Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Графиня де Люз сталкивается с загадкой, герцогиня де Монморанси беседует со священником. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Лапен сопровождает свою госпожу к источнику. Мари-Флер впутывается в шантаж.

Как дамы примеряют маски. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Мондиссье с помощью гг. Портоса и «де Трана» устраивает ее величеству посещение театра.
Трудно быть братом... Декабрь 1628 года: Встретившись после многих лет разлуки, братья де Бутвиль обнаруживают, что не всегда сходятся во взглядах.

Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года: Герцог Ангулемский знакомится с г-жой де Бутвиль. Прибыв в охотничий домик в роли Немезиды, герцог примеряет уже маску Гестии.
Годы это не сотрут. Декабрь 1628 года, Париж.: Лишь навеки покидая Париж, Лаварден решается навестить любовь своей юности.

Полуденный морок. 29 ноября 1628 года: Маркиз де Мирабель пытается помириться с г-жой де Мондиссье.
О милосердии, снисходительности и терпимости. 29 октября 1628 года: Завершив осаду Ларошели, кардинал де Ришелье планирует новую кампанию.

Итак, попался. А теперь что делать? 20 ноября 1628 года, вечер: кардинал де Ришелье расспрашивает Лавардена и д'Авейрона об интриге, в которую те оказались впутаны: кто нанял королевского мушкетера, чтобы затем сдать всех дуэлянтов городской страже? И что важнее, зачем?
Без бумажки ты - букашка... 3 декабря 1628 года: Пользуясь своим роковым очарованием, миледи убеждает Шере оказать ей услугу, которая может ему еще дорого обойтись.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Праздники и будни, ноябрь 1627 года, Тулуза


Праздники и будни, ноябрь 1627 года, Тулуза

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

Действующие лица:       
                       Герцог де Монморанси
                       Граф де Люз с супругой

0

2

Когда-то давно, в юности, герцог Монморанси любил показываться на людях в полном блеске: чтобы свита человек сто, и у всех плюмажи на шляпах, да чтобы кони одной масти, пусть люди дивятся! Тогда власть, осознание своего старшинства были ему внове, но с тех пор восторгов поубавилось, а забот стало столько, что красоваться уже не хотелось. Тем более, что и Марии-Фелисии не нравилась излишняя пышность, а герцог старался делать то, что ей нравится, когда была такая возможность.
          Поэтому семейство Монморанси отправилось из замка Лагранж в Тулузу самым скромным образом: всего три кареты с дамами да три десятка эскорта. Анри терпеть не мог карет, он ехал верхом рядом с экипажем жены, а свита следовала за ними.  Перевозить мебель из замка в город не требовалось: все резиденции губернатора в Лангедоке были полностью  обставлены. Народ по дороге, конечно, все равно сбегался посмотреть и поприветствовать, и это, что ни говори, было приятно.
          На улицах Тулузы прохожие тоже не упустили случая поприветствовать губернатора и его супругу.  В итоге герцогиня порядком утомилась, и дамам пришлось поддерживать ее при выходе из кареты.  Анри спешился и подал ей руку - они всегда входили в дом вдвоем. 
          В нижней зале их ждала выстроенная красивым рядом прислуга и доклад дворецкого Паульяна. Разумеется, все было в полном порядке, и комнаты готовы, и кухня не подвела.
          - А еще у вас гости, - сказал напоследок дворецкий, - на днях прибыли его светлость граф де Люз с супругой!
          - Граф де Люз? - Анри вздрогнул от звуков этого имени. - Но...
          - Анри, какая радость! -воскликнула герцогиня, быстрее сообразившая, о чем речь. - Вы понимаете? С супругой! Это значит, что кузен Луи-Франсуа женился!
          - Да... понимаю! И вы сообщаете нам о его приезде в последний момент! - упрекнул дворецкого Анри. - Почему не известили меня? И где же они?
          - Да ведь они прибыли только вчера! Мы бы не успели  вам написать! А сейчас они гулять изволят. Граф показывает супруге город...

