Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Месье ухаживает за принцессой де Гонзага. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Девица из провинции. 4 декабря 1628 года, особняк де Тревиля: М-ль де Гонт знакомится с нравами мушкетерского полка.
Парижская пленница. 3 февраля 1629 года: Г-жа де Мондиссье и г-н де Кавуа достигают соглашения.
Любопытство - не порок. 20 января 1629 года: Лейтенант де Ротонди вновь встречается с г-ном де Ронэ.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Нежданное спасение. 3 февраля 1629 года: Королева приходит на помощь к г-же де Мондиссье.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Убийцы и любовники. 20 января 1629 года. Монтобан.: Г-жа де Шеврез дарит г-ну де Ронэ новую встречу.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
О чём задумались, мадам? 2 февраля 1629 года: Повседневная жизнь четы Бутвилей никогда не бывает скучна.
Мечты чужие и свои. Март 1629 года: Донья Асунсьон прощается с Арамисом.
Страж ли ты сестре моей. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон просит о помощи г-на де Ронэ.

Попытка расследования. 2 февраля 1629 года, середина дня: Правосудие приходит за графом и графиней де Люз.
Рамки профессионализма. 17 декабря 1628 года: Варгас беседует с мушкетерами о нелегкой судьбе телохранителя
Оборотная сторона приключения. 3 февраля 1629 года: Шевалье де Корнильон рассказывает Мирабелю о прогулке королевы.
О встречах при Луне и утопших моряках. 9 января 1629 года.: Рошфор докладывает кардиналу о проведенном им расследовании.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть II: На войне как на войне » Час от часу не легче. 21 сентября 1627 года, вечер


Час от часу не легче. 21 сентября 1627 года, вечер

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Продолжение эпизода Кто ищет истину, тот рискует её найти. 21 сентября, вечер

      Граф и графиня де Люз
      Атос
      и другие присоединившиеся к ним лица

0

2

Пока мэтр Ситуа возился с легкой царапиной на руке Эмили, как будто имел дело со сложнейшей раной, граф де Люз хранил молчание, обдумывая новый поворот ситуации, который сулил  немалые осложнения - особенно когда капитан де Кавуа поймет, что за шутку сыграла с ним графиня де Люз.  Можно было бы что-то придумать, сочинить... опять лгать, выкручиваться... Да сколько же можно...  И вряд ли получится - ведь господин Атос  тоже наверняка все понял, судя по его краткой реплике...
         - Некоторые люди бывают счастливы, получив новый чин или большое наследство, -  сказал Луи-Франсуа с тяжелым вздохом, - а я буду на седьмом небе от счастья, когда вы научитесь сдерживать свои порывы и думать о последствиях своих поступков ДО ТОГО, как вы их совершите. Если, конечно, доживу до этого светлого дня. Если ВЫ доживете. Расскажите же, сударыня, кому это вы попались в столь безопасном месте? Вот и господин мушкетер хотел бы это узнать!

+2

3

Эмили посмотрела на мушкетера и скривилась. Потом глянула на мужа. В конце концов, пока от дуэли они отвлеклись. Может, потом тоже не захотят драться. Из-за нее-то... Если их еще немножко позлить...
- Он не представился, - довольно нахально заявила графиня. - Я вышла посмотреть, куда вы пошли. И вдруг меня ка-ак схватит за руку! Весь в черном, и лицо в маске! А потом ка-ак ударит кинжалом! Вот таким огромным!
По тому, что она показала, это был не кинжал, а средних размеров меч.
- Я едва не умерла от боли и ужаса, но нашла в себе силы и бросилась к вам.
Конечно, это объяснение никуда не годилось, но мадам де Бутвиль даже не пыталась сочинить что-то, хоть мало-мальски правдоподобное. Она снова посмотрела на Атоса.
- Вы же сами говорили, что за мной послан еще один убийца. Вот может это как раз он и был. А что неловкий, - Эмили перевела взгляд на графа. - Вы серьезно хотели, чтобы он преуспел?..

+4

4

Атос вздохнул. Похоже, мадам де Бутвиль пыталась их одурачить и даже не слишком это скрывала. На миг ему даже стало жаль Бутвиля: воистину, супруги друг друга стоили… Представив, что по этому поводу скажет Кавуа, мушкетер вздохнул еще раз. Впрочем, близкое знакомство с графиней могло обойтись и подороже, как, например, Ронэ или ему самому. А тут всего-навсего ложная тревога. Говорить не о чем.

