплотой, которая очевиднее выдает восхищение, чем самые галантные речи.

+2

6

Комплимент был искренним, хотя, если припомнить, что рассказывали о феях на родине мадам де Кавуа, оказалось бы, что многие из них в своем умении строить каверзы роду человеческому были еще почище болотницы. Франсуаза сдержала готовый вырваться смешок – настолько сравнение с феей подходило к тому, о чем только что шутили супруги – и поблагодарила маркиза учтивым кивком, хотя в глазах так и плясали чертики. Чудная получалась пара! Однако надо было что-то отвечать. И притом так, чтобы не выглядеть провинциальной кокеткой, которая из ложной скромности твердит, что комплимент незаслуженный – напрашиваясь, таким образом, еще на один. Вспомнив весьма кстати многочисленные истории о подменышах, прикидывающихся людьми, она вскинула на маркиза смеющийся взгляд.

- О, ради того, чтобы оказаться на моем месте, любая фея не задумываясь приняла бы удел смертных. Но не выдавайте никому больше мою тайну, сударь, не то кто-нибудь пошлет за святой водой, и мне придется улететь отсюда клочком тумана… к родным холмам!

+2

7

Кавуа, поприветствовав хозяина дома, сдержанно улыбался. В последнее время его чаще, чем обычно, приглашали на приемы, и он знал наверняка, что в этом заслуга Франсуазы. Сперва свету было любопытно, потом... Потом, наверное, тоже. Капитан не возражал, позволяя любоваться молодой женщиной с великодушием собственника, и успел уже подраться из-за нее, о чем она, конечно, знать не могла.
В этот раз Бассомпьер собирал участников осады, и прием обещал быть интересным для обоих супругов. Мадам де Кавуа представлялась возможность в очередной раз блеснуть красотой и, быть может, завести приятельниц, а капитан собирался побеседовать кое с кем из старых знакомых и, в любом случае, не собирался отвечать отказом, даже очень вежливым, на приглашение друга. 

- Не вздумайте, душа моя, - добродушно предупредил он. - Это было бы черной неблагодарностью по отношению к нашему гостеприимному хозяину. Вы собрали сегодня отличное общество, маркиз.

Конечно, пикардиец успел уже скользнуть взглядом по присутствующим. И даже отметил, что знаком не со всеми.

+2

8

Бассомпьер огляделся с некоторым самодовольством, простительным, пожалуй, человеку его репутации и обходительности, но не стал ни соглашаться со своим собеседником, ни возражать ему. Второе означало бы напрашиваться на комплименты, а первое сильно отдавало фатовством. Удивительно ли, что он вновь обратил свой взгляд на г-жу де Кавуа?

- Не вздумайте, мадам, умоляю, - эхом подтвердил он, – или вечер будет безнадежно испорчен. Все мужчины удавятся от огорчения, а дамы станут на одну седьмую добродетельнее. Зависть ведь – один из семи смертных грехов?

Будучи гугенотом, вряд ли он, однако, мог не знать ответа на свой вопрос, и поэтому, не дожидаясь подтверждения, продолжил, обращаясь уже к капитану:

- Ла Валетт, сдается мне, хотел что-то сказать вам.

Небрежным жестом он указал куда-то в сторону оконных ниш, где, возможно, и скрывался поименованный герцог.

Отредактировано Провидение (2016-08-04 18:53:44)

+2

9

В прищуренном взгляде пикардийца почти откровенно читалось то самое изречение про зависть, разве что поданное в гораздо более ироничном ключе.

- Вверяю вам свое главное сокровище, маркиз, - чуть поклонился он, скрывая улыбку. Франсуаза переживала о том, как примет ее свет, Кавуа знал это, и общество такого человека, каким был Бассомпьер, могло развлечь ее. В умении же своей жены ставить на место слишком воодушевленных кавалеров пикардиец не сомневался.
Притом, что доверять друзьям в таких вопросах считал одной из самых больших глупостей на свете.

- Вы позволите, душа моя? Обещаю не оставлять вас надолго.

