Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Графиня де Люз просит герцогиню де Монморанси за бедных влюбленных. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают с неведомыми целями. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном.

По заслугам да воздастся. 6 декабря 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез приходит в гости к кардиналу.
Белые пятна. Январь 1629г.: Шере задает другу необычные вопросы и получает неожиданные ответы.
Что плющ, повисший на ветвях. 5 декабря 1628 года: Г-н де Ронэ возвращает чужую жену ее мужу.

"Ужас, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором Лаварден плывет в Новый свет, происходит нечто странное.
Anguis in herba. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы недозволенного. 17 января 1629 г.: Г-н де Корнильон знакомится с миледи.

В монастыре. 29 ноября 1628 года.: Г-жа де Бутвиль продолжает изучать обитель св. Марии Египетской.
Любовник и муж. 15 декабря 1628 года, вторая половина дня: Вернувшись в Париж, д'Артаньян приходит к Атосу с новостями о его жене.
Крапленые карты человеческих судеб - 13-27 февраля 1629 г.: Похищение дочери капитана де Кавуа лишает покоя множество людей.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа в обществе Шере и Барнье отправляется на поиски капитана.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Любимые развлечения двух интриганов. 29 ноября 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез и маркиз де Мирабель выясняют отношения.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Розовый город без розовых очков. Ноябрь 1627 года.


Розовый город без розовых очков. Ноябрь 1627 года.

Сообщений 1 страница 20 из 44

1

Место действия - город Тулуза
         Действующие лица: граф де Люз,  графиня де Люз, Анри Лапен
                                       и все, кто появится по ходу действия.

0

2

Неблизкий путь от Байонны по землям неспокойной провинции Лангедок прошел настолько   благополучно, что впору было поверить в покровительство маленькой древней Мадонны,  которую мадам де Бутвиль нашла в часовне замка на берегу моря.  Байоннские нотариусы проявили удивительную доверчивость - внезапно появившуюся наследницу барона де Кюинь они признали сразу, возможно, потому, что её новое имя звучало весьма веско, а у супруга имелся не только титул, но и длинная шпага. Другая причина их благодушия стала ясна, когда супруги прибыли в деревеньку Кюинь - поместье оказалось настолько очевидно не доходным, что юристам тут поживиться было просто нечем. Двухэтажный каменный дом с пришпиленной с одного боку башней едва заслуживал названия "замка", крыша прохудилась... Впрочем, господский плодовый сад был в отличном состоянии (поскольку крестьяне, ухаживавшие за ним, собирали урожай в свою пользу),  равно как и стадо овец и коз (которых крестьяне разобрали по домам - не пропадать же скотине) Договорившись с настоятельницей ближайшего монастыря, что она присмотрит за хозяйством в отсутствие новых господ и подыщет толкового и максимально честного управляющего,  Бутвиль собрал всех подданных своей супруги, дал им понять, что карать за воровство былое не будет, но впредь ничего такого не допустит, с помощью нотариуса составил новый арендный договор, и спустя несколько дней Луи-Франсуа и Эмили с легким сердцем оставили этот родовой приют. А дальше - вверх по течению прекрасной реки Гаронны, от города к городу, день за днем они ехали, ни о чем не заботясь, и неудовольствие им доставляли только упорно зарядившие унылые дожди  да назойливо-любопытные трактирщики.  Никто не задирал графа де Люз, никто не проявлял неуважения к графине, хоть и выглядела она странно для знатной дамы.  В Лангедоке привыкли к причудам женщин - а еще привыкли уважать имя Монморанси.  Никому не хотелось рассердить всеми уважаемого  губернатора.

+1

3

Эмили же чувствовала себя как никогда счастливой. Дожди — это такая мелочь! Родной дом не произвел на графиню никакого впечатления — она ничего и никого там не помнила, и была очень рада, когда муж так разумно распорядился хозяйством. Сама бы она так ни за что не сумела! И оказалось, что она не совсем и бесприданница... Правда, прилагаемое к баронскому титулу имение нельзя было назвать богатым, но по приезду в Тулузу граф намеревался послать верного человека к Степлтону в Лондон, сама Эмили напишет письмо, ее руку поверенный дяди знает... И тогда, по крайней мере, приданое матушки принадлежит ей... Сейчас же они ехали и ехали, и болтали, и смеялись, и просто молчали. А ночами... мадам де Бутвиль совсем не огорчалась, если непогода заставляла их раньше остановиться на ночлег. Молодой муж вел ее неизведанными тропами, как и обещал, и она прилежно училась,  и открывала много нового и в нем, и в себе самой.

