Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Г-н де Лаварден ищет соратника в опасном приключении. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, Лапен пытается их спасти. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле. Г-н Шере и г-н Мартен хотят вершить правосудие. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"На абордаж!" 14 января 1629 года, открытое море: «Сен-Никола» встречается с английским капером.
Врачебная тайна. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон приходит к врачу.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.
И цветам жизни требуется садовник. 24 февраля 1629 года: Шере обнаруживает в доме миледи повитуху.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: У шевалье де Корнильона желают отнять доверенное ему письмо.
Du côté de chez Rohan. Орлеан - Шатору. 9 - ... декабря 1628 года: Г-н де Ронэ оказывается в свите кардинала де Лавалетта, к ним присоединяется герцогиня де Шеврез.
Страшный суд, 14 января 1629 года: Капитан де Пуанси решает судьбу пленника.

Да не судимы будем. Январь 1629 года: Гг. де Лаварден и Дюран беседуют по душам.
Sed libera nos a malo. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Вейро знакомится с кавалером рыцарского ордена.
Порочность следственных причин. 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.
Я приду к тебе на помощь. Ночь на 26 января 1629 года: Г-жа де Кавуа и ее союзники спасают капитана.

Тайны, о которых знают трое. 2 ноября 1628 года, Лувр: Г-жа де Мондиссье расспрашивает шевалье дю Роше.
О том, что подслушивая, можно узнать многое. Сентябрь 1628 г., Париж: Мари-Флер и Веснушка крадут дубинку.
Sentiment du fer. 3 декабря 1628 г: Капитан де Кавуа и г-н де Ронэ встречаются в фехтовальном зале.
После бури, 5 декабря 1628 года, середина дня: Г-н и г-жа де Бутвиль пытаются примириться друг с другом.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть II: На войне как на войне » Прогулялась - и хватит, 21 сентября 1627 года, поздний вечер.


Прогулялась - и хватит, 21 сентября 1627 года, поздний вечер.

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

Из эпизода Истина в вине – но в чьей? 21 сентября 1627 года, поздний вечер

0

2

Эмили удивленно проследила за тем, как ловко бретер перемахнул через забор и горестно вздохнула. Оставленный у стенки сарая убийца застонал, и она испуганно метнулась к двери в трактир. Возможно, он был уже не опасен, но одна мысль о том, что он рядом, приводила юную графиню в ужас. В трактире было тепло, там были люди и ее муж... Эмили закрыла за собой дверь и с облегчением выдохнула.

0

3

А в это время по лестнице спускался Лапен.
Хозяин уснул, а значит, можно и о себе подумать. Какой интерес спать одному, если в трактире прислуживают две весьма недурные бабенки - и обе при случае лукаво поглядывали на графского лакея!
Но тут внизу хлопнула дверь. Лапен сверху вниз глянул на вошедшего... нет, на вошедшую... о, дьявольщина!!!
Слуга ссыпался по ступенькам. дробно стуча каблуками. Спросил страшным шепотом:
- Ваше сиятельство... что случилось?
Господи, да на ней же лица нет! А рука пытается прикрыть покрасневшую шею...
Во что она снова вляпалась? И... и должен ли об этом узнать граф?
Лапен быстро оглянулся. В трапезной было немного народу - всего трое полуночников, которых никак черти не могли унести спать. Но эти трое, устроившись в углу, были  увлечены игрой и, хвала всем святым, не видели ничего, кроме прыгающих по столу костяшек. Дородная служанка, проходившая мимо, тоже загляделась на игру из-за плеч мужчин.
- Ваше сиятельство, вам плохо? Прикажете провести вас в комнату? Или лекаря?..
Лапен говорил по-прежнему тихо. Если новое приключение графини - тайна, то слуга готов был выгораживать хозяйку изо всех сил.

Отредактировано Лапен (2016-05-17 14:02:43)

+1

4

Эмили рассеянно оглядела зал и подняла глаза на парня. Как кстати он здесь очутился!
- В комнату... - голос получился хриплый, точно у пропойцы. - Прикрой меня?
Там, во дворе, остался убийца... Может, живой... Сказать Лапену? А что он сделает? Нет, надо сначала сказать мужу... Но, Господи, как же не хочется его будить! Он так намучился, бедный, за сегодняшний день! А если он рассердится? Еще одну ссору сегодня она просто не переживет...

