Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Лапен пытается спасти похищенных гугенотами графиню де Люз и Фьяметту. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Драться нехорошо. 17 декабря 1628 года: Г-жа де Вейро и г-жа де Бутвиль сталкиваются с пьяными гасконцами на ночной улице.
У кого скелет в шкафу, а у кого - младший брат в гостях, 16 дек. 1628 года: Г-н де Бутвиль и г-н де Корнильон беседуют по душам.
Наставник и воспитанник. 12 января 1629 года, после полудня: Лейтенант де Ротонди докладывает кардиналу об исполнении его поручения.
Шпаги наголо, дворяне! 17 декабря 1628 года: Два графа де ла Фер сходятся в поединке

Прогулка с приключениями. 3 февраля 1629 года: Прогуливаясь по Парижу инкогнито, королева подвергается многочисленным опасностям.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Украдем вместе. 27 февраля 1629 года.: Г-н де Ронэ получает любопытное предложение от графа де Монтрезора.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
Оружие бессилия. 3 марта 1629 года: Капитан де Кавуа допрашивает Барнье, а затем Шере.
Щедра к нам грешникам земля (с) Сентябрь - октябрь 1628 г., Париж: Г-н Ромбо и г-жа Дюбуа навещают графиню де Буа-Траси с компрометирующими ее письмами.

Предлоги, поводы, причины. 18 февраля 1629 года, Гренобль: Г-н де Кавуа приезжает к кардиналу де Ришелье.
Герои нашего времени. 3 марта 1629 года: Варгас дает отчет графу де Рошфору
Детектив на выданье. 9 января 1629 года: Граф де Рошфор пытается найти автора стихов, которые подбрасывают Анне Австрийской.
Дебет доверия. 27 января 1629 года: Г-н Шере рассказывает г-ну де Кавуа то, что тот не знает о своем похищении.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть II: На войне как на войне » В разрушенном аббатстве. 21 сентября 1627 года, вечер.


В разрушенном аббатстве. 21 сентября 1627 года, вечер.

Сообщений 21 страница 31 из 31

21

Луи-Франсуа был братом знаменитого дуэлянта, любил брата и был похож на него внешне - и все-таки он был другим человеком. Он никогда не брался за оружие только из удальства, по малейшему поводу, а то и без повода вообще. Он не выбирал момента - он бросал  вызов тогда, когда иначе поступить невозможно. Сегодня именно так и случилось. Собственную усталость граф не брал в расчет, но если бы он знал о плохом самочувствии Кавуа, то не стал бы настаивать на встрече здесь и сейчас. Однако эти подробности остались ему неизвестны,  и теперь, следя за противником, реагируя на его движения, сосредоточившись только на нем, слыша только звон клинков, Бутвиль испытывал огромное облегчение - все обиды, огорчения, мучительные переживания последних месяцев как будто рассеивались в сыром ночном воздухе, сгорали в пляшущем пламени факелов. Он не сожалел о том, что ввязался в этот поединок. Однако было бы очень неплохо выйти из него живым. Между тем Кавуа вроде бы начал отступать - устал, бережет силы?  Это хорошо, но он теперь движется  по кругу! Прием известный. Как это понимать? Капитан намерен его утомить, отвлечь однообразным кружением, а потом перейти в атаку? Гадать было некогда. Главное – нельзя подчиняться ритму, заданному противником. Бутвиль резко отступил назад и в сторону, слегка, как бы случайно, приоткрывшись, в расчете, что Кавуа решит нанести удар, и воспользоваться этим, чтобы ударить самому.  И тут случай подвел итог.  Капитан упал...
Граф опустил шпагу. Первым его побуждением было подбежать и помочь Кавуа подняться. Он даже сделал шаг вперед, но остановился: захочет ли гвардеец принять помощь от него?

**

Надеюсь, господин Кавуа не сочтет описание реакции Бутвиля на обозначенные им в предыдущем посте действия самоуправством с моей стороны?

+1

22

Если бы Атос следил за дерущимися с меньшим вниманием, он мог бы и не заметить ничего странного. Однако мушкетеру ни разу еще не доводилось ни видеть Бутвиля в деле, ни тем более скрещивать с ним шпаги. А для того, чтобы осуществить задуманное, нужно было успеть хоть немного изучить манеру будущего противника. Поэтому Атос не сводил пристального взгляда с дуэлянтов - и в то мгновение, когда Кавуа, оступившись на подвернувшемся под ногу камне, полетел наземь, уловил некую неправильность. Это должно было выглядеть иначе, мушкетер хорошо помнил, как пикардиец двигается в бою… Устал? Нет, дело не в этом.