+2

4

Лапен был счастлив не менее своей молодой госпожи. В деревеньку Кюинь он въехал, словно возвращающийся из изгнания принц.
Титул - вещь громкая, звонкая, но иногда невесомая. А вот прилагающееся к титулу поместье...
Плевать, что хозяйство находилось в запустении. Оно было - и Лапен служил женщине, которой все это принадлежало: и замок (да, замок, пусть не Шатонеф и не Амбуаз - все равно замок, даже башня имеется!), и отличный сад, и растерянно, робко кланяющиеся крестьяне. С последними лакей не церемонился. Глядел с седла высокомерно и надменно, не смягчался даже при виде хорошеньких краснеющих мордочек.
Когда велено было приготовить ночлег для господ в тех комнатах, где не капало с крыши и не гуляли сквозняки, Лапен тут же помчался в деревню и пригнал стадо крестьянок с тряпками, щетками и ведрами воды, пугая их по дороге россказнями о грозном нраве, влиятельности и знатности нового господина, а также об утонченности и изнеженности госпожи.
Если бы в этот миг взлета и величия кто-нибудь признал в парне шута из бродячей труппы, что в этих краях пробиралась из города в город и паясничала перед жителями этой самой деревни за лепешки и яблоки... о-о. это был бы удар судьбы! Но бог помиловал зазнавшегося слугу, и, когда граф и графина покинули деревню, Лапен гордо последовал за ними, на прощание подмигнув одной щекастой, крепенькой вдовушке, которая отчаянно зарделась в ответ и спрятала лицо в передник.

Отредактировано Лапен (2016-06-19 11:27:24)

+2

5

Наконец, уже в начале ноября, осенняя непогода сменилась ясными и прохладными днями - местные жители рассказывали, что в последние годы у них даже случаются порой заморозки. Но супруги де Люз успели добраться до главного города провинции, не испытав этих ужасов изменившегося климата. Тулуза предстала перед ними в солнечном сиянии -  загородные домики среди садов, особняки с башенками и церкви из розового кирпича, - все весело блестело, и этот блеск еще усиливался светом, отраженным от широкого русла Гаронны, а десяток мельниц,  устроенных на островках посреди реки, усердно вращая свои колеса, взбивали воду, украшая реку полосками пены.   
        - Этот город может  свободно расти, - окинув взглядом эту приятную картину, сказал граф, - потому что его стены давно снесены.  И дышится здесь свободно - ветер продувает улицы. А в Париже дома стеснятся кое-как, всем душно, грязно, а все-таки снести старые крепостные стены никому в голову не приходит... Здесь нам тесниться не придется, вот увидите, душа моя - у кузена здесь отличный дом в современном вкусе!
        Расспрашивать о дороге не нужно было - Луи-Франсуа помнил, где находится резиденция губернатора; не прошло и получаса, как перед ними раскрылись ворота, расторопные конюхи приняли у приезжих лошадей, а на высоком каменном крыльце с резными перилами их встретил почтенного вида дворецкий.       
        - Господин герцог, к сожалению, отсутствует, -   учтиво сообщил он, - они с супругой ныне пребывают в своем летнем поместье близ Каркассона, однако мы ждем их со дня на день - ведь скоро предстоит большой праздник по поводу дня рождения нашей госпожи.  Вы весьма вовремя прибыли, господин граф! Прошу подождать в гостиной, пока подготовят ваши комнаты!
         Говоря все это он, конечно, посматривал  на странно одетую даму с некоторым недоумением, но не позволил себе ни лишнего слова, ни улыбки, только добавил: 
         -  К услугам вашей супруги предоставим горничную.

