Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



Восток - дело тонкое. 1616 год, Тунис, Бизерта: Юный Франсуа де Ротонди знакомится с Франсиско де Варгасом, который знакомится с нравами Туниса.
Письмо счастья. 12 февраля 1629 года.: Г-жа де Мондиссье просит г-на де Трана помочь ей передать письмо королевы г-ну де Корнильону.
Много драконов, одна принцесса. 9 марта 1629 года.: Г-н де Ронэ и Портос готовятся похитить принцессу.
Я вновь у ног твоих. Май 1629 года, Париж.: Арамис возвращается к герцогине де Шеврез.

Денежки любят счет. Февраль 1629 г.: Луиза д’Арбиньи прибывает в поместье Вентьевров.
О пользе зрелых размышлений. 11 февраля 1629 года: Г-н де Валеран рассказывает Марии Медичи о попытке королевы спасти г-на де Корнильона.
Слезы ангелов. Северное море, июнь 1624 г.: После захвата голландского корабля капитан Рохас и лейтенант де Варгас разбираются с добычей.
Гуляя с ночи до утра, мы много натворим добра. 3 февраля 1628 года.: Роже де Вентьевр и Ги де Лаварден гуляют под Ларошелью.

Пасторальный роман: иллюстрация. Декабрь 1627 года: Принцесса де Гонзага позирует для портрета, Месье ей помогает (как умеет).
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Невеста без места. 12 февраля 1629 года.: Г-н де Вентьевр и "г-н д'Арбиньи" узнают о скором прибытии "Анриетты".

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Пример бродяг и зерцало мошенников. Май 1629 года..: Г-н де Лаварден узнает, что его съели индейцы, а также другие любопытные подробности своей биографии.
La Сlemence des Princes. 9 января 1629 года: Его величество навещает супругу.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Одна дорога, два пути. Конец ноября 1627 года, дорога из Памье


Одна дорога, два пути. Конец ноября 1627 года, дорога из Памье

Сообщений 1 страница 20 из 38

1

На следующий день после событий в эпизоде Песенка о шпаге. Конец ноября 1627 года

Отредактировано Теодор де Ронэ (2016-05-23 20:27:13)

0

2

Полдень следующего дня застал мушкетера, его слугу и спутника в дороге. Прошлый вечер ознаменовался лишь отважной битвой Портоса с седлом барашка, тремя уничтоженными каплунами и знакомством с городским брадобреем. Оказавшимся настолько болтливым, что остаток вечера два дворянина провели почти в полном молчании и в выделенную им комнату поднялись рано. Благодаря этому, хоть они и отдежурили каждый половину ночи, местный барышник был разбужен еще до рассвета.

Из полудюжины его лошадей лишь одну бретер и Портос оба, не сговариваясь, сочли достойной дворянина и военного. И ранний час ничуть не помешал позевывавшему торговцу заломить за нее несусветную цену. Похоже, импозантный вид мушкетера вызвал в нем надежды на большой куш. Которые, впрочем, были быстро развеяны – торговаться готовы были оба, а вдвоем против одного это всегда получается лучше.

Когда гнедой жеребец сменил наконец владельца, рассвет был давно позади. Однако никто из тех, кто проводил взглядом трех выезжающих из городских ворот всадников, не признал бы в меньшем из них вчерашнего узника. Кроме, может, старьевщика, продавшего Теодору накануне сильно поношенный костюм алого бархата. Серебряное шитье скверно гармонировало с кожаным колетом и тяжелым шерстяным плащом, а кружева порыжели, но от прочего тряпья в лавке чересчур несло Кальвином.

Дав сперва шпоры своим коням, через пару лье путники перешли на рысь. Путь предстоял долгий, а погони они не опасались.

– Утолите мое любопытство, сударь, – одним взглядом отправив слугу в арьергард, Теодор поравнялся с Портосом, – как обстоят дела под Ларошелью?

До сих пор они не обсуждали, куда кто возвращается, и бретер запоздало задумался, где расстаться со своим спутником.

