Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, приняв последнюю за герцогиню де Монморанси. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"Прямо страх, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором в Новый свет плывут Лаварден, Дюран, Мартен и Морель, происходит нечто странное.
Similia similibus. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Из рук в руки. 15 декабря 1628г.: Маркиз де Мирабель дает поручение шевалье де Корнильону.
Как вылечить жемчуг. 20 ноября 1628 года, утро: Г-жа де Бутвиль приходит к ювелиру.

Разговор или договор? 4 декабря 1628 года: Г-жа де Бутвиль получает аудиенцию у Ришелье.
Найти женщину. Ночь с 25 на 26 января 1629г.: Шере и Барнье пытаются разговорить кучера, который помог похитить г-на де Кавуа.
Порочность следственных причин 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа расспрашивает священника Сен-Манде.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Туда, где вас не любят. 2 декабря 1628 г.: Капитан де Кавуа узнает много нового о себе и о г-не де Ронэ.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Тайны Новой Франции. 8 ноября 1628 года, вечер


Тайны Новой Франции. 8 ноября 1628 года, вечер

Сообщений 21 страница 40 из 42

1

Из эпизода Без надежды на чудо. 8 ноября 1628 года, среда, вторая половина дня

0

21

Эмили очаровательно улыбнулась толстячку, прекрасно зная, что улыбка ей идет на самом деле.
- Но сейчас господин де Лавальян не лжет: ему вечно не хватает слов и у него совсем худо с даром речи.
Обвинить Ронэ, ни разу на памяти мадам де Бутвиль не полезшим за словом в карман, поэта, в конце концов, в том, что он не находит слов, было нелепо и оттого весело, и юная графиня, не удержавшись, бросила на бретера откровенно озорной взгляд, но тут же опустила ресницы, чтобы в следующую минуту с нарочитым восхищением обратить свой взор на Шансье.
- Сударь, вы не могли бы рассказать еще что-нибудь? Это так увлекательно!
Она немножко поморгала, изобразив нежный трепет, позволяющий собеседнику оценить длину и пышность ресниц.

+1

22

– О, мадам, – немедленно оживился Шансье, столь поглощенный созерцанием мадам де Лавальян, что, похоже, даже пропустил мимо ушей саркастичное «С кем поведешься…», которым бретер вполголоса ответил на инсинуации своей мнимой супруги. Мадам д'Андиже, со своей стороны, приняла их, как видно, куда ближе к сердцу и, нахмурившись, качнулась к своему соседу. Который словно не заметил этого, обратив ледяной взгляд на Шансье. Не понял с первого раза – поймет со второго.

– Я бы не советовал вам подчиняться, сударь. Зная, что многие дамы предпочитают ложь истине, наши сотрапезники еще, чего доброго, решат, что вы вознамерились ввести их в заблуждение.

Шансье поерзал на месте, неловко хихикнул и вновь предпочел проявить благоразумие. Что было, в некоторой мере, печально – Теодору его истории тоже показались занимательными, но он хотел поставить на место мадам де Бутвиль.

+1

23

Поставить на место мадам де Бутвиль, если она этого места не хотела, всегда было делом непростым. Конечно, будь на месте Ронэ граф де Люз, Эмили придержала бы язык, уважая мужа и признавая его власть ( по крайней мере, она бы об этом подумала). Но бретер ей мужем не был, и разве не он первый начал дразниться?
- У господина де Лавальяна всегда такие странные идеи, - пожав плечами, протянула графиня и повернулась к толстячку. - Ведь вам, сударь, рассказы господина де Шансье не кажутся выдумками?
Сидящий напротив господин де Ренье снова уткнулся в салфетку, словно у него был насморк, а тощий, похожий на судейского, кавалер уставился на молодую женщину с откровенным неодобрением.

+1

24

– Ну… – пробормотал толстячок.

Теодор оценил воцарившееся за столом настроение, и его губы еле заметно дрогнули. Если мадам де Бутвиль не понимала еще, что, нападая, надо подумать и о защите – и что тот, кто сильнее, всегда прав… В глазах этих людей он был ее мужем, и пусть это накладывало на него необходимость отвечать за ее манеры, это же давало ему множество способов призвать ее к порядку.

Argumentum ad verecundiam, – с легкой укоризной отметил он. Собираясь, однако, прибегнуть в свою очередь к argumenta ad baculinum, столь уважаемым его учителями логики. Отодвинув свой стул, он обошел стол и положил руку на плечо «супруги». – Мадам, вы так побледнели!.. В вашем положении… Вам дурно? Воды? Воды!

В графине, который он не колеблясь выплеснул в лицо молодой женщины, было, впрочем, вино. Розовое.