+2

6

Еще в воротах граф приказал открывающему их стражнику доложить о прибытии графа и графини де Люз, потому Эмили не удивилась тому, что дворецкий признал в ней графиню — не в Лапене же! И никто из слуг и виду не подал, что в ее сиятельстве что-то не так. А ее сиятельство порядком смутилась. Тулуза была восхитительна, таким и должен быть сказочный город, в который прекрасный принц (в данном случае, граф) привез молодую супругу, и резиденция  герцога тоже была похожа на волшебный дворец, вот только юная принцесса себя таковой не очень ощущала. Судя по рассказам мужа, герцогиня Мария-Фелисия не была такой чопорной и строгой, как мадам д'Ангулем, но Эмили все равно чувствовала себя неловко и сожалела, что их путешествие закончилось, ведь им было так хорошо! Она посмотрела на мужа — тот, похоже, чувствовал себя, как дома, глянула на слугу — он казался отчего-то смущенным, вроде нее самой...

+1

7

Да, Лапен был смущен. Хотя довольно быстро пришел в себя и привычно задрал нос. Но в душе его царило смятение.
Такая роскошь... такой дворец... а он, Лапен, без ливреи!
Как серый воробей, случайно залетевший в королевские покои!
Приличная куртка и целые, не драные штаны... Ха! Кого тут этим удивишь?
Приходится смотреть правде в глаза: Лапен выглядит просто позорно. Как жалкий бродяга или даже, прости господи, бродячий актеришка!
Как бы намекнуть его сиятельству, что такой вид прислуги позорит и бесчестит графа и всю его родню, как близкую, так и дальнюю, как предков, так и потомков? Что же это за дворянин, если его не сопровождает лакей, одетый в ливрею цветов графов де Люз... кстати, а какие у них цвета, у графов де Люз?
Выяснить, немедленно выяснить! И выцыганить у хозяина ливрею!

Отредактировано Лапен (2016-05-16 13:51:59)

+1

8

- Превосходно! - ответил граф на все сообщение дворецкого разом. - И горничная будет очень кстати.
          Вспомнив о слугах, он оглянулся на Лапена, и хотя догадаться о смятенных чувствах бывшего актера не мог, но  контраст между благолепием богатого особняка и простоватой внешностью его лакея бросился ему в глаза.  Бутвиль счел нужным кое-что объяснить, чтобы дворецкий не тратил время на фантастические догадки.
          - Мы едем из-под Ларошели, налегке, и проделали довольно трудный путь.  До приезда господина герцога мы как раз успеем приобрести должный вид. Сегодня же, отдохнув, отправимся за покупками, - граф взглянул на Эмили и улыбнулся. -  А вас я пока попрошу позаботиться о моем Лапене. Покажите ему дом, пусть он узнает, где будет жить и как найти наши комнаты. И, если найдется что-то подходящее, переоденьте его. Расход я оплачу.
          - Ах, сударь, какие там расходы! Вы же знаете, в этом доме есть все, чего душа может пожелать! Могу выдать вашему слуге ливрейную куртку, если не возражаете - гербовые цвета-то у вас с господином герцогом, насколько я помню, одни?
          - Красное на желтом поле, - уточнил Бутвиль и повел свою спутницу  в гостиную, где, кроме двух итальянских статуй, изображающих нимф, никого не было.
          - Когда хозяева на месте, здесь вечно кто-нибудь толпится, - с удовольствием опустившись в большое кресло, сказал Луи-Франсуа. - А сейчас пусто, и очень кстати. Забирайтесь вот сюда, на кушетку, душа моя - видите, обивка мягкая, и подушки удобные. Дайте отдых спине и ногам!

+2

9

- Я ничуть не устала! - рассмеялась его супруга, хотя и села послушно на кушетку. Наполненная новыми впечатлениями, она действительно не чувствовала усталости, да не привыкла она нежиться  в подушках. К тому же Эмили говорила чистую правду, когда упоминала о своей выносливости: в свои неполные семнадцать лет, несмотря на внешнюю хрупкость, она практически ничем не болела, даже простужалась редко. - Напротив, здесь так красиво, что я с радостью...
Внезапно Эмили смутилась. Что она все о себе, да о себе! А Луи, наверное, устал!
- Я с радостью посижу!