+1

3

- С тех пор, как мы с вами там повстречались, почти ничего не изменилось, - пожал плечами Портос. – Ларошель держится. Форт Сен-Мартен тоже. Сдается мне, что нам придется там зазимовать…

Он умолк, пытаясь сообразить, имеет ли смысл спрашивать Ронэ, куда он едет. И чего стоит откровенность бретера, без обиняков признавшегося ему, что убил Шалабра потому, что ему за это заплатили. Вернее, обещали заплатить. И стоит ли вообще его о чем-то расспрашивать, поскольку поручение де Тревиля заключалось лишь в том, чтобы узнать о судьбе Шалабра.

- А вы возвращаетесь туда? – так ничего и не придумав, спросил он напрямик.

+1

4

– Непременно, – зубы бретера блеснули в насмешливой улыбке. Книг в лавке старьевщика не было, и бессонные часы пришлось коротать за размышлениями. Одним из плодов которых и был этот ответ. – Где еще меня нынче наймут, в Париже не осталось ни души. Если к концу дня мое общество все еще будет вам по нраву, я буду рад составить вам компанию. Кстати, не известно ли вам что-либо о судьбе месье де Бутвиля?

Когда, несколько оправившись после гугенотского приключения, Теодор смог вернуться в «Герб Аквитании», чета Бутвилей трактир давно покинула. А монсеньор мог лишь предположить, что уехали они в Лангедок.

+1

5

- Бутвиля? – Удивление в голосе Портоса было совершенно непритворным. Ему самому с лихвой хватило общества и графа, и его сумасбродной супруги. А потому, потеряв их из виду, мушкетер здраво рассудил, что не стоит будить лихо, пока оно тихо. Единственное, что он знал, да и то не был в этом уверен – это что чета Бутвилей покинула Этре. – Понятия не имею. Знаю лишь, что он, кажется, уехал…

Припомнив, как его собеседник опекал графиню де Люз, Портос глянул на него с новым интересом. А точно ли его интересует Бутвиль, а не его супруга? Сам он был не в состоянии разглядеть женщину в девчонке в пажеском костюме и видел в ней лишь неиссякаемый источник хлопот, но, в конце концов, Бутвиль же что-то в ней нашел…

- То есть уехали они оба, и муж, и жена, - уточнил он на всякий случай.

+1

6

– Я смею надеяться! – засмеялся Теодор. – Эту даму ни на миг нельзя оставлять одну. Кстати, а как месье Атос? Надеюсь, в добром здравии?

Осведомлен ли Портос о происшествии с Россильяком? А о том, что за этим последовало? И не знает ли, что думает об этом его друг? Задав уже вопрос, бретер спохватился, что в ответ может услышать множество других. И хоть он и выступал тогда в роли телохранителя мадам де Бутвиль, кое-что этой ролью оправдать было невозможно.

Он потянулся за флягой и ругнулся. Фляги, разумеется, не было. Как и седельных сумок. Разумеется.

+1

7

- В самом добром, - заверил спутника Портос. У него было смутное ощущение, что его расспрашивают неспроста – какое, например, дело одноглазому бретеру до здоровья Атоса? Как дела под Ларошелью… и где его еще наймут, если не там… Ага, вот оно! Ронэ обмолвился, что его наняли испанцы. И что они же платили Шалабру. Но, позвольте, при чем тут тогда Тревиль и покойный король? С точки зрения Портоса, человек, оказывавший услуги короне, никак не мог одновременно служить за деньги ее врагам. Кто-то определенно лгал. И, поскольку он даже допустить не мог мысли о том, что лгал – ну, или в крайнем случае ошибался – де Тревиль, следовательно, это был Ронэ.

- Стало быть, вы приехали сюда из-под Ларошели, - утвердительно заметил он. – А где же тогда вас отыскали испанцы, которые потом не захотели вам платить?

+1

8

– Какие испанцы? – удивился Теодор. Благополучно забывший, что сам спрашивал об этом Портоса. Но цепочка рассуждений, заставившая его высказать в камере это предположение, почти мгновенно вновь сложилась у него в мозгу. И продолжил он без малейшей запинки. – Меня нанял посредник, а кому служил он… Вы, верно, знаете об этом больше меня.

Чем Шалабр вызвал неудовольствие монсеньора, бретера ничуть не занимало. В отличие от того, на чьей стороне Портос – пусть и только потому, что они собирались ехать вместе. Не зная, как не любит Тревиль кардинала, он мог лишь сомневаться, что капитан королевских мушкетеров станет давать ход поручению первого министра. Сомневаться – но допускать. И оттого – спрашивать.