– Простите, господа, моей супруге дурно. Я только провожу ее в комнату и вернусь.

– Нюхательная соль! – вскричала хозяйка дома, прежде чем кто-либо из гостей успел определиться вслух со своим отношением к дурноте мадам де Лавальян и к избранному ее мужем лекарству.

– В комнате. – Рывком Теодор вздернул мадам де Бутвиль на ноги и увлек к выходу. Еще минуту-другую она будет способна только моргать. Может, размахивать руками. И ругаться, разумеется. – Благодарю вас, мадам.


argumentum ad verecundiam, – лат. обращение к авторитету
argumenta ad baculinum – лат. силовые доводы (букв. обращения к палке)

Отредактировано Теодор де Ронэ (2016-04-14 19:14:20)

+1

25

Эмили так опешила, что только и смогла, что зажать глаза руками, а потом принялась их тереть, потому что щипало немилосердно.
- Вы совсем рехнулись?! - наконец яростно прошипела она, пытаясь лягнуть мнимого супруга. В следующие пару минут господин де Ронэ узнал некоторые шокирующие интимные подробности о жизни своей и своих близких родственников. Словарь графини де Люз не уступал в разнообразии красноречию пьяного матроса, и оставалось только радоваться, что бретер успел уже вытащить ее за дверь.

+1

26

Сопротивление жертвы ничего не изменило – если вообще было замечено. Длинная юбка и атласные туфельки не способствуют меткости пинков. И особенно если саму даму при этом увлекают прочь так стремительно, что ей и на ногах-то устоять нелегко.

– Манеры, мадам. Подобные выражения в ваших устах! Впрочем, чего еще ожидать от дочери купца, на которой я женился только ради ее денег?

На самом деле, молодую графиню можно было даже похвалить – первые изъявления своего недовольства она приберегла до того момента, как их уже не могли услышать другие гости. О прочих ей было позволительно забыть – такой опыт приобретается не в тех кругах, где она вращалась после свадьбы. И пусть навстречу пока никто не попадался, хорошие слуги всегда умеют вовремя убраться с пути – предпочтительно туда, откуда все будет видно и слышно.

Теодор распахнул дверь гостевой комнаты, третью по галерее, и втолкнул свою мнимую супругу внутрь. Зачем, все-таки, там был нужен засов?

– Мои извинения, мадам, – чрезмерного покаяния в его голосе не слышалось. – Надеюсь, вы успели поесть.

+2

27

- Вы ненормальный! - промытые слезами глаза мадам де Бутвиль гневно сверкали. - Какого черта?!
Эмили могла бы еще многое сказать, да что там сказать — сейчас она бы убила его, если б могла!
- Проводили меня?! Теперь ступайте вон! И позовите мне горничную!
Ко всему прочему этот мерзавец испортил ей платье.

+1

28

Теодор разжал пальцы. И наощупь закрыл за собой дверь. Пыл молодой графини лишь добавил, казалось, холода в его взгляд.

– Разумеется, я уйду, мадам. Я не закончил свой ужин. – Он взял с кресла свой плащ, шляпу и Брантома. – Если я вам до утра зачем-либо понадоблюсь, вы знаете, где меня отыскать.

Если бы не слуги месье де Клейрака, Теодор остался бы на ночь в комнате. Дом ему не нравился, а вызывать новые подозрения… Пусть даже это не было заданием, к чему? По счастью, скудная библиотека месье д'Андиже, не заслуживая места в анфиладе, обреталась на той же самой галерее, и, оставив дверь открытой, бретер мог приглядеть и за тем, чтобы к комнате не сунулся кто-то лишний. Индеец этот, к примеру, которого упоминала мадам де Бутвиль.

По дороге обратно в столовую Теодор столкнулся со спешившей навстречу горничной. И улыбнулся.

Ужин продолжился – еще четыре перемены. И завершился – без сучка без задоринки. Месье д'Андиже предложил проводить его обратно к захворавшей мадам де Лавальян – самолично. Бретер ответил отказом, но учтиво пожелал всем доброй ночи. И занял свой пост в библиотеке, где его одежда и книга нашлись там же, где он их оставил. Даже свечу не пришлось зажигать – облака к ночи разошлись, а луна успела уже взойти.

