Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Графиня де Люз сталкивается с загадкой, герцогиня де Монморанси беседует со священником. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Лапен сопровождает свою госпожу к источнику. Мари-Флер впутывается в шантаж.

Как дамы примеряют маски. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Мондиссье с помощью гг. Портоса и «де Трана» устраивает ее величеству посещение театра.
Трудно быть братом... Декабрь 1628 года: Встретившись после многих лет разлуки, братья де Бутвиль обнаруживают, что не всегда сходятся во взглядах.

Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года: Герцог Ангулемский знакомится с г-жой де Бутвиль. Прибыв в охотничий домик в роли Немезиды, герцог примеряет уже маску Гестии.
Годы это не сотрут. Декабрь 1628 года, Париж.: Лишь навеки покидая Париж, Лаварден решается навестить любовь своей юности.

Полуденный морок. 29 ноября 1628 года: Маркиз де Мирабель пытается помириться с г-жой де Мондиссье.
О милосердии, снисходительности и терпимости. 29 октября 1628 года: Завершив осаду Ларошели, кардинал де Ришелье планирует новую кампанию.

Итак, попался. А теперь что делать? 20 ноября 1628 года, вечер: кардинал де Ришелье расспрашивает Лавардена и д'Авейрона об интриге, в которую те оказались впутаны: кто нанял королевского мушкетера, чтобы затем сдать всех дуэлянтов городской страже? И что важнее, зачем?
Без бумажки ты - букашка... 3 декабря 1628 года: Пользуясь своим роковым очарованием, миледи убеждает Шере оказать ей услугу, которая может ему еще дорого обойтись.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Золотая лихорадка. 9 ноября 1628 года, утро


Золотая лихорадка. 9 ноября 1628 года, утро

Сообщений 21 страница 38 из 38

21

Г-жа д'Андиже разулыбалась, неожиданно сделавшись похожей на примостившуюся у камина кошку – вроде всем довольна, ни на что не обращает внимания, но когти всегда при ней. Г-жа де Лавальян нравилась ей все больше и больше. Ее ответ лишь подчеркивал то, что г-жа д'Андиже уже заподозрила – если ее гостья и принадлежала к дворянству до свадьбы, то разве что к дворянству мантии. Но на всякий случай, прежде чем пускаться в откровения, она бросила еще один пробный камень.

- Какая мать этого не хочет, - вздохнула она. – И как это странно, вы не находите – что второму сословию запрещена торговля?

Отец г-жи д'Андиже был весьма зажиточным негоциантом, и в последние годы его жизни она, даже будучи замужем, помогала брату в его делах, увеличивая тем самым обещанное ей наследство. Г-н д'Андиже такой возможностью не располагал, и они оба опасались, что нынешнего их состояния их старшему сыну надолго не хватит – даже если они будут экономить, что было несвойственно обоим почти в равной степени: денежки, конечно, счет любят, но зачем их иметь, если не получаешь от этого никакого удовольствия?

+1

22

- Так устроен мир, - искренне удивилась Эмили, никогда раньше не задумывавшаяся о том, запрещена второму сословию торговля или это попросту не принято. Ее дядюшка никогда не выказывал особого презрения купцам, с некоторыми из них у него были какие-то дела, да и сам он, кроме тайных дел, занимался тем, что  доставал и продавал (негласно, разумеется) картины, диковинные вещи  и предметы роскоши, что ничуть не смущало его окружение. И доблестный барон де Кюинь, скорее всего, был не особенно щепетилен в мелочах, если мог получить доход. - Но совершенно не могу понять, мадам, к чему вы клоните.

+1

23

Г-жа д'Андиже мысленно кивнула самой себе. С г-жой де Лавальян можно было говорить серьезно. Нет, не то чтобы г-жа д'Андиже ожидала, что ее гостья возмутится или начнет ей доказывать правоту мироустройства, но это новое подтверждение ее выводов не могло не радовать.

- Господин де Шансье, - уже без обиняков сказала она, - прибыл сюда в поисках людей, которые согласились бы разделить с ним расходы и доходы одного весьма выгодного предприятия, которое даже язык не повернется назвать торговлей. В конце концов, разве не занимаются тем же самым даже самые благородные испанские идальго?

Это был самый веский аргумент в ее арсенале. И до сих пор она и ее супруг опробовали его только на людях своего круга. После ночного разговора предприятие должно было расшириться, и г-жа д'Андиже, сама даже не зная почему, видела в нынешнем разговоре первую ласточку этого расширения – как если бы г-жа де Лавальян принадлежала к дворянству шпаги, а не к дворянству мантии. Было в ней что-то такое… неуловимое. Но нет, глупости. Не по любви же она замуж вышла!