+1

9

- Как – какие? – в свою очередь, удивился Портос. На память он не жаловался и мог бы поклясться, что вчера Ронэ говорил именно об испанцах. А теперь уже посредник? Он уже совсем было собрался напомнить об этом своему спутнику, когда сразу два события отвлекли его внимание от разговора. Впереди из-за какого-то взгорка на дороге показался отряд всадников, и едущий в авангарде Мушкетон сперва придержал лошадь, а затем решительно развернулся и поскакал обратно к своему господину.

- Сударь, сударь, там нам навстречу какие-то люди едут, - обеспокоенно доложил он, косясь через плечо. – Вооруженные.

- Вот уж ничего удивительного! – Портос привстал на стременах, вгляделся в приближающийся отряд и, снова опустившись в седло, на всякий случай взвел курки обоих седельных пистолетов. Само по себе наличие оружия у путников ни о чем не говорило, в нынешние беспокойные времена без оружия путешествовали лишь те, с кого нечего было взять – да и то даже у распоследнего нищего в лохмотьях вполне мог обнаружиться нож. Однако осторожность не помешает. Мушкетон, тревожно глянув на господ, счел за лучшее проделать то же самое, не дожидаясь приказа.

+1

10

Пистолеты, которыми можно было обзавестись в Памье, оставляли желать лучшего, но любое оружие лучше его отсутствия, и сейчас бретер порадовался, что не стал откладывать покупку до Тулузы. Как и Портос, он не ожидал неприятностей так скоро. И сзади, из города, вернее, чем спереди. Но в окрестностях, говорили, имелись мятежники, а религиозные вопросы не стоят задержки в дороге.

– Я поеду первым, – предложил он, и не дожидаясь ответа, так и сделал.

Всадников было шестеро, все – военные, и встречных они осмотрели с нехорошей пристальностью. Однако заговаривать не стали, и, пропустив последнего, Теодор сдержал коня, позволяя мушкетеру и его слуге вновь себя догнать.

Отредактировано Теодор де Ронэ (2016-06-01 11:39:28)

+1

11

Портосу не слишком понравилось явно повышенное внимание, с каким встречные оглядели его и Ронэ, хотя он и сам в ответ наградил их точно таким же взглядом, подкрепленным выразительным жестом – рука на рукоятке пистолета. На грабителей или мародеров они не походили, да и те обычно предпочитали менее зубастую дичь, нежели трое хорошо вооруженных путников, но кто знает… Очень уж пристально их разглядывали, причем, ни дать ни взять – каждого в отдельности. И даже когда Портос разминулся с последним из шестерки, его все еще преследовало неясное ощущение, будто кто-то продолжает смотреть ему в спину. А потому мушкетер не спешил снимать руку с оружия. Он готов уже был оглянуться, но не успел.

- Эй, господа! Имею честь сообщить, что вы на мушке, так что придержите-ка лошадей!

+1

12

Когда, потом, ему пришлось объяснять свой поступок, Теодор сказал что-то о пользе внезапности. О том, что Портос успел его догнать, а его слуга – и перегнать. О том, что складки тяжелого зимнего плаща скрывали от тех, сзади, его руки, метнувшиеся к пистолетам. И, конечно, что очень немногие стреляют с двух рук. В его случае – не слишком хорошо, но зато хотя бы одинаково не слишком хорошо с обеих. Что окликнувшие явно не собирались убивать сразу. Потом он понял, что оправдывается, и замолчал. Суть была в том, что иначе он не умел. Выдернул оба пистолета, встретился на миг глазами с Портосом и развернул лошадь.

Один взгляд.

Шестеро. Один даже за оружие браться не стал. А еще двое не целились.

Две цели.

Один выстрел. Слившийся со щелчком осечки.

Пришпоренный жеребец едва ли не прыгнул вперед. Навстречу. И воздух разорвали выстрелы и крики.

+1

13

Если бы у Портоса было время подумать, он бы, вероятно, признал, что Ронэ прав. Но в тот момент, не зная, сколько пистолетов смотрят им в спины, мушкетер, наверное, предпочел бы пойти на переговоры. Подчиниться, сократить расстояние, поймать момент… Одноглазый попросту не оставил ему выбора. А когда дело доходит до обмена выстрелами, раздумывать уже поздно.