+3

3

Вторая прогулка по Тулузе удалась супругам Бутвиль лучше первой - никаких неприятных встреч, зато множество интересных впечатлений. Красивые старинные особняки, разнообразные церкви - особенно Бутвиля поразила Дорада, где почитали древнюю статую Богоматери, вырезанную из черного дерева. выйдя из этого небольшого храма, граф вспомнил ту маленькую статуэтку, которую Эмили нашла в часовне полуразрушенного замка над морем: от нее тоже веяло духом глубокой древности.  Чтобы отрешиться от грустных мыслей о быстротечности времени, Бутвиль повел жену в кондитерскую лавку неподалеку от Капитолия, там они угостились засахаренными фруктами и направились домой в прекрасном легком настроении.
         В момент, когда они вошли во двор, граф заметил, что слуга уводит  на конюшенный двор прекрасного гнедого под богатым седлом, и воскликнул:
         - Эмили, дорогая! Вы видите вон того коня? Похоже, хозяин дома только что прибыл, и мы сейчас его увидим!

*

Надеюсь, на этот раз графа не заподозрят в излишнем ясновидении? Он знает, что его кузен предпочитает гнедых лошадей, вот и все!

+1

4

. Разумеется, было понятно, что, приехав в гости к герцогу, они его рано или поздно увидят. Юная графиня столько слышала о его высочестве: и от мадам д'Ангулем, с удовольствием вспоминавшей любимого брата, и от мадам де Миолан, внушавшей юной воспитаннице уважение к приютившему ее дому рассказами о величии рода Монморанси, и от супруга, искренне любившего кузена. Все восхваляли ум, доблесть, красоту и доброжелательность герцога. Мадам де Бутвиль растерялась, да и более опытная дама растерялась бы, зная, что вскоре увидит образец рыцарства, истинного героя романа.
- Прямо сейчас? - пролепетала Эмили.

0

5

Луи-Франсуа ждал этой встречи, как большой радости - ему так хотелось наконец поделиться всем тем, что с ним случилось за последний год!  Будь он один, вполне мог бы сразу же направить к кузену слугу, предупредить и пойти следом, чтобы тут же и увидеться. Но вдвоем с женой он этого сделать не мог.
       - Прямо сейчас нельзя, - вздохнул он. - Нужно дать хозяевам дома время прийти в себя после дороги. Да и нам  подготовиться - это ведь будет официальная встреча, в присутствии свиты.
       Эмили куснула губу. Отсрочке она была рада - все-таки не так страшно. Или наоборот?.. В присутствии свиты! Все будут смотреть, на ком это там женился Луи-Франсуа, оценивать... Сравнивать, хоть с той же мадам де Сен-Поль...
       - Скажут, когда нужно, да?
       - Наоборот,  - уточнил Бутвиль, - это мы должны сообщить кузену, когда будем готовы. Так принято - предупреждает младший, а приглашает старший. Анри ведь старше меня и титулом, и годами. Пожалуйста, не беспокойтесь, это всего лишь дань формальностям, здесь никто не позволит себе неучтивых выходок. И не печальтесь, что нового платья нет - вы всё равно будете лучше разных  пышных красоток, поверьте! Пойдемте же к себе, не будем терять время!
      Эмили смущенно улыбнулась.
      - Ужасно боюсь,  - призналась она. - Вдруг я им не понравлюсь...
      - Супругам Монморанси нравятся люди, которые умеют любить, - возразил Луи-Франсуа, - Можете быть уверены, понравитесь!
      Эмили улыбнулась в ответ.
      - Я могу сказать что-нибудь не то. А еще я неуклюжая... Если что, вы... ну ткните меня пальцем в бок, что ли.
      Она представила себе это и рассмеялась.   Бутвиль тоже рассмеялся этому предложению,  и они направились к своим комнатам.
       Для молодой графини было загадкой, откуда горничная знает, когда госпожа появится в комнате. Следят они тут, что ли? Или Лапен позвал? Когда бы только успел... Однако мадам де Бутвиль ждала все та же пожилая горничная, которая помогла умыться, надеть голубое платье - то самое, в котором Эмили выходила замуж, - и снова убрала в прическу ее волосы. В Байонне муж подарил ей первые в ее жизни драгоценности, и сейчас жемчужное ожерелье обвило стройную шейку, а жемчужные же серьги подчеркнули белизну кожи. Эмили посмотрела на себя в зеркало и поняла, что готова. Она вышла в соседнюю комнату к мужу и внезапно снова смутилась.
      - Ну... вот так...
      Луи-Франсуа знал, что Анри будет рад видеть его в любой одежде, но все-таки  надел самый нарядный из трех своих камзолов и новый воротник.  Потом вызвал слугу и велел передать  господину герцогу, что хотел бы его навестить.  Когда вошла жена,  такая нарядная, смущенная, на сердце у Бутвиля стало светло, легко, хотя он не мог бы объяснить, что именно привело его в восторг - наряд жены, ее жемчуга, прическа - или просто все вместе, все, что называлось прелестным именем - Эмили.
       - О! - только и мог воскликнуть он. - Как вы хороши, душа моя!
    Очень хотелось тут же обнять её и расцеловать, но ведь парадное платье нельзя мять... Муж ограничился лишь тем. что поцеловал жене руку.
    - Я уже отправил слугу сообщить, что мы готовы, - сообщил он. - Нас вот-вот позовут.

