Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Графиня де Люз сталкивается с загадкой, герцогиня де Монморанси беседует со священником. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Лапен сопровождает свою госпожу к источнику. Мари-Флер впутывается в шантаж.

Как дамы примеряют маски. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Мондиссье с помощью гг. Портоса и «де Трана» устраивает ее величеству посещение театра.
Трудно быть братом... Декабрь 1628 года: Встретившись после многих лет разлуки, братья де Бутвиль обнаруживают, что не всегда сходятся во взглядах.

Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года: Герцог Ангулемский знакомится с г-жой де Бутвиль. Прибыв в охотничий домик в роли Немезиды, герцог примеряет уже маску Гестии.
Годы это не сотрут. Декабрь 1628 года, Париж.: Лишь навеки покидая Париж, Лаварден решается навестить любовь своей юности.

Полуденный морок. 29 ноября 1628 года: Маркиз де Мирабель пытается помириться с г-жой де Мондиссье.
О милосердии, снисходительности и терпимости. 29 октября 1628 года: Завершив осаду Ларошели, кардинал де Ришелье планирует новую кампанию.

Итак, попался. А теперь что делать? 20 ноября 1628 года, вечер: кардинал де Ришелье расспрашивает Лавардена и д'Авейрона об интриге, в которую те оказались впутаны: кто нанял королевского мушкетера, чтобы затем сдать всех дуэлянтов городской страже? И что важнее, зачем?
Без бумажки ты - букашка... 3 декабря 1628 года: Пользуясь своим роковым очарованием, миледи убеждает Шере оказать ей услугу, которая может ему еще дорого обойтись.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Венецианский карнавал. 5 февраля 1625 года, Венеция


Венецианский карнавал. 5 февраля 1625 года, Венеция

Сообщений 21 страница 40 из 56

1

Вторник за неделю до карнавала

0

21

Бесцеремонно изгнанным Пьетро сеньорам досталось по кокетливому сожалеющему взгляду от миледи, которые можно было озвучить так: "Я совсем не против была бы пообщаться с вами, но видите, рядом со мной такой тиран, что это невозможно". Вместе с тем то, с какой покорностью они подчинились пожеланию сеньора Немо, недвусмысленно указывало на высокое положение последнего.

- Ах, все интереснее и интереснее, - воскликнула Анна. - Мне бы так хотелось услышать, как Вы поете...

На самом деле, ей гораздо интереснее было бы услышать о том, кто были эти двое, но не отреагировать на его заявление было бы очень неосмотрительно с ее стороны. Юноша явно хотел похвастаться.

+1

22

Молодой человек просиял. Как он и говорил, те, кто его знал, не отделял его от его связей – столь многие пресмыкались перед ним в Венеции, что он и сам начал это замечать. В городке, где он вырос, это было не так, и поначалу он искренне верил, что только здесь его оценили по достоинству, пока не познакомился с сеньором Гонсалесом – тем самым испанцем, который только что попытался к ним подойти. Снисходительно объяснив ему, что к чему, Гонсалес сделался ближайшим его другом, и с тех самых пор Пьетро ни на миг не переставал колебаться между слабой надеждой, что всеобщая приязнь объясняется его собственной исключительностью, и глубочайшим в этом сомнением. Миледи Стоун, чужестранка, не знавшая, с кем говорит, представлялась ему образцом беспристрастности, и он ни на миг не задумался, что его платье и поведение выдают его не меньше, чем его имя.

Предвкушая уже, как он будет хвастаться перед испанцем, чье умение всегда оказываться правым не на шутку его раздражало, молодой человек отвесил своей собеседнице новый поклон, еще ниже, чем предыдущие.

– Я буду счастлив спеть для вас, – заверил он. – Возможно, вы согласились бы навестить меня…

Он многозначительно улыбнулся, скрывая нахлынувшие вдруг сомнения. Гонсалес уверял его, что до сих пор он не имел дело с настоящими дамами.

