Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, приняв последнюю за герцогиню де Монморанси. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"Прямо страх, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором в Новый свет плывут Лаварден, Дюран, Мартен и Морель, происходит нечто странное.
Similia similibus. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Из рук в руки. 15 декабря 1628г.: Маркиз де Мирабель дает поручение шевалье де Корнильону.
Как вылечить жемчуг. 20 ноября 1628 года, утро: Г-жа де Бутвиль приходит к ювелиру.

Разговор или договор? 4 декабря 1628 года: Г-жа де Бутвиль получает аудиенцию у Ришелье.
Найти женщину. Ночь с 25 на 26 января 1629г.: Шере и Барнье пытаются разговорить кучера, который помог похитить г-на де Кавуа.
Порочность следственных причин 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа расспрашивает священника Сен-Манде.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Туда, где вас не любят. 2 декабря 1628 г.: Капитан де Кавуа узнает много нового о себе и о г-не де Ронэ.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Тайнопись с задней мыслью. 6 декабря 1628 года, вечер


Тайнопись с задней мыслью. 6 декабря 1628 года, вечер

Сообщений 1 страница 20 из 40

1

После эпизода Неизбитость сюжета - гарантия целости автора. 5 декабря 1628 года

0

2

Покосившийся домишко, спрятанный в лабиринте узких улочек у рынка святого Мартина, ничуть не менялся вот уже три года. Шере, толкая ветхую дверь, гадал всякий раз, когда в ответ на звон треснувшего колокольчика появится кто-то, ему незнакомый: мэтру Серро было не меньше семидесяти, судя по тому, что он упоминал еще царствование короля Генриха II, однако за жизнь он цеплялся с не меньшим упорством, чем ростовщик за свое добро – а уж в последнем-то Шере знал толк.

В этот раз, однако, он был не настолько уверен, что хочет видеть самого аптекаря, а не его помощника. С одной стороны, во время последнего их разговора Веснушка выказал недурные познания в том, что касалось невидимых чернил, но угадать, сколькими их секретами старый аптекарь поделился со своим помощником, было невозможно. Но с другой, настоящая причина, по которой Шере предпочел бы в этот раз поговорить с юношей, была иной – и поди реши, что важнее. Хотя на самом деле, что важнее он знал, и если мэтр Серро окажется на месте, о второй части плана можно будет забыть – и не без облегчения.

В лавке было не светлее, чем снаружи, где уже сгущались сумерки. По пути сюда Шере чуть было не сделал крюк, чтобы предупредить Реми, что не придет, но вовремя спохватился, поразившись, сколь привычными сделались ежедневные визиты. Впору уже осточертеть – даже к Мари он не заходил так часто. Тут не за пропущенный вечер извиняться надо, а за половину, а то и больше всех остальных, и если поначалу он подумывал о том, чтобы зайти в особняк Кавуа позже, то теперь он точно знал, что проведет этот вечер в старых своих кварталах. И нечего морочить людям голову!

Отредактировано Dominique (2016-06-13 16:43:35)

0

3

День выдался не из легких, и отнюдь не потому что от визитеров не было отбоя. Скорее, наоборот. Мэтр Серро маялся ломотой в костях, и с утра только и делал, что жаловался на свою хворь. Венсан опрометчиво предложил старику взять им же самим приготовленную мазь, и тот мигом прибавил к своему ворчанию сетования на непочтительность нынешней молодежи. Учить его, мэтра Серро! Да он занимается своим ремеслом вдвое дольше, чем Венсан живет на свете! Веснушка стоически отмалчивался, с трудом подавляя желание напомнить расскрипевшемуся старому пню, благодаря кому стены этой аптеки до сих пор еще не обрушились. Наведайся к ним какой-нибудь покупатель, Серро, глядишь, и угомонился бы. Но как назло, возле их двери никто не задерживался.
Наконец мэтр Серро, охая и кряхтя, убрался к себе в закуток. Уже смеркалось, и Венсан сказал себе, что неплохо бы и самому отправиться на боковую. День явно не задался, и лучше было его закончить.
Как раз тут посетитель и явился.
Венсан схватил огарок свечи и, прикрывая его ладонью от сквозняка, заспешил гостю навстречу. К добру или к худу явился нежданный гость, даже не стоило задумываться: в вечерний час по пустякам в аптеку не приходили.
- Мое почтение, сударь! - произнес он. - Чем я могу вам помочь?
Лицо визитера показалось смутно знакомым, но Венсан не мог с уверенностью сказать, когда и где уже видел его.