Дождавшись утвердительного кивка, он оставил жену в компании хозяина дома, мельком подумав, не станет ли такое внимание еще одной причиной для зависти присутствующих дам.
Разыскивать герцога де Ла Валетта Кавуа тоже не торопился, обмениваясь по дороге к нишам парой слов то с одним, то с другим знакомым. Вспомнилась недавняя печальная история - у герцога только в прошлом году умерла жена. Человеческое счастье преходяще. Был еще слушок, который полз по Парижу как дым из курильницы... Болтали о том, что герцог спровадил супругу на тот свет при помощи яда, и Кавуа даже не мог сказать самому себе, что не верит. Зная герцога, капитан вполне допускал такую мысль. Но, разумеется, никому об этом не говорил.

+2

10

Не искушенная пока в светских уловках, Франсуаза тем не менее догадывалась, что маркиз, кажется, попросту изящно спровадил Кавуа, желая пообщаться с ней без помех; такое внимание льстило и забавляло одновременно. Странное дело: при первом муже галантное внимание кавалеров ее скорее смущало и утомляло, теперь же молодая женщина замечала не раз, что их комплименты и взгляды, порой нескромные, ее не достигают, будто ее прикрывал незримый, но непроницаемый щит. Даже когда Кавуа, вот как сейчас, был где-то в стороне, уверенность в его любви дарила ей ни с чем не сравнимое чувство защищенности и уверенности в себе.

Спохватившись, что чересчур долго провожает капитана взглядом, Франсуаза вновь повернулась к хозяину дома.
- Вы ведь расскажете мне о вашем предке и его фее, маркиз? – с вполне чистосердечным интересом осведомилась она, очаровательно улыбаясь Бассомпьеру. – Это, должно быть, прелестная история, которую наверняка знают все, кроме меня.

+1

11

Бассомпьер не имел ничего против и тут же поведал г-же де Кавуа во всех, порой нескромных, подробностях о том, как его далекий предок обнаружил в одной из комнат своего замка красавицу-фею, с которой вынужден был расстаться, когда их застала его жена, и о трех ее подарках. То ли благодаря искусству повествователя то ли просто от того, что он рассказывал эту историю уже не в первый раз, он сумел быть одновременно изящен и краток, так что даже самые требовательные из его гостей не смогли бы упрекнуть его в том, что, занимаясь г-жой де Кавуа, он пренебрегает всеми остальными – и вместе с тем любому стороннему наблюдателю стало бы очевидно, что супруга капитана совершенно покорила хозяина дома. По крайней мере, до того момента, пока в его поле зрения не появится другая хорошенькая незнакомка.

- Но вам, верно, скучно слушать мои россказни, - спохватился он в конце. И прозвучало это, как ни странно, очень естественно. – Позвольте, я познакомлю вас с кем-нибудь, кто больше подойдет вам по возрасту. Старики вроде меня бывают порой невыносимо многословны, особенно когда речь заходит о них самих.

Лукавый огонек проглянул в его глазах, когда он любезно взял собеседницу под руку.

+1

12

- Буду вам чрезвычайно признательна, маркиз, - с понимающей улыбкой откликнулась     г-жа де Кавуа. – Вы превосходный рассказчик, но были бы плохим хозяином, если бы отдали все свое внимание мне одной.

Записав себя в невыносимые старики, ее собеседник со всей очевидностью напрашивался на комплимент. Заслуженный, впрочем, так как для своих пятидесяти с лишним лет Бассомпьер  выглядел просто отлично.

- И не наговаривайте на себя, сударь. Хорошее вино с годами не портится, а, напротив, становится только лучше…

Предложение познакомить ее с кем-нибудь из присутствующих было весьма кстати. Кого-то Франсуаза помнила еще по Ларошели, кого-то уже видела на других приемах, но, тем не менее, круг ее общения пока был удручающе мал. Не то чтобы ее это сильно огорчало, но все же пора было обзаводиться знакомыми.

+1

13

Что-то промелькнуло в глазах маршала, показывая внимательному собеседнику, что сокрушался о своей старости он не только с целью услышать возражения, к которым вынуждена была бы перейти любая воспитанная дама. Дипломат из Бассомпьера был никудышный, но опыт учит каждого. А из повторяющегося то и дело обмена дежурными фразами можно сделать любопытные выводы. Нынешняя его собеседница либо была достаточно искушена, чтобы ничем себя не выдать, либо предпочла не тратить усилий, ограничившись привычной банальностью.