- Действительно ужасно, - заметил он. – А синей бороды у этого негодяя случайно не было?

+2

5

Поиски ожидаемо закончились ничем. Если не считать нескольких капель крови, обнаруженных капитаном возле двери собственной комнаты, и почти невидимых уже на истертых ногами досках пола.
Кавуа задержался немного, еще раз лично обходя ставку - не потому, что в этом была настоящая нужда, но лишь потому, что ему нужно было немного времени на размышления. День выдался слишком длинный и вымотал его до невозможности. Он еще мог принимать мгновенные решения, но в тех ситуациях, где чувствовал себя как рыба в воде. В бою, например.
Когда речь заходила о судьбе графа де Люз и его жены, слишком многое требовалось учесть и разрешить ситуацию наилучшим образом. Если это вообще возможно.
Итак, племянница Давенпорта подслушивала под дверью. Это единственное, чем можно объяснить ее поступок.
Телохранитель сделал отметку в памяти относительно некоторых склонностей и привычек графини и тяжело вздохнул. Она обещала расцвести в миловидную девушку, но то, что из нее сделал Давенпорт, вызывало неприятие.
Полезный человек, вероятно. Полезный - для кого?
Кавуа кивнул стоящему у дверей посту и прошел дальше. Он ходил очень тихо, когда хотел. Гвардия к этому привыкла, слуги - нет. А свечу он в какой-то момент погасил.
...Зачем она это сделала? Дуэль?.. Но не считала же она, в самом деле, что это может как-то помешать. Хотя по молодости лет именно так могла и подумать. Грубый ход, который мог повлиять на Бутвиля, но не на них с Атосом. Юная женщина делает объяснимые ошибки - видимо, привыкла, что граф слишком любит жену, чтобы не поддаться на...
"Валяйте, капитан", - подсказал пикардиец сам себе. - "Шантаж. Это называется - шантаж".
Рискнет она пойти дальше? Единожды начав? Да наверняка.
Неважно. Можно ли использовать ее поступок?
Разумеется.

Вновь оказавшись возле собственной двери, Кавуа постучал, чтобы Атосу не вздумалось встретить его сталью, и шагнул через порог.

- Сударыня, вы подслушивали сегодня только под этой дверью? - обронил он, едва оказавшись в комнате. 
Сказать, что Кавуа был зол, значило ничего не сказать. Но сохранял привычную внешнюю бесстрастность. Выдавали его только огоньки в глазах, в меру ироничные и непривычно жесткие. Так он с ней еще не разговаривал.

+2

6

Самое ужасное во всей этой фантасмагорической истории было то, что Эмили явно не собиралась издеваться  ни над мужем, ни над его противниками - её выходка была совершенно детской, искренней, наивной... Но ехидное замечание Атоса и первый вопрос Кавуа были только началом совершенно непредсказуемых и наверняка пагубных последствий.
       - Черт возьми, - сквозь зубы процедил Бутвиль, завидев капитана, - что же вы натворили, Эмили!  Как же вы могли...
       Он махнул рукой и отвернулся, предоставляя жене самой ответить на прозвучавший вопрос.

+2

7

Как могла?! Очень просто могла! А что было делать?!
- Сегодня — только под этой! -  огрызнулась мадам де Бутвиль, вздергивая подбородок. - Уверяю вас, господин капитан, другие двери меня нисколько не интересуют!
Ей было страшно... Трое весьма злых мужчин — это не шутка. Хотя, конечно, не убьют же, и вообще бить не станут... Эмили невольно потрогала щеку. Еще и плечо болело... Но самое скверное,  как это там говорил Ронэ — за ее промахи должен отвечать муж? Этого допустить было никак нельзя, а значит, он должен был понять, что затевать дуэль из-за того, что кто-то грубо с ней обошелся, не стоит, потому что с ней кто угодно бы грубо обошелся. А господа военные должны понять, что граф в ее выходках никак не может быть виноват, ему просто не повезло...
- Синей бороды не было, - почти весело ответила она Атосу. - И зеленой тоже.

+2

8

Атос, чуть помедлив, вложил шпагу в ножны. Похоже, взбалмошной девчонке удалось-таки вывести из себя не только Кавуа, но даже и собственного супруга, который должен был давно привыкнуть к ее фокусам. Разумеется, тревога была ложной.