0

10

Лапен не сопровождал хозяев: по кивку дворецкого его подхватили высокий, тощий лакей и прехорошенькая горничная и потащили переодеваться.
Ливрейная куртка действительно нашлась по размеру, но рукава оказались длинноваты, и служанка, достав иглу и нитку, тут же, прямо на Лапене, принялась подгонять ливрею по фигуре.
Тощий лакей глядел на графского слугу надменно, сверху вниз.
- Вы с вашим господином, я полагаю, и в самом деле проделали долгий и тяжелый путь, - произнес он снисходительно. - В дороге было не до того, чтобы сохранять приличный вид, не так ли?
Горничная хихикнула.
Вот этого Лапен не собирался спускать местным задавакам.
Бывший актер сделал строгое, чуть печальное лицо.
- Мы с моим господином вернулись с войны, - сказал он негромко, с легким ударением на последнем слове. - Мы из-под Ларошели. Возможно, в ваши края докатилась весть о том, что под Ларошелью сражаются?
С лица горничной сползла ухмылочка. Судя по спокойному достоинству, перед нею стоял человек, который лично в пороховом дыму разил гугенотов. Твердая осанка, прямой взгляд... о-о, вояка-ветеран!
- Вы... вы расскажете нам, сударь, о том... о том, что вам довелось пережить? - робко спросила девушка.
- Если вы этого хотите, моя милочка, - ответил Лапен, исподтишка бросив взгляд на обиженного тощего лакея.

Отредактировано Лапен (2016-05-28 00:06:36)

+1

11

Между тем как Лапен устанавливал отношения на новом месте,  его хозяин в гостиной наверху мало-помалу привыкал к мысли что больше никуда не надо ехать, что можно не беспокоиться о безопасности, о крыше над головой, о питании, можно спать сколько хочешь, не боясь, что тебя разбудят с утра малоприятные посетители, можно, наконец, строить планы, которые удастся осуществить.
          - Забавно, -  любуясь женой, радуясь ее бодрому и веселому настроению, заметил Луи-Франсуа, - в первый день нашего знакомства мы с вами попали в один дом моих родственников, а теперь вот - в другой.  Но какая разница! При всем моем почтении к тетушке Ангулем - здесь гораздо легче дышится! Притом порядку не меньше, чем там, а удобств даже больше.  Вам не придется долго ждать, пока слуги будут бегать туда-сюда с водой и всем прочим, чтобы вы могли  освежиться с дороги - есть специальная комната, а в ней все, что необходимо, постоянно наготове. И вы  сможете наконец обновить те платья, которые мы купили в Байонне. 
          Как бы в подтверждение его слов о порядке, в гостиную вошла пожилая горничная и сообщила, что комнаты для гостей готовы и она может немедленно проводить господина графа и его супругу туда.

+3

12

Эмили невольно вспомнила тот жаркий день в Париже и себя — растерянную, избитую и перепуганную. И как пришел на помощь совсем незнакомый дворянин, как внезапно она обрела приют и защиту... А потом... а может быть, и сразу, только она этого не поняла, он оказался самым лучшим на свете...
- Да, я готова, - юная графиня проворно встала. Как хорошо, что здесь, как выразился муж, «легче дышится»!  Потому что «при всем почтении к тетушке Ангулем»... Она невольно рассмеялась и повернулась к Бутвилю. - Я не заставлю вас ждать!
Обновить платья ей тоже очень хотелось, потому что, как бы ни был удобен ее пажеский костюм (а расставаться с ним мадам де Бутвиль совершенно не собиралась), ей, как и любой женщине, нравилось осознавать себя хорошенькой и нарядной.