+1

24

«Благородные испанские идальго»! Новый свет, с его золотом, сокровищами, неизведанными странами и приключениями! Индейский вождь и наверняка какая-нибудь удивительная тайна! На живом личике графини де Люз отразилось такое воодушевление, как если бы она воскликнула: «Ну давайте же скорее рассказывайте дальше!»Но вместо этого она вполне рассудительно произнесла:
- Это очень интересно, мадам. Вы ведь расскажете мне об этом предприятии? Я ничуть не сомневаюсь, что в нем нет ничего предосудительного.
Если бы даже предосудительное в предприятиии госпожи  д'Андиже и было, интерес к нему мадам де Бутвиль ничуть бы не уменьшился.

+1

25

Г-жа д'Андиже не могла не улыбнуться, увидев, насколько живой отклик пробудили в г-же де Лавальян ее слова. Да разве и сама она, услышав от мужа, зачем приехал из Новой Франции г-н де Шансье, не пришла тоже в восторг – и ведь не по одним только меркантильным соображениям?

– Я расскажу вам, сударыня, – тихо, но очень серьезно сказала она, – но сперва вы должны обещать мне, что никому об этом не расскажете. Даже вашему мужу… в особенности, ему.

Произнеся эти слова, г-жа д'Андиже затаила дыхание. Не очень достойно убеждать жену хранить что-то втайне от мужа, но г-на де Лавальяна они посвящать в происходящее не хотели – ни она сама, ни г-н д'Андиже – слишком очевидно было, что он как раз – человек совсем неподходящий.

+1

26

Эмили хмыкнула про себя. Мужу?..
- Господин де Лавальян ничего об этом не узнает, - честно ответила она. Разумеется, не узнает, потому что господина де Лавальяна не существует. Если узнает господин де Ронэ — так он же не муж. А муж... Луи наверняка не понравится эта ее эскапада. Да и ее приезд, быть может, его совсем не обрадует, так что нечего даже загадывать, там видно будет... - Можете быть совершенно уверены.

+1

27

Именно этот ответ окончательно убедил г-жу д'Андиже – одной своей простотой и деловой краткостью. Г-же де Лавальян явно не слишком нравилось поставленное ей условие, но спорить она не стала – просто приняла предложенные ей правила игры, и это не могло не прийтись по сердцу дочери негоцианта.

– Господин де Шансье – вы обязательно должны попросить его самого рассказать эту историю, он сделает это гораздо лучше чем я – он спас жизнь этому индейцу, господину Деганавиде. Он сам говорит, что это так получилось и любой поступил бы точно так же, но я уже успела немного его узнать – он просто хороший человек. А господин Деганавида, он… – г-жа д'Андиже понизила голос до шепота, – он вождь своего племени, хранитель всех его секретов. И он поведал своему спасителю то, что не знал до сих пор ни один белый человек. В Новой Франции тоже есть золото.

По телу г-жи д'Андиже пробежала дрожь. Золото! Это было так правильно, так очевидно! В Новом Свете было золото, много, об этом знали все, но до сих пор все оно доставалось Испании.

0

28

Золото... Не то, чтобы мадам де Бутвиль жаждала богатства (хотя богатство никому еще не мешало). Но золото Новой Франции означало увлекательное путешествие, полное опасностей и приключений. Дикие леса, индейцы... Разумеется, в экспедицию ее не возьмут... И граф сам тоже не поедет... Хотя, какой граф!.. Разговор-то о мифическом Лавальяне... Но все равно, интересно же узнать, в чем там дело, и какую роль в таком предприятии можно отвести госпоже де Лавальян.
- Это удивительно интересно! Но... что могу сделать я?..

+1

29

К счастью для всех заинтересованных в этом разговоре лиц, г-жа д'Андиже не могла заглянуть в мысли своей собеседницы, потому что она несомненно была бы разочарована. Тяга к приключениям была ей самой совершенно несвойственна и, знай она, что ее, а не жажду обогащения, пробудил в мнимой г-же де Лавальян ее рассказ, она встревожилась бы — на восторг, в отличие от жадности, положиться нельзя. Но г-жа д'Андиже никакими сверхъестественными особенностями не обладала и сидевшую перед ней молодую женщину знала слишком плохо, а потому даже приняла ее ответ за естественную сдержанность здравомыслящего человека.