- Вам нравятся рассказы о феях и привидениях, - это был не вопрос, но утверждение, и Бассомпьер не оставил ей времени возразить. – Вам будет любопытно побеседовать с графиней де Буа-Траси, я полагаю. В ее роду – не Роганы, кто-то другой – тоже встречались с потусторонними силами. А еще она принадлежит к свите ее величества. Ее величества Анны, я имею в виду. Вам будет полезно иметь знакомства и там тоже.

+1

14

- Это было бы просто чудесно, маркиз.

Упомянул ли собеседник Роганов случайно или же намеренно, желая подчеркнуть,  насколько знатна дама, с которой он собирался познакомить г-жу Кавуа, можно было лишь гадать. Впрочем, Франсуаза отнеслась к этому весьма спокойно. Что с того, что у нее в роду не было таких громких имен? Она не променяла бы своего положения ни на место в свите королевы, ни даже на королевскую кровь, и сейчас оглядела зал лишь с легким любопытством, пытаясь угадать среди присутствующих дам графиню. Куда интереснее было другое, но спрашивать об этом Бассомпьера не стоило – это выдало бы, насколько мало еще мадам де Кавуа знает свет. В окружении ее первого, покойного, мужа и ее родителей поговаривали, что ее величество на дух не переносит кардинала Ришелье, а тот, в свою очередь, только и делает, что строит бедной королеве козни. Зловещий облик его высокопреосвященства при ближайшем знакомстве оказался не более чем выдумкой – тут г-жа де Кавуа улыбнулась собственным воспоминаниям – но вот отношение к нему королевы могло быть и правдой. Любопытно, как дама из свиты ее величества воспримет ее, супругу одного из самых преданных слуг кардинала?

+1

15

О родословной своей собеседницы Бассомпьер, разумеется, не знал, но и из этого вполне мог сделать выводы. Принадлежи мадам де Кавуа к знатному роду, об этом бы было уже известно. Ergo, она к таковому не принадлежала. Напротив. А что Кавуа женился по любви, было очевидно каждому, кто видел супругов вместе. Сам Бассомпьер был не настолько знатен, чтобы чем-то кичиться, и оттого его собеседники, и тем более – собеседницы, вряд ли могли подозревать, что его вообще занимают такие тонкости. Однако, подводя свою спутницу к хорошенькой молодой даме немногим старше двадцати, он не стал окликать ее, но, напротив, так проложил их траекторию сквозь толпу гостей, чтобы оказаться перед ней, избежав тем самым подобной необходимости.

- Я вижу, госпожа графиня, вы отдали себя на этот вечер под покровительство Афины? – заметил он, кивком обозначая стоявший позади г-жи де Буа-Траси канделябр в виде статуи – все четыре угла зала были заняты греческими богинями. – Позвольте мне оттого представить вам госпожу де Кавуа, сочетающую в себе мудрость с влечением к делам военным. Или просто к военным, я уже запамятовал. Сударыня, - он улыбнулся своей спутнице, - госпожа графиня де Буа-Траси.

+2

16

- Господин маркиз безбожно мне льстит, - мягко запротестовала Франсуаза. – Вряд ли меня можно назвать мудрой. Что же касается влечения к военным, - она мило улыбнулась, - то это скорее влечение к одному военному…

+1

17

Опоздав к началу приема у маршала Бассомпьера, Камилла постаралась появиться в зале незаметно, словно пришла уже давно. Графиня сделала несколько легких реверансов паре старых знакомых, а затем прошла к одной из стен зала, остановилась и оглядела присутствующих. Ей хотелось присоединиться к какой-нибудь интересной компании и в тоже время найти самого Бассомпьера, поздороваться и, разумеется, обозначить свое восхищение приемом.

Найти взглядом маршала оказалось не так уж и трудно. Он, казалось, был увлечен беседой с молодой женщиной, которую Камилла не знала, а не знать графиня не любила.