0

5

Графине определенно требовался лекарь. Но орать на все заведение, требуя врача, Лапен не собирался.
И донести ее светлость на руках до комнаты, увы, нельзя. Все эти бессонные мерзавцы обязательно побросают игру и будут пялиться вслед. А утром начнут распускать дурацкие слухи.
Госпожа хочет в комнату? Правильно.
Прикрыть ее? Обязательно!
Лапен молча посторонился, пропустив женщину к лестнице, и двинулся за нею след в след, закрывая ее широкими плечами от случайных взглядов.
К счастью, своенравная богиня Фортуна устроила игрокам такую прихотливую пляску костей, что весь прочий мир для них перестал существовать. И графиня незамеченной поднялась по лестнице и дошла до двери своей комнаты.

+1

6

Эмили с благодарностью глянула на парня снизу.
- Кипятку принеси, травы заварить. И это... я даже не знаю... может, лед у них есть?.. - она отпустила ворот рубашки и приподняла голову так, что стал виден припухший алый след от веревки. Сейчас предстояло войти в комнату, разбудить мужа... Эмили многое бы дала, чтобы он ничего не узнал, но это было невозможно... - И вина, наверное...
Мужчины, когда волнуются, часто хотят вина...
- И там еще человек во дворе... Может, мертвый, может, нет еще... Если вдруг кто наткнется, ты не лезь... пока, по крайней мере. За священником пошли уже.

+1

7

"О господи, она кого-то убила! -охнул про себя Лапен. - Что за женщина, а?"
Но вслух ничего не произнес. Убила и убила. Значит, так было надо. Сейчас было важнее, чтобы не проснулся господин граф. Чем меньше людей будут знать про ее похождения, тем лучше. При любом обороте событий Лапен был на стороне хозяйки.
Он произнес шепотом:
- Кипятку добуду, льда у них наверняка нет. Но спрошу. Если что, можно взять чистую тряпку, намочить в воде и помахать в воздухе. Она станет холодной, годится на компресс... Но войдите в комнату, умоляю вас, войдите! Вдруг кого-то из прислуги сюда черти принесут, прошу прощения за грубость...

+1

8

Эмили кивнула, осторожно открыла дверь и вошла внутрь. Оставленная с вечера на столе масляная лампа почти не давала света, по углам комнаты собрались густые тени, казавшиеся молодой женщине зловещими. Больше всего ей хотелось сейчас быстро скинуть одежду и нырнуть под одеяло, прижаться к теплому боку мужа и забыть обо всех страхах. Но было еще несколько дел... На ходу расстегивая колет, она тихонько подошла к стоящему на высоком табурете тазу для умывания, в котором стоял кувшин с давно остывшей водой, сняла с гвоздя полотенце, намочила его край и, морщась, прижала мокрую ткань к  шее...

+1

9

После тяжелого, неудачного дня Бутвиль рухнул на постель как убитый - даже сквозь дрему чувствуя такую усталость, что невозможно было даже пошевелиться. Но в тишине и теплоте  усталые мышцы постепенно расслабились, нервное напряжение ушло, и граф крепко, спокойно уснул. Но через час или полтора  в его сон внезапно ворвалось нечто неожиданное, тревожное, и  Бутвиль проснулся с тяжело бьющимся сердцем. 
        Несколько минут он лежал, пытаясь разобрать, где явь, а где сонные видения, потом, уже предчувствуя новые ужасы, протянул руку в надежде ощутить рядом с собой нежное тепло Эмили. Вместо этого он нащупал пустоту.  И в этот момент он услышал осторожные шаги и плеск воды.
         - Эмили?... - приподнявшись на локте, позвал он. - Эмили, это вы?  С вами все в порядке?

+1

10

- Это я, - отозвалась молодая женщина, досадуя на то, что разбудила таки мужа. - Все хорошо, не волнуйтесь, я сейчас приду.
Что ей оставалось, кроме как соврать? Честно сообщить что-нибудь вроде: "Все хорошо, мой дорогой, кроме того, что я прогулялась во двор, меня там хотели удавить, и убийца еще там, то ли живой, то ли мертвый"? Очень бы поспособствовало душевному спокойствию и спокойному сну графа... Потому Эмили недовольно поморщилась, услышав свой хриплый голос...