- Из всех ваших глупых выходок, мадам, эта – самая глупая, - довольно холодно сказал он, даже не скрывая досаду в голосе. – Вы решили таким образом привлечь внимание к вашей персоне или просто хотели пошутить?

+2

9

Создавалось впечатление,  что капитан принял на веру ответ девчонки, по крайней мере, на нее он больше не смотрел. Но брошенное вскользь "Единожды солгав..." явно адресовалось ей.
Тем не менее, все последующее было предназначено уже для Бутвиля.

- Я приношу свои извинения, господин граф, что подобное стало возможным. Моим людям следовало отобрать у вашей жены все оружие, но из уважения к женщине и вашему доброму имени они не пошли на обыск.

Капитан лукавил, конечно, и Нуссаку еще предстояло объясняться, какого черта у мадам де Бутвиль остался кинжал. Но графа де Люз это уже не касалось.

- Мне жаль, что юная особа сама так поверхностно относится к своему доброму имени, но с этим я ничего поделать не в силах... Не откажите мне в удовольствии выйти со мной на крыльцо. Я покажу вам кордегардию и мы сможем продолжить разговор в более спокойной обстановке. Атос, это же приглашение я в равной степени адресую и вам, и предлагаю всем нам компромиссное решение - мадам де Бутвиль может подождать здесь, но уже без оружия и под замком,  раз уж полагаться ни на ее слово, ни на ее здравый смысл мы больше не можем. Если этот вариант видится вам, господа, неприемлемым, я предложил бы графу ненадолго отложить разговор, чтобы он мог привести в порядок дела семейные.

Капитан мог бы выразиться на порядок жестче - "научить жену не позорить себя", но не стал. Это витало в воздухе.

+2

10

- Я охотно продолжу разговор, господин капитан, однако мне достаточно сложно принять ваши извинения,  - холодно ответил Бутвиль. -  Да, возможно, местопребывание его высокопреосвященства - более надежное убежище, нежели гостиница,  но, судя по тому, как вы восприняли неразумную выходку моей жены, полной безопасности нет и под этим кровом, не так ли? Из того, что вы относитесь ко мне с предубеждением, вовсе не следует ваше право вмешиваться в мою частную жизнь. Если бы вы - или ваши люди, что одно и то же, - действительно испытывали уважение к моему доброму имени и к положению замужней женщины, то оставили бы мадам де Бутвиль  там, где она находилась согласно моим распоряжениям. Беспокоясь о её безопасности, вы могли бы просто оставить там пару своих солдат. Тогда вам не пришлось бы сейчас извиняться, и у меня не было бы повода предъявлять вам какие-либо претензии.  Вам не кажется, что так было бы гораздо лучше?

+1

11

О Господи! Она так старалась, выставила себя круглой дурой, плечо резала... Эмили почувствовала настоящее отчаянье. Она посмотрела на мушкетера. На мужа сейчас не хотела. На капитана... на капитана не смела.
- Наверное, это было глупо, - юная женщина как-то сникла, куда делась ее бравада. - Даже не наверное, это точно было очень глупо. Но я не успела больше ничего придумать, чтобы отвлечь вас от дуэли. Чтобы вы посмотрели другими глазами и поняли, что нет никакого смысла и повода рисковать жизнью и свободой. Не из-за меня. Господин капитан, я не ожидала, что доставлю вам столько беспокойства, простите. Луи... - она все же подняла глаза на мужа. - Если бы я только могла избавить вас от той боли, которую причинил вам страх за меня!.. Но мне это казалось меньшим злом...

+4

12

Атос лишь пожал плечами. Лицо у него по-прежнему выражало лишь легкую досаду, хотя мушкетеру хотелось крепко выругаться. И в адрес мадам де Бутвиль, и в адрес ее супруга. А еще лучше – хорошенько выдрать первую. Впрочем, этот акт воспитания, скорее всего, запоздал лет на десять… Злость на обоих участников этой драмы, постепенно переходящей в комедию, мешалась с невольной жалостью. И менее всего ему хотелось быть свидетелем семейной сцены. День и без того выдался достаточно утомительным. Но, черт возьми! Если поступок графини еще как-то можно было объяснить, то поведение Бутвиля окончательно ставило Атоса в тупик.

- Мадам, сделанного не вернешь, - сухо проговорил он, - но, возможно, впредь вы будете умнее. Хотя я в это не верю. Господа, по-моему, мы напрасно теряем время. Господин де Бутвиль сможет предъявить нам свои претензии на рассвете, после того, как разберется со своей частной жизнью.