Отредактировано Венсан Веснушка (2016-06-13 03:16:30)

+1

4

Юный помощник аптекаря не принес с собой ни свечи, ни лампы, но его лицо было еще хорошо различимо в сумеречном свете, и Шере не увидел на нем ни следа узнавания. Впрочем, это могло ровным счетом ничего не значить – в аптеку мэтра Серро ходили по самым разным делам, и плохая память нередко была не менее полезна, чем хорошая.

– Добрый вечер, Веснушка, – шепот Шере потерялся в шорохах и скрипе, когда старый дом содрогнулся под внезапным порывом зимнего ветра. – Поговорить бы. У тебя есть сейчас время?

Услышать «нет» в ответ на свой вопрос он, конечно, не ожидал – но и задал он его не для того, чтобы услышать ответ. В доме мог быть кто-то лишний, или сам Веснушка мог за прошедшее время потерять вкус к опасным делам. И в том, и другом случае ответ, достаточно обтекаемый, был бы, как бы он не прозвучал, тем не менее вполне однозначным.

+1

5

Венсан слегка напрягся. Его никогда не называли Веснушкой те, кто заходил за пустяком вроде микстуры от кашля. День, начавшийся с ворчания старика Серро, грозил закончиться нешуточными хлопотами. Поколебавшись мгновение, Венсан шагнул вперед, чтобы лучше разглядеть визитера. В памяти всплыл другой вечер, такой же угрюмый и темный. Ну да, конечно. Чернила. Видно, они оказались достаточно хороши, раз к нему обратились снова. Знать бы только, чем это может обернуться для самого Веснушки. В таких случаях Венсан утешал себя надежным доводом: хлопоты человека его профессии хороши тем, что за них неплохо платят.
Он оглянулся. Мэтр Серро наверняка уже разгонял храпом летучих мышей. Того, что он неожиданно нагрянет в лавку, опасаться не приходилось: кряхтение и причитания возвестили бы о его приближении, как трубы ангелов - о наступлении Страшного Суда.
- Время есть, - ответил он, невольно понижая голос. - Лучше говорить здесь, в лавке: нас тут никто не побеспокоит.

+1

6

Шере кивнул и перешел к шаткому прилавку, на который поставил дорожную чернильницу и выложил клочок бумаги. Куцее перо, однако, оставило на бумаге только мокрый след, как если бы в чернильницу была налита вода.

- Это ты знаешь, - сказал он. – Я даже не буду нагревать. А вот бывает так, чтобы наоборот? Чтобы написать, и видно было, а согреешь – и пропадет? Или водой обольешь, или чем-нибудь еще?

Единственной проблемой с невидимыми чернилами была, с его точки зрения, очевидность их использования: если ты обнаружил запечатанным чистый лист бумаги, трудно этому не удивиться. А если ты хоть сколько-нибудь в этом деле разбираешься, одного взгляда хватит, чтобы увидеть, что для чего-то эта бумага использовалась – не будет она уже ни ровной, ни совсем уж чистой. А значит, лучше всего не вызывать подозрений и написать на другой стороне этой бумаги какое-нибудь невинное послание. То, однако, что сойдет для одного листка, не подойдет для стопки, и поэтому осторожности ради писать нужно с обеих сторон и так, чтобы видимые строки не путались с невидимыми – между видимыми строчками. С письмами все это может быть неважно, и никого в канцелярии его высокопреосвященства это, как будто, не занимало, но вот когда речь заходит о рисунках… О рисунках навроде тех, что показывал ему Реми, которые не должен увидеть ни один случайный человек.

+1

7

Венсан зажег огарок свечи. Чахлый огонек заметался, точно надеялся перебраться на место понадежнее, чем еле видный кончик фитиля. Такой скудный свет не заметили бы снаружи, и прохожим могло бы показаться, что лавка пустует.
Венсан примостил свечу на краешек прилавка и придвинулся ближе к гостю.
- Если есть такие чернила, которые появляются, то, конечно, найдутся и те, что исчезают.Только смотрите... Он коснулся пальцем истрепанного пера в руке визитера. - Старое перо царапает бумагу. Чернила-то исчезнут, а след останется. И чтобы прочитать такой след, не нужно быть хорошей ищейкой.
Положа руку на сердце, ему не было никакого дела, прочитают ли послание только те, кому оно предназначалось, или еще и те, от кого написанное хотели скрыть. Но Венсану совершенно не хотелось, чтобы в случае неудачи вину свалили на него.

+1

8

Шере молча уставился на клочок бумаги, но если там и остались следы от пера, он их не видел. Не рассказав Веснушке, что ему нужно на самом деле, не совершил ли он худшую ошибку? А мог ведь и не сообразить, пусть и с запозданием, и не увидеть этой второй возможности – которую увидел, быть может, помощник старого аптекаря?