+1

11

Многие родители, слыша от своих подрастающих отпрысков фразы наподобие "Вы только не волнуйтесь",  немедленно начинают волноваться всерьез, а некоторые матери даже падают в обморок.  Бутвиль родителем не был, в обморок не упал, но, пережив столь много волнующих происшествий, связанных с Эмили,  остатки спокойствия, уже нарушенного тяжелым сном, после утверждения  "всё хорошо, не волнуйтесь", окончательно потерял. Он сел на постели, отдернул полог кровати и попытался рассмотреть в неярком свете лампы, что происходит   с женой.
          - Вы уверены, что все хорошо? - недоверчиво спросил он. - По меньшей мере с голосом вашим что-то неважно! Вы простудились?

Отредактировано Бутвиль (2016-05-31 22:38:23)

+1

12

От неожиданности Эмили уронила полотенце.
- Все хорошо, - подтвердила она, наклоняясь за ним и стараясь, чтобы голос звучал, как обычно, но добившись только того, что закашлялась. Припухший след от веревки можно было почувствовать пальцами на ощупь, наверняка он выглядит ужасно и до завтра не пройдет, но то будет завтра... - Сейчас я приду.
Лапен того и гляди придет с кипятком, и хорошо бы ему отдать перепачканную одежду, штаны вон непонятно, в какой гадости... Совсем некстати Луи проснулся...

0

13

- Ну так и есть! Вы кашляете... - огорчился Бутвиль. -  Такая погода, осень, дожди, а вы все время оказываетесь там, снаружи, вместо того, чтобы сидеть под крышей. Здесь, конечно, не слишком уютно, да хотя бы тепло... Такая жизнь не для женщин! Мне нужно как можно скорее увезти вас отсюда. Завтра же я переговорю с дядюшкой об отпуске. А сейчас, душа моя, раздевайтесь и забирайтесь сюда, - он похлопал по постели рядом с собой. - Вам нужно чем-нибудь теплым закутать горло, как следует выспаться, а если завтра утром простуда не пройдет, будем лечить вас теплым питьем!  Молоко с медом - это достаточно приятное лекарство, верно? Меня в детстве матушка всегда так лечила...

+1

14

- Сейчас-сейчас, - ответила его жена, торопливо стаскивая с себя колет и штаны и едва не хмыкнув в ответ. Вряд ли матушка Луи-Франсуа видела сына недодушенным, слава Господу! В дверь тихонько постучали, и, чуть приоткрыв дверь, Эмили сунула Лапену грязную одежду, забирая у него котелок с кипятком и сделав «страшные глаза»: «Молчи!» - Я только хотела попить теплого.
Заперев дверь, она плеснула немного горячей воды в кружку — не до трав уже! -  чуть-чуть поболтала ее, чтобы вода остыла, сделала глоток, поставила кружку и скользнула под одеяло, прижалась к теплому боку мужа и наконец-то вздохнула с облегчением. Все...

0

15

Луи-Франсуа с превеликим удовольствием обнял жену и почувствовал, что спать ему уже не хочется. Потом, попозже, можно будет и поспать, а сейчас...
        - Душа моя, вы очень сильно устали? - осторожно поинтересовался он и для начала поцеловал Эмили в лоб. - Что если мы немножко... поиграем?
       Не дожидаясь ответа,  он, закрыв глаза, чтобы полностью предаться сладким ощущениям, прикоснулся губами к её теплому виску, потом наклонил голову, столь же нежно поцеловал  ушко, потом шею... Но здесь вместо гладкой, приятной кожи он ощутил что-то горячее и шершавое.
       - Боже милостивый! Что это, Эмили? Что тут у вас?

+1

16

- Что? - Эмили от неожиданности вздрогнула. Она уже закрыла глаза, нежась в тепле и безопасности, с готовностью подставляя личико губам мужа и сама уже потянувшись к нему губами. Сейчас, сейчас исчезнут, пропадут и забудутся все беды и страхи, она растворится в его огне и нежности, а все остальное — такая ерунда! - Это пустяки... мне уже не больно...

