Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, приняв последнюю за герцогиню де Монморанси. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"Прямо страх, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором в Новый свет плывут Лаварден, Дюран, Мартен и Морель, происходит нечто странное.
Similia similibus. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Из рук в руки. 15 декабря 1628г.: Маркиз де Мирабель дает поручение шевалье де Корнильону.
Как вылечить жемчуг. 20 ноября 1628 года, утро: Г-жа де Бутвиль приходит к ювелиру.

Разговор или договор? 4 декабря 1628 года: Г-жа де Бутвиль получает аудиенцию у Ришелье.
Найти женщину. Ночь с 25 на 26 января 1629г.: Шере и Барнье пытаются разговорить кучера, который помог похитить г-на де Кавуа.
Порочность следственных причин 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа расспрашивает священника Сен-Манде.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Туда, где вас не любят. 2 декабря 1628 г.: Капитан де Кавуа узнает много нового о себе и о г-не де Ронэ.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » В вихре танца.... 12 ноября 1638 года, Лувр


В вихре танца.... 12 ноября 1638 года, Лувр

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

После эпизода  Па-де-де на троих 12 ноября 1628 года

0

2

Прежде чем давать музыкантам знак начинать, Луиза на всякий случай еще раз перекрестилась и проверила, что ленты – по три в каждой руке – не перепутались. Один конец каждой держала она, а другие – две дамы. Вот выбежит Луиза на сцену, ленты за ней потянутся треугольником, а посередке выступит шевалье де Корнильон – ужасно хорошенький в своей тунике и плаще. И все сразу поймут: корабль, корабельная фигура и аргонавт. Мадам д'Эссен предлагала еще, чтобы были песни, или на худой конец, стихи, но Луиза воспротивилась, потому что стихи кому-то надо было бы сочинять, и песни тоже, а потом учить наизусть, и вдруг они окажутся скверными или кто-нибудь кусок забудет, мало ли! А с музыкой и танцами все будет хорошо, а музыкантам, потому что они придворные, платить не надо!

Передний край сцены, у которого было какое-то специальное название, был весь уставлен подсвечниками, и Луиза, не то за множеством свечей, не то от волнения почти ничего в зале не видела. Ну и да ладно, пусть они на нее смотрят!

– Скажите, чтобы начинали, – шепнула она мадмуазель де Сент-Уэр и улыбнулась милому шевалье, который так необыкновенно удачно их всех выручил. Вот только бы было все это уже позади и можно было бы…

Когда запели скрипки, Луиза поспешно согнала мечтательную улыбку с лица и плавно выступила на сцену. Вот станцуют они павану и можно будет сесть с лютней рядом с музыкантами, играть и смотреть. Только бы все прошло хорошо!

Отредактировано Луиза де Мондиссье (2016-09-19 22:53:19)

+1

3

Звучала музыка, впереди колыхались бесчисленные огоньки свечей, рука белокурой феи была в его руке, а мысли где-то совсем далеко от происходящего на сцене. Как же все-таки жаль, что это павана, не предполагающая ничего, кроме церемониальных поклонов…  Дамы, которые держали  ленты, были весьма хороши собой, но Илер с удивлением обнаружил, что ему до них нет никакого дела.

Да, как же удачно совпало, что в этом балете нужно только танцевать, ничего не говоря…. В словах, несмотря на прекрасную память, молодой человек точно бы запутался - продолжая гадать, на что же он может надеяться "потом, после балета" .

+1

4

На сцене, под перекрестным огнем множества взглядов, Луиза вдруг почувствовала, что цепенеет, и непременно позабыла бы все слова, если бы ей нужно было что-то петь или читать стихи. Сама не зная как, она сумела, однако, пробежать к краю сцены, широко раскинула руки с лентами, разжала пальцы и присела в глубоком реверансе. Где-то прямо перед ней был сам король! Но Луиза, не решаясь взглянуть прямо, покосилась чуть в сторону и, встретив мрачный взгляд незнакомой дамы, сразу успокоилась. Ну конечно, завидует! Столько народу, и все смотрят только на нее, на Луизу!

Голубые, расшитые серебром и кружевом юбки взметнулись и сверкнули в огнях свечей, когда Луиза порхнула к левой рампе, повернулась и устремилась навстречу своему кавалеру. Ах, как же он был хорош! Пусть завидуют!