Он не стал добавлять, что оставлять мадам де Люз в комнате значило бы искушать судьбу. Как знать, не найдется ли у нее вдобавок к кинжалу огнива и не подожжет ли она дом, чтобы «отвлечь» их от дуэли?

+4

13

- Я не за то извинялся, - ответил Кавуа Бутвилю. - За вмешательство в вашу частную жизнь я прощения не просил, нас рассудит Провидение и ничто иное. У моих солдат хватает иной работы, кроме как охранять вашу жену.

На Эмили он только покосился. Когда она переставала дерзить, Кавуа волшебным образом начинал ее слышать и даже обращать на нее внимание, но не более того.

- Атос, отличное предложение. Я согласен. Граф?

+2

14

Если бы кто-то в этот час связал графа де Люз по рукам и ногам, он не почувствовал бы себя более стесненным в движениях - у него не осталось свободы выбора. Появление Эмили и её детские попытки спасти  мужа, конечно, поколебали его намерение пойти и умереть, и в этом смысле предложение отодвинуть дуэль до утра выглядело привлекательно: мало ли что случится за эти часы?  Обоим противникам придется вспомнить о долге службы, а там, глядишь, обстановка вообще может перемениться... А Эмили любит его, и она такая неопытная, несдержанная, как можно оставлять ее одну в этом мире, среди людей, ничего не понимающих, равнодушных?  Но именно это презрительное равнодушие, которое Луи-Франсуа остро ощущал за холодно-вежливыми фразами своих противников, сама мысль о том, что люди военные, люди, среди которых он привык чувствовать себя своим, могут так к нему отнестись, причиняла ему невыносимую душевную боль, тем более сильную, что причиной этого отношения была его неразумная, несвоевременная, нелепая любовь.  Любовь, составлявшая теперь всю радость его жизни, всю надежду на счастье... и все это могло очень скоро оборваться, потому что выбора у него на осталось.
        Бутвиль очень постарался, чтобы эти мучительные терзания никак не отразились на его лице, и это ему почти удалось: он только сильно побледнел, до боли стиснул кулаки и сразу разжал.
        - Да, очень надеюсь, что Провидение нас рассудит, -  с видимым спокойствием ответил он капитану. - Но для того, чтобы разобраться с частной жизнью, - добавил он, повернувшись к Атосу, - мне вовсе не нужно много времени. Если  вы соблаговолите подождать меня, я провожу мадам де Люз в отведенную ей комнату, поговорю с нею и присоединюсь к вам не позднее, чем через  полчаса.  Дольше откладывать решение нашего дела я не считаю возможным.

+2

15

Атос взглянул на Кавуа. Кажется, предложение оставить мадам де Люз в ставке и у него не вызвала прилива энтузиазма. Мушкетер попытался вообразить, на что способна девчонка, предоставленная самой себе – и одновременно твердо знающая, что ее супруг в это время дерется на дуэли! – и тяжело вздохнул. С нее в самом деле станется поджечь дом. Или известить всех и каждого, куда и зачем направились они трое. Правда, последний вариант ставил под удар и Бутвиля тоже, но кто поручится, что она это понимает? Комната, в которой он нашел юную графиню, даже не запиралась. А комната Кавуа находилась на первом этаже. Не связывать же ее, в самом деле!

- Черт подери, - хмуро обронил он, - если вам так не терпится, то я вижу только один выход: отправиться вчетвером. По крайней мере, будет кому держать факел. Простите, граф, но ваша супруга, оставшись без присмотра, способна на что угодно и только что доказала это в очередной раз.

*

Очередность ходов согласована.

Отредактировано Атос (2016-03-21 14:16:57)

+2

16

Атос вновь был совершенно прав, и Кавуа, который уже совершенно не рассчитывал на здравомыслие мадам де Бутвиль (которое отсутствовало как данность), ни на способность графа определить для сумасбродной женщины рамки допустимого, только кивнул.
Мир сошел с ума.
Тащить с собой на дуэль жену одного из участников... С другой стороны, кому придет в голову, что подобная четверка может ехать среди ночи в лес для того, чтобы драться?..
Но если Бутвиль погибнет, она обязательно донесет. И тогда Атос, который столько времени убил на спасение ее жизни...
А может быть, и он сам. Терпению монсеньора тоже есть предел.
Взгляд капитана, обращенный на молодую женщину, на мгновение заледенел. Воистину, благими намерениями...