Он подумал лишь о том, чтобы спрятать невидимые чернила за видимыми – но ведь можно было использовать эти исчезающие чернила иначе. Можно было написать ими письмо, пустяк, пару слов. Записку, которую подмахнут не задумываясь – но другими чернилами, чернилами, которые уже не исчезнут без следа при нагреве, оставляя секретарю возможность написать нечто иное над подписью своего господина.

Немудрено, что ему и в голову это не пришло – ему это было не нужно, он мог подделать все письмо.

– Не думаю, – задумчиво проговорил он наконец, – что кто-либо станет искать следы от пера на листе бумаги, где уже написано что-то другое. Но на всякий случай… я послежу за пером.

Когда-то, прошлым летом, он задавался вопросом, не работает ли Веснушка на Рошфора, и теперь, нежданно-негаданно, у него появилась возможность это проверить… А если граф и сделает тот же вывод, что сделал и он сам, разве не задумается он, для чего тогда ему эта тайна? Опасно? Бесспорно – но он и вправду был единственным человеком, которому исчезающие чернила нужны были не для того, для чего использовали бы их другие.

+1

9

Посетитель, похоже, раздумывал - как будто не был уверен, что именно ему нужно на самом деле. Венсан припомнил одного своего знакомца, старого священникая. Отец Вильрож был сведущ во многих науках, в том числе и медицине. В аптеку он захаживал лишь за теми травами, которые ему трудно было собирать самому. Но целебные отвары из этих трав он готовил своими руками. Найдя благодарного слушателя в лице юного помощника аптекаря, отец Вильрож поделился с ним некоторыми своими познаниями, которыми человеку его звания уместнее было бы делиться с духовником. Бедняга Вильрож в конце концов помешался на поисках философского камня. Однажды поутру его нашли замерзшим насмерть возле собора Парижской Богоматери: старик всю ночь бродил у стен, пытаясь отыскать запрятанную там подсказку, как обрести первичную материю. На память о нем у Веснушки остались кое-какие рецепты, да еще пара-тройка узелков с редким и весьма ценным содержимым.
-Есть чернила, которые со временем исчезают бесследно, - сказал Венсан. - Если нужны именно такие, то я достану их. Но мне надо знать, сколько времени написанное ими должно оставаться на виду. Одни чернила держатся день, другие - неделю.

+1

10

Шере быстро взглянул на собеседника, но понять по его лицу, искренне ли тот ошибался или пытался ввести его в заблуждение, так и не смог. Впрочем, какая разница.

- Мне нужны чернила, которые исчезнут тогда, когда я этого захочу, - повторил он с туповатым простодушием. – Так же как те, что появляются, только наоборот. Чтобы были другие, которые вот так исчезают. Нагрел бумагу – и все чисто.

На самом деле, он начал теперь понимать, для его и Реми целей подошли бы и чернила, которые выцветали бы не полностью – только достаточно для того, чтобы видны стали другие чернила. Если бы можно было найти чернила, которые проявлялись бы чуть ярче, чем те, что он использовал до сих пор. Но полно, стоит ли посвящать помощника аптекаря в такие подробности? Может, вообще не следовало сюда приходить, а наоборот, спросить прямо у Реми? В памяти всплыл порозовевший клочок ткани. Может, Реми знает уже ответ на этот вопрос, и не нужно было посвящать третьих лиц?

Привычно убирая руки за спину, чтобы скрыть волнение, он нащупал за подкладкой рукава маленький кругляшок золотой монеты. И нужны ему были вообще-то не столько сами чернила, сколько их рецепт. Согласится ли Веснушка с ним расстаться? С мэтром Серро они как-то договаривались…

+1

11

"Между аптекарем и духовником много общего", - говаривал покойный отец Вильрож. Как ни мало Венсан был склонен к философии, в словах священника ему виделись крупицы истины. Телесные потребности людей бывали столь же разнообразны, как и духовные. И первые нередко тесно переплетались со вторыми. "Простые угольки от сожженной ивовой веточки - и через неделю кредитор вынет из шкатулки чистый лист вместо долговой расписки!" - посмеиваясь, твердил старый священник, но тут же спохватывался, что говорит о делах греховных,  и умолкал.
Но на этот раз к Веснану явно обратились за чем-то более существенным, чем средство обдурить кредитора. И интуиция подсказывала Веснушке, что на этом расспросы следует закончить. Тем более что он уже прекрасно понял, чего от него хотели.
- Что же, - сказал он. - Кажется, у меня есть именно то, что вам нужно. Будьте любезны, подождите пару минут.
Средства вроде того, какое у него спрашивали, Венсан предпочитал держать не в лавке, а в своем закутке, подальше от чужих глаз, пусть даже таких подслеповатых, как у мэтра Серро. Оставив свечу догорать на прилавке, Венсан скрылся в глубине дома.