Выстрел Портоса прозвучал на какие-то доли мгновения позже выстрела Ронэ – мушкетер, не тратя времени на то, чтобы развернуть лошадь, стрелял, оглянувшись через плечо. Не самый меткий выстрел, но свистнувшая над ухом пуля вынудила одного из шестерых пригнуться, потеряв прицел. Бретеру повезло больше – еще один мотнулся в седле, выронив пистолет и судорожно прижимая к груди обе ладони. Портос бросил коня в сторону, чтобы одноглазый не оказался на линии огня, разрядил второй пистолет - на сей раз удача сопутствовала и ему, ближайший противник свалился с лошади. Почти одновременно с этим еще два выстрела со стороны Мушкетона, увы, прошли мимо цели, но ощутимую пользу все же принесли, отвлекая внимание нападавших и заставив их разрядить пистолеты впустую. А в следующее мгновение Портос и Ронэ со шпагами наголо врезались в несколько поредевший отряд с двух сторон.

+1

14

Один из двух пистолетов бретера упал в кобуру, другой мягко шлепнулся в грязь. И он успел еще вытащить шпагу, когда левый локоть обожгло как огнем. Еще одна пуля свистнула совсем рядом.

Пальцы свело от боли, но рукоять он не выпустил, а мгновением позже перехватил шпагу в другую руку. Как раз вовремя, чтобы отбить удар справа и нанести укол влево. И чернобородый гугенот, по виду гасконец, так и не успел поднять пистолет, не успел выстрелить.

Бретер снова развернул лошадь, отсекая одного из оставшихся троих всадников. И на миг отвлекая ложным выпадом внимание того из оставшихся, который собрался атаковать Портоса.

+1

15

Мушкетер и бретер действовали так слаженно, словно не раз дрались в паре. Миг – и Портос, воспользовавшись отвлекающим маневром Ронэ и поднырнув под свистнувший клинок одного из напавших, достал второго длинным выпадом. Первый оказался проворным, но его удар, нанесенный вдобавок вдогонку, только рванул край плаща мушкетера. Круто развернув лошадь и очутившись лицом к лицу с гугенотом, Портос хищно ухмыльнулся. Соотношение сил на дороге изменилось с невероятной быстротой. Только что трое путников были добычей, почти что обреченной на гибель – и внезапно все оказалось наоборот. Двое против двоих – не считая Мушкетона, который, благоразумно оставаясь на некотором расстоянии, поспешно перезаряжал свои пистолеты.

- Как насчет того, чтобы объяснить, какого черта вам понадобилось? – с силой парируя еще один удар, осведомился Портос.

+1

16

Вопрос явно заинтересовал бретера. Не настолько, чтобы тот оглянулся. Но достаточно, чтобы атаковать противника с новой силой. Возможно, тот пытался еще следовать их первоначальное намерению – взять в плен, а не убить. А может, не хватило мастерства. Получив рану в живот, он согнулся пополам, выронив шпагу и пытаясь кое-как удержаться в седле. Теодор положил этому конец еще одним ударом. Нанесенным на этот раз эфесом.

Тот же маневр, что позволил ему оказаться вплотную к всаднику, и развернул его к мушкетеру и его противнику. Как раз вовремя, чтобы услышать ответ.

– Подите к дьяволу!

Гугенот, заметно уступавший в размерах Портосу, пока превосходил его в скорости и, успешно отбив атаку, сам перешел в нападение.

– Мне нравится его лошадь, – заметил бретер. – Она лучше моей.

+1

17

- Пока не заметил, - огрызнулся Портос. Ему некогда было позволить себе такую роскошь, как разглядывание статей лошади противника – тот был очень уж быстр, и как раз в этот момент камзол мушкетера украсился прорехой на плече. К счастью, пострадал в основном только рукав. – К дьяволу сейчас отправитесь вы, любезный.

Пора было заканчивать, потому что Портосу было ясно - долго выдерживать заданный противником темп он не сумеет. Шпага гугенота уже мелькнула в опасной близости от шеи мушкетера, да так близко, что он, казалось, ощутил идущий от клинка холодок.

- Сударь, - окликнул его Мушкетон, справившийся с зарядкой и подъехавший поближе, - хотите, я подстрелю под ним лошадь?