Атос невольно шагнул вперед - ему показалось, что капитан оглушен ударом – и перехватил его взгляд. Абсолютно не оглушенный и по-настоящему страдальческий.  Взгляд, который моментально расставил все по своим местам. Кавуа держал слово. Ничего лучшего гвардеец придумать не мог, а изображать пляску святого Витта было неловко. На щебенке-то. Атос шагнул еще и поднял руку в предупреждающем жесте.

- Капитан,  - он едва уловимо кивнул Кавуа, - на правах секунданта я предлагаю вам признать себя проигравшим. Граф мог вас заколоть, - вот в этом Атос совершенно не был уверен, скорее наоборот, - но не сделал этого. Угодно ли вам уступить мне очередь?

*

В соавторстве

Отредактировано Атос (2016-04-15 01:25:35)

+4

23

- Угодно, - с видимой неохотой буркнул пикардиец, раздосадованный не столько падением, сколько всем, что происходило в этот вечер, начиная с появления четы Бутвилей в его комнате.
Атос очень вовремя вмешался. И тогда, и теперь.

- Я благодарен графу за проявленное великодушие и признаю себя проигравшим, - он поднялся сначала на одно колено, пытаясь не слишком тревожить зашитое плечо, потом и на ноги. С мушкетером он еще побеседует. Потом. Когда рядом не будет лишних ушей.

- Так что, господин Атос, если граф не возражает, вы в своем праве.

И будущий бой Атоса с Бутвилем пикардийцу тоже не нравился. Совсем недавно ему пришлось устроить перевязку прямо в ставке, он чувствовал себя дурно, и вот теперь выйдет на поединок с противником, которого Кавуа хотя и постарался вымотать как следует, но все же не был в этом уверен.
Капитан отошел в сторону, туда, где до него не дотягивался свет факелов, и принялся отряхивать со штанов серую местную пыль. 
Очень хотелось вспомнить прошлое.

+4

24

«Признает себя проигравшим»... Эмили выдохнула. Все время поединка она могла только молиться. Пресвятой Деве... Доброму святому Франциску, которого так любит Луи-Франсуа... Дошли ли ее молитвы, или Господь хранил графа де Люз, но дело разрешилось наилучшим способом: и муж, и капитан были живы и целы, и, кажется удовлетворены. Теперь Атос... Графиня едва сдержала стон. Ну отчего мужчинам непременно надо драться?!

+2

25

Граф де Люз смотрел, как гвардеец поднимается; в колеблющемся  свете факелов нельзя было разглядеть выражение его лица, и уж тем более невозможно было догадаться о душевных движениях этого человека. Но во всей ситуации  оставалась какая-то недосказанность, и Луи-Франсуа не чувствовал ни радости, ни хотя бы облегчения от того, что в первом поединке всё решил случай.
         - Колесо Фортуны, - сказал он тихо, ни к кому напрямую не обращаясь. – Капризная богиня. Мы взлетаем или падаем по её прихоти. А ей всё равно...
        Закинув голову, он поглядел на темное, хмурое небо, оглянулся на Эмили, ободряюще улыбнулся ей и вернулся с высот на землю.
        - Если вы пожелаете, господин капитан, я готов с вами встретиться ещё раз, при свете дня, при свидетелях и не ради кровопролития – так, как это бывало в зале, памятном для нас обоих. Конечно, если господин Атос сейчас не лишит меня этой возможности, - он слегка поклонился мушкетеру. – Я к  вашим услугам.  Но  не кажется ли вам, что площадку следовало бы расчистить получше?

+4

26

- Боюсь, это займет слишком много времени, сударь, - пожал плечами Атос. Все более-менее крупные обломки Бутвиль уже успел отбросить перед поединком с Кавуа. Возиться с остальными - и с зарослями, мешающими ничуть не меньше – у мушкетера не было ни малейшей охоты. – У нас с вами равные шансы споткнуться. И, если позволите, я хотел бы сказать два слова господину капитану.