+1

13

Бывает, что люди, живущие в тесных, шумных и грязных городах, мечтают о жизни среди нетронутой природы, жизни "естественной", пребывая в твердой уверенности, что у их предков только и было забот, что считать своих овечек, плясать на лужайках и умирать от неразделенной любви красавиц-пастушек. Но человек, которому пришлось провести долгие дни и недели в пути, среди голых холмов, пустынных осенних лесов, на дорогах, где никто никого не знает и любой встречный может оказаться опасным, умеет ценить городские удобства: уютные комнаты, ванну с теплой водой и душистыми эссенциями,  свежее белье, расторопных слуг  и умелых цирюльников...
         На все эти приятные процедуры ушло немало времени, но до вечера было еще далеко, когда граф де Люз, тщательно побритый и причесанный, в костюме, который за все время пребывания под Ларошелью надевал лишь один раз - на венчание, с белоснежным воротником и манжетами, вошел в комнату, которую отвели его супруге, и застал её почти полностью готовой - пожилая горничная завершала превращение пажеских кудрей в изящную модную прическу.
         - Очень, очень модно, - приговаривала она, - многие дамы специально укорачивают волосы и терзают их щипцами, чтобы   завить , а у вас локоны вьются от природы, это прекрасно!
         - И в самом деле прекрасно, - заметил граф. - По-моему, чем  меньше усилий дамы тратят на то, чтобы казаться красивыми, тем сильнее производимое впечатление!
         - И с супругом вам тоже повезло, сударыня, - шепнула горничная на ушко юной графини, разложила по местам гребни и щетки на туалетном столике и, сделав реверанс, удалилась.
         - Ах, душа моя, - взяв Эмили за руку, сказал Луи-Франсуа с улыбкой, - для меня вы хороши во всех нарядах. Но чем красивее ваше платье, тем труднее мне выказать свои чувства полностью - ведь тогда я сомну все это шелково-кружевное великолепие!  Посему придется отложить изъявление чувств до ночи - кстати, вы заметили, насколько здесь удобные и широкие кровати?

*

С Эмили согласовано.

Отредактировано Бутвиль (2016-06-07 11:08:15)

+1

14

Эмили слегка покраснела. Несмотря на то, что замужем она была уже целый месяц, намеки на то, что происходит между супругами, ее по-прежнему смущали, хотя... какое-то мгновение графиня подумала, что тогда предпочла бы оказаться в одной рубашке... и потом... разве непременно необходимо мять платье?.. Покраснев еще больше, мадам де Бутвиль робко — а вдруг он догадается, какие мысли посещают ее голову? - подняла на мужа глаза.
- Увидев меня рядом с вами, - она улыбнулась уже смелее, - все местные красавицы позеленеют от зависти.
Он был прекрасен, ее возлюбленный рыцарь (и если бы кто-нибудь усомнился в этой непреложной истине, Эмили искренне бы этого не поняла), но... и сама себе в новом наряде и с изящной прической  она очень нравилась.

И спустя совсем небольшое время графиня де Люз гордо шествовала под руку с супругом по улицам Тулузы. Правда, торжественность момента несколько портило восторженное любопытство, написанное на живом личике мадам де Бутвиль. Ей нравилось все, абсолютно все: дома, люди, не по-осеннему теплый и солнечный день, старый фонтан на площади, поздние розы в корзинке цветочницы, лохматая рыжая собачонка... Золотистые апельсины на лотке торговца...
- Купите мне апельсин, Луи? - сияя нежной улыбкой, попросила она. Больше всего юной графине нравился ее спутник.

+2

15

- Почему бы и не купить? - улыбнулся в ответ Луи-Франсуа. - Можем купить даже два! Выбирайте!
        Ему было удивительно хорошо и спокойно среди этого шумного, многолюдного города. Возможность идти, куда глаза глядят, делать, что захочется, просто - принадлежать самому себе и любимой женщине, а не высшим силам, которые  решали за него, где ему быть и чем заниматься, - это было чистое счастье.
        Он заплатил за два апельсина, на которые указала Эмили, вручил их ей и предложил:
        - Давайте вкусим сих райских плодов  на берегу реки. Там можно присесть на траву, и народу поменьше!
        Эмили не возражала.  Они нашли удобное местечко в тени кудрявого дерева на самом берегу, неподалеку от нового каменного моста, и  лакомились апельсинами, глядя на гладкие струи Гаронны,
        -  Смотрите, - сказал Бутвиль, -  река несет свои воды к морю, а мы с берегов этого моря  добрались сюда, подальше от войны. Возвращаться под Ларошель мне, честно говоря, отнюдь не хочется,  но в Лангедоке тоже может вспыхнуть война, и тогда я обязательно присоединюсь к войскам,  которыми командует кузен Анри. А пока мы можем себе позволить передышку.  Сегодня всего лишь первая наша прогулка, а сколько мы сумели увидеть! Потом будем не спеша знакомиться с городом во всех подробностях.  А сейчас я хочу показать вам весьма полезную для дам торговую улицу.  Ткани,  кружева, туфельки - чего там только нет! Да и я сам с удовольствием куплю себе новые перчатки, и шляпу неплохо было бы обновить. Здесь недалеко, всего несколько кварталов!
        Через четверть часа супруги де Люз, пройдя  вдоль аркады, под сводом которой были выставлены на прилавках всевозможные соблазнительные товары, вошли в просторную  лавку, где торговали не только тканями шелковыми, полушелковыми и шерстяными, но и готовыми деталями одежды - кружевные воротники, манжеты, шарфы были красиво развешаны на стене в глубине помещения, а перчатки свисали с дубовой балки потолка целыми гроздями. .
        - Итак, сударыня, сосредоточьтесь на выборе! Вам обязательно нужно парадное платье для предстоящего праздника.  Если затруднитесь выбрать, обращайтесь к служащим, они помогут. А я пойду подыщу что-то для себя!
         В лавке было ещё несколько покупателей, кроме них - нарядные женщины, с которыми беседовали старательные продавщицы, солидный немолодой мужчина.... Никто из них не мог представлять опасности для графини де Люз, поэтому супруг, ободряюще улыбнувшись ей, спокойно пошел выбирать перчатки,  не заметив, что одна из дам внимательно посмотрела ему вслед.