Танец не занял, казалось, и мгновения, И, хотя это была всего-навсего плавная и чинная павана, сердечко Луизы к его концу колотилось как сумасшедшее. Пальчики одной руки сделались совсем ледяными, в то время как другая, та, которую держал очаровательный шевалье, полыхала жаром. Как он смотрел на нее! Может, конечно, это была всего лишь игра света, но Луиза ей упивалась, и в ее глазах легко читалось сожаление, когда она склонилась напоследок в реверансе перед своим партнером и чуть слышно шепнула: «Благодарю!»

Публика разразилась аплодисментами, и Луиза, ловко подхватив подхватив по пути со сцены ленты, в которых они сумели все же не запутаться, устремилась прочь, чтобы минуту спустя, когда Бута уже окружили сирены, занять место рядом с музыкантами.

+1

5

Отзвучали последние такты сарабанды – минорные, тягучие, туманящие голову, как невыплаканные слезы. Шевалье, которого Луиза так удачно нашла взамен некстати отказавшейся мадам дю Фаржи, все это время стоял, замерев подобно статуе, и королева смогла подробно рассмотреть своего будущего партнера по гальярде. Первое впечатление было весьма приятным, шевалье был красив и интригующе бледен. Да и павану он танцевал определенно с изяществом.
Зазвучала флейта, ей вторил тамбурин, клавесин подхватил мелодию, и она, ответив на поклон кавалера, протянула ему руку без перчатки. "Пять летящих шагов и каденция, - вспомнила наставления учителя Анна, - и обязательно улыбайтесь". Легкие шаги с мыска на каблук, полуулыбка, чуть склоненная к плечу голова, кокетливо подобранный подол – ровно настолько, чтоб мелькали кружева на нижней юбке и туфлях. Славный итальянский танец напоминал королеве о весне, с её надеждами и счастливой бессонницей.
Молодой человек молчал, видимо не зная, как начать разговор, потому она заговорила первой.
- Как ваше имя, сеньор?

Отредактировано Анна Австрийская (2016-09-19 15:10:56)

+3

6

Проводив взглядом госпожу де Мондиссье, Илер успел еще раз пожалеть о том, что им достался только один танец. Но уже в следующий миг молодой человек понял – волшебство только начинается. Кружившиеся в танце дамы изображали сирен, но он вдруг напрочь позабыл об античном сюжете. Шевалье почувствовал себя рыцарем из старой легенды, которому однажды довелось увидеть, как на лесной поляне танцуют феи...

Сарабанда закончилась, пришло время гальярды. Изумительно красивая дама, которую легко можно было бы назвать королевой фей, подала ему руку. Илер улыбался в ответ и почему-то вспомнил, что за танец с королевой фей простому смертному всегда приходится платить дорогой ценой.

В вихре очень весеннего радостного танца молодой человек сразу позабыл обо всем. И про непривычно холодную осень, и про проклятую слабость, которая в любой момент могла в очередной раз наполнить о себе.

А потом златокудрая дама пожелала вдруг узнать его имя:

- Иларио де Корнильон, - ответил шевалье, по привычке представившись так, как это было принято в Испании.

Спросить имя прекрасной незнакомки Илер почему-то сразу не решился. А потом уже не успел. Последний поворот, поклон…  И шаг - уже навстречу сияющей мадемуазель де Сент-Уэр.

Отредактировано Илер де Корнильон (2016-08-24 15:57:46)

0

7

То, что симпатичный молодой человек оказался еще и соотечественником, Анну обрадовало. «Интересно, он из свиты де Мирабеля?», - королева бросила короткий взгляд в сторону зрителей, пытаясь разглядеть, есть ли тот в зале, не разглядела, и снова начала любоваться отточенными движениями шевалье.
Последнее время ей мало приходилось танцевать - когда идет война, а супруг так сильно недоволен, то явно не до балов. Приходилось обходиться танцами с придворными дамами, что конечно было совсем не то...
И как жаль, что она отказалась от роли Афродиты - канарио это же так весело! Анна всерьез обдумала идею забрать у мадам д’Эссен финальный танец – не посмеет же та возразить королеве? - и со вздохом отказалась, решив проявить благоразумие, живо представив сколько сплетен породит ее мимолетный каприз.

Отредактировано Анна Австрийская (2016-09-20 05:22:24)

+2

8

Хорошенькую мадемуазель де Сент-Уэр сменила яркая брюнетка, похожая на испанку, потом не менее привлекательная дама с каштановыми локонами и удивительными зелеными глазами. Расплата за танец с феями не замедлила – голова кружилась все сильнее. Но то была воистину ничтожная плата. Ведь завершить этот танец  Илеру предстояло с дамой, на которую он неизменно оглядывался вновь и вновь. С прекрасной королевой фей, рядом с которой красота остальных меркла. Ибо в свете солнца звезды не видны.

Отредактировано Илер де Корнильон (2016-08-24 15:59:51)

0

9

Танец продолжался, королева следила взглядом за шевалье, рассеяно отбивая ритм каблуком. Мысли текли вслед за музыкой, Анна размышляла о том, как бы побольше узнать о господине де Корнильоне. Расспросить приведших его дам? Или послать с Александром записку маркизу де Мирабелю?..
В этих мыслях она дождалась, когда молодой человек закончит предыдущий тур танца. И с близкого расстояния в глаза ей бросилось неладное – романтическая бледность сменилась пятнами румянца на скулах. И, кажется, не только быстрый танец был тому причиной.

Отредактировано Анна Австрийская (2016-09-16 00:59:57)

+1

10

О если бы время остановилось… Или хотя бы танец был чуть медленней... Ведь наконец ее рука вновь оказалась в его руке. Кто она – баронесса, герцогиня? Впрочем, что ему до того? Эту прекрасную даму Илер мог назвать только королевой.

-Осмелюсь спросить, сеньора, какое имя отныне станет моей молитвой?

А в следующее мгновение бесчисленные огни свечей потускнели и поплыли куда-то в сторону. Всего на миг, но шевалье все-таки сбился с шага. Молодой человек продолжил танец, который он теперь считал безнадежно испорченным, смущенно прошептав:

- Простите…

Увы, вчерашнее приключение напомнило о себе в самый неподходящий момент…

+1

11

Рука Анны напряглась, принимая на себя вес пошатнувшегося партнера. Его же лихорадит, Матерь Божья, чем же он думал, когда вызвался танцевать гальярду?! А ведь впереди у него был еще один быстрый танец.
- Улыбайтесь, - как ни в чем не бывало сказала она, - главное, когда совершаешь ошибку в танце, не останавливаться. С вами все хорошо?
Ей самой улыбка давалось легко - хорошее настроение стало просто чудесным, когда она поняла, что шевалье не знает, с кем ему выпало танцевать. Жаль конечно, что недолго ему оставаться в неведении, кто-нибудь да скажет, но это будет не она.

Отредактировано Анна Австрийская (2016-09-16 00:57:41)

+2

12

Будь оно неладно, это шампланское приключение… Хотя нет - не случись его, этого танца тоже не случилось бы. 
К тому же дама вовсе не расстроилась - она улыбалась шевалье. И ему показалось, что в полутемном зале стало вдруг светло как днем. Илер улыбнулся в ответ:

- Теперь со мной все прекрасно, сеньора

Сказанное было чистой правдой - увидев лучезарную улыбку прекрасной дамы, молодой человек вмиг позабыл обо всем. Дальше он танцевал безупречно - будто той досадной оплошности вовсе не было. И проклятая слабость больше не посмела напомнить о себе. Жаль только, слишком быстро пришло время расходиться в стороны,  и больше ничего не удалось сказать.

Потому в финале, провожая даму на место, Корнильон не задумываясь решил повторить вопрос, на который так и не получил ответа:

- И все же, сеньора, дозволено ли мне будет услышать имя, что теперь будет звучать для меня слаще любой музыки?

Отредактировано Илер де Корнильон (2016-09-18 14:44:25)

+1

13

Второй раз делать вид, что не услышала вопроса, было уже неприлично, но представляться ужасно не хотелось. Известно ведь, что будет потом – искренний интерес и восторг моментально сменятся почтением и страхом. А в худшем случае еще и расчетом.
- Не находите, что здесь невыносимо жарко? – спросила Анна Австрийская, раскрывая веер.
К ним подошла донья Эстефания с серебряным подносом, на котором стоял стакан воды – верная дама знала, что понадобится после быстрого танца. Делая глоток, королева бросила на нее взгляд, который та истолковала не совсем верно.
- Молодой человек, вам оказала честь сама королева Франции, - сухо ответила испанка, вставая между своей повелительницей и мужчиной. Одетая по испанской моде, с резными гребнями в волосах, высокая и статная, компаньонка королевы выглядела очень сурово.
«Вот и все инкогнито», - со вздохом подумала Анна, а вслух сказала:
- Эстефания, будьте любезны, распорядитесь, чтоб сеньору де Корнильону принесли бокал вина. Думаю, ему стоит освежиться перед финальным танцем. И попросите госпожу де Мондиссье подойти.
А про то, что руки у шевалье были слишком горячие и сухие, для того чтобы она поверила во "все прекрасно", королева не сказала ни слова.

Отредактировано Анна Австрийская (2016-09-20 12:12:00)

+3

14

Луиза следила за ее величеством во все глаза и во время танца, и после, и страшно боялась, что королеве их новый партнер не понравится, хотя вот честно, не было у нее никакого выбора, а танцевать он умел. То есть, конечно, можно было пригласить какого-нибудь придворного, но ведь тогда бы и все бы знали, что у нее ничего не вышло, а во-вторых, этот кто-то наверняка тогда бы захотел бы что-то для себя от ее величества поиметь, а милый шевалье даже не знал, с кем танцует, и вообще ему она, Луиза, нравилась, и это тоже было чудесно, но на всякий случай она очень внимательно следила за ее величеством и поэтому сразу все поняла, хотя по губам она читать не умела, но что там было не понять, когда донья Эстефания на нее посмотрела?

Конечно, она сразу вскочила, но потом тут же опять села и стала дальше настраивать свою лютню, пока испанка не передала ей королевский приказ, а тогда она уже полетела со всех ног, держа лютню одной рукой, чтобы другой взять с подноса, который как раз принес лакей, бокал вина.

– Я здесь, я вся к вашим услугам и вот, шевалье, – радостно воскликнула она и протянула бокал молодому человеку. – Ах, какая гальярда, просто слов нет, я так хотела бы тоже быть сиреной!

Бегая за плащом для милого шевалье, она рассказала, конечно, королеве, что он ничего не подозревает, но теперь на всякий случай вопросительно глянула на ее величество – а вдруг королеве не понравится, что она без титула?

Отредактировано Луиза де Мондиссье (2016-09-21 00:31:51)

+1

15

Королева Франции… Называя про себя прекрасную незнакомку королевой фей, молодой человек и не подозревал, насколько он был близок к истине. Впрочем, королевой эта дама была для него изначально, потому раскрытое инкогнито мало что изменило. Хотя нет - он наконец узнал имя. Королева Франции Анна Австрийская… Прекрасная Анна…

Стоило уйти чопорной донье Эстефании, Илер вновь заговорил с прекрасной дамой:

- Значит, теперь моей молитвой станет имя Анна...Я называл вас королевой с первого мгновения – стоило мне вас увидеть…

Да, он опустился бы перед ней на колени, но не здесь шевалье этого позволить себе, увы, не мог...

Отредактировано Илер де Корнильон (2016-09-21 22:30:05)

0

16

Если ее величество и хотела ответить на этот комплимент, такой возможности ей не представилось. Перерыв, необходимый как музыкантам для того, чтобы снова настроить свои инструменты, так и танцорам, чтобы слегка отдышаться, не позволял прочим сиренам никуда отлучиться со сцены, и все они собрались в том же углу, чуть в стороне от оркестра. Разумеется, ни одна из них не могла и на миг забыть об уважении, кое все они должны были оказывать королеве Франции, но общее дело всегда сближает. И если даже самая чопорная снизошла до благосклонной улыбки смазливому флейтисту, удивительно ли, что они позволили себе оказаться чуть ближе к королеве, чем обычно позволял этикет?

- О да, ваше величество! – воскликнула самая бойкая из них. – Это был прекрасный танец. Но клянусь, вам следовало взять роль Афродиты. Ибо вы сияете среди нас, как богиня среди смертных.

- Среди нимф, - поправил другой женский голос, но из-за спины королевы, и не очень громко.

- И шевалье чудесно танцует.

- Хотя, конечно, как смертный.

Кто-то чуть слышно фыркнул. Кто-то, спеша сгладить неловкий момент, предложил кому-то вина. Была упомянута и духота, и – после быстрого взгляда в зал – удивительная благосклонность публики. Не обошлось, конечно, и без еще парочки более или менее хорошо замаскированных шпилек, но никто не допустил больше оплошностей, чем все прочие, и оттого все когти были спрятаны, в улыбках почти не было ехидства, и знак, поданный клавесинистом, которому, разумеется, настраиваться пришлось дольше прочих, все встретили с готовностью.

То ли выпитое вино, то ли успех небольшого представления был тому причиной, но вторая часть балета оказалась даже лучше, чем первая, огрехи – едва заметными, а всеобщее удовольствие – почти совершенным. И когда, по окончании канари, королева с двумя избранными дамами оставила сцену, чтобы направиться к своему венценосному супругу, оставшиеся позади фрейлины не поскупились на пышные комплименты ни своей повелительнице, ни самим себе, ни своему нечаянному партнеру.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » В вихре танца.... 12 ноября 1638 года, Лувр