Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



«Не сотвори кумира…» – А металл? 11 марта 1629 года: Двое наемных убийц сговариваются об общем деле.
Дурная компания для доброго дела. Лето 1628 года.: Г-н де Лаварден и г-н де Ронэ отправляются в Испанию.
Едем! Куда? 9 марта 1629 года: Месье в обществе гг. де Ронэ и Портоса похищает принцессу и г-жу де Вейро.
Guárdate del agua mansa. 10 марта 1629 года: Г-н де Ронэ безуспешно заботится о г-же де Бутвиль..

Бутвилей целая семья… 12 марта 1629 года: Г-н де Лианкур знакомится с г-жой де Бутвиль.
Белый рыцарь делает ход. 15 февраля 1629 года: Г-н де Валеран наблюдает за попытками Марии Медичи разговорить г-на де Корнильона.
О тех, кто приходит из моря. Июнь 1624. Северное море: Капитан Рохас и лейтенант де Варгас сталкиваются с мятежом.
Высоки ли ставки? 11 февраля 1629 года.: Г-жа де Шеврез играет в новую игру, где г-н де Валеран - то ли ставка, то ли пешка.

Пасторальный роман: прелестная прогулка. Май 1628 года: Принцесса де Гонзага отправляется с Месье на лодочную прогулку.
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Нет отбоя от мужчин. 16 февраля 1629 года.: М-ль и г-н д'Арбиньи подвергаются нападению.

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Какими намерениями вымощена дорога в рай? Май 1629 г., Париж: Г-н де Лаварден и г-жа де Вейро узнают от кюре цену милосердия и плату за великодушие.
"Свинец иль золото получишь? - Пробуй!" Северное море, июнь 1624 г.: Рохас и Варгас знакомятся еще ближе.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Дары волхвов. 24 декабря 1628 года


Дары волхвов. 24 декабря 1628 года

Сообщений 21 страница 29 из 29

1

Продолжение эпизода Дары святого Николая. 5 декабря 1628 года

0

21

- Тебе только… что? – осторожно переспросила Франсуаза, все еще не будучи уверена, что поняла девушку верно. Неужели это все-таки сердечные дела? Она ни за что не подумала бы, что из-за этого Доминика, бывшего просто воплощением невзрачности и незаметности, могут разыграться такие страсти. Но ведь чужая душа – потемки… Обещал, значит. А потом предложил поискать кого-нибудь другого. Горничная оказалась для него недостаточно хороша?

- Что же он тебе пообещал?

Отредактировано Франсуаза (2016-05-02 18:55:54)

+1

22

Непонимание г-жи де Кавуа Мари истолковала по-своему, приняв за недоверие. И именно поэтому очертя голову бросилась продолжать. Нельзя, чтобы госпожа ей не верила, нельзя.

- Жениться обещал, - пробормотала она, не поднимая глаз, и сама испугалась, как сдавленно и неестественно прозвучал ее голос. – Что все обещают. А я и поверила. Только что ж теперь сделаешь, мадам. Это ж только мое слово. А он… Он – секретарь его высокопреосвященства, подумать страшно.

Девушка судорожно вздохнула и принялась аккуратно складывать полотенце. Пальцы враз сделались холодными и неловкими. Ведь правда же все. Никто не поверит в таких делах, это ее слово против его слова. А мужчине и веры больше, а всякая девчонка, все знают – сама дура. Теперь только вот не подумала бы госпожа, что она врет. А остальное – пустые это были надежды.

+1

23

Первое побуждение Франсуазы, убедившейся, что горничная страдает именно по Доминику, чуть было не заставило ее воскликнуть «Да на что он тебе сдался!» Вот уж верно говорят, что любовь слепа… Удивление – что ж такого нашла хорошенькая как картинка Мари в этом не-пойми-ком – тут же сменилось пониманием, а понимание – гневом и жалостью. Невзрачный-то невзрачный, а ведь сообразил, как своего добиться. Конечно, секретарь кардинала должен был казаться глупенькой горничной лучшей партией в мире. А ему, если все так и было, наверняка нужно было только одно. Понятно теперь, отчего бедная девушка так мялась и так боялась, что кто-нибудь узнает… и дай-то Бог, чтобы обошлось без последствий, которые и скрыть-то не получится. Или… или Мари знает, что не обошлось, и именно поэтому так переживает?

- Бедняжка, - вздохнула мадам де Кавуа. – Не бойся, я тебя не выдам. Ты ведь не… - Она не договорила, но взгляд, устремленный на стройную фигурку горничной, был достаточно выразителен.

+1

24

- Нет, конечно, нет, мадам, - испугалась Мари, снова скомкав в руках только что сложенное полотенце. Если госпожа поверила, то, может, и обойдется… А может, лучше было бы не спешить говорить «нет»? Тень колебания легла на ее личико, но, сообразив почти сразу, что ей может грозить в этом случае, она замотала головой так отчаянно, что едва не потеряла чепчик, и поспешно перекрестилась. - Вот точно, мадам, нет!

Сомнение не вполне оставило ее лицо, но теперь на нем появилась еще и надежда.

+1

25

Франсуаза вздохнула с облегчением: худшие опасения не подтвердились.