+1

12

Шере проводил Веснушку взглядом, исполненным сомнения. Так просто? Неужели существует что-то, что можно подобным образом использовать и что имеется у Веснушки под рукой? С другой стороны, почему нет? Лимонный сок или молоко ведь тоже всегда под рукой. Могло, конечно, быть и наоборот, и помощнику аптекаря исчезающие чернила нужны были для каких-то своих целей. Но каких – Шере не мог даже предположить. Не секретарь же он и не ростовщик.

Ожидая, он взял с прилавка высохший уже листок бумаги и поднес к свече, завороженно глядя, как проступают на белом листе коричневые буквы. «Здесь была тайна». Интересно, а можно ли писать не на бумаге?

+1

13

Венсан справедливо полагал, что все ценное надо прятать на самом видном месте. Потому и некоторые мешочки с сухими травами и порошками лежали прямо на полке у кровати, и забреди мэтр Серро в эту каморку, он решил бы, что его юный помощник просто держит под рукой снадобья от простуды или похмелья.
Сверток с красноватым порошком хранился тут же. Венсан стащил его у человека, который долгие месяцы пытался подделывать драгоценные камни, а порой и монеты. Его исследования завершились на Гревской площади, и Венсан, знавший пару его тайников, без зазрения совести позаимствовал кое-что оттуда.
Веснушка развернул сверток. Порошка оставалось много, и можно было не скупиться. Особенно если существовала надежда, что и гость не поскупится в ответ. Венсан отсыпал часть порошка в склянку и плотно закупорил ее. Потом он убрал сверток на место и направился обратно в лавку.
Под раскатистый храп мэтра Серро, слышный по всему дому, Веснушка вышел к своему гостю.
- Конечно, я мог бы предложить вам средство из свинцовых примочек, - сказал он. - Но говорят, что те, кто его использует, редко задерживаются на этом свете надолго. Вам ведь нужно что-то не столь опасное, пусть даже и более дорогое?

Отредактировано Венсан Веснушка (2016-06-17 22:59:39)

+1

14

Средство из свинцовых примочек? Чего в нем может быть опасного? Вон актеры каждый день, почитай, белилами мажутся, и ничего. Однако спрашивать Шере поостерегся – лучше запомнить на будущее и спросить Реми, он-то наверняка знает.

- Смерть от чернил – не то, о чем я мечтаю, - согласился он. – А это, что ты принес – что это такое? Мне, боюсь, этих чернил много понадобится.

Да, как бы не на целую книгу. Спорить можно, у Реми найдется, что записать – или переписать. Чтобы не оставлять вокруг слишком опасные заметки. Или все это ерунда? Вот записано у тебя, как, ну, например, растяжение лечить. Так ведь никто же не скажет, откуда ты это узнал…

+1

15

В планы Венсана отнюдь не входило раскрывать все тайны рецептов, тем более что про этот порошок он и сам знал не слишком много. Прежний владелец этого вещества упоминал только, что кое-что раздобыл у рудокопов, а что-то - даже у венецианских стеклодувов.
- Этот порошок получают из камня, названного в честь горного духа, кобольда, - сказал он. - Если хотите, дам его вам с запасом. Смотрите, что нужно делать.
Огонек свечи совсем ослаб. Венсан вытащил новую свечу, хранившуюся в ящике под прилавком, и зажег ее от угасающей. Сразу стало светлее. Веснушка снял с полки небольшую миску и пальцем показал глубину.
- Насыпьте вот столько порошка, разотрите пестиком. А потом разбавьте водой. И не удивляйтесь, что порошок этот красного цвета. Чернила будут синие... Если, конечно вы их проявите. Для этого достаточно приложить лист к стенке камина или просто подержать над свечой. Через некоторое время написанное снова станет невидимым. Ну а если захотите, чтобы чернила исчезли от посторонних глаз как можно быстрее, подержите бумагу над кипящим котлом.
При словах о кипящем котле сразу вспомнилась участь, постигшая прежнего владельца красноватого порошка. С фальшивомонетчиками принято было обходиться сурово. И Венсан невольно передернулся, будто холодный воздух с улицы змеей заполз ему за воротник.