**

С Эмили согласовано.

+1

16

Погода располагала к прогулкам, поэтому Эсперанс решила совместить приятное с полезным. Несколько дней назад ей было сшито новое платье. К сожалению, нарядом мадам де Сен-Поль оказалась довольна не до конца. Она считала, что платью нужно чуть больше украшений.
Вот почему путь Эсперанс лежал на торговую улицу, где располагались многочисленные лавочки с тканями, украшениями и прочими безделушками. Такие походы были вполне в духе Эсперанс. Она получала настоящее удовольствие, рассматривая кружева и ленты, щупая рулоны с тканями и любуясь их причудливыми узорами. Какая женщина вообще может устоять перед таким увлекательным занятием?
Эсперанс зашла в одну из лавочек. Какое великолепие, какое разнообразие! Для такой модницы как мадам де Сен-Поль здесь был настоящий рай. Однако она прекрасно знала, что не может позволить себе оставить в лавочке целое состояние, а потому приложила все силы, чтобы сосредоточиться. Около пяти минут Эсперанс рассматривала ленты, размышляя о том, какой цвет будет смотреться лучше, и в конце концов остановила свой выбор на ленте небесно-голубого цвета.
- Сударь, - не мешкая обратилась к одному из служащих Эсперанс. - Мне нужна Ваша помощь.
Молодой человек подошел, и Эсперанс назвала необходимую длину. Через несколько минут она получила свою ленту и рассчиталась.
Пора было уходить. Эсперанс уже мысленно решала, как именно украсит платье приобретенным, какие бусины, уже имеющиеся у нее, использует. Она уже направлялась к выходу, как вдруг...
Краем уха Эсперанс услышала, как какой-то мужчина говорит женщине о необходимости парадного платья для предстоящего праздника. Праздник? Это слово всегда оказывало на Эсперанс некое магическое воздействие, особенно если оно было сказано лицом мужского пола. Она посмотрела на сказавшего это человека и чуть было не выронила сверток с лентами. Перед ней стоял никто иной, как господин де Бутвиль.
Воспоминания тут же нахлынули на Эсперанс и смешались с негодованием. Страстная натура мадам де Сен-Поль все еще не забыла того, как этот самый мужчина несколько лет назад просто взял и исчез. Да как он мог?!
Эсперанс, пользуясь тем, что Бутвиль ее не заметил, тихо проследовала за ним. Дождавшись, когда он остановится, она остановилась рядом.
- Добрый день, сударь, - уверенно произнесла Эсперанс. Она старалась подавить в своем голосе накатившие эмоции.