- Не сделать, конечно, - понимающе ответила она, - но если вы пожелаете войти в дело — в строжайшей тайне, разумеется...

+1

30

- Разумеется, в строжайшей тайне, - подтвердила заинтригованная Эмили, на которую слова «строжайшая тайна» действовали магнетически. В какое дело ей предлагали войти и каким образом? Глядя на почтенную мадам  д'Андиже, можно было предположить, что вряд ли это дело было опасным. Да хотя бы и опасным, менее интересным оно от того не становилось! - И я, вернее всего, пожелаю. Если вы объясните, в чем суть, разумеется.

+1

31

Г-жа д'Андиже еще раз взглянула на платье своей гостьи и снова пришла к тому же выводу. В отличие от своего супруга г-жа де Лавальян была одета почти роскошно, а ведь это было только дорожное платье.

- Вам известно что-нибудь о компании ста участников? – спросила г-жа д'Андиже и, не дожидаясь ответа, продолжила, справедливо предполагая, что столь юной девице вряд ли раньше могли быть интересны подобные начинания: - Вы знаете, конечно, что у его величества, даруй ему Господь царствовать долгие годы, имеется некая заинтересованность в том, чтобы французские владения в Новом свете расширялись и приносили пользу? Около года тому назад некоторые люди, весьма достойные люди, порешили объединить свои усилия для этой благородной цели. Снарядить в Новую Францию несколько кораблей с припасами для колонистов и… ну, в общем, тем, что там было нужно. И за это они получили от его величества право на торговлю там. Это должно было быть очень хорошее дело, если бы не вмешались проклятые англичане. Вот. И г-н де Шансье приехал из Новой Франции с тем, чтобы исправить эту возникшую несправедливость. Он предполагает возвратиться туда с новым кораблем, который отвез бы туда столь необходимую помощь для колонистов, а назад привез бы золото, о котором рассказал ему его друг. Но корабль, сударыня, это такая дорогая вещь, а ведь нужен еще и эскорт, проклятые англичане никак не успокоятся! Поэтому он ищет себе компаньонов, которые разделили бы с ним расходы и, разумеется, доходы. Он обещает не меньше двухсот процентов прибыли, сударыня, но я вам честно скажу, он в таких вещах явно не разбирается, это будет гораздо больше. Ну и дело-то само по себе славное и благородное. Г-н д'Андиже сам будет в этом участвовать. Мой брат, конечно, тоже поучаствовал бы, но г-н де Шансье, он… он не желает… он считает… он сказал, что это дело для дворян только.

Г-жа д'Андиже вздохнула. Она дала мужу слово ничего брату не рассказывать и искренне об этом жалела.

+1

32

О компании ста участников кое-что Эмили знала, ведь совсем недавно герцог де Монморанси был в Новой Франции наместником. И рассказы об этой таинственной земле завораживали мадам де Бутвиль. И если там нашли золото... Но корабль действительно стоит дорого. Племянница Давенпорта умела быть расчетливой, выгодность этого дела поняла сразу, но известий из Англии еще не было, и она просто не знала, есть ли деньги, и сколько.
- Вы правы, это дело славное, - задумчиво произнесла графиня. Как ни крути, об этом придется говорить с мужем, и как он к этому отнесется?.. Если представить, как благородное дело во славу Франции — наверное, отнесется прекрасно. - И мне это нравится. Однако, надо подумать. Быть может... я не обещаю... мне удастся найти могущественных покровителей...

+1

33

Г-жа д'Андиже отчаянно замахала руками и затрясла головой.

- Сударыня, умоляю, сударыня, помните: вы обещали молчать! Это будет очень плохо, очень неправильно. «Компания ста участников» — это же еще и господин кардинал. Сразу начнутся интриги какие-нибудь политические, ведь столь многие желают ему зла. Или наоборот. И кто-нибудь сразу захочет это наше предприятие использовать в своих целях, ведь господину герцогу де Монморанси не очень понравилось, наверное, что не он теперь торговлей с Новой Францией ведает. И представьте себе, что будет, если он об этом услышит. Что союзник, что противник — лучше без него.

Был еще один скользкий момент, но о нем г-жа д'Андиже решила сейчас не упоминать. «Компании ста участников» принадлежала монополия на торговлю с Новой Францией, и внезапное вмешательство посторонних могло прийтись ей не по вкусу. Г-н д'Андиже и г-н де Шансье были уверены, что смогут решить этот вопрос. Г-жа д'Андиже верила в деловые способности своего мужа, но подробности он ей не рассказывал, и поэтому она предпочла не смущать покой г-жи де Лавальян лишними подробностями.