Отредактировано Венсан Веснушка (2016-06-23 00:20:37)

+1

16

Шере молча кивнул. Этого он не ожидал – чернила, исчезающие и появляющиеся вновь по его желанию. Реми понравится – даже если это было не то, о чем он думал. Хотя, может быть, Реми это все давно и прекрасно знает… но спорить можно, ему не пришло в голову это так использовать!

– Мне не нужно, чтобы они были невидимыми, – уточнил он, но пузырек все же тут же прибрал к рукам. – Мне пригодится и это, но я спрашивал о другом.

Он пожевал нижнюю губу, собираясь с мыслями и решаясь.

– Мне наоборот нужно: чтобы было видно. Чтобы казалось, что это – обычные чернила, а потом, чтобы я мог бумагу над огнем поддержать, или намочить, или смазать чем-нибудь – и чтобы их стало не видно. И в то же время видно чтобы было – ну вот хотя бы эти вот чернила.

Синие чернила для пришедшего ему в голову мошенничества не подходили ни капли, но ведь он и не собирался на самом деле их так использовать – только для Реми.

+1

17

Венсана начинало разбирать любопытство: что же такое затеял его гость. Увы, он хорошо знал, что немалая часть того, чем торгуют в аптеке, нужна как раз для того, чтобы залечивать последствия излишнего любопытства. Ему ничуть не улыбалось проверить это на себе. Тем более, что порой на смену аптекарям являлись духовник и могильщик.
- А вам обязательно надо самому заставить эти чернила исчезнуть? - спросил он, припомнив старика Вильрожа. - Есть одно средство, когда написанное само исчезнет, не пройдет и недели.
Мысленно он сказал себе, что если и это не сгодится, то придется ему припомнить, чем женщины украшают свои лица. Или думают, что украшают.

+1

18

В этот момент Шере задумался, наконец, о том, что должно было прийти ему в голову много раньше: сам ли мэтр Серро создавал для него свои исчезающие чернила. Слишком уж много понимал в этом деле его юный помощник – никак не меньше чем хозяин.

– Нет, – отозвался он, перекатывая в ладонях склянку, – неделя для меня – слишком много. Мне нужно, чтобы это произошло по моему желанию – тогда, когда захочу я. Это возможно?

О чернилах, пропадающих сами собой, старый аптекарь его как-то предупреждал, и потому в бытность свою ростовщиком Шере всегда носил при себе дорожный письменный прибор – и чтобы не подсунули что-нибудь этакое, в том числе. Теперь, уже в роли секретаря, он остро пожалел, что мэтр Серро воздержался в тот раз от подробностей – но, может, потому что и не знал их?

Соображения эти пронеслись в его голове за какие-то секунды и никак не отразились на его лице, сохранявшем на протяжении всего разговора все то же выражение хитроватого простодушия – дурак, полагающий себя умным, гораздо понятнее как умника, так и глупца – пополам с искренним любопытством. Но, будучи тем, кем он был, он не мог не задаться и следующим вопросом: возможно ли будет поставить познания Веснушки на службу его высокопреосвященству и как это сделать с наибольшей пользой для себя.

+1

19

Веснушка пожал плечами. Если гостю непременно хотелось стереть написанное самому, так на здоровье. Правда, это будет совсем не тот состав, который обычно получают из чернильных орешков.
В глубине лавки на полке хранился целый ворох маленьких коробочек - причина, по которой в аптеку то и дело заходят не только хворые, но и совершенно здоровые женщины любого возраста. Румяна, средства для волос - чего тут только не было. Венсан перебрал несколько коробочек и наконец отыскал одну из тех, где хранилась сурьма.
Он взял её и вернулся к посетителю.
- Попробуем кое-что сделать,  - объявил он. На краю стойки лежал лист бумаги, заляпанный воском от свечи: мэтр Серро в кои-то веки проводил здесь какие-то подсчеты, но бросил это занятие на середине.
Веснушка протянул лист гостю.
- Можете написать что-нибудь?

+1

20

Шере на мгновение растерялся, не столько из-за самой просьбы, сколько из-за необходимости выбрать подходящий почерк. Чуть поколебавшись, он окунул, наконец, обкусанное перо в грязную бронзовую чернильницу, стоявшую на прилавке. Буквы, одна за другой поползшие по бумаге, вообще ни на что не походили, как будто писал ребенок.

«Милостивый государь!»

Чернила у мэтра Серро были какие-то странные, как если бы он их разводил не водой, а маслом, или чернильница была жирной не только снаружи, но и внутри.

- Достаточно?

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Тайнопись с задней мыслью. 6 декабря 1628 года, вечер