+1

29

Горничная забрала платье, пообещав мадам, что кружево на воротнике отстирается. Что саму мадам, переодетую в шлафрок мадам д'Андиже (скорее даже, не переодетую, а завернутую — в этом прекрасном, хоть и слегка потертом одеянии из темно-зеленого бархата легло бы уместились три графини де Люз), отчего-то мало утешило. Эмили хотела было лечь спать, но тревожило отсутствие замка изнутри и присутствие засова снаружи.  И тоскливые мысли лезли в голову. Зачем она отправилась в эту дурацкую поездку? Увидеть  возможную пассию своего мужа? Ну увидела бы, и что? Вообще не надо было уезжать из Тулузы... Молодая женщина представила себя в их апартаментах во дворце герцога. Спальня в сине-голубых тонах, окно выходит в сад, где еще цветут поздние розы, широкая кровать под бархатным балдахином... А Луи нет... Долго она бы все равно не выдержала... Эмили подошла к окну. Дождь только что закончился. Свет из окон скудно освещал мощеный булыжником двор — видно, гости д'Андиже еще не разошлись. А по двору двигалась странная фигура. Из-за облаков вышла луна. Мужчина, обнаженный до пояса, с лоснящимся,  серебристым в лунном свете торсом и голым черепом, украшенным пучком перьев, делал какие-то чудные движения, будто танцевал. И, кажется, на его спине и груди было что-то нарисовано... Это совершенно точно надо было рассмотреть поближе! Потуже затянув пояс шлафрока, мадам де Бутвиль тихо вышла из комнаты и осторожно, крадучись, пошла по галерее к лестнице. Ронэ был где-то рядом, и хорошо бы, в гостиной с остальными мужчинами! Потому что помешает же...

+2

30

Шелест шагов привлек внимание бретера, и он, заложив пальцем страницу, беззвучно встал. Привычно скользнул в тень и шагнул к двери. Как раз вовремя, чтобы обнаружить свою мнимую жену. В каком-то нелепом балахоне – хорошо хоть, без свечи.

На открытую дверь библиотеки она глянула лишь мельком, и он, выступив следом за ней на галерею, окликнул:

– Я здесь, мадам.

Беспокойство, вызванное ее появлением, не отразилось, однако, ни в его голосе, звучавшем с обычной иронией, ни на его лице.

+1

31

Эмили вздрогнула и тихо чертыхнулась. Надеяться, что Ронэ оставит ее без внимания было полной утопией...
- Но я ищу не вас, - с досадой отозвалась она.
Интересно, что он тут делал, в темноте? Не читал же? Нет, луна, конечно, светила довольно ярко...
- Вы можете вернуться к своей книге.

– А вы – в постель, – отрезал Теодор, но вопреки своим словам отступил на шаг от двери, тем самым открывая мнимой супруге путь и в библиотеку тоже. – Вы можете искать здесь, без ущерба для своей репутации, только меня, мадам.

- Ага, это очень поможет моей репутации, - съязвила мадам де Бутвиль и вздохнула. Весь опыт общения с бретером говорил о том, что он не отстанет.  Придется поделиться увиденным, вдруг и ему интересно?
- Там, во дворе, индеец. Может, танцует, а может, колдует...

*

В соавторстве,

+1

32

Теодор невольно глянул на окна галереи, но они выходили не во двор.

– Колдует? Вы хотите, чтобы вас заколдовали?

С лестницы послышались приглушенные голоса. Ни мгновения не колеблясь бретер обхватил мадам де Бутвиль за талию и увлек в библиотеку. В темноту.

– Или он это уже сделал, если вы решились выйти из комнаты в таком виде?

Никто не сказал бы, ни по его голосу, ни по лицу, что он мог высказать это предположение всерьез. И однако, в колдовство он верил, хоть и не склонен был искать в нем объяснение для поступка мадам де Бутвиль. Любопытства было довольно.

Отредактировано Теодор де Ронэ (2016-04-18 10:08:35)

0

33

- Уберите руки! - зашипела Эмили и попыталась лягнуть бретера. - В каком виде я должна была выйти, если вы испортили мне платье?!
Вполне ожидаемо было услышать, что выходить из комнаты она совсем не должна была, но мадам де Бутвиль заранее решила не поддаваться. В конце концов, господин де Ронэ ей не муж, не брат, не отец и вовсе не родственник.
- А не верите — взгляните сами!
Она отскочила к окну и выглянула во двор. Индеец все еще был там. Подпрыгнув, закружился на месте, а потом, странно приплясывая, снова пошел на полусогнутых ногах по кругу, резко размахивая руками.

+1

34

Теодор охотно сообщил бы мадам де Бутвиль, что платье он ей испортил именно для того, чтобы она не выходила из комнаты. Но промолчал и также подошел к окну.

Dux из Новой Франции оказался, как ни странно, не выдумкой, и несколько мгновений бретер ошеломленно на него таращился. И именно поэтому, благодаря воцарившейся в библиотеке тишине, услышал легкие шаги по галерее. Кто-то крался снаружи.

Мужчина.