Отредактировано Эсперанс де Сен-Поль (2016-06-14 20:43:11)

+1

17

Бутвиль едва успел бросить взгляд на перчатки, развешанные на шесте над прилавком, когда за спиной его раздался женский голос.  Граф обернулся... и тут же понял, что и здесь, в прекрасной Тулузе, его настигло новое осложнение. Он не мог притвориться, что не знает эту молодую и миловидную даму. Потому что отлично вспомнил и ее внешность, и характер - бурная сцена, при всей публике, а главное, при Эмили, была обеспечена! Нужно было срочно выкрутиться из неловкого положения, и он воскликнул   с чисто светской любезностью, но без улыбки:
       - Госпожа де Сен-Поль! О, какая неожиданность! (Он опустил эпитет "приятная", не желая подавать Эсперанс повод для  ложных надежд.) Так вы теперь живете здесь, или приехали за покупками?
       Луи-Франсуа и раньше иногда подумывал о том, что все случающиеся с ним неприятности, вероятно,  ниспосылаются  свыше как наказание за грехи, но сейчас он удостоверился в этом окончательно:  уж больно некстати его настигло живое воплощение одного из грехов молодости... и довольно соблазнительное воплощение. Ибо Эсперанс де Сен-Поль выглядела не менее привлекательно, чем пять лет назад - даже, пожалуй, более.

+1

18

Бутвиль не заставил себя долго ждать и тут же обернулся. Эсперанс было безумно интересно, что же он почувствует, увидев ее, но на лице старого знакомого явных признаков страха или радости не появилось. А возможно мадам их просто не заметила, потому что ее собственные чувства одолевали ее слишком сильно. В таком состоянии она могла пропустить все, что угодно, даже очень сильно желая не пропускать ничего.
По крайней мере, Бутвиль не стал делать вид, что не знаком с Эсперанс. Устраивать сцены с криками «как? Вы меня не узнаете?» мадам де Сен-Поль все же не хотелось, это было слишком даже для нее. Все-таки в лавке присутствовали и другие люди, а среди них некая госпожа, явно имеющая непосредственное отношение к Бутвилю.
- Я здесь в гостях, - коротко ответила Эсперанс. Ей не хотелось давать Бутвилю какие бы то ни было отчеты. – А Вы здесь какими судьбами?
Эсперанс улыбнулась и сделала несколько шагов в сторону прилавка, обходя таким образом собеседника сбоку. Движения ее были плавными и небыстрыми. Это давало ей возможность лучше разглядеть Бутвиля. Разумеется, он изменился. Однако изменения во внешности, по мнению Эсперанс, пошли ему только на пользу.
- Должна заметить, что Вы несколько изменились с нашей последней встречи.
Делать комплименты Эсперанс не спешила.

*

Пропуск хода мадам де Бутвиль с ней согласован

+1

19

- Было бы странно, если бы я не изменился после всего, что со мной случалось за эти годы, - усмехнулся Бутвиль. - Юность, увы, осталась позади. Хотя случались со мною и приятные события, не скрою.  Одно из таких событий и привело меня в Тулузу. Я хочу представить свою супругу герцогу и герцогине Монморанси на предстоящем семейном празднике.
       Посвящать мадам де Сен-Поль в подробности своей нынешней жизни он не намеревался, и ограничился лишь кратким упоминанием самого существенного факта.

+1

20

Графиня де Люз была озабочена очень важным делом: выбором ткани для нового платья. Какой цвет ей подойдет? Голубой очень шел к глазам — но голубое платье уже было, то, в котором она венчалась. Синий? Но платье предполагалось для праздника, не темный ли? Вот этот рубиновый бархат чудо как хорош, но приличны ли совсем молодой даме такие яркие цвета? Герцогиня д'Ангулем сказала бы, что не прилично, но Эмили теперь не девица, а замужняя женщина... Лучше всего был бы золотистый шелк, затканный золотыми же цветами, он оттенил бы цвет волос, а еще если нижнюю юбку сделать из бледно-желтого атласа, и чтобы такая же вставка на лифе, а воротник вот тот, высокий, белоснежный и с золотой каймой... Только не слишком ли роскошно? Служанка и сам хозяин крутились вокруг юной графини, но даже они растерялись. Как не растеряться, когда хорошенькой шестнадцатилетней девочке, живой, разрумянившейся от волнения, с сияющими от удовольствия глазами, идет и то, и это, и вон то тоже... Без совета мужа обойтись было невозможно, и мадам де Бутвиль как всегда, стремительно направилась к нему.
- Я никак не могу без вас решить... - начала она, и тут только заметила стоявшую рядом с графом красивую даму, с которой он, вероятно, только что беседовал. - Ох, простите...
Эмили покраснела. Знакомая Луи-Франсуа может счесть ее невоспитанной простушкой...

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Розовый город без розовых очков. Ноябрь 1627 года.