**

В соавторстве!

+1

6

Условностями света пренебрегать нельзя, но Анри не терпелось скорее увидеться с братом. Сбросить  запыленную дорожную одежду, сполоснуть лицо и руки, надеть домашний костюм - элегантный, но простой,  - на это много времени не требовалось, тем более что герцог с детства был приучен одеваться без помощи слуг. Через несколько минут он вошел в спальню жены и застал её в процессе переодевания - дамский наряд так просто не снимешь и не наденешь. Мария-Фелисия всегда смущалась, когда он так входил, воспитанная в монастыре скромность сказывалась даже в супружеской жизни; но упрекать Анри  или запрещать ему что бы то ни было - нет на это герцогиня не была способна.
         - Я сейчас буду готова, - сказала она, взглядом дав понять горничным, чтобы поторопились, - но прежде чем мы увидимся с кузеном, мне хотелось бы узнать: неужели он не известил вас о таком важном событии в своей жизни?  Не думаете ли вы, что за этим стоит нечто неприятное?
         - Неприятное? Не думаю, - усевшись в кресло у окна, чтобы не мешать служанкам хлопотать вокруг госпожи, ответил герцог. - А вот что-то странное - да, могло произойти. После печальной истории с Монфлёри... Да что гадать? Теперь Луи-Франсуа здесь, и мы сможем всё выяснить.
         Еще четверть часа - и супруги спустились вдвоем на первый этаж, в зал для малых приемов, где уже собрались все приехавшие с хозяевами дамы  и кавалеры, а также главные служащие дома - казначей, конюший, управляющий хозяйством.  Все они, как пристало вельможе высокого ранга, были дворянами, хотя и незнатными.
         - Граф и графиня де Люз! - зычно возвестил мажордом.  Громкий голос и внушительная внешность были  основными достоинствами, которые обеспечивали  ему вполне приличное жалованье.
         Лакеи, стоявшие по сторонам двери, слаженным движением распахнули створки.

+1

7

Эмили почувствовала, что сердце ее уходит в пятки и даже немного разозлилась на себя. Будто она не видела герцогов и герцогинь! Даже с самим кардиналом разговаривала! Но уж больно много говорили ей именно об этом герцоге, чтобы молоденькая и совсем недавно ставшая графиней женщина могла не волноваться. Она оперлась на руку мужа — какое счастье, что он рядом! - и пошла с ним, кожей ощущая любопытные взгляды придворных и страстно надеясь, что под этими взглядами не споткнется и не наступит себе на юбку. Все обошлось, она даже ухитрилась вполне изящно присесть в реверансе перед их сиятельствами, и потом только осмелилась поднять глаза, чувствуя, как горят щеки, и с ужасом думая, что, верно, она сейчас красная, как рак, и выглядит полной дурочкой.

+1

8

Бутвиль видел, что Эмили волнуется,  но румянец смущения был ей к лицу,  и что бы ни подумали дамы свиты о госпоже де Люз, главное -  как ее приняла хозяйка дома. А Мария-Фелисия, судя по улыбке и радостному блеску в глазах, была довольна новым знакомством.  И как только все формальные приветствия были произнесены, отпустила дам отдохнуть с дороги, а герцог разослал своих кавалеров с разными поручениями, и наконец родственники остались одни в большом зале, залитом ярким светом южного дня из высоких окон. Кузены крепко обнялись, а герцогиня предложила Эмили сесть рядом с ней и ласково сказала:
        -  Вам, должно быть, нелегко пришлось на пути сюда? Говорят, на Юге сейчас повсюду неспокойно... А вы - словно в рыцарском романе - вдвоем, с одним-единственным слугою...
        - На самом деле до серьезных беспорядков еще далеко, - ответил Бутвиль вместо Эмили, - хотя, если гугеноты и дальше будут мутить воду, всякое может случиться.  Так или иначе, мы здесь, а в Тулузе и ее окрестностях попечением вашего супруга все спокойно...