Теодор не сумел бы объяснить, почему он был в этом уверен. Но к двери отступил беззвучно, и почти так же беззвучно обнажил шпагу. Только бы эта дура смогла промолчать!

+1

35

Если бы лунный свет не освещал библиотеку, если бы Эмили не смотрела злорадно на бретера, она не заметила бы его движение и непременно поинтересовалась бы, убедился ли он в том, что индейский герцог существует. Но Ронэ не стал бы попусту обнажать шпагу — в этом юная графиня была убеждена. Чтобы подразнить ее, он нашел бы другой способ. А потому мадам де Бутвиль прикусила губу и замерла на месте, вслушиваясь в тишину. И тоже услышала шаги.

+1

36

В окно лился лунный свет, и тонкий силуэт мадам де Бутвиль – как и ее тень на полу – бросились бы в глаза любому, кто дал бы себе труд заглянуть в библиотеку. Но месье д'Андиже – лампа, которую он нес перед собой, не позволяла ошибиться – слишком торопился. И даже не повернул головы, проходя по галерее.

Недоумевая, Теодор подкрался к двери. Но прежде чем он успел выглянуть, шаги вновь начали приближаться.

Не быстрее, чем удалились. Значит, в комнату мнимых супругов не заглядывал. Тогда какого черта?

С чего бы хозяину красться в своем собственном доме? Неужто Клейрак был прав?

Индеец. Загадка – но с заговором не вязавшаяся.

Может, д'Андиже просто боялся разбудить гостей? Хотел что-то забрать из соседней гостевой комнаты, например.

Черная фигура с лампой проследовала обратно тем же путем, но в руках у нее, как будто, ничего нового не появилось.

Затем шаги стихли.

Снаружи донесся гортанный окрик. На ходу возвращая шпагу в ножны, Теодор метнулся к окну. Но двор был уже пуст.

Ничего не понятно.

– Идите спать, мадам.

+1

37

- Идите сами, - обиженно огрызнулась графиня. Подумать только, отсылает в постель, будто она маленькая! Но в следующий миг Эмили уже снова выглядывала в окно, плечом к плечу с бретером. - Что там такое? Ой, куда-то делся...
Она повернулась к Ронэ, оказавшись совсем близко. В глазах юной женщины светилось искреннее и неуемное любопытство
- А в коридоре кто был?

+1

38

– Месье д'Андиже, – бретер снова чувствовал себя болваном, а это любви к ближнему не прибавляет. – Мадам, я дам вам выбор: либо вы желаете мне сейчас доброй ночи и отправляетесь спать на своих ногах. Либо я помогаю вам дойти до кровати – к вящему развлечению гостей, хозяев и прислуги этого дома. В жизни не встречал столь вздорной особы.

Эмили вздернула подбородок.
- Взгляните в зеркало — увидите вторую, еще хуже.
Потом она вздохнула и призналась:
- Я боюсь там спать. Там даже запереться нельзя. Этот месье  д'Андиже, к примеру, зачем здесь ходил?
Это было почти правдой, хотя, конечно, из комнаты ее выгнал отнюдь не страх.

– Это его дом, – хмуро напомнил Теодор, пропуская мимо ушей очередной выпад мадам де Бутвиль, как внимания, разумеется, не заслуживавший. – Извольте, я составлю вам компанию.

Комната без задвижки внутри, но с засовом снаружи. Индеец. И таинственные прогулки хозяина. К черту приличия – и Создатель помоги Клейраку, если он посмеет хотя бы пикнуть.

В соавторстве

Отредактировано Теодор де Ронэ (2016-04-23 12:10:57)

+1

39

- Нужна мне ваша компания! - хмыкнула Эмили и тут же прикусила губу. Не сама ли только что говорила, что боится?.. Она вздохнула. - Ладно, идемте. Только спать вы будете в кресле!
Подумав, она все же добавила:
- А может, посмотрим, что там такое? Потихоньку, немножко... - взгляд юной женщины стал почти умоляющим. - Интересно же...

+1

40

Будь на месте Теодора любой из агентов монсеньора, он вряд ли устоял бы перед мольбой мадам де Бутвиль. Но бретеру все эти интриганские шашни были настолько отвратительны, что лез он в них лишь по крайней необходимости.

– Ваш отец гордился бы вами, мадам, – он забрал книгу, которую оставил на столе, сам того не заметив. – Но – нет. Кстати, кресла это тоже касается. Кровать меня привлекает куда больше, даже если вы ее со мной разделите.

Что бы он ни думал на самом деле, он точно знал: беспокоиться за свою честь для женщины куда приятнее, чем вовсе за нее не опасаться.

Отредактировано Теодор де Ронэ (2016-04-24 16:33:14)

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Тайны Новой Франции. 8 ноября 1628 года, вечер