- Тогда решайте быстрее, только помните, что ставка - не прибежище для вдов и сирот. У меня нет ни одной причины принимать дальнейшее участие в судьбе мадам.

Если она прислушается к словам мужа, нет смысла держать ее здесь. Если нет - тем более. Но подождать его она может где угодно еще. Атос и Ронэ сделали, похоже, все возможное, чтобы ей больше ничто не угрожало. А ночная дорога... Один лье до Этре.

+2

17

"Нет ни одной причины, вот как? - подумал Бутвиль. - Зачем же вы тогда вообще утруждали себя, вытаскивая чужую жену из дому? Тогда причина была? Неисповедимы пути служащих кардинала..."
       Вслух он задавать этот вопрос не стал, поскольку явно не дождался бы никакого ответа, кроме очередной грубости. а сказано и так уже было достаточно.
       - Ну что же, - сказал он и подал Эмили руку, чтобы помочь ей встать. - Если для мадам де Люз под этим гостеприимным кровом больше нет безопасности, тогда остается только уехать всем вместе, как предложил господин Атос. У меня нет секунданта зато будет верный паж, - он улыбнулся  как можно успокоительнее. Впрочем, теперь, когда все решилось, он и в самом деле успокоился - ведь чему быть, того не миновать. - Но вернуться в ту комнату  нам все равно придется: я оставил там свой плащ и шляпу. Но это нас задержит совсем ненадолго. Если вы тем временем распорядитесь насчет лошадей и факелов, господин капитан, то вскоре мы уже будем в пути.

+3

18

Эмили несмело улыбнулась в ответ, опираясь на руку мужа. За несколько минут до этого ее беспрерывно бросало то в жар, то в холод. Драться будут все равно... До чего же мужчины упрямы! Ну отчего бы им все-таки не договориться?.. Она им даже козла отпущения предоставила... то есть, козу... Запрут ее здесь в комнате? Замки открываются, в окно можно вылезти, да что толку? Даже не будь тут такого количества стражи, все равно не поможет... Только лишний скандал. Идея отложить дело до утра понравилась ей больше — мало ли что случится до утра? Но тут внезапно не согласился граф... не терпится ему! 
Предложение Атоса заставило мадам де Бутвиль буквально открыть рот. Нет, она и сама намеревалась попытаться присутствовать при поединке, но без надежды на успех и при условии, что муж не потребует от нее дать какое-нибудь слово... Они возьмут ее с собой! Конечно, очень тяжело будет это видеть, но разве не тяжелее маяться неизвестностью?! Она не сможет вмешаться — даже Эмили понимала, что это совершенно невозможно! - но сможет помочь... потом...

+3

19

Проводив глазами чету Бутвилей, Атос непределенно пожал плечами – уже в который раз за вечер.

- Черт знает что. – Он налил вина себе и Кавуа и, не чокаясь, осушил свой кубок. – Глупейшая ситуация, право. Что вы собираетесь делать, если не секрет?

Захочет ли Кавуа убить своего противника, или только ранить? От этого зависел и итог второй схватки – с самим Атосом, и даже сам ее факт: вполне могло оказаться, что до Атоса очередь попросту не дойдет. Сам же мушкетер твердо намеревался обойтись без кровопролития. Насколько это вообще могло от него зависеть. 

*

Согласовано.

+1

20

Кавуа от души приложился к кубку и посмотрел на мушкетера глазами, в которых медленно гасла злость, сменяясь иронией и усталостью.

- Драться, что ж еще, - вздохнул он. - Бутвиль ни черта не понял, но это не повод отказывать ему в дуэли. В конце концов, я действительно приказал увезти его жену. Имеет право, - пикардиец усмехнулся и залпом допил вино.

Интересно, знал ли граф де Люз, что оба его противника ранены? Впрочем, откуда ему. Да это ничего бы и не изменило. Атос из-за такой мелочи от боя не откажется, как не отказался бы и сам Кавуа.
Очевидный ответ на вопрос был явно не тем, которого ждал мушкетер, и капитан развернул свою мысль, почему-то перейдя на пикардийский. Он не опасался лишних ушей, тем более, что в роте хватало его соотечественников, но про милые привычки графини стоило помнить.

*

Эпизод завершен

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть II: На войне как на войне » Час от часу не легче. 21 сентября 1627 года, вечер