- Не вздумай, мошенник! – Портос ловко отпарировал очередной выпад. Помимо того, что вмешательство слуги было бы изрядным щелчком по самолюбию, он хорошо знал меткость Мушкетона и не желал схлопотать от него пулю в ногу. Да и лошадь было жалко. – Лошадь понравилась шевалье, ее нужно сберечь… оп-па!

Гугенот, заметно выигрывавший в быстроте, был то ли слишком самоуверен, то ли не слишком искусен, и это его погубило: сокративший расстояние Портос поймал его клинок в захват и, не долго думая, левой рукой от души врезал шустряку в ухо. И с некоторым удовлетворением пронаблюдал, как тот, обмякнув, валится с седла.

- Пистолеты у него тоже хороши, - заметил он наконец, кивнув на отделанные серебром рукоятки седельных пистолетов.

+1

18

– Офицер, – кивнул Теодор, успевший к тому времени спешиться и одного за другим изучить троих из поверженных дворян. Двое подавали признаки жизни, один был мертв. Судьбу оставшихся он уже знал.

– Я обменяю вам их на свои и любые другие из моей доли. Если не затруднит… – Оказавшись к этому моменту около Портоса, он протянул ему свой платок. Который гигант тут же ловко затянул прямо поверх окровавленного рукава чуть выше локтя. – Благодарю.

Дорога оставалась пустой, как и окружающие холмы. Грохот выстрелов, похоже, никого не привлек. И бретер, перейдя к своему последнему противнику, легонько пнул его сапогом в бок.

– Какого дьявола вам было от нас нужно? А вы лежите спокойно, сударь. Если хотите когда-нибудь встать.

Чернобородый гугенот, протянувший уже руку к валявшемуся на земле пистолету, торопливо ее отдернул. Пистолет был Теодора, и значит, разряжен.

– Подите к черту, – прохрипел солдат. Решив, как видно, следовать примеру командира.

– Только после вас.

Гугенот не успел даже дернуться, прежде чем обрел несколько дюймов стали между ключицами. Бретер вытер шпагу и перешел к чернобородому.

– За каким чертом вы на нас напали?

– Я отвечу, – офицер приподнялся на земле с видом человека, не вполне понимающего, на каком он свете, но мозги удар Портоса у него, похоже, не выбил. – Мы должны были привезти вас к нашему полковнику.

+1

19

- Час от часу не легче! – Портос поморщился, когда Ронэ с небрежной легкостью прикончил солдата. Это, конечно, весьма способствовало развязыванию языков всех остальных, и излишней любовью к ближнему своему мушкетер тоже не страдал – особенно к такому ближнему, который только что норовил всадить в тебя пулю. Какой он после этого, спрашивается, ближний! Но добивать безоружного? Фи!
- Что еще за полковник? – хмуро осведомился он, давая Мушкетону знак заняться лошадью офицера. Деньги никогда не бывают лишними. Может, Атосу и пристало брезговать военной добычей, но сам Портос был не настолько щепетилен… Что за полковник, черт побери? Мушкетер ничуть удивился бы, если бы их нагнали со стороны города люди местного бальи или даже сам Гийо. Но эти-то ехали навстречу!

- Вы нас, часом, ни с кем не спутали?

Это было бы, пожалуй что, даже забавно.

+1

20

Офицер поморщился, как от зубной боли, но взгляда от Портоса не отвел, явно приняв его за главного.

– С вашего разрешения, сударь, если вы не намереваетесь нас пытать или… – Он замялся, явно не зная, как описать избранную бретером тактику допроса и при этом не навести собеседника на неподходящие мысли. – Имя моего полковника ничего не скажет вам. Мы получили приказ, я и мои люди. Перехватить на дороге двух дворян, едущих из Памье. У одного из которых… Нам вас описали, вас и вашего спутника.

Глянул он при этом на Мушкетона. Тем самым невольно выдавая, что описание было неполным.

– Меня узнать несложно, – Теодор бросил на расстеленный плащ чернобородого его шпагу и кинжал. За исключением оружия, на трупе не нашлось ничего, заслуживающего внимания. Но свою аялу Теодор ни на что бы не обменял, а купленная им в городе дага миланской работы была лучше. – И сколько вас было?

– Вы не умеете считать? – огрызнулся офицер.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Одна дорога, два пути. Конец ноября 1627 года, дорога из Памье