Атос шагнул в темноту, в которой едва угадывался силуэт Кавуа. Помимо того, что нужно было вернуть пикардийцу перстень, у мушкетера было еще одно дело. Небольшое. Наблюдение за поединком давало некоторую пищу для размышления. Бутвиль был хорош, даже очень хорош, устали все трое примерно одинаково, так что исход дуэли предугадать было затруднительно.

- Ваш перстень, - кратко проговорил он, передавая капитану его кольцо. – А это… Был бы вам чрезвычайно признателен, если в случае моей смерти вы найдете возможность передать это де Тревилю и сообщить, что моя просьба остается в силе.

Кавуа кивнул, принимая и свой перстень, и чужой. Интересно. Темный камень, не разобрать толком, какой - и на нем резьба...
С Тревилем пикардиец виделся куда чаще, чем хотел бы, так что все возможности у него были; открытым оставался вопрос, что подумает капитан королевских мушкетеров, явись к нему командир гвардейской роты с такими новостями, но и это, в общем, легко решалось. Может быть, даже слишком легко.

Прищурившись, Кавуа бросил короткий взгляд на Бутвиля. Как сам граф де Люз верно заметил, Фортуна - капризная богиня. Встретиться при свете дня, мой Бог, но почему нет - особенно, когда соблазн вспомнить прошлое так велик.
Нужно посмотреть, чем кончится второй поединок.
И не в ближайшее время. Видит бог, не сейчас.

- Вы передадите его сами, - едва заметно улыбнулся Кавуа, переведя взгляд на Атоса. Он был зол и на мушкетера тоже, с его заботой о судьбе юной графини, но не настолько, чтобы желать ему дурного. Этой злости предстояло перекипеть и забыться.

- Посмотрим, - усмехнулся Атос. – Благодарю.

Он повернулся и пошел обратно в освещенный круг. Снял и отбросил шляпу,  не спеша обнажил шпагу – по клинку тут же зазмеились отсветы пламени – четко, как на параде, отдал салют и выжидающе замер.

- Я к вашим услугам, граф.

*

В соавторстве. Ход г-на Бутвиля или его супруги.

+2

27

Бутвиль ответил мушкетеру таким же приветствием, но тут же предупреждающе взмахнул рукой:
         -  Прошу вас, сударь, чуть-чуть подождать! - с этими словами он оглянулся на Эмили и взглядом дал понять, чтобы она приблизилась.
          Эмили, ловившая каждое движение и взгляд мужа, тотчас оказалась рядом. Когда она подошла,  Луи-Франсуа уже расстегивал пуговицы камзола; одной рукой делать это было неудобно, и он протянул своему "пажу" шпагу: 
       - Подержите!
        "Паж" принял шпагу, думая, как бы помочь графу с камзолом. Но руки были заняты, а положить оружие некуда...
       Бутвиль сам быстро справился с остальными пуговицами,  сбросил камзол прямо на землю и забрал шпагу из рук Эмили.  Холодный сырой воздух сразу забрался под тонкую ткань рубашки, но так было лучше – легче двигаться, легче дышать.
       - Уберите это куда-нибудь, потом возьмите еще два факела и зажгите - эти уже прогорают, - распорядился он и, повернувшись к противнику,   снова отсалютовал. – Простите, что задержал вас, господин Атос. Но хорошее освещение будет  для нас не лишним!

*

Совместно с Эмили.

+1

28

Атос, наблюдавший за действиями противника с легким недоумением, лишь пожал плечами. Если бы Бутвилю просто стало жарко, то он успел бы скинуть камзол, пока мушкетер переговаривал с Кавуа. Графу зачем-то понадобилось сделать это на глазах у противника. Показывает таким образом, что он ничем не защищен? Если это и был намек, то чересчур тонкий. Однако… Не произнеся в ответ ни слова, Атос положил шпагу наземь и одним движением сбросил мушкетерский плащ, отправив его следом за шляпой. Камзол он расстегнул, но снимать не стал – левый рукав был замаран кровью с самого утра, и демонстрировать это мушкетер не желал. И так видно, что под камзолом нет ничего, кроме рубашки.

- В прошлый раз вы заподозрили, что я собираюсь нападать на вас одновременно с господином Кавуа, - подчеркнуто любезно проговорил он, вновь поднимая шпагу, - а теперь, чего доброго, подумали бы, что у меня под камзолом кольчуга. Надеюсь, теперь это не придет вам в голову. Прошу!