- Ну тогда все не так страшно. Мари, милая, но ты же красивая, умная девушка, неужели тебе так уж нужен обманщик, да еще такой… неказистый! Никто ничего не узнает, еще найдешь себе хорошего мужа, а этого Доминика…

Фразу г-жа Кавуа так и не закончила, но в сузившихся темно-карих глазах замелькали янтарные крапинки, словно у кошки – верный признак, что она крепко рассержена. Не на глупышку Мари, конечно – на секретаря кардинала. И заодно немного на Барнье. Не мог же он не замечать, что себе позволяет в доме его приятель!

+1

26

- Он не неказистый! – возмутилась Мари и тут же залилась краской, вспомнив, как точно так же возражала Анне. Но ведь и правда, Доминик не был… Да какая разница, каким он был? С ним всегда было весело. И он правда был хороший. Эжен, конечно, ей нравился больше, точнее, Эжен ей просто нравился, но Доминик тоже был хороший. А в нынешнем ее положении выбирать и вовсе не приходилось.

- И он не обманщик вовсе, то есть… Я сама во всем виновата, мадам. И что он теперь не хочет больше…

Это говорила уже, запинаясь на каждом слове, проснувшаяся совесть, но девушка не сумела все же сдержать вздох сожаления. И закончила она, снова опуская глаза, совсем уже безнадежно.

- Он правда хороший, мадам. Очень хороший.

Мари могла бы добавить – «Не для таких только как я», но эта мысль, всплывшая со дна ее сознания, как пузырек газа из болота, заставила ее задохнуться от отчаяния и внезапно вновь нахлынувшей злости. Несправедливо!..

+1

27

- Такой хороший, что ты льешь слезы? – полусердито, полунасмешливо осведомилась Франсуаза. Если бы оказалось, что Доминик преследовал какие-то свои цели, запугивая горничную, грозясь свалить на нее свою вину, да просто выставить ее перед господами в невыгодном свете – было бы куда как проще. Но все было старо, как мир, и просто, как апельсин. И сделать тут было ничего нельзя, хотя мадам де Кавуа совершенно искренне жалела глупышку. Ну не заставлять же, в самом деле, месье Шере на ней жениться! Да и как? Силой? Она снова глянула на зареванное личико горничной и вздохнула. Если попросить мужа, он, конечно, найдет чем припугнуть секретаря… если согласится, конечно…

- Ну, если ты сама виновата, - с едва заметной досадой проговорила она, - то тут уж ничего не поделаешь. А плакать все равно не стоит. Ты хорошая девушка, Мари, и ты обязательно найдешь себе хорошего кавалера…

Франсуаза не хотела давать пустые обещания, но, возможно, и в самом деле что-нибудь выйдет?

+1

28

– Сама виновата, – тихонько подтвердила Мари, не поднимая глаз, и снова взялась складывать полотенце, потому что ей надо было не только занять чем-то руки, но и не выдать вспыхнувшую в ее душе темным огнем злость. Легко им было говорить, и г-же де Кавуа, и Доминику! Не им сейчас тревожиться, как бы скрыть в брачную ночь, что она больше не девушка! А если Эжен кому проболтается, или Доминик – ведь может же Доминик господину хирургу рассказать, они теперь вообще не разлей вода… А ведь могла бы госпожа помочь – что бы ей стоило! И чего она только расспрашивать принялась? Одни пустые надежды всколыхнула! Любопытно ей, не иначе, а бедной девушке лишь новые тревоги – а ну как кому-нибудь расскажет?

Как ни странно, меньше всего она злилась на Эжена, да почти и не думала она о нем. Понятно же было, что тут ловить нечего, а вот господин Доминик… Нет, другие тут не помогут, ни матушка, ни госпожа, надо самой… Еще раз, может, попытаться? Только как бы так исхитриться, чтобы господин хирург не помешал? От него все это, не иначе!

+1

29

- Мари, милая, я ведь не могу приказать ему тебя полюбить, - Франсуаза снова вздохнула. Как можно было до такой степени потерять голову из-за господине Шере? Как вообще можно было потерять голову до такой степени? А уж если не теряла головы, а просто таким незатейливым способом пыталась заполучить жениха – и вовсе глупо… Вспомнив саму себя год назад, мадам де Кавуа невольно покраснела. Уж кому-кому упрекать бедную горничную в легкомыслии, но только не ей.

- А вот если ты сделаешь вид, что он тебе вовсе не нужен – может быть, и спохватится.

Из коридора донеслись торопливые приближающиеся шаги, и на пороге спальни возникла кормилица с завернутым в шелковое одеяльце ребенком на руках.

- Мадам, наша красавица научилась смеяться! – Она с гордостью подняла малышку повыше, показывая ее г-же де Кавуа. – Смотрите, как мы умеем смеяться! Ну-ка, покажем, как мы умеем смеяться?

В ответ на воркование кормилицы крошечное личико тут же расплылось в довольной улыбке, а когда Туанетта сделала девочке «козу», та радостно рассмеялась, и Франсуаза протянула руки к дочери.

- Не забудь про ширму, Мари, - принимая девочку, сухо проговорила она. Сказать хотелось что-то другое, но кормилица могла удивиться, почему это в ответ на ласковый тон госпожи у горничной заплаканные глаза. - И мы с тобой еще поговорим на эту тему.

Отредактировано Франсуаза (2016-05-06 13:42:40)

0


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Дары волхвов. 24 декабря 1628 года