- И потом,- закончила она, - дворяне, которые познатнее, они могут решить, что это торговля, понимаете? И тогда всем нам, тем, что не такие спесивые, может прийтись плохо.

+1

34

- Хорошо. Если это неправильно, я не буду! - Эмили даже растерялась. Вмешаться в политические интриги совсем не хотелось, довольно уже всяких неприятностей. И она на самом деле не знала, как к подобной идее отнесется муж. Давенпорт наверняка бы ухватился за такую возможность, и папаша тоже, только они сильно знатными не были... А герцог де Монморанси, он казался таким приятным человеком, совсем не спесивым... Но то ведь со своими... С другой стороны, предприятие казалось заманчивым, очень заманчивым... - Вы знаете, у меня в таких делах нет никакого опыта. Я... еще молода для чего-нибудь серьезного, все так считают.

+1

35

Г-жа д'Андиже покивала с мудрым видом. Вообще-то она тоже считала, что ее собеседница слишком молода, чтобы что-то решать, но сложившееся положение дел не оставляло ей выбора. Вот вольно же было г-ну д'Андиже запереть своих непрошенных гостей!

- Рано или поздно, сударыня, надо перестать быть слишком молодой. Когда мой батюшка заболел... - она вздохнула и сменила тему. - Вы могли бы с кем-нибудь посоветоваться. С вашим собственным батюшкой, например, не разглашая подробностей. Но это решение может быть только вашим. С нами, женщинами, это тоже случается. Если, конечно, господин де Лавальян не... - Г-жа д'Андиже перебрала в уме несколько вариантов и наконец решительно закончила: - Если он будет вести себя разумно.

Отредактировано Провидение (2016-05-31 17:56:05)

+1

36

- Я сирота, - привычно ответила Эмили. - И родных у меня нет.
Она запоздало подумала, что госпожа де Лавальян может и не быть сиротой. Глупо было сразу признаваться в том, что посоветоваться ей не с кем. А ведь и в самом деле не с кем. И денег взять неоткуда. Может, пока не поздно, отказаться?
- Господин де Лавальян будет благоразумен.
На самом деле она не поручилась бы за благоразумие Ронэ, но... кто его знает? Довольно часто он был куда разумнее ее самой.

+1

37

Г-жа д'Андиже несколько мгновений помолчала, переваривая услышанное. Если у г-жи де Лавальян не осталось родственников, и вместе с тем она одета столь явно лучше своего мужа и столь же явно привыкла им верховодить, то вывод можно было сделать только один: покойный отец г-жи де Лавальян не просто оставил ей свое состояние, а позаботился о том, чтобы ее муж не мог им распорядиться. Могла ли она, однако, распоряжаться им сама? Так или иначе, дать добрый совет г-жа д'Андиже никогда не отказывалась.

- В этом случае, - с подкупающей искренностью сказала она, - послушайте, что я вам скажу. Это хорошее дело, очень хорошее. Такое раз в жизни бывает, и то не у многих. Мы вкладываем девять тысяч ливров. Это три доли – для нас и для нашего мальчика. Но я знаю, что господин де Рунди приобрел шесть долей, даже за свою тетушку. Да и сам господин де Шансье вложил все свое состояние, чтобы задаток за корабль внести. Долей двенадцать еще осталось, но они быстро уходят. Так что с неделю у вас, наверное, будет, а дальше… Да, я думаю, неделя будет.

В голосе г-жи д'Андиже явственно прозвучало сомнение. Все-таки будет очень обидно поманить эту милую молодую женщину призраком богатства, а затем быть вынужденной ей отказать. Не настолько неприятно, чтобы г-жа д'Андиже готова была отдать ей свою долю, разумеется.

+2

38

- Тогда... тогда я дам вам знать в течение недели, - задумчиво произнесла мадам де Бутвиль. Три тысячи ливров в течение недели... И непонятно, откуда их взять... Из Англии наверняка придет больше, даже если это будет только приданое матери, Стемплтон, дядин поверенный, ей симпатизирует, наверняка захочет угодить, тем более, что получит вознаграждение — а в письме Эмили ясно дала понять, что не станет жадничать при благоприятном исходе дела. Но это будет потом... Сейчас же... Мужу говорить нельзя, она обещала... Ронэ? Ох, избави Боже! Наверняка все испортит. Надо найти ростовщика, но это в Париже. - Да, в течение недели.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Золотая лихорадка. 9 ноября 1628 года, утро