+1

29

Граф де Люз от природы обладал намного большим запасом терпения, чем его покойный брат, но сейчас этот запас подошел к пределу истощения.  Только присутствие жены заставило его, скрипнув зубами,  сдержаться и не сказать все, что хотелось бы.
          - Господин Атос, -  почти так же любезно ответил он, -  меня поражает ваша способность проникать глубоко в душу другого человека и находить там мысли и чувства, о которых он сам не подозревает.  Вы сочли необходимым оскорбиться, неверно истолковав мои слова в прошлый раз, а сейчас истолковали на свой лад мои действия, не удосужившись проверить, верно ли ваше толкование, и в итоге позволили себе оскорбить меня еще раз. Ну что же, в таком случае - вперед!  Если перед вами столь трусливое и низкое существо, как вы полагаете, истинно благородному человеку остается только его уничтожить. Прошу, не стесняйтесь!
          Сделав приглашающий жест, он отступил на шаг и остановился, слегка выставив вперед левую ногу и опустив шпагу. 
        Подавленная ярость, напряжение, усталость - все это он усилием воли загнал вглубь.  Но такие усилия даром не даются - взамен явилась головная боль. О, благоразумные советы мэтра Дарлю! Почтенный медик явно не одобрил бы то, чем сейчас занимался его пациент...
       Бутвиль усмехнулся и осторожно, левой рукой, потер висок. Но это не слишком помогло.

0

30

Вместо ответа Атос резко шагнул вперед. Слова Бутвиля пробудили в нем сильнейшее искушение откликнуться на любезное предложение, и где-то в глубине души зрело убеждение, что, быть может, это будет не такой уж скверной услугой мадам де Бутвиль, но мушкетер сдержался. По целому ряду причин. Когда противник принимает столь картинно-беспечную позу, это может означать одно из двух: или он непоколебимо уверен в своем огромном превосходстве, или решил свести счеты с жизнью. С точки зрения Атоса, первое было исключено, а второе можно было проделать и каким-нибудь другим способом. Не впутывая в это посторонних.

Шпагу Бутвиль держал острием вниз. Короткий лязг соприкоснувшихся и скользнувших друг по другу клинков, и мушкетер одним слитным, стремительным движением отбросил ее влево и вверх, заставив графа раскрыться. Можно было атаковать, но мушкетер вновь отступил на прежнюю позицию. Поспешность – качество, совершенно лишнее в фехтовальном поединке. Атос успел составить некоторое мнение о противнике, но одно дело – смотреть со стороны, и совсем другое – иметь возможность прощупать. Некоторое время – весьма непродолжительное для стороннего наблюдателя, поскольку для фехтовальщика время течет иначе – он парировал, лишь время от времени переходя к атаке и снова отступая. После двух-трех серий четких, как на плацу, парадов и рипостов паузы между лязгом клинков начали укорачиваться.  А еще несколько минут спустя
Атос перехватил шпагу противника, уводя ее в сторону, вовлекая в неудержимое вращение - и, поймав некую точку в этом вращении, сделал еще одно движение кистью, сильное, резкое и короткое. Шпага вырвалась из руки графа и, блеснув в свете факелов, отлетела в темноту. Не туда, где стояла мадам де Бутвиль – в противоположную сторону. В следующее мгновение острие шпаги Атоса коснулось груди Бутвиля.

- Я полагаю, вопрос исчерпан? – В голосе мушкетера не было ни торжества, ни удовлетворения – лишь простая констатация факта. Атос и сам не ожидал, что прием удастся ему с первого раза.

*

Пост отредактирован по просьбе администрации.

Отредактировано Атос (2016-04-28 23:09:06)

+1

31

Ответ прозвучал так тихо, что вряд ли его услышал кто-либо, кроме самого Бутвиля, который почти сразу же затем пошатнулся и начал оседать на землю. Его поддержали, но по счастью, его состояние, как вскорости выяснилось, срочной медицинской помощи не требовало, и несколькими минутами позже капитан и мушкетер первыми покинули аббатство, позволяя супружеской чете задержаться и либо побеседовать по душам, либо уехать в противоположном направлении, что давая возможность всем заинтересованным участникам сохранить дуэль в тайне.

Мастерский комментарий

Эпизод завершается добровольно-принудительно во избежание возникновения новых противоречий. По договоренности между игроками победа Атоса во втором поединке обусловлена усталостью графа де Люз

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть II: На войне как на войне » В разрушенном аббатстве. 21 сентября 1627 года, вечер.