К счастью, предлог для знакомства искать не пришлось. Бассомпьер сам начал беседу и представил двух женщин друг другу. Милую шутку относительно покровительства Афины Камилла приняла с самой добродушной улыбкой, хотя на самом деле ей и в голову не пришло рассматривать статуи в зале. Честно говоря, предметы интерьера вообще не слишком интересовали графиню.

Камилла присела в реверансе.
- Счастлива познакомиться с Вами, сударыня, - сказала она и посмотрела на мадам де Кавуа. - Ах, военные дела столь коварны, что стоит увлечься одним военным, как Вы уже ощущаете тягу к познанию всех тонкостей военных действий.

Графиня бросила наивный взгляд на маршала и, пользуясь тем, что если он и задумал ускользнуть к другим гостям, еще не успел привести этот план в действие, продолжила.
- Позвольте сказать, маркиз, что я восхищена сегодняшним вечером. Признаюсь, я давно не выбиралась на подобные приемы и весьма соскучилась по ним.

Лжи здесь не было. Муж Камиллы был настолько далек от светских вечеров, насколько это вообще возможно. Он не только не любил ходить на них сам, но и предпочитал, чтобы его жена никуда не выезжала. Однако для исполнения этого желания ему следовало бы подыскать себе другую жену. Посещение приемов то и дело служило причиной для очередной ссоры между супругами.

Отредактировано Камилла (2016-08-10 23:53:35)

+2

18

Бассомпьер учтиво поклонился в ответ на комплимент.

- Помилуйте, сударыня, вы мне льстите. Боюсь, вы и вправду давно не выбирались в свет, иначе тут же заключили бы, что если сегодняшний вечер и удался, то лишь благодаря присутствию стольких очаровательных дам. По крайней мере, двух из которых, - он лукаво покосился на г-жу де Кавуа, - я имел счастье увидеть лишь благодаря другим людям. Но я оставлю вас. Марс издавна не ладит с Афиной. А меня влечет нынче Афродита.

И он, снова поклонившись, направился в сторону другой неизвестной ему красавицы, с которой как раз в этот момент беседовал г-н де Ла Фонт.

+1

19

- Маркиз опасается обойти вниманием хотя бы одну даму, - с легким смешком проговорила Франсуаза, - чтобы мы не сочли, будто его галантность идет на убыль. Или же считает, что ежедневные упражнения этому помешают…  Очень рада знакомству, сударыня. Присядем?

Помедлив совсем немного – чтобы не выглядеть неучтивой – г-жа де Кавуа опустилась на одну из бархатных козеток и снизу вверх вопросительно взглянула на новую знакомую.

- Вы не откажете мне в небольшой любезности, сударыня?

Один из лучших способов завоевать симпатии собеседницы, которая вполне может посчитать другую женщину соперницей - это дать ей возможность оказать покровительство. Пусть и самое пустяковое. Тем более что Франсуаза и в самом деле не знала здесь очень и очень многих.

- Я совсем недавно в Париже и мало с кем знакома, - понизив голос почти до шепота, созналась она, - не могли бы вы назвать мне хотя бы некоторых из присутствующих?

+1

20

Еще раз сделав легкий реверанс, Камилла снова улыбнулась Бассомпьеру и, не сумев сдержать любопытства, проследила, куда и к кому он направится.

- Конечно, присядем, сударыня, - ответила Камилла, не сводя глаза с Бассомпьера. Он, кажется, действительно решил продолжить упражнения в галантности. Во всяком случае приятная внешность женщины, к которой он подошел, вполне соответствовала этой версии. Графиня, наконец, перевела взгляд на свою новую знакомую и присела на козетку рядом с ней.

- Разумеется, сударыня, - радостно откликнулась Камилла. Она знала многих присутствующих, но прекрасно отдавала себе отчет в том, что милая беседа может легко перерасти в обыкновенные или необыкновенные сплетни. Сплетничать Камилла любила, но не с малознакомой женщиной, да еще и женой капитана кардинальской гвардии. Нет, ей определенно лучше было бы хорошенько следить за тем, что она говорит.

- Ах, здесь столько замечательных людей, что я даже не знаю, с кого начать! Может кто-то уже привлек Ваше внимание, сударыня? - спросила Камилла, продолжая улыбаться.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Война и мир. 3 января 1629.