0

17

- Пустяки?! - Бутвиль говорил вполголоса, но ему хотелось закричать во все горло. - Это вы называете пустяками? Душа моя, может ли нечто быть пустяком, если каких-то два часа назад вы были целы и здоровы, а теперь кашляете, и еще  это... - он осторожно провел пальцем вдоль рубца на шее жены. - Это не простуда, нет...   Эмили, расскажите все как есть! Пока мы находимся здесь, я не всегда могу оберегать вас от бед, но хотя бы точно знать,  что происходит, мне необходимо! Я не верю, не хочу верить, что вы можете за моей спиной творить какие-то постыдные дела. Но почему вы постоянно пытаетесь скрыть от меня что-то, преуменьшить то, что пережили, избегаете прямых объяснений, почему? Не доверяете? Считаете, что ко мне бесполезно обращаться, потому что  я никуда не годный защитник?  Или все-таки совершаете такие поступки, которые я не мог бы простить? Неужели вы не понимаете, что ваши умолчания заставляют меня предполагать самые ужасные вещи, наверняка гораздо более страшные, чем то, что есть на самом деле?

+1

18

- Я просто не хочу вас огорчать... - опешила Эмили. Разве она делает что-то постыдное?.. Совсем нет... кажется, нет... - Вы так устали, а теперь расстроитесь, а вам ведь нельзя... Я расскажу, конечно. Все расскажу, чтобы вы не придумали что-нибудь совсем ужасное. Только вы не волнуйтесь, потому что все уже прошло.
Она тяжело вздохнула и продолжила шепотом (все лучше, чем хрипеть):
- Вы же знаете, что меня хотели убить... Я думала, что уже все кончилось. Вы уснули, а мне не спалось, сегодня так много всего произошло. Я хотела заварить травы, чтобы выпить и успокоится. Пошла вниз за кипятком. Там сидел господин де Ронэ. Я только хотела проститься, но как-то вышло, что мы снова поругались... Я пошла во двор...
Эмили снова задрожала.
- Тот человек... Он что-то мне накинул и стал душить... Если бы господин де Ронэ не вышел...Тот.. он во дворе так и лежит... был живой... Господин де Ронэ пошел за кюре. А я... Никому не сказала... Это же грех, не помочь умирающему? Но если он не умрет, его повесят?..
К концу сбивчивого рассказа ее уже била крупная дрожь, так, что зубы стучали.

0

19

Ошеломленный всем, что услышал, Бутвиль не смог сразу ответить. Он крепко прижал Эмили к себе, целовал, гладил по голове, даже не осознавая, что делает. Только ощутив, что любимая вроде бы успокоилась, что дрожь, сотрясавшая ее, улеглась, он опомнился.
        - Видите, как получается, - заговорил он тихо, быстро, спеша высказать только что мелькнувшие мысли, - не желая меня огорчать, пытаясь справиться с трудностями своими силами или с чьей-то помощью, вы не избавляете меня от огорчений, наоборот! А ведь нам несказанно повезло:  некая высшая сила наделила нас таким чувством друг к другу, какое редко испытывают люди. Те, кто таких чувств не знают, не смогут понять и наши отношения,  и всегда будут судить о нас вкривь и вкось.  С этим нужно свыкнуться и перестать обращать на это внимание. И мы будем счастливы, какие бы подножки нам не устраивала судьба. Но если между нами не будет полной откровенности... Я - ваш муж, я, а не кто-либо другой должен быть хранителем ваших тайн!  Вдвоем мы найдем выход из любого положения, а  умолчания могут лишь погубить нас, поодиночке. Вспомните сегодняшнюю размолвку в доме кардинала: ведь она случилась из-за того, что мы не поняли друг друга, даже не попытались понять! Из-за этой размолвки  я потом повел себя совершенно неразумно с Кавуа и Атосом, и, вот, пожалуйста - эта нелепая дуэль...  А если бы дуэль не измотала бы меня до такой степени, что я сразу заснул, то вы не остались бы одни, не вышли бы из дому - и с вами ничего не случилось бы! Вы понимаете, какая выстраивается цепочка причин и следствий?

+1

20

Эмили тихо всхлипнула, прижимаясь к мужу. Конечно, все из-за нее... Дуэль, в которой его могли убить, приступ его болезни... И как бы она ни старалась оградить его, получалось только хуже, он прав... И этот святой человек любит ее, совсем не сердится...
- Я стану все вам рассказывать, все, что случится, - пообещала она. - Но, как вы думаете, тот человек... во дворе... ведь дурно, что так...
Она содрогнулась.

0


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть II: На войне как на войне » Прогулялась - и хватит, 21 сентября 1627 года, поздний вечер.