+1

23

- О... навестить Вас, - Анна воскликнула это таким тоном, будто бы навестить сеньора Немо было пределом ее мечтаний. После чего, словно опомнившись, прижала руку к губам и изобразила растерянность.
- Это было бы так чудесно - приехать к Вам, но мой супруг... он не одобрит этого визита. Знаете, у него какие-то странные представления о том, что прилично, а что - нет. Он и сюда меня отпустил одну только потому, что пропустить такой праздник было бы крайне невежливо.

Почему наличие старого супруга-самодура прибавляет привлекательности, Анна не знала, но это всегда срабатывало, и потому грех было не приписать несчастному выдуманному супругу еще и мерзкий характер, впридачу к отвратительному здоровью. К тому же, слишком легкая добыча редко ценится.

- Может быть, лучше вы приедете к нам в гости? Супруг собирается на днях навестить каких-то своих знакомых, и мне категорически запрещено покидать дом в его отсутствие, но принимать гостей мне никто не запрещал.

+2

24

Пьетро победоносно улыбнулся, тут же напрочь забывая о своих сомнениях и не заметив, разумеется, насколько просто было бы его собеседнице лишить его того удовольствия, которое он уже предвкушал – супруг мог заболеть или передумать, дамы могло не оказаться дома в назначенный час, ангельским пением гостя могла возжелать насладиться ее компаньонка… Да мало ли что могло перемениться, если бы сеньор Немо оказался не тем, кто на самом деле занимал миледи! Но столь сложные рассуждения были Пьетро недоступны, как непонятна была бы для него и чуть более сложная игра из тех, которыми наслаждаются галантные дамы и кавалеры. Возраст и тем паче воспитание помешали бы ему услышать за отказом что-либо помимо отказа – но жаркие взгляды он понимал отлично, пусть и не способен был увидеть, что этот огонь в прямом смысле слова предназначался только для него: никто иной не смог бы его заметить. Немудрено, что сеньор Гонсалес, наблюдавший за своим приятелем и его дамой вместе со своим молодым спутником, усмехнулся в усы.

– Бедняга Пьетро! Боюсь, быть никому не известным сеньором Немо ему не понравится.

Пьетро этого не слышал и, вдохновленный полученным ответом, ринулся в наступление со всем изяществом боевого тарана.

– Когда же? Вы сможете послать мне весточку?

Он не сообразил еще, что для того, чтобы эту весточку получить, ему придется отказаться от своего инкогнито, но если бы кто-то указал ему на этот факт, он бы ничуть не огорчился, уверенный, что свою роль оно уже сыграло.

+1

25

+

Совместно

Наконец-то он предоставил ей возможность выяснить, тот ли он, кто ей так нужен, или нет! Анна едва сдержала торжествующую улыбку, вовремя заменив ее на кокетливую.

- Разумеется, смогу. Но для этого мне нужно будет знать, кому ее прислать, - она томно посмотрела на собеседника, скрывая нетерпеливую дрожь, с которой ждала его ответа. "Ну же, давай, назови свое имя!"

- Проще простого, - сеньор Немо отступил на шаг, отвешивая поклон. - Письмо, отосланное в резиденцию патриарха на имя Пьетро Состеньо, найдет меня без труда.

Назвавшись, молодой человек жадно уставился на миледи, явно разрываясь между надеждой, что имя ей ничего не скажет, и уверенностью, что она восхитится, со сколь значительной особой ей повезло свести знакомство.

- О, так это Вы! - воскликнула Анна с искренним радостным удивлением. То, что сеньор Немо, так явно ею заинтересовавшийся, оказался племянником патриарха, миледи восприняла как знак, что удача на ее стороне.

- Я слышала от супруга о Вас, и, признаться, отчего-то представляла себе сеньора Состеньо совершенно иначе, - миледи решила как можно правдоподобнее объяснить свое восклицание. -  Мне казалось, Вы должны быть строгим, серьезным и... скучным. А Вы такой интересный и приятный собеседник... С Вами совершенно не скучно. Впрочем, супруг мой слишком поспешен в своих выводах, никогда больше не стану полагаться на его мнение.

+1

26

На лице синьора Состеньо, как в зеркале, тут же отражались его чувства, и поэтому вряд ли миледи могла пропустить возникшее на нем выражение сомнения. Мимолетно – молодой человек был уже в достаточной мере заласкан венецианским высшим светом, чтобы этот комплимент не прозвучал для него фальшивой нотой, и еще слишком простодушен, чтобы отвергнуть столь льстившую его самолюбию оценку, а готовность дамы усомниться в суждении мужа окончательно убедила Пьетро в том, что его явный успех у нее объясняется лишь его собственными достоинствами.

Хорошие манеры требовали, однако, ответить комплиментом на комплимент, и молодой человек учтиво поклонился.

– Вы, сеньора, как солнце, под которым расцветают цветы моего красноречия, – заверил он. – И пусть на дворе зима, в моей душе вы пробудили весну.

Почти точно так же выразился накануне Фачио, беседуя, правда, не по-испански и не с настоящей дамой, но оборот Пьетро очень понравился – а приятеля, очень кстати, рядом не было. Если бы на месте миледи была венецианская красавица, которая могла бы действовать в интересах какой-то из могущественных семей Светлейшей, Фачио не оставил бы так легко своего подопечного, но чужестранка не возбудила его подозрений.

+1

27

+

Совместно

- Ах, сеньор, Вы смущаете меня, - Анна на мгновение опустила ресницы – и тут же снова посмотрела на Пьетро взглядом, в котором никакого смущения не было и в помине. Начиналась игра, которую миледи уже проходила не раз: кокетливые взгляды, тайные вздохи, многообещающие намеки, прикосновения - конечно же, случайные… Судя по темпераменту Пьетро, эта игра надолго не затянется, и в наступление он перейдет, как только ему представится возможность – решила Анна, танцуя с ним павану.

Возможность убедиться, что в своем суждении она не ошиблась, Пьетро предоставил миледи почти сразу. Не успели умолкнуть последние такты, как он, пылко целуя сперва правую ее руку, а затем левую, предложил:

– Куранту, сеньора? Или, может быть, – он чуть-чуть напрягся, – сарабанду?

Станцевать вместе с Пьетро сарабанду было бы весьма любопытно, но Анна сдержалась и отрицательно качнула головой. Охотиться на дичь, которая во весь опор несется тебе навстречу, совсем не интересно. А вот пробираться по лесу за то и дело ускользающей добычей...

- Сеньор, если супруг узнает, что я танцевала с вами сарабанду, он посадит меня под домашний арест, - вздохнула Анна, взглядом давая понять Пьетро, что станцевала бы с ним охотно что угодно, если бы не лишние свидетели.

-  Мне кажется, вам теперь лучше пригласить на танец какую-нибудь другую даму.

+2

28

Пьетро заметно надулся, но возразить, не показавшись при этом самовлюбленным болваном, было невозможно.

– Я покорно подчиняюсь, – он испустил тяжелый вздох, дабы как можно нагляднее показать даме своего сердца, какую огромную брешь она в оном проделала, – но я вернусь, ибо не мыслю… Ну, я не могу долго оставаться вдали от вас.

Едва оставив миледи, он тут же устремился к сеньору Гонсалесу, которому пропел восхищенный гимн красоте, манерам, обаянию и глубокому пониманию, выказанному прекрасной англичанкой, увидевшей в нем все те достоинства, которые он мысленно себе приписывал. Испанец, задетый за живое, не только усомнился в его оценке, но даже позволил себе намекнуть, что дама отлично знала, с кем имеет дело – не заметив, что было для него весьма нетипично, что он сам себе противоречит.

Оскорбленный в лучших чувствах Пьетро вновь нашел взглядом миледи – и обнаружил, что она танцует куранту с кем-то другим. Скрипя зубами, он дождался окончания танца и примчался к ней как раз в тот самый момент, когда немолодой венецианец, нагло занявший его место, посмел предложить ей выйти вместе с ним на балкон.

– На западе небо прояснилось, – соблазнял он, – вот-вот выйдет луна – а снег еще идет… Очень красиво.

+1

29

Анна собиралась отказаться от предложения выйти на балкон - пусть там будет как угодно красиво, но еще там явно будет сыро, а сырость эту она уже начинала потихоньку ненавидеть. Но, заметив приближающегося Пьетро, решила, что немного ревности послужит отличной приправой для его страсти.

- Разве что совсем ненадолго... - проговорила она без особенного энтузиазма, а затем повернула голову и сделала вид, что увидела Пьетро  только сейчас. Она едва заметно улыбнулась ему и указала глазами на пожилого сеньора, как бы призывая в его присутствии не говорить ничего лишнего.

+1

30

Если бы Пьетро счел нужным спросить у сеньора Гонсалеса, он узнал бы, что нынешний любезный собеседник миледи ревности не заслуживал – однако другие люди молодого человека особо не интересовали, и с его точки зрения, большой разницы между мужчинами, приглашающими даму выйти на балкон, пусть даже переполненный другими парами, не было. Миледи, разумеется, была намного более проницательна и, скорее всего, понимала, что именно этот кавалер никак не мог скомпрометировать ее в глазах венецианского общества, а потому вряд ли удивилась бы, имей она возможность подслушать, что говорили в этот момент про нее монна Аньезе со своими родственницами и подругами. "Сеньор Немо" считался в этом кругу юношей обаятельным, но недалеким, и поэтому злословили они о чужеземной красавице пока без особой уверенности. Второй ее кавалер, хотя в обилии давал пищу для кривотолков относительно своей особы, тени на миледи Стоун не бросал. Дамы приготовились уже, в ожидании следующего танца, посвятить все свое внимание другим, более захватывающим предметам, как вдруг новое появление Пьетро снова дало пищу их любопытству. Кого выберет чужестранка? Разочарование, охватившее их, когда ответ на этот вопрос стал ясен, не могло, впрочем, идти ни в какое сравнение с чувствами молодого человека. Последнему, однако, было тут же даровано утешение – красноречивый взгляд, который, благодаря ловкости миледи, не сумел бы правильно понять никто иной.

Пьетро отступил, но почти сразу отправился следом за ними на балкон – где крупными хлопьями падал снег и не происходило ровным счетом ничего, заслуживающего внимания, даже луна, вопреки обещаниям венецианца, не спешила выглянуть из-за тучи. Пара вернулась в зал, и Пьетро вернулся за ними – но не успел: теперь на танец красавицу, которую он уже считал своей, приглашал один из племянников хозяина дома. Монна Аньезе и ее собеседницы жадно уставились на миледи – этот молодой человек был известным повесой.

+2

31

Желание усиливается многократно, когда желаемое недосягаемо, либо когда на него имеется другой претендент. А лучше - несколько. Не нужно было быть великим мыслителем, чтобы не осознавать эту простую истину. Поэтому Анна согласилась на танец с юным сеньором, который, несмотря на свой явно нежный еще возраст, уже держался с той спокойной уверенностью, которая позволяла предположить в нем либо очень знатного, либо очень богатого, либо очень влиятельного человека.
От Анны не укрылось внимание Пьетро, и оно очень радовало ее, потому что в очередной раз подтверждало правильность  выбранной ею линии поведения.
"Не переиграть бы, - думала она, скромно улыбаясь в ответ на сказанный молодым человеком витиеватый комплимент, смысл которого от нее практически ускользнул. - Иначе можно доиграться до того, что Пьетро совсем потеряет ко мне интерес".
Когда танец закончился, она поблагодарила партнера и принялась незаметно оглядываться в поисках сеньора Состеньо. Миледи хотелось убедиться, что его внимание по-прежнему принадлежит ей.

+1

32

Сплетницы были глубоко разочарованы: с новым кавалером англичанка вела себя не более вызывающе, чем с предыдущими, даже не замечая, казалось, какое впечатление производит — чаровать, не прилагая к этому, казалось, ни малейших усилий, способные очень немногие женщины, но миледи в совершенстве владела этим искусством. Поэтому, беседуя четвертью часа позже с Пьетро, которому не досталось за этот краткий промежуток времени ни минуты наедине с красавицей и ни одного взгляда, который мог бы быть воспринят как поощрительный кем-либо, кроме него самого, юноша, которого она почтила своим вниманием на этот танец, отказав в следующем, был прямолинеен:

- Не говорите глупостей, мой дорогой, не ищет она приключений.

- Я и не говорю ничего такого, - возмутился Пьетро, которому также не в чем было упрекнуть покорившую его воображение даму. - Но вы что же думаете, я лгу?

Его собеседники замялись. Сеньор Гонсалес оказался единственным, кто открестился от самого предположения — правда, с некоторой иронией в голосе. Фачио был менее обходителен.

- Вы могли ошибиться, друг мой. Попробуйте добиться от нее второго танца.

- О да! - усмехнулся сеньор Гонсалес. - Второй танец — это так компрометирует!

Пьетро возмущенно дернул головой и снова отправился осаждать ту же крепость.

Отредактировано Провидение (2016-04-18 13:50:36)

+1

33

Похоже, ей удалось все-таки убедить Пьетро в том, что она внезапно воспылала к нему страстью, потому что в конце концов  миледи заметила сеньора Состеньо, темпераментно что-то доказывающего своим друзьям. Анна сделала вид, что смотрит в другую сторону, а сама продолжала следить за ним. Речь, несомненно, шла о ней, поскольку Пьетро несколько раз взглянул в ее сторону. Ему, похоже, не верили – и он все больше и больше горячился.

«К чему ждать его визита, когда можно попробовать прямо сейчас?»  - решила миледи, рассеянно разглядывая гостей. Их так много… и было бы так чудесно заманить куда-нибудь Пьетро… в какой-нибудь тихий уголок… а потом… вряд ли он упустит такой шанс – похвастаться перед друзьями своей победой над англичанкой. Словно подслушав ее мысли, сеньор Состеньо оставил своих друзей – с явным намерением пробраться к миледи. Однако, еще один танец с многообещающими намеками и томными взглядами, или беседа со всем вышеупомянутым ее уже не интересовали. Нужно было срочно что-нибудь придумать.

Анна оглядела толпу гостей, разыскивая взглядом сеньору Аньезе. Та находилась довольно далеко от Пьетро и его друзей, но зачем-то направлялась почти в их сторону. Миледи тотчас отправилась туда же. И надо же было так случиться, что рука ее,  сделав неловкое движение, зацепила кольцом тонкое кружево, нашитое на ее юбку - и оно тут же отпоролось.

- Сеньора Аньезе, мне нужна Ваша помощь. Я такая неловкая… Посмотрите, что сделала, - подойдя к хозяйке дома, заговорила Анна. – Можно мне куда-нибудь спрятаться, чтобы привести в порядок мой наряд? Оставаться здесь в таком виде я никак не могу.

+1

34

Монна Аньезе глянула на оборванные кружева, но заметно было, что ее мысли витают в иных далях. Особых причин для тревоги у нее не было – замеченный ею четвертью часа ранее незнакомец – пусть, судя по его облику, и наемник вернее чем наниматель – пока никаких поводов для беспокойства не доставлял, но ей все равно было не по себе – что может повредить празднику больше чем убийство? Сама монна Аньезе побаивалась прямо подойти к неизвестному и спросить о его намерениях, но милейший Фачио не откажется, разумеется, оказать ей эту услугу.

– Какая жалость! – воскликнула она, не сразу поняв, в чем дело, но, присмотревшись, с облегчением вздохнула: дорогое кружево не пострадало, а аккуратно пришить его на место сможет любая опытная горничная. – Булавки, вам же нужны булавки? Сейчас, я…

Собираясь сначала сама проводить леди Стоун в свою спальню, она в последний момент заколебалась. Что если что-то случится, пока ее не будет?

– Пьетро! – с облегчением обнаружив совсем рядом племянника патриарха, монна Аньезе повернулась к нему. Молодой человек был весьма накоротке с ее собственными племянниками и оттого прекрасно знал дом. Спохватившись в последний момент, она с трудом восстановила в памяти выдуманное им имя. – Прошу вас, сеньор Немо, проводите сеньору миледи Стоун… Проводите ее ко мне в спальню и кликните Чекку. Это моя личная горничная, сеньора, она будет рада… Прошу прощения, я бы сама…

Она беспомощно всплеснула руками.

– Я буду счастлив!

Синьор Состеньо обрадовался так безыскусно, что монну Аньезе чуть было не взяли сомнения, но она почти сразу вспомнила, как безупречно вела себя англичанка, и мысленно отмахнулась. Все-таки опасный незнакомец был важнее чем кружева, а за минуту-другую, пока она не придет сама или не пришлет Чекку, ничего не случится.

+1

35

Анна и надеяться не смела, что все так замечательно случится. Пьетро не просто услышал, что она уйдет подальше от гостей, в комнату к хозяйке, но и сам проводит ее туда. Ну а дальше остается лишь положиться на ее умение обольщать.
Она пробормотала слова благодарности хозяйке и, смущенно улыбаясь, взглянула на Пьетро.

- Не понимаю, как так получилось... Мне жаль, что Вам придется из-за меня покинуть веселье. Но я не задержу Вас надолго, просто покажите мне комнату сеньоры и позовите служанку, а дальше я уже справлюсь сама...

Анна очень надеялась, что сеньор Состеньо не станет ее слушаться, иначе все ее усилия пропадут даром.
Выходя из зала, Анна вдруг заметила Теодора и улыбнулась ему незаметно от Пьетро. Предупредить, что все идет как надо, и исчезновение ее из зала вместе с юным сеньором - необходимая составляющая ее поручения, она уже не успевала. Оставалось лишь надеяться, что Теодор не станет совершать никаких лишних действий, не имея возможности переговорить предварительно с ней.

- Ведь я могу рассчитывать на Вашу скромность, сеньор? - вполголоса, как будто их с Пьетро объединяла какая-то тайна, проговорила Анна, едва они покинули зал. - Мне будет неловко, если о моей оплошности кто-нибудь узнает.

Миледи глубоко вздохнула и повела плечами, заставляя глубокий вырез платья сделаться еще глубже, и кружева, обрамляющие этот вырез, слегка всколыхнулись.

+1

36

– Моя скромность, – Пьетро сглотнул и с трудом оторвал взгляд от представившегося ему зрелища, – о, я очень скромен. Очень-очень скромен. Никому… ни слова.

Он взглянул бы со значением на своих друзей, но те остались за дверью залы, которую он только что покинул – хвастаться было не перед кем, но ведь все же видели, что они удалились вместе? И куда – в спальню монны Аньезе! Не задаваясь по-настоящему вопросом, как его прекрасной англичанке удалось это устроить, Пьетро был согласен восхищаться ее предприимчивостью столь же пылко, как ее красотой – потому что это лишь подчеркивало ее интерес к его особе.

Приосанившись – если проявлять милосердие, напыжившись как индюк – если этого не делать, Пьетро любезно предложил даме свою руку, стреляя глазами во все стороны – на этот раз уже не ради своих приятелей, но всего лишь опасаясь наткнуться на ту самую Чекку, которую ему велено было отправить к гостье. Но к счастью для него, единственный попавшийся им навстречу слуга был всецело поглощен своим тяжело нагруженным подносом, а задержавшиеся на лестничной площадке две служанки болтали столь увлеченно, что не заметили бы и лошадь, вздумай синьор Состеньо провести ее на второй этаж.

Оттого миледи и ее провожатый без малейших помех добрались до хозяйкиной спальни, и Пьетро, пропустив молодую женщину внутри, тут же опустил задвижку.

– Наконец-то! – пылко вскричал он и привлек к себе прекрасную англичанку с самыми недвусмысленными намерениями. Внутри было почти так же холодно, как снаружи, но закрыть окно он, разумеется, не додумался.

+1

37

Пылкость Пьетро очень понравилась Анне. Она сделала вид, что сопротивляется, но на самом деле и не думала вырываться. Тот, кто надкусил плод, непременно захочет съесть его целиком - при условии, конечно, что плод сладкий и сочный.

- Но что Вы делаете, сеньор? - притворно вскричала она, хотя действия Пьетро были более чем очевидны и дополнительных пояснений не требовали.

Играя в неприступность, готовую вот-вот сдать свои позиции, миледи не переставала прислушиваться, в надежде услышать какое-нибудь движение или шум в коридоре. Как только там окажется кто-нибудь, наступит время для ее спектакля...

+2

38

Ответ на вопрос своей прекрасной дамы Пьетро считал очевидным, а поэтому промолчал, осыпая жадными поцелуями ее лицо, руки и вырез корсажа и пытаясь в то же время увлечь ее в сторону хозяйской постели. Действовал он при этом с напористостью водяного насоса и всей куртуазностью ворвавшегося в захваченный город ландкснехта, даже не думая, что она может попросту не успеть вовремя отступить, а следовательно, не упасть, изящно потеряв равновесие, на расшитое золотом покрывало, как было им смутно задумано, а споткнуться об оказавшуюся на пути скамеечку для ног.

Отредактировано Провидение (2016-05-11 23:00:32)

+1

39

Подозрительная личность, смутившая покой монны Аньезе, задержалась в зале не дольше, чем красавица-англичанка. Едва обнаружив, что миледи направилась к выходу, Теодор последовал за ней. Не так быстро, чтобы наступать ей на пятки, но и ни на миг не выпуская их из виду. Пусть сопровождавший ее незрелый щелкопер никак не мог вызвать в нем ревности – до тех пор, пока не щелкнула закрытая с другой стороны двери задвижка. Тогда он нахмурился. Отступил к противоположной стене. Колеблясь между нежеланием поднимать скандал и ничем не обоснованными опасениями.

Марсельского происшествия ему было более чем достаточно. Недаром в обществе других брави он не вытерпел и получаса. И не потому, что скучал, разумеется.

Крик, донесшийся изнутри, положил конец его сомнением. Один удар – и хлипкая задвижка уступила. Мгновением позже бретер был уже в спальне. Свет теплившейся у кровати лампы отразился в лезвии аялы.

Отредактировано Теодор де Ронэ (2016-05-12 15:13:22)

+2

40

Игра ей понравилась. "Ах, перестаньте, не надо" - сказанное жарким полушепотом, попытки вырваться, которые на самом деле были молчаливым приглашением не останавливаться... она любила играть в такие игры. Но Пьетро слишком уж торопился.

Ее прическа уже растрепалась, кружева на платье, должно быть, были измяты... замечательно. Оставалось только переместиться в декорации и дождаться зрителей. В ее случае, созвать.

Что-то невысокое и твердое оказалось у нее на дороге, когда она под напором Пьетро сделала шаг к кровати, и Анна, споткнувшись, рухнула на пол, увлекая за собой сеньора Состеньо. От неожиданности она громко вскрикнула.

Звук выбиваемой двери показался ей самой прекрасной музыкой на свете. Но того, кто ворвался в спальню сеньоры Аньезе, она меньше всего ожидала увидеть.

- Теодор? - растерянно прошептала Анна.

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Венецианский карнавал. 5 февраля 1625 года, Венеция