*

Действия других персонажей согласованы.

+1

9

С того времени, как они покинули Ларошель, мадам де Бутвиль не думала об опасности. Она была счастлива, а мелких тягот пути попросту не замечала.
- Что вы, это было совсем не тяжело, ваша светлость! - с улыбкой возразила она. - Наоборот, это было весело! Я люблю путешествовать верхом: можно смотреть по сторонам, беседовать... А иногда можно скакать очень быстро.

0

10

С того места, где стоял герцог, беседуя с дорогим гостем, не все было слышно из разговора дам, но выражения лиц свидетельствовали, что новое знакомство протекает успешно.
         - Знаете, друг мой, я не рез пытался себе представить, как вы исполните  веления Гименея и найдете себе пару, - с улыбкой заметил герцог. -  Мне-то заботиться об этом не пришлось, все решил отец, и решил, как показало время, наилучшим образом. Но над вами старших, увы, уже нет... Кстати, тетушка Ангулем пыталась поискать для вас подходящую партию, и хотя изгнание и всё, что за ним последовало - большое несчастье, но в одном вам повезло: матримониальные интриги тетушки прекратились.  А ваша избранница... кроме того, что она молода и хороша собою, ничем не напоминает девиц, которые нравились почтенной герцогине!

+1

11

- Могу себе представить, каков был бы ее выбор! - улыбнулся Луи-Франсуа. -  Что-нибудь вроде нового издания мадам де Миолан, только в более богатой обложке! Ах, кузен, как я рад, что мы наконец-то здесь, в вашем чудесном доме, что я могу говорить с вами напрямую, а не полагаться на письма... К сожалению, темы для разговора у меня имеются отнюдь не радостные. Очень не хочется портить вам настроение перед праздником, но некоторые вопросы, по- моему, лучше решить сразу...

+1

12

Герцог внимательно посмотрел на кузена. В первые минуты радость встречи не дала ему разглядеть те изменения во внешности родича, которые заметны только близким людям. Дело было не в том, что Луи-Франсуа похудел со времени их последней встречи - участие в военной кампании и дальняя дорога к полноте не располагают;  и не в бледности его лица - он никогда не отличался особым румянцем, а уж после всего, что пришлось пережить за последнее время, иного и ждать было нельзя. Но вот выражение глаз... Взгляд кузена был слишком серьезным и слишком усталым для молодого человека, только что обретшего счастье со своей избранницей.
        - С вами случилось что-то опасное, о чем я не знаю? - встревоженно спросил герцог. - Ну конечно же, давайте поговорим о том, что вас беспокоит! Надеюсь, что я смогу помочь вам, и тогда вы сможете со спокойным сердцем повеселиться на нашем празднике! Но здесь нам беседовать не стоит - многовато любопытных ушей и глаз. Пойдемте ко мне в кабинет!
         Они вдвоем подошли к герцогине, и Монморанси самым спокойным тоном  извинился перед дамами, что дела заставляют его ненадолго покинуть их общество; граф де Люз взглядом дал понять Эмили, что волноваться не нужно,  улыбнулся жене,  учтиво поклонился герцогине, - и оба кузена направились к выходу. 

***

Действия персонажей согласованы. Продолжение см. в следующем эпизоде.

+1

13

Герцогиня проводила взглядом удаляющегося мужа и, вздохнув, развела руками:
        - Дела догоняют мужчин и безжалостно отнимают их у нас в самые радостные минуты жизни! Право, я немного завидую вам, сударыня - ведь вы могли быть так долго бок о бок с супругом...  Хотя для женщины жизнь в таких условиях, должно быть,  трудна. Но теперь вы можете и отдохнуть, и развлечься, а я очень  рада, что господин де Бутвиль обрел такую славную спутницу жизни. Мне хотелось бы расспросить вас подробнее, но это лучше сделать не здесь. Пойдемте, я покажу вам наш сад!
         Мария-Фелисия жестом дала своим дамам понять, что в сопровождении не нуждается, и за нею последовала только камеристка, несшая в атласном мешочке все, что могло понадобиться госпоже: флакон с нюхательной солью - против головокружений, небольшой серебряный кубок - на случай, если ей захочется напиться, кожаные перчатки и ножницы для срезки цветов.     
         Сад в резиденции губернатора был невелик. как и все городские сады, но разбит так искусно, что окружавшие его высокие стены соседних домов были почти незаметны за густыми ветвями деревьев, плотной порослью вьющихся растений и пышными кустарниками. Посередине, в круглом водоеме,  журчал фонтан, и надо всем витал запах разогретых солнцем душистых трав.
         - У меня тут целый угол занят лекарственными растениями, - пояснила герцогиня. - Главный лекарь господина де Монморанси - известный ученый, он изучил целебные травы Лангедока и подсказал мне, что лучше посадить, чтобы в любой момент были под рукой средства для лечения лихорадок и различных ран.  Увы, эти средства бывают нам нужны гораздо чаще, чем мне хотелось бы.  Зато здесь так чудесно дышится - каждый вдох несет исцеление!
         Она подвела гостью к полукруглой мраморной скамье, поставленной шагах в десяти от фонтана и предложила:
         - Давайте посидим здесь и побеседуем. Не возражаете?

+1

14

- Нет, конечно же! - мадам де Бутвиль вслед за герцогиней опустилась на мраморную скамью. -  У вас чудесный сад! Мне всегда хотелось разбираться в целебных растениях, но как-то не пришлось научиться.  А это бывает нужно, да. Раны перевязывать я умею...
Она остановилась, подумав, не слишком ли много болтает. Мадам д'Ангулем это бы не понравилось, но герцогиня де Монморанси была совсем другой: мягкой, нежной и, похоже, доброй.
- Я вообще мало знаю, - Эмили улыбнулась той обезоруживающей улыбкой,  которая так ее красила, - но я быстро учусь, правда! А моя жизнь после того, как господин граф оказал мне честь и сделал своей супругой, вовсе не была трудной. То есть под Ларошелью по всякому бывало, но наше путешествие - это был просто праздник! Впрочем, что я болтаю - вы же знаете, какой он чудесный человек!

0

15

Герцогиня грустно улыбнулась и покачала головой:
         - Насколько я могу судить, мужчин дома Монморанси отличает удивительное сочетание мужества, отваги в делах военных и доброжелательности, даже мягкости в отношении к женщинам и к людям, состоящим у них на службе.  Даже мой покойный свекор, уж на что был суров и решителен,  проявил обо мне, тогда еще совсем девочке,   удивительную заботливость - ведь я ехала во Францию, как в совершенно чужую страну, даже языка не знала, а старый герцог не только встретил меня, как только я сошла с корабля, но и предоставил мне одного из своих секретарей, чтобы сразу начать учиться языку уже по пути в Париж. И когда мы встретились с моим будущим супругом месяц спустя, я уже могла понимать его речь и отвечать! 
          Мария-Фелисия  позволила себе ненадолго погрузиться в приятные воспоминания, но оставлять без внимания новую родственницу было бы неучтиво,  и она добавила:
          - Граф де Люз, как мне кажется, обладая в полной мере этими родовыми качествами,   отличается также большим здравомыслием, чем его старший брат... - по лицу герцогини прошла тень, ей тяжело было вспоминать те дни, когда она вместе с принцессой Конде пыталась спасти жизнь безумцу Франсуа. - Потому у вас гораздо больше шансов на счастливую жизнь с мужем.  Если только он не решит продолжать военную карьеру.  И ещё ему, пожалуй,  было бы полезно чаще обращать свои помыслы у Богу.  Во время вашей поездки вы хоть раз останавливались где-нибудь послушать мессу?

+1

16

- Увы, лишь один раз, в Кюине, - вздохнула Эмили и покраснела. Они  в самом деле могли бы почаще думать о Господе, а не о разных там глупостях вроде поцелуев при каждом удобном случае, да и не только поцелуев... И это было ее упущение. Мужчины часто забывают о таких вещах, однако разве не долг хорошей жены заботиться не только о теле, но и о душе супруга? - Это небольшое имение, оно досталось мне в наследство, и мы заехали туда, чтобы граф мог оценить его состояние. Но... по дороге с нами произошло действительно чудесное событие!
И мадам де Бутвиль рассказала герцогине о найденной ею статуэтке Девы Марии.
- Граф считает, что мы должны подарить ее вам, чтобы она вас хранила, - добавила Эмили.

0

17

Герцогиня выслушала рассказ юной гостьи, стараясь не выдать, насколько эта история её взволновала. Жизнь во Франции, при дворе, приучила её скрывать свои чувства,  но сейчас, наверно, эта сдержанность была излишней:  ведь мадам де Люз, по сути, такая же восторженная и наивная девочка, какой когда-то давно была младшая дочь герцога Орсини, с восторгом слушавшая рассказы своих воспитательниц-монашек о чудесах Господних...
       - В далеком пути не всегда удается уделить время общению с Творцом, тут уж ничего не поделаешь. Но то, что вы посетили церковь в наследственном поместье ваших предков - это очень хорошо, -  сказала Мария-Фелисия с улыбкой.  -  Здесь, в Тулузе, много прекрасных храмов, но я советую вам с мужем посетить Нотр-Дам дю Тор. Я знаю, что шевалье де Бутвиль... о, простите, я еще не привыкла называть его новым именем... Луи-Франсуа всегда был достаточно благочестив, в отличие от его несчастного брата, он наверняка согласится пойти с вами. Церковь небольшая и не слишком нарядная, но очень древняя, и молиться в ней хорошо... Всем нам, и мужчинам, и женщинам нужно заступничество святой Девы в такие недобрые времена.  Что же касается вашей удивительной находки - это, несомненно, добрый знак  для будущего вашей семьи! Чудесная история, такая трогательная... Я буду вам чрезвычайно признательна за такой подарок.  Хотя, конечно, с моей стороны это было бы проявлением себялюбия...

Отредактировано Мария-Фелисия (2016-09-15 11:04:13)

+1

18

Единственное, что смущало юную графиню де Люз, так это мысль о том, что если статуэтка Девы Марии столь странным образом далась ей в руки, не разгневается ли Пресвятая, если она ее отдаст? Не лишит ли своего покровительства их семью? Но герцогиня де Монморанси — это тоже их семья, и потом, Луи-Франсуа такой умный, он лучше знает, как следует поступить.
- Что вы, ваша светлость, вовсе нет! -  мягко улыбнулась Эмили. - И я уверена, граф с радостью проводит меня в тот храм, о котором вы говорили.

0

19

- Вот и прекрасно, - одобрительно кивнула головой герцогиня. - Люди, которым в жизни не хватает денег, титулов, власти - каких-либо преходящих мирских благ, - часто завидуют тем, кого судьба вознесла высоко. Но никто не знает лучше тех, у кого все земные богатства есть, что   главное сокровище милостью господней доступно всем - и при этом не обретается ни за какие деньги: это любовь. Любовь, которая останется с нами, даже если мы потеряем все. Этот дар нужно ценить, о сохранении и приумножении любви нужно молиться...
        Мария-Фелисия мягко коснулась руки своей собеседницы, заглянула ей в глаза и оживденно добавила:
        - Знаете, мне вдруг представилось, как нам следует поступить: давайте завтра побываем в церкви вдвоем с вами, и если муж позволит вам сделать такой подарок, вручите его мне там, пред алтарем!

+1

20

- Да... - растерянно хлопнула ресницами юная графиня, - я... я буду счастлива...
Она попыталась представить себе, как это будет происходить... Как она будет передавать герцогине статуэтку, стоя перед алтарем, будто бы при венчании... Что-то надо будет говорить, наверное... Пожалуй, это будет весьма эксцентрично... Хотя, конечно, к мадам де Монморанси это определение никак не подходит. Она такая любезная, тихая, добрая... Такая благочестивая... И почему-то до жути напоминает мадам де Миолан... Эмили даже покраснела, возмутившись собственными мыслями. Сравнивать милую Марию-Фелисию с занудной и недалекой теткой! Так думать может только законченная и неблагодарная грешница!
- Граф, конечно же, позволит, он сам хотел... А я... я бы хотела исповедоваться...
Эмили чувствовала себя крайне неловко. Она, разумеется, искренне верила в Бога, но никогда не была особенно набожна, и, что уж таить, люди сильно богомольные вызывали у нее скуку. Что сейчас было совсем неуместно.

0


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Праздники и будни, ноябрь